В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Вопросы и комментарии

  << Пред   След >>

Почему месть не свойственна Богу и провиденциальным силам

Почему месть не свойственна Богу и провиденциальным силам? Получается, что божественное начало любит демонов, но забывает о жертвах демонов. Получается, что мучить людей можно, а демонов нельзя.


Ответ

Нет, получается немного другое, а именно: людям и другим живым существам причинять страдания или иной вред, разумеется, нельзя (и если такой вред люди причиняют животным, то это трагедия мира, устроение которого омрачено волей инфернальных сил). Кто и где сказал, что "можно"? Только в ортодоксально-христианской догматике Богу приписывается "попущение" мучений людей, но ведь Роза Мира тем и замечательна, что решительно отвергает все эти "попущения". Если наша воля направлена на то, чтобы устранить зло, страдания, искажение человеческой природы, то именно концепция Д.Андреева призывает к этому совершенно бескомпромиссно.

Против богооступнических сил и против исходящего от них зла ведётся всемерная борьба. Однако Бог не всевластен в бытии, потому что творит духовные монады не подконтрольными, а обладающими внутренней свободой (иначе говоря, их волей нельзя управлять извне, по типу "Я ожесточу сердце фараоново" Исх 7:3; ср. Рим 9.18), а также обладающими собственным автономным творческим могуществом и способностью воздействовать на материю и её законы. Бог не "управляет" событиями в мире. Его действия примерно можно разделить на такие группы:

1) творение духовных монад (не самих душ людей, это важно),

2) в ипостаси Логоса Вселенной Бог созидает наивысший план становления, который осуществляется всеми монадами, свободно со-творящими Ему,

3) из божественной сферы, обители чистого Духа, в те или иные области мироздания нисходят потоки духовных сил, которые воспринимаются монадами, усиливают их и выражаются в их собственном творчестве (тут есть определённая аналогия с идеями псевдо-Дионисия Ареопагита о том, что Бог действует не напрямую, а через ряд ангельских иерархий; правда, у Пс.-Дионисия нет представлений о собственном творчестве этих ангельских сил).

Если локальная победа в борьбе с богоотступническими силами достигнута, то что будет означать после этого месть демонам? Что победители-мстители уподобились им в злобе? Ведь тот, кто мстит – сам и есть носитель тех качеств сознания, которые порождают злые дела. Или, может быть, жестокая месть могла бы запугать остальных демонов? Даже если бы и так, то ведь на другой чаше весов – превращение в нечто аналогичное самим демонам. Но, к тому же, это вовсе не так. Дело в том, что внутри самого инфернального стана царит принцип борьбы за власть и низвержения побеждённых в пучину мук (РМ 2.3.24). Угрозами демонические существа не запугать.

Таким образом, демонам силы добра не мстят, но их свобода выбора ограничивается так, чтобы они не могли вершить злые дела (в том числе и, условно говоря, "мучать людей"). Затем прилагаются усилия к их исправлению, внутреннему изменению в сторону добра – при всевозможной духовной помощи свыше. Всё логично и безупречно в нравственном плане.

 Тематики 
  1. Метафизика   (85)
  2. Этика   (137)
  3. Теодицея   (21)