В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Вопросы и комментарии

  << Пред   След >>

Трудности с ограничением зла как следствие онтологии мироздания

В одном из ответов было написано: "Если бы Бог чем-то "управлял", то это стало бы ограничением творческой воли и творческой свободы других существ."

Вот возникает вопрос, а почему бы собственно и не ограничить? Тем более если эта творческая воля направлена на себя? И монада творит "во имя своё"? (Бес, дьявол). Почему бы не помешать этой злой монаде творить зло? Ведь мешают же светлые монады творить зло демоническим монадам. Почему же Бог не может? Неужели какие-то там "принципы" для Бога важнее, чем страдание живых (часто совсем невиновных) существ?



Ответ

Если на таком уровне рассуждать, то ограничивать надо. Но только здесь речь уже идёт о конкретных действиях, а не об онтологии живых существ и мироздания. Между тем, в контексте цитаты говорилось об онтологии, т.е. об устроении мира, а не о конкретных действиях в борьбе против зла! То есть, нельзя изначально ограничить все монады, поставить их под какой-то контроль, не дать им равных с Богом потенциальных возможностей в творчестве, бытийной самодостаточности, заставить их творить саму материю не живой и обладающей определённого рода свободой, а подконтрольной "центру", ради некоей исключительной и ненормальной ситуации, что в будущем кто-то встанет на путь злодейства. Ведь ограничения, вводимые на онтологическом уровне, бьют по всем, а не только по тем, кто творит зло.

Разумеется, в сковывающих условиях контроля над миром "зло" не возникло бы: все понимали бы, что есть мировой всевластный владыка, против воли которого не пойдешь. В этом плане ортодоксальная версия христианства крайне неубедительно пытается сочетать утверждения, что Бог всевластен (и даже "всемогущ"), и что Люцифер, тем не менее, восстал на Бога – не имея ни малейших перспектив, и даже, как иногда добавляют, "возомнил себя выше Бога", что совсем уж парадоксально. Сама идея такого сковывающего мироустроения была бы злом, и никак не удовлетворяла бы высшим идеалам свободы и добра.

В особенности же недопустимы онтологические ограничения на творческую автономию монад с учётом того, что отпадение части монад к злу в божественный замысел не входило, и Богом изначально не предвиделись причины этого (и хотя уяснилось всё это Божественному предведению намного раньше, чем реально произошло – но предотвратить отпадение уже было нельзя).

Вмешиваться и ограничивать свободу проявлений зла конкретно, в борьбе с ним – правильно, что концепция Д.Андреева и показывает на множестве примеров.

Почему Бог напрямую "не может мешать демоническим монадам" в материальных мирах – разбиралось уже в предыдущих вопросах.

Нигде и близко не было речи о том, что Бог в принципе может "управлять", но сам себя ограничивает якобы ради "свободы" (о нарушении свободы жертв со стороны тех, кто причиняет им зло, в таких рассуждениях "забывают"). Это была бы классическая ортодоксальная "аргументация", и о её несостоятельности всем давно известно. Речь идёт о том, что Бог, будучи Духом вне материального воплощения, не может "управлять" материальным мирозданием (хотя поддерживает всю ту материю, что творится светлыми монадами), не стремится к "управлению", а всё остальное – разъясняет, почему мир устроен именно так. Вместе с тем, участие Бога в борьбе со злом есть: оно не прямое, но, вместе с тем, наиболее действенное из того, что возможно (гораздо лучшее, чем если представлять Бога действующим в материальных воплощениях, неизбежно локально-ограниченных).

 Тематики 
  1. Теодицея   (21)
  2. Метафизика   (85)
  3. Богословие   (96)
  4. Этика   (137)