В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

«Зебра» российско-китайских отношений

В Москве прошла V Международная конференция «Россия и Китай: сотрудничество в новую эпоху». Во время конференции не раз звучала фраза Дэн Сяопина о том, что нужно «закрыть прошлое» и «открыть будущее». Это, в первую очередь, относилось к российско-китайским отношениям. Конференция приурочена к 70-летию образования КНР и установлению дипломатических отношений с Россией.

«При Мао Цзэдуне мы готовились к ядерной войне, Дэн Сяопин дал нам 20 лет мирного развития» (Ли Юнцюань)

Лучше всего с российско-китайскими отношениями на высшем уровне. СССР признала КНР на второй день после основания республики. Начался "медовый месяц", как назвал этот 10-летний период сопредседатель Китайско-Российского комитета дружбы, мира и развития Дай Бинго. СССР помогал создавать основу промышленного производства. Сильное влияние он оказывал и на гуманитарном уровне, в образовании. Директор Института международных отношений Университета КАОН Ли Юнцюань напомнил, что многие преподаватели были подготовлены советскими вузами. Дай Бинго отметил, что китайцы советскую помощь помнят. Ли Юнцюань считает, что раскол начался из-за отношения советских лидеров к китайскому суверенитету: "Это заставило китайское руководство понять, что бесплатной помощи не бывает". С 60-х началась 30-летняя конфронтация, из-за которой, по оценкам китайского эксперта, СССР потерял 300 миллиардов рублей. Китаю тоже пришлось нелегко, Советский Союз был его главным торговым партнером.

«Не уверен, что мы готовы вернуться к союзническим отношениям» (Евгений Бужинский)

Директор Института по изучению приграничных районов Китая КАОН Син Гуанчэн призвал избегать ошибок прошлого и выстраивать равноправные отношения: "У нас больше нет счетов друг к другу, остались только интересы, поэтому не о чем спорить". Михаил Швыдкой заметил, что после периода конфронтации, китайцы по-прежнему относятся к России с недоверием. Россияне тоже смотрят с опаской на соседей. «Когда возникает вопрос об угрозе демографической экспансии, это психологически влияет на принятие решений», — предупредил Ли Юнцюань. Син Гуанчэн полагает, что россияне и китайцы недостаточно понимают друг друга, несмотря на соседство. Профессор Фунданьского университета Чжао Хуашэн привел в пример соседнюю Японию, которую Китай понимает куда лучше, что тем не менее не способствует сближению: «Главное — это формировать положительный образ».

«США пытаются менять правила игры, что мешает развитию» (Син Гуанчэн)

В качестве отличий нынешней эпохи чаще всего с трибуны звучали: «технологическая революция», «изменение баланса сил» и «правил игры». Как заметил гендиректор РСМД Андрей Кортунов, вопреки стереотипам Россия и Китай не ревизионистские державы, они, напротив, стремятся сохранить статус-кво: первая – в системе глобальной безопасности, вторая – в мировой экономике. Меняют правила, по мнению российских и китайских экспертов, США. Они выходит из договоров о контроле над вооружениями и ведут протекционистскую политику.

«Российско-китайскому сотрудничеству не хватает стратегической глубины, это тактическое, ситуативное взаимодействие» (Андрей Кортунов)

Зампред правительства РФ Максим Акимов назвал сегодняшние отношения «беспрецедентными» и «долгосрочными». На его взгляд, это сотрудничество — ответ на «распад глобального либерального порядка» и борьбу за технологическое доминирование. «Мы за диверсификацию торговли и технологическую кооперацию», — подчеркнул чиновник. По мнению директора Института Дальнего Востока РАН Сергея Лузянина, Китая и Россия вместе отстаивают принципы открытости в экономике и полицетричный мир в политике. Несмотря на асимметрию потенциалов, нынешние партнерские отношения двух стран, на взгляд академика, гораздо устойчивее, союзнических в 50-е годы прошлого века. Он называет российско-китайское партнерство центром силы, где Китай доминирует в экономико-технологической сфере, а Россия — в военно-стратегической.

«Нужно пересмотреть систему глобального порядка» (Син Гуанчэн)

«Военное сотрудничество – высшая форма взаимодействия», — убежден председатель Совета ПИР-Центра Евгений Бужинский. Он высоко оценил модернизацию китайских вооруженных сил и считает, что в этой сфере Россия нуждается в Китае больше, чем в США и ЕС. Две страны сотрудничают в предупреждении о ракетном нападении (у КНР таких систем нет), проводят учения, консультации по ПРО. В будущем возможны консультации о денуклиаризации Корейского полуострова и совместное воздушное патрулирование АТР. При этом Евгений Бужинский критически относится к идее подключить Китай к ДРСМД и ДСНВ без вовлечения Индии и Пакистана: «Ракеты средней и меньшей дальности для них являются стратегическими». По его словам, «традиционная закрытость», в вопросе ракетно-ядерного потенциала не позволяет заключить даже двусторонние соглашения о контроле над вооружениями.

«Мы должны понимать, что ОПОП — это путь товаров из Китая в Европу, и Россия — первая европейская страна» (Михаил Швыдкой)

Говоря об экономическом сотрудничестве, Максим Акимов назвал достижением то, что товарооборот превысил 100 миллиардов долларов, напомнив, что российским президентом поставлена задача: удвоить этот показатель за «пятилетку». Син Гуанчэн задался вопросом, почему товарооборот остается таким низким. «У нас все не так хорошо с инвестициями», — полагает он. С ним согласен и член РСМД Сергей Брилев, замечая, что большинство инвестицию идут «по государственной линии». Китай не слишком зависит от России в энергетическом плане, хоть их экономики и называют взаимодополняемыми. «Если мы не договоримся с Россией, сможем ввозить энергоресурсы из Австралии», — подчеркнул Син Гуанчэн. В сфере торговли КНР по-прежнему будет стремиться сохранять связи с США, несмотря на напряженные отношения. «Государственные интересы важнее, чем сохранять лицо», — отметил замдиректора Института международных исследований Фуданьского университета Фэн Юйцзюнь.

«Частные инвестиции боятся американских санкций» (Михаил Швыдкой)

В гуманитарном сотрудничестве ситуация схожая. Син Гуанчэн обратил внимание, что Китай в прошлом году посетило 1,9 миллиона россиян, Россию – лишь 1,7 миллиона китайцев, несмотря на то, что население КНР в 10 раз больше. Руководитель Россотрудничества Элеонора Митрофанова привела статистику, согласно которой в России учатся 35 тысяч китайцев, а в Китае – 20 тысяч россиян. По оценкам специального представителя президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаила Швыдкого, число китайских студентов в США на несколько порядков выше. Он заметил, что в сфере культурных обменов нет частных проектов, только государственные. «Учат языки и начинают общаться не из-за того, что Россия страна Толстого, а Китай страна Конфуция», — заявил Михаил Швыдкой и призвал продвигать крупные экономические проекты, «где есть работа и возможность свободной миграции».


Евгений Педанов, специальный корреспондент
Источник: "Международная жизнь "


 Тематики 
  1. Россия   (1207)
  2. Китай   (645)