В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Вопросы и комментарии

  << Пред   След >>

Прорыв в представлениях и сомнения Д.Андреева, начало 1954 года

Скажите, а есть ли в более поздних чем эти

http://www.rodon.org/andreev/itd.htm дневниковых записях Даниила Леонидовича намек на преодоление того духовного искушения "собственной значимостью" (Грандиозность открывшейся мировой панорамы без сравнения превосходила возможности не только моего сознания, но, думаю, и подсознания. Но панорама эта включала перспективу последних веков, и в следующей эпохе отводила мне роль, несообразную абсолютно ни с моими данными, ни даже с какими-либо потенциями. Со стороны могло бы показаться, что здесь налицо mania grandiosa в сочетании с религиозн<ой> манией; но с этим не вязалось как будто бы два факта: то, что я не мог до конца поверить (а страдающие mania grandiosa непреложно верят) внушаемому мне представлению и колоссальности моего значения, и всё-таки то, что истинность этого значения подтвердилась бы только в том случае, если бы подтвердился целый ряд прогнозов и общего, и личного характера.) которое ему пришлось пережить в этот период? И не кажутся ли вам странными, с точки зрения законов духовного трезвения,выбранные Даниилом Леонидовичем способы проверки "истинности/не истинности" открывшихся ему искусительных картин, ведь и инфернальные силы могут "пророчествовать" о будущем? И в этой связи, если это "откровение" было дано ему теми же силами которые способствовали его трансфизическому и метафизическому опыту, и идеи, которые он выразил в "Розе Мира", не бросает ли это тень на само учение? Заранее благодарю за ответ. Очень надеюсь что он будет основан именно на дневниковых записях Д.Л. Андреева или воспоминаниях о нем близких ему людей.



Ответ

Ответ не может быть основан на дневниковых записях, поскольку нам неизвестно что-либо даже отдалённо подходящее по теме. Никакого "тюремного дневника" Д.Андреева, как отдельного произведения, не существует, и название указанного отрывка – "Из тюремного дневника" – придумано издателями. Есть отдельные разрозненные фрагменты записей личного характера, из которых приведённый, насколько нам известно, самый длинный.

В данном случае вопрос и поставлен-то совершенно некорректно, поскольку содержит некую "пресуппозицию" о "духовном искушении", которую предлагается принять, и дальше отвечать в её рамках. Но вот как раз принять её невозможно.

О каком вообще "духовном искушении" идёт речь и что здесь хотя бы гипотетически может бросать тень? Мы видим человека, у которого было весьма скромное, умеренное, смиренное представление о себе. Возможно, это представление было занижено, и/или, напротив, было завышено представление о том, какими должны быть носители провиденциальных миссий. Мы, оценивая личность Д.Андреева со стороны, не можем не признать её исключительность во многих смыслах (включая внутренний уровень нравственный уровень, а также исключительные качества ума). Понятно, что с позиции идейного противника Д.Андреева, эту исключительность можно хотеть отрицать, но нравственно и логико-эмпирически Роза Мира действительно на голову выше любой известной религиозно-философской альтернативы, и тут ничего не поделаешь: это видно на великом множестве прошлых и будущих частных вопросов и примеров.

Произвёл ли указанный фрагмент откровения какое-либо негативное воздействие на Д.Андреева в нравственном плане? Стал ли он заносчивым, преувеличивал ли горделиво свою роль и т.п.? – Признаков чего-либо подобного нигде в его произведениях не видно. В "Розе Мира" он старается преуменьшить своё значение, хотя получается это не вполне убедительно:

"Произошла бы самая печальная ошибка, если бы кто-нибудь заподозрил автора этой книги в претензиях на роль одного из основоположников великого дела – исторического, культурного и общественного – созидания того, что обозначается здесь словами " Роза Мира". Всё обстоит совсем иначе. Роза Мира может явиться и появится только в результате совместного труда огромного числа людей." (РМ 2.1.3)

Тут какая-то игра на различии между "идейной концепцией" и "практическими делами". Автор ведь знал и сам пишет там же, что до времени "дел", если этому времени суждено настать, не доживёт. И даже свою главную книгу он оценивал не как очередное "священное писание", а как "одну из" (для нас высокая её ценность определяется объективными качествами текста и проверками содержания по объективным критериям, которых другие "альтернативы" просто не выдерживают; важно, что при таком подходе всегда сохраняется возможность уточнения и пересмотра под влиянием груза фактов и аргументов):

"Книги, которая, если Господь предохранит её от гибели, должна вдвинуться, как один из многих кирпичей, в фундамент Розы Мира, в основу всечеловеческого Братства." (РМ 1.1.11)

Таким образом, налицо признаки смиренного (даже преувеличенно) взгляда на себя и на свои труды, и полное отсутствие обратных признаков. В плане человеческих отношений Д.Андреев также неуклонно продвигался с возрастом к большему и большему совершенству (а в Розе Мира указывал на важность такого продвижения на примерах художественных гениев; РМ 10.1.15). Из воспоминаний:

"Даниил Леонидович был не просто терпим к чужому мнению, но и чрезвычайно деликатен. Как-то я сделал замечание, что строчка его поэмы, "по засекреченным лабораториям бомбардируются ядра тория", не соответствует реалиям. Я сказал, что в училище нам говорили, что в атомном проекте используются Уран 238, 235, 233 и плутоний, а торий не используется. Даниил Андреевич промолчал, чтобы не ставить меня перед другими в неудобное положение. Потом я узнал, что прав-то был он." (Пантелеев Ю.И. "Русский пророк (воспоминания о Д.Л.Андрееве)").

* * *

Теперь что касается способов проверки. Упрёк по этому поводу довольно-таки абсурден, и, похоже, опирается на неявное предположение, будто бы "проверка будущего" была у Д.Андреева единственной из проверок. Но она, разумеется, не была единственной. Просто в отличие от других она была отложенной, не могла быть выполнена сразу (он должен был убедиться, как можно предположить для времени начала 1954 года, в том, что репрессивной сталинской системе пришёл конец (общее), и что сам он сам не останется в тюрьме на 25 лет, к которым изначально его приговорили (личное); интересно, что далее он намеренно сделал некие заявления, которые продлили его пребывание в тюрьме – ради того, чтобы не внешние нарушить условия, в которых открылась качественно новая ступень трансфизического опыта). Эта проверка не была самодостаточной, но была важна потому, что если бы политическая ситуация не изменилась, и автор остался бы в тюрьме на 25-летний срок, то ничего и сбыться бы не могло.

Так в чём же упрекать Д.Андреева? В том, что он не отказался от такой проверки (в числе прочих)? Если уж речь идёт о демонических силах, то хорошо бы перечислить достоверные (не из мифологии, житий и т.п.) примеры, когда что-то сбывалось?... В действительности, то, как люди представляют "пророчества" о будущем (искажённо и/или не понимая их вероятностного характера), сбывается очень редко. Это видно и по провиденциальным пророчествам на примере, хотя бы, ветхозаветных или Апокалипсиса Иоанна, который автором ассоциировался с временами Римской империи. В случае же инфернальных "пророчеств" имеет место, пусть не всегда, но в большинстве случаев, обычный обман, поскольку сколько-нибудь достоверное "исчисление" возможностей будущего и точная передача адекватных для человеческого сознания образов – дело совсем не простое, и без необходимости им заниматься никто не станет.

Чуть ниже в рассматриваемой тюремной записи Д.Андреев пишет о своих впечатлениях от трансфизических встреч с братьями синклита Небесной России, и о них же упоминает в книге: "Во многом могу усомниться, ко многому во внутренней жизни отнестись с подозрением в его подлинности, но не к этим встречам." (РМ 2.1.41). То что там написано – описание субъективного опыта. Но качество этого описания по любым объективным (не конфессионально-предвзятым) критериям – вызывает большое доверие. А демонические влияния, причём по объективным, нравственно-значимым признакам, легко обнаружить в ряде мест библейских текстов (и подмены там действительно были: именно так объясняется в контексте Розы Мира вопрос о жестокостях Ветхого Завета, столь часто поднимаемый на разных форумах) и мы бы посоветовали искателям демонических влияний, если они христиане, прежде всего подробно именно с этим разобраться, в первую очередь.

Вообще же, объективными (не конфессионально-предвзятыми) критериями для проверки качества концепции и личных представлений являются:

1) нравственный критерий. Учит ли концепция доброму и представляет ли высшие силы как добрые? Или в ней перемешано добро и зло: Бог устраивает потопы, проклинает землю, может исправить человеческую природу в один момент, но не делает этого?

2) логичность, не только внутренняя, но и с учётом внешних эмпирических фактов.

Можно ли что-то ещё общепризнаваемое предложить как универсальный критерий, если мы не отдаём заранее догматического предпочтения той или иной системе? Именно так надо проверять, и Д.Андреев несомненно это делал. Проверка в отношении ближайшего будущего – это часть логико-эмпирической проверки.

* * *

"Законы духовного трезвения" – довольно бессмысленное сочетание слов. Вряд ли имеет смысл говорить именно о "духовном" трезвении. Трезветь можно умом (избавляясь от ошибочных представлений и некритичности мышления; но ведь Д.Андреев в тюремных записях демонстрирует как раз высокую степень критичности мышления). А вот рассуждения о трезвении в отношении к духовности (включая и мистический опыт) наталкивают на мысли, что самым "духовно трезвым" будет убеждённый материалист.

Ещё одну особенность интересно отметить в повторяющихся время от времени попытках зацепить личность Д.Андреева (это ведь кажется более простым делом, нежели спорить с идеями?). Встречалось как-то утверждение в адрес Д.Андреева в ЖЖ одного православного священника, что он опыт свой будто бы воспринимал некритично. Это утверждение наглядно опровергается рассматриваемым фрагментом дневника (и рядом мест в "Розе Мира" тоже). А здесь с другой стороны заход: пусть и критично воспринимал, но ведь всё равно он неправ по определению, и, стало быть, надо обвинить хотя бы в том, что проверяет "духовное искушение" неправильным способами. Вот только, какие же тогда способы правильные, и такие, чтобы Д.Андреев их не использовал? Сверяться с догматическими представлениями? А если ту или иную предлагаемую догматическую систему принять за достаточно достоверную невозможно по-любому, независимо от того, был Д.Андреев или не было, в силу непрохождения ею множества частных проверок по нравственному и логико-эмпирическому критериям? Всё упирается именно в объективно-значимые критерии – вот на что хотелось бы обратить внимание всех потенциальных критиков.

 Тематики 
  1. Критика и контр-критика   (34)
  2. Трансфизическое   (180)