В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Иран парализован (Тьерри Мейсан)

Повышение напряжённости в Персидском заливе – это опасная игра, которая в любой момент может выйти из-под контроля. Подрывы танкеров, ответственность за которые никто на себя не взял, могли бы быть делом рук любой из сторон, включая Соединённые Штаты, привыкшие к операциям под чужим флагом. Что касается Ирана, то ему такие действия сегодня совершенно ни к чему.

Соединённые Штаты и Соединённое Королевство обвиняют Иран в подрыве шести нефтяных танкеров в Персидском заливе, не предъявляя никаких доказательств, кроме неразборчивого видео, на котором, прибывшие на небольшом судне Стражи Революции якобы извлекают неразорвавшуюся мину, прикреплённую к корпусу одного из танкеров, тогда как сами моряки утверждают, что их судно было поражено дроном или ракетой.

После прихода в Белый дом Дональда Трампа в январе 2017 г. ирано-американские отношения радикально изменились, но позицию Ирана можно объяснить только с учётом предшествующих этому приходу событий и резких перемен.

Президент Джордж Буш сделал всё, что было в его власти, чтобы после войны против Ирака развязать войну против Ирана. Он намеревался продолжить систематическое разрушение государственных структур на Ближнем Востоке согласно стратегии Рамсфельда-Цебровски. Однако первый раз этому помешала комиссия Бейкера-Хамильтона (2006 г.). Правящий класс США не смог достаточно быстро обеспечить возврат инвестиций и продолжить «войну без конца». Во второй раз этому воспротивился командующий ЦентКомом адмирал Уильям Фэллон, который начал вести переговоры с Махмудом Ахмадинежадом (2007-08 г.г.) по обеспечению стабильности в Ираке. В итоге, вице-президент Дик Чейни договорился с Израилем о нанесении воздушных ударов непосредственно по Ирану с использованием грузинских аэропортов, что не требовало дозаправки самолётов в воздухе. Однако Россия с самого начала войны в Южной Осетии (август 2008 г.) не дала израильским бомбардировщикам оторваться от земли.

Барак Обама, после прихода в Белый дом, пытался продолжить эту стратегию в более мягкой форме. Он, как Буш и Чейни, был убеждён, что нужно действовать и как можно скорее завладеть иранской нефтью, так как этого ресурса скоро будет недостаточно для мировой экономики (теория «нефтяного пика»). И вместо развязывания новой войны, которой американцы не хотели, он стал организовывать манифестации по свержению своего иранского коллеги (2009 г.). Констатировав срыв этой «цветной революции», направленной на устранение от власти Махмуда Ахмадинежада, он в Омане стал вести дискуссии со своими ставшими после Революции имама Рухоллы Хоменеи партнёрами, то есть с кланом Хашими Рафсанджани (март 2013 г.) и особенно с шейхом Хассаном Рохани, который ранее возглавлял переговоры по делу Иран-Контрас. А после своего избрания (2013 г.) он сразу начал переговоры по разделу Ближнего Востока между Саудовской Аравией и Ираном под прикрытием борьбы с распространением ядерного оружия. Переговоры по этому договору велись в Швейцарии с участием великих держав, но подписан он был только в 2015 г. В результате Иран получает право вновь экспортировать свою нефть и приступить к возрождению своей экономики.

Постепенно отношения между двумя странами нормализуются, пока президентом не становится Дональд Трамп (2017 г.). У него совсем другая цель. Белый дом не верит в то, что нефть истощается. Наоборот, он убеждён, что её слишком много на рынке, и он не будет продолжать имперскую политику своих предшественников, а только делать деньги. Вместо доминирования на Ближнем Востоке он намерен ограничить снабжение мирового рынка и поддержать цену на нефть на уровне, обеспечивающем рентабельность американской сланцевой нефти. Соединённые Штаты начинают поддерживать массовые манифестации против политико-религиозного класса (2017-2018 г.г.), а после этого выходят из ядерной сделки (2018 г.).

Сегодня Иран парализован. В отличие от политиков религиозные деятели неповоротливы и не признают самокритику. Бог, которого они представляют на земле, не может ошибаться. Поэтому, вопреки распространённой идее, иранская теократия больше понимает в торговле, чем в дипломатии.

Иран отказывается от любых переговоров с Соединёнными Штатами и отчаянно ждёт, когда в Вашингтоне к власти вновь придут демократы. Однако такая позиция опасна, ибо не исключено, что Дональд Трамп будет переизбран ещё на 4 года, а экономика Ирана находится на краю пропасти.

Такой паралич вряд ли позволил бы Ирану спланировать провокации, в которых его обвиняют Вашингтон и Лондон, тем более, что любые действия против интересов Запада компрометируют его отношения с американскими демократами.

Против всех ожиданий, действия Трампа, в данном случае, к добру не приведут. Персидская культура хорошо представлена в миниатюрах. Её главная особенность состоит в том, что иранцы способны долго терпеть невзгоды, но в итоге они побеждают.

Тьерри Мейсан
Источник: "Сеть Вольтер "
Перевод Эдуард Феоктистов


 Тематики 
  1. Мир под эгидой США   (1316)
  2. Иран   (283)