В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Сергей Лавров ответил на вопросы журналистов агентства МИА «Россия сегодня»

Вопрос: Реально ли в будущем году возвращение России в «Большую восьмерку»? Обсуждался ли этот вопрос в ходе Вашей недавней встречи с Д.Трампом? Передавал ли он приглашение В.В.Путину на саммит в США? Какие ожидания от наступающего года во внешней политике, в том числе – на американском направлении?

С.В.Лавров: Давайте все же будем использовать корректные термины. Не Россия вышла из «Группы восьми». Напомню, что после государственного переворота на Украине в начале 2014 года остальные семеро членов Группы отказались принимать участие в мероприятиях российского председательства. Иными словами, именно «семерка» покинула этот формат. Как отметил Президент России В.В.Путин, «если наши партнеры хотят к нам приехать, мы будем рады». Добавлю, что можем принять их в Москве, Санкт-Петербурге, Сочи или, например, в Ялте.

В целом же Россия не имеет ни стимулов, ни желания для реставрации данного формата. В ходе моего визита в США этот вопрос не обсуждался и в российско-американской повестке сейчас не фигурирует. Созданная еще в эпоху «холодной войны» «Группа семи» больше не отвечает современным реалиям – прежде всего потому, что в ее работе не участвуют новые мировые центры. А без их вклада эффективно справиться с многочисленными вызовами и угрозами современности просто невозможно.

Не случайно, что сегодня обсуждение многих ключевых вопросов не только глобальной экономики, но и политики успешно ведется именно в рамках «Группы двадцати». Помимо «двадцатки» Россия энергично участвует и в работе таких объединений нового типа, как, например, БРИКС и ШОС, где решения не навязываются, а принимаются на основе сбалансированного консенсуса. Эти многосторонние структуры уже стали важными опорами формирующейся более справедливой и демократичной многополярной архитектуры мироустройства.

Прогноз на будущий год делать непросто. Многое будет зависеть от готовности западных партнеров, прежде всего Вашингтона, отказаться от порочных методов шантажа, давления, односторонних санкций, начать соблюдать международное право, в целом, встать на путь взаимоуважительного диалога во имя эффективного распутывания многочисленных узлов современности. Россия, со своей стороны, продолжит способствовать укреплению объединительных начал в мировых делах, поддержанию глобальной и региональной безопасности во всех ее измерениях, устойчивому политико-дипломатическому преодолению многочисленных кризисов и конфликтов – будь то в Сирии или на соседней Украине. Будем использовать в этих целях потенциал нашего членства в таких структурах глобального управления, как ООН и «Группа двадцати», а также возможности своих председательств в БРИКС и ШОС.

К перспективам российско-американского диалога относимся реалистично, особенно на фоне непростой внутриполитической обстановки в США и приближающихся президентских выборов. Последние недружественные шаги Вашингтона – яркое тому свидетельство. Со своей стороны будем и впредь принимать все необходимые меры по обеспечению собственной безопасности, интересов российских граждан и бизнеса, адекватно отвечать на агрессивные выпады. При этом сами к конфронтации не стремимся. Открыты к тому, чтобы вместе искать решения важных для наших стран и всего мира проблем. Наши предложения по налаживанию взаимодействия на различных направлениях остаются в силе. Многие из них можно реализовать уже в ближайшее время – например, запустить, как договаривались президенты, деятельность Делового консультативного и Экспертного советов. Среди других наших предложений – обмен письмами с гарантиями невмешательства во внутренние дела друг друга, начало диалога по тревожащей США теме кибербезопасности, совместное заявление о недопустимости ядерной войны, продление Договора о СНВ, мораторий на развертывание РСМД, иные шаги в русле укрепления стратегической стабильности. Судить о настрое Вашингтона будем, конечно, только по делам.

Вопрос: Есть ли какие-то предельные сроки для продления СНВ-3? Если продлить его не удастся, приступит ли Россия немедленно к разработке и развертыванию дополнительных стратегических вооружений или рассматривается мораторий, подобный тому, что был введен после развала Договора о РСМД?

С.В.Лавров: Российский подход в отношении перспектив Договора о СНВ четко сформулирован Президентом России. Мы выступаем за его продление без предварительных условий. Что касается сроков: В.В.Путин сказал, что Россия готова продлить Договор «незамедлительно, как можно быстрее, прямо до конца текущего года».

Предельные сроки в отношении продления не установлены, но процесс необходимо будет завершить до истечения срока действия Договора 5 февраля 2021 года. Это предполагает не только достижение договоренности с американцами, но и проведение определенных процедур в Федеральном Собрании, поскольку речь пойдет о внесении изменений в Федеральный Закон №1 от 28 января 2011 г. о ратификации ДСНВ. Так что времени остается не так уж много.

Россия считает целесообразным сохранить режим Договора, который остается последним международно-правовым инструментом, взаимно ограничивающим ракетно-ядерный потенциал двух крупнейших ядерных держав и придающим деятельности в этой сфере предсказуемый и проверяемый характер. Кроме того, продление дало бы выигрыш во времени, которое можно было бы использовать для рассмотрения вопроса о подходах к возможным формам и методам контроля над новыми вооружениями и военными технологиями.

США пока не прояснили свою позицию по вопросу о продлении ДСНВ. Тем не менее, говорить о каких-либо других сценариях считаю преждевременным.

Вопрос: Конец года ознаменовался очередной активизацией противников проекта «Северный поток-2». Есть ли какая-либо опасность того, что он будет сорван? В связи с «неустойчивой» позицией западных партнеров, не пора ли и России провести свою диверсификацию – радикально переориентировать экспорт углеводородов? Рассматривается ли Китай в качестве наиболее перспективной замены Европе?

С.В.Лавров: Строительство газопровода «Северный поток-2» близится к завершению, именно поэтому его противники активизировали попытки, направленные на срыв проекта. Включение санкционных положений в американский закон о расходах на оборону в 2020 году – это наглый циничный акт вмешательства в дела европейского бизнеса. Некоторые американские сенаторы дошли до прямых угроз руководству компаний-участниц строительства. Цель, конечно, не забота о европейской энергобезопасности, которую СП-2 укрепляет, а проталкивание американского СПГ на рынок Европы. Это вопиющий пример недобросовестной конкуренции и политизации энергетической сферы.

Уверены, что, несмотря на осуществляемое давление, газопровод «Северный поток-2» будет достроен. В Европе осознают выгоду от создания дополнительного экспортного маршрута, хотя, к сожалению, есть и страны, готовые работать на заокеанских кураторов в ущерб собственной энергобезопасности и благополучию своих граждан.

Европейский газовый рынок пока остается для нас основным – ежегодный объем экспорта составляет порядка 200 млрд куб. м. Вместе с тем мы успешно расширяем энергетическое сотрудничество с государствами Азиатско-Тихоокеанского региона, где спрос на углеводородные ресурсы продолжает расти. В начале декабря с.г. введен в строй газопровод «Сила Сибири», который обеспечит устойчивые поставки газа в Китай в перспективе в объеме до 38 млрд куб. м в год. Совместно с иностранными партнерами осваивается ресурсная база Арктики, в том числе в рамках проектов «Ямал СПГ» и «Арктик СПГ 2». Для обеспечения экспорта российских энергоносителей в страны АТР развиваем транспортную логистику Северного морского пути.

Россия будет и далее работать над диверсификацией экспортных направлений поставок углеводородов.


Источник: МИД России

 Тематики 
  1. Россия   (1216)