В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Застрявшая Европа. ЕС в поисках места в противостоянии Америки и Китая

По мере усиления соперничества между США и Китаем, всё более реальные очертания приобретает перспектива раскола мира на два враждующих торгово-экономических лагеря. Подобное развитие событий может поставить едва ли не каждое государство или межгосударственное объединение в мире перед необходимостью "выбирать сторону". Не окажется ли Евросоюз в этом случае в особенно трудном положении?

К настоящему времени, Китай уже превратился во вторую экономику мира. А также в одного из глобальных технологических лидеров. Подъем экономики усиливает и политические позиции Пекина в мире. Однако сосредоточение всей власти в руках одной партии пугает Запад, который видит в КНР «угрозу либеральному миропорядку». В таком контексте, торговая война США с Китаем рассматривается лишь как отзвук «борьбы за мировое господство». Китай – это проблема, подобной которой Запад «еще не видел». Возможно, что он до сих пор «даже четко не различает ее контуров», утверждает американский эксперт на страницах французской Le Figaro[i]. Аналитики по обе стороны Атлантики сходятся во мнении, что роль Европы в нарастающем противостоянии – «опасна».

Расхождение позиций ЕС и США по многим международным проблемам началось задолго до Трампа. Однако именно нынешний глава Белого дома продемонстрировал всю глубину разногласий. Приоритетом своей Стратегии национальной безопасности он провозгласил конкуренцию держав по принципу «все против всех». Существующий миропорядок с коллективным Западом во главе – источником целого ряда наиболее серьезных проблем для США. Подобные доктринальные воззрения главы Белого дома заставляют европейцев еще сильнее сомневаться в готовности Америки и дальше придерживаться своих союзнических обязательств в неизменном виде. Наиболее дальновидные политики в ЕС вынуждены признать, что нынешняя ситуация превращает Европу в заложницу Америки в вопросах безопасности. Объективно препятствует усилению самостоятельности ЕС даже в делах континента, не говоря уже о мировых.

В отношениях с США, сверхзадачей ЕС остается выработка ответных мер по всем четырем фронтам «геополитической атаки» со стороны Трампа: Иран, торговля, оборона и миграционная политика. Однако среди государств-членов ЕС сохраняется раскол по многим вопросам, отдельные страны не в состоянии конкурировать с американской экономикой, а Европа в целом критически зависит от США в сфере обороны. В результате, европейцы до сих пор не могут договориться, насколько жестко стоит реагировать на политику Трампа. И даже ведущая европейская экономика, Германия, признает проблему зависимости многих фирм от предоставления кредитов банками, которые, в свою очередь, по большей части рефинансируются в США.[ii]

Вместе с тем, ЕС и США сохраняют взаимный интерес в вопросе решения проблемы «нечестных действий» Пекина. Речь идет об эскалации обвинений в адрес Китая в краже интеллектуальной собственности, вынужденном трансфере технологий, промышленных субсидиях и искажениях на рынке, созданных государственными компаниями и затовариванием. Есть и общая озабоченность в сфере безопасности. НАТО, впервые упомянувшая Китай в декларации по итогам саммита, прошедшего в декабре прошлого года, «с подозрением» наблюдает за присутствием НОАК в Средиземноморье и на Балтике. «Если Китай будет инвестировать все больше средств в порты и инфраструктуру Европы, у него появится возможность в чрезвычайной ситуации заблокировать передвижение войск. Это то, что должно насторожить НАТО», отмечает немецкая Handelsblatt.

В течение предыдущих лет, когда США всё больше замыкались на себе, общая повестка Европы и Китая заметно расширилась. Европейцы и китайцы демонстрировали очевидно схожие подходы к проблемам мировой торговли и политики в области климатических изменений. В ответ на выдвинутую президентом США протекционистскую стратегию под лозунгом «Америка прежде всего», Китай стремится представить себя сторонником открытости и свободной торговли по меньшей мере в масштабах Евразии. Пекин работает над расширением повестки в отношениях с Европой, включая общие ценностные ориентиры. Например, и ЕС, и КНР предпочитают решать международные проблемы в рамках многосторонних институтов. Оба партнёра не испытывают восторга от односторонних действий США. Сближают Китай и Европу и резкие обвинения Трампа в адрес обоих мировых экономических центров в искусственном ограничении американского импорта и валютном манипулировании. Китай демонстрировал готовность, в случае ослабления трансатлантических связей, без промедления заполнить образующийся вакуум.

Вместе с тем, как представляется, масштабы и глубина сближения ЕС и Китая имеют объективные пределы. Во-первых, сохраняется ряд серьезных политических разногласий, в частности, по такой важной для Европы теме, как права человека. По-прежнему актуальна озабоченность европейцев значительным дисбалансом в торгово-экономических отношениях, ограничениями для европейских компаний, действующих в КНР. Наконец, одна из главных причин нынешнего сближения Брюсселя и Пекина – политический курс действующего президента США Трампа.

Под влиянием всех этих обстоятельств, ЕС постепенно усилил контроль над китайскими инвестициями, особенно в сектор высоких технологий и инфраструктуру. В ходе консультаций на высшем уровне, состоявшихся в 2019 году, европейцам, использовавшим фактор усиления торговой войны между США и КНР, удалось добиться определенных уступок от Пекина в вопросах доступа своих компаний и товаров на китайский рынок. Однако неясно, констатируют западные эксперты, способна ли Европа оказать реальное давление на Китай, в случае неисполнения последним своих обязательств.

В целом, к началу прошлого года, политика ЕС в отношениях с Вашингтоном и Пекином представляла собой собственный вариант игры в мир, где любые две стороны всегда смогут договориться. Или отказаться практически от любой договоренности. Любимой тактикой европейских политиков и дипломатов стал блеф. Который, с одной стороны, должен был нивелировать трамповскую тактику «эскалация – получение уступок». С другой, недостаток политических и экономических «рычагов» в разговоре с Пекином. В результате, в Вашингтоне Еврокомиссия поддерживала США против КНР. А в Пекине, проявляла «понимание» позиции КНР в торговых спорах с Америкой.

Соединенные Штаты быстро дали понять, что такое положение их категорически не устраивает. «Нейтралитет [Европы] не приемлем: если Европа, в случае обострения китайско-американского соперничества, попытается остаться в стороне, американцы справедливо придут к выводу, что НАТО перестала быть полезной, и покинут альянс», подчеркивает Foreign Policy.

Из-за океана Европе предлагают два возможных сценария будущего. Первый, более жесткий. Европа берет на себя основное бремя обеспечения собственной безопасности. А США остаются в НАТО, но лишь в качестве «последней линии обороны». В обмен, Европа занимает твердую проамериканскую позицию против КНР, особенно в вопросах защиты технологий, важных с точки зрения национальной безопасности[iii]. И второй, «помягче». Европе нужно признать «проблему поднимающегося Китая» и выработать свой собственный подход к ней. Необходима большая координация между европейцами и американцами в вопросе противодействия Пекину. Однако полное единодушие недостижимо. Главное, чтобы Европа могла защитить свой «экономический и технологический суверенитет». Важнейшая цель Европы на пути к реализации данной стратегии, достижение «единства и автономии»[iv].

Альтернативой, с точки зрения традиционных евро-атлантических элит, является окончательный «распад Запада как единства стран, приверженных либерально-демократическим ценностям»[v]. Именно этой теме был посвящен доклад, приуроченный к открытию в Мюнхене очередной международной конференции по безопасности. «Мы — свидетели «распада Запада» как относительно сплоченной геополитической конфигурации», говорится в докладе. «Мир становится все менее западным. Но что еще важнее, менее западным становится сам Запад».

И действительно, к началу нынешнего года, ситуация для Евросоюза стала еще более запутанной. Выход Великобритании из сообщества стал свершившимся фактом. Это заметно ослабило, прежде всего, геополитический потенциал ЕС. А Германию, которую и прежде много критиковали за нежелание «взглянуть геополитической правде в глаза», включая «отсутствие плана Б» на случай ухода американцев из Европы, охватывает внутриполитический кризис. Скептики и вовсе полагают, что Европа «геостратегически … оголена и в одиночку нежизнеспособна»[vi]. Останется ли в Европейском Союзе место для «единства и автономии»?

В ходе той же Мюнхенской конференции, главный дипломат ЕС Жозеп Боррель констатировал: «Нам нужны постепенные шаги по пути отказа от принципа единогласия [во внешней политике Сообщества]…. Иначе наступит паралич».[vii] А глава МИД ФРГ Хайко Маас уже не столь категоричен, как в 2018 году, относительно необходимости для Европы создать «противовес» Америке в мировых делах. «В будущем нам самим придется делать больше для нашей безопасности, тем не менее я считаю ошибочным противопоставлять Европу и США. Мы состоим в оборонном альянсе – речь идет про НАТО, – и это работает». Что касается возможной посреднической роли европейцев в геополитическом столкновении Вашингтона и Пекина, то Маас выступил за «единую позицию [ЕС] в вопросе торговли и безопасности», основанную на «имеющихся ценностях». При этом, передает слова Мааса Deutsche Welle, следует учитывать интересы как Вашингтона, так и Пекина[viii].

Современные глобальные тенденции ставят субъектов международных отношений, претендующих на роль самостоятельного центра влияния, перед нелегким выбором: замахнуться на создание своего порядка, интегрироваться с другими и бороться за адекватное положение внутри некоего нового коллективного порядка или пытаться отгородиться от перемен. Европа действительно оказывается во всё более затруднительном положении.

США требуют определенности на уровне политических и даже юридических обязательств. Угрожая, в случае отказа, окончательно демонтировать весь прежний порядок отношений, на протяжении десятилетий избавлявший европейцев от необходимости принимать самостоятельные, но трудные и затратные во всех смыслах решения. В свою очередь, стремительное экономическое и технологическое возвышение Китая самим своим фактом подталкивает европейцев к определенности целеполагания: желает ли Европа торговать и обмениваться технологиями с возможным будущим лидером во многих важнейших областях научно-технического прогресса? В конечном счете, желает ли Старый Свет сохранить положение одного из наиболее передовых в социально-экономическом отношении регионов мира.

При любом развитии событий, Европе предстоит нести бремя ответственности. А также значительно большие издержки, чем прежде. На словах, лидеры континента всё еще демонстрируют заинтересованность в многополярной модели международной системы. Но чтобы не «оказаться раздавленной» в противостоянии Вашингтона и Пекина, Европе, весьма вероятно, предстоит отбросить попытки вернуть «всё, как было прежде».



Андрей Кадомцев, политолог, советник Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации по международным вопросам
Источник: Международная жизнь

[i] https://www.inopressa.ru/article/14Feb2020/lefigaro/usa.html
[ii] https://p.dw.com/p/331sq?tw
[iii] https://foreignpolicy.com/2020/02/06/europes-post-brexit-future-is-looking-scary/
[iv] https://www.foreignaffairs.com/articles/china/2019-08-12/old-world-and-middle-kingdom
[v] https://inosmi.ru/politic/20200211/246822291.html
[vi] https://globalaffairs.ru/print/pubcol/Evropa-geostrategicheski-ogolena-i-v-odinochku-nezhiznesposobna-19882
[vii] https://ria.ru/20200216/1564841184.html
[viii] https://p.dw.com/p/3Xple


 Тематики 
  1. ЕС   (527)
  2. США   (942)
  3. Китай   (646)