В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Вопросы и комментарии

  << Пред   След >>

Несовместимость Розы Мира и общих принципов эзотеризма

Ответьте пожалуйста, является ли учение Розы Мира в настоящий момент хотя бы в какой-то части эзотерическим или нет. Тут не имеется в виду негативный аспект понятия "эзотерика" как духовного ширпотреба, заполнившего полки книжных магазинов. Ведь у самого Даниила Андреева слово "эзотерический" не несёт негативного смысла.


Ответ

Д.Андреев, который жил в сталинское время, очевидно, понимал слово "эзотерический" иначе, чем оно понимается сейчас, даже если исключить вульгарную "эзотерику". Употреблённое несколько раз (и не в качестве характеристики для излагаемой концепции), оно им прилагается к некоторому знанию, доступное лишь ограниченному кругу лиц – по причине сложности для всех остальных. В этом же смысле, "эзотерическую глубь" можно констатировать, например, в квантовой физике или общей теории относительности, исходя из того, что их мало кто способен понимать.

Однако, в современном религиоведении, "эзотеричность" понимается в существенной связи с некими обрядами посвящения (инициации) и в связи с разделением людей на посвящённых и непосвящённых (профанов). При этом разбирается реальный (а не придуманный теософами и др.) эзотерический элемент древних и традиционных религий. Пример:

"Сложное эзотерическое учение исмаилитов предполагало семь степеней познания, причем высшие из них были доступны лишь немногим и окутаны ореолом таинственности. Для подавляющего большинства исмаилитов суть учения упрощенно сводилась к ожиданию Махди с его царством высшего истинного знания и пути к спасению."

"Среди этих неофитов было немало выходцев из небрахманских слоев населения, но факт сосредоточения всей внутренней, сокровенной мудрости в руках брахманов придавал ей эзотерический характер, т. е. как бы ставил всех небрахманов в положение второстепенных, неполноправных последователей той или иной доктрины."

"Доминантой длительного и сложного процесса становления сводно-синтетических основ индуизма было постепенное преодоление эзотерического характера ведическо-брахманистских принципов древнеиндийской культуры."

(Л.С.Васильев. "История религий Востока")


Ещё один важный момент – возможность противоречия между экзотерической и эзотерической версией учения (чего в приведённом выше примере с физикой быть не может):

"Недостаточно даже пройти посвящение и услышать "истинную", эзотерическую версию мифа. Необходимо ощутить сакральное в себе. Инициация – не только передача от посвященных посвящаемым некоей суммы знаний – для этого хватило бы нескольких часов или дней, но она продолжается иногда годами." (В.Р.Кабо "Круг и крест. Размышления этнолога о первобытной духовности")


Очевидно, что Д.Андреев не придаёт никакого значения понятию посвящения. Этим его подход радикально отличается, например, от "традиционализма" Р.Генона, последователи которого считают себя серьёзными, настоящими "эзотериками", часто прохаживаются относительно "профанической реальности", и даже теософию критикуют за то, что там не истинная инициация производится, а т.н. контр-инициация.

Также в концепции Д.Андреева, где исключительно важна логическая целостность, немыслимы противоречия между глубокими знаниями и общеизвестными. Глубокий уровень знаний Д.Андреев не предлагает каким-то образом скрывать, а лишь пишет о том, что "не всегда и не всё должно выносить на площадь", из тех соображений, что о некоторых вещах лучше не говорить, чем говорить в условиях заведомой невозможности правильного восприятия аудиторией (ср. слова Христа в Ин 16:12). Источник проблем он усматривал в том, что "сложность учения сделается так велика, что лишь единицы смогут понять его и обнять во всех частностях" (РМ 12.3.55). Сейчас подобное состояние, очевидно, не достигнуто, но если бы и было нечто такое, то никоим образом не из области "главных вопросов", представляющих широкий, философский интерес, а, напротив, достаточно частное, неочевидное, и слабо связанное с нашей земной реальностью.

Наконец, третий немаловажный аспект состоит в том, что Д.Андреев не признаёт существенной правды и значимости за какими бы то ни было "древними эзотерическими знаниями", и не расходится с религиоведческой наукой. А ведь именно этот пункт является самой характерной и вздорной чертой вульгарной "эзотерики", превращающий все её разновидности в заведомую ложь о прошлой религиозной истории человечества (особенно в теософской версии, где все религии рассматриваются как искажённые экзотерические осколки "архаической Тайной Доктрины").

Что же касается эзотерических элементов в исторических религиях (включая и ранее христианство, особенно гностические его направления), то несоответствие между ними и подходом Д.Андреева сводится к двум пунктам, указанным выше: 1) не придаётся значения инициации и формальному разделению посвящённых от непосвящённых, 2) невозможны противоречия и изменения основных принципов при углублении познания.

Поэтому и говорить всерьёз об эзотерической составляющей, имея в виду современные смыслы этого слова – не приходится.

 Тематики 
  1. Различные системы идей   (60)