В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Чья победа?

Завершившиеся выборы в Европарламент продемонстрировали простой, в сущности, факт: средний человек вообще и средний европеец в частности представляют собой пластилин, из которого пропаганда и средства массовой информации способны вылепить что угодно.

На выборах в Европарламент подсчитали предварительные результаты голосования. Главным итогом стала утрата лидерства двумя...
Итоги выборов можно, конечно, объявить большим успехом евроскептиков и правых консерваторов, но это будет не вполне честно. По сравнению с прошлыми выборами (2014) они увеличили своё представительство в Европарламенте только на 5%. И если в 2014 году результаты выборов в ЕП западные СМИ описывали как «политическое землетрясение», то в 2019-м это в лучшем случае «политический афтершок».

С одной стороны, теперь евроскептиков в стенах Европарламента не пятая часть, а целая четверть. С другой — то, что в иное время и впрямь стало бы славной победой, в 2019 году выглядит непропорционально маленьким шагом вперёд.

Судите сами. За последние пять лет все те проблемы общеевропейского дома, которые в 2014-м вызвали «политическое землетрясение» (как писали тогда газеты о неожиданно высокой поддержке евроскептиков во Франции и Великобритании), никуда не делись, а, наоборот, приобрели ещё более угрожающий характер. Иммигранты из Африки и стран Ближнего Востока буквально затопили Европу — теперь на улицах Парижа или Лондона женщины в хиджабах воспринимаются как неотъемлемая часть городской толпы.

Террористические акты, устраиваемые радикальными исламистами, поножовщина в транспорте, немотивированные убийства мирных жителей — всё то, что ещё недавно расценивалось как ЧП, из ряда вон выходящее исключение из правил спокойной и безопасной европейской жизни, стало почти что нормой. Страшной, кровавой, но нормой. Но даже если не брать иммиграционную проблему, сопротивление навязываемой сверху евроинтеграции по-брюссельски за последний год усилилось на порядок. То же движение «жёлтых жилетов» во Франции, оно ведь не только против Макрона — оно ещё и против реформ, которые придумывают «мудрецы» из Еврокомиссии, против глобальной бюрократии, плюющей на интересы простых людей.

Исторически сложилось так, что на выборах в Европарламент избиратели обычно голосуют больше по велению сердца, нежели кошелька (считается, что именно страх обывателя перед возможным сокращением его доходов является главным препятствием, ограничивающим поддержку как крайне левых, так и крайне правых партий). Именно поэтому выборы в ЕП и рассматриваются как надёжный инструмент для определения господствующих в обществе настроений.

Поэтому логично было бы ожидать, что накопившееся в Евросоюзе недовольство «брюссельским социализмом» выльется в триумф евроскептиков и правых консерваторов, выступающих за «Европу наций», а не за «Соединённые Штаты Европы», — конфедеративное сверхгосударство без какой-либо национальной идентичности. Но этого не произошло — прибавку в 5% триумфом не назовёшь.

При этом явка на выборах была выше, чем когда бы то ни было за последние двадцать лет. В 1999 году на выборы пришли 49,5% избирателей, а с тех пор этот показатель только падал, и в 2014-м составил исторический минимум — 42,6%.

В этот раз к урнам для голосования пришли 50,5% избирателей. И судя по тому, что евроскептики улучшили свой результат незначительно, на этот раз мобилизовались не они, а сторонники единой Европы.

Во Франции первое место уже традиционно заняла партия Марин Ле Пен — бывший Национальный фронт, а теперь Национальное объединение (23,31% голосов). На втором месте — партия Макрона (22,41%). Вроде бы можно радоваться, но в 2014 году у НФ было 24,8%, а партии Макрона не существовало вовсе. При этом деятельность президента не одобряют 67% граждан страны, а «жёлтые жилеты» стабильно выводят на улицы десятки тысяч протестующих. Количество мигрантов во Франции столь же стабильно возрастает почти на полмиллиона человек каждый год и будет расти ещё активнее, поскольку Макрон поддержал Глобальный пакт ООН о безопасной и контролируемой миграции.

Более того — министр юстиции в правительстве Макрона Николь Беллубе объявил, что в этом году «во имя соблюдения прав человека и демократии» из французских тюрем будут освобождены 450 джихадистов.

Член комитета Госдумы по международным делам Антон Морозов в беседе с газетой «Известия» прокомментировал предварительные итоги...
Это заявление может удивить лишь тех, кто не знает, что бывший советник Макрона Хаким эль-Каруи, которого пресса называет «человеком, приближённым к президенту», в своём 615-страничном докладе «Фабрика исламизма» ни разу не касается связи между исламизмом и террором, но подчёркивает необходимость распространения «истинного ислама» во Франции и преподавания арабского языка в государственных средних школах — только таким образом, по его мнению, можно противодействовать экспансии салафизма.

Любопытно, что даже второе место партии Макрона было воспринято правящей во Франции бюрократией как символический удар по молодому президенту. Премьер-министр страны Эдуар Филипп заявил, что принял результаты выборов «со смирением», и добавил, что политическим лидерам нужно услышать это послание. Получается, что французская элита всерьёз рассчитывала на всенародную поддержку своего проевропейского курса и очень расстроилась, уступив меньше одного процента «страшным и ужасным фашистам» из Национального объединения.

К востоку от Франции, в ФРГ, партия «Альтернатива для Германии» тоже не показала особенно высоких результатов. За АдГ всего 11%, что меньше, чем результат на общенациональных выборах 2017 года — тогда у «Альтернативы» было почти 13%. А ведь на европейских выборах у крайне правых и крайне левых партий результаты обычно бывают лучше, чем на общенациональных. Настоящими победителями евровыборов в Германии стали зелёные, получившие 20%. Они опередили не только АдГ, но и СДПГ, что для немецких социал-демократов стало обидным поражением — настолько обидным, что они могут даже покинуть правящую коалицию. Впрочем, немцы на этих выборах были, кажется, готовы голосовать за кого угодно. Например, два мандата в новом Европарламенте завоевал сатирик Мартин Зоннеборн: за его партию, которая без особых изысков называется просто Партия, проголосовали целых 2,5% избирателей. Кажется, не много, но стоит иметь в виду, что Партия носит чисто пародийный характер и не имеет никакой политической программы…

Самым интересным, впрочем, оказался итог выборов в Европарламент в Великобритании. Страна, которая одной ногой уже стоит за пределами ЕС, участвовала в выборах в Европарламент, поскольку брексит в очередной раз перенесли — теперь уже на осень. И вот тут-то действительно оглушительную победу — 31,5% голосов — одержала новая Партия брексита одного из самых свирепых евроскептиков Найджела Фараджа. Правда, если брексит, за который Фарадж борется уже много лет, всё-таки состоится, ему и его однопартийцам придётся сдать депутатские мандаты, но их это, скорее всего, не особенно огорчит.

Выиграли евроскептики и в Венгрии, и в Бельгии, и в некоторых других странах, но отдельные выигранные баталии ещё не означают победы в кампании в целом. А если судить по результатам выборов, то победу одержали скорее либералы и зелёные.

Главные политические силы Европарламента (центристские Европейская народная партия и Прогрессивный альянс социалистов и демократов), хотя и потеряли в сумме 72 депутатских кресла по сравнению с 2014 годом, по-прежнему остаются крупнейшими «держателями мандатов» в ЕП. Правда, теперь у них уже нет большинства, которое они всегда удерживали: в Европарламенте 751 кресло, а у ЕНП и ПАСД 331 мандат.

Поэтому им придётся вступать в альянс с другими силами в Европарламенте, и формировать повестку дружеским междусобойчиком, как это бывало раньше, они уже не смогут. Но было бы наивно считать, что центристы пойдут на союз с евроскептиками: цели и задачи у них принципиально разные. Наиболее очевидный союзник для европейского центра — либералы и партия Макрона.

Объединившиеся перед выборами «Альянс либералов и демократов за Европу» (АЛДЕ) и «Вперёд, Республика!» Макрона получили 105 мест, что сделало их третьей силой в Европарламенте после центристов и евроскептиков (а если учесть, что последние никак не могут договориться между собой, то, возможно, и второй). Следует иметь в виду, что АЛДЕ — самая радикальная проевропейская сила в ЕП, а его глава Ги Верхофстадт, бывший премьер-министр Бельгии, не только главный защитник идеи «Европы по-брюссельски», но и один из самых крикливых алармистов ЕС, без устали предупреждающий европейцев об опасности, которую несут им Россия и лично В.В. Путин. В опубликованной накануне выборов в ЕП статье британской The Times под шикарным названием «Фарадж и Россия уничтожат ЕС» Верхофстадт заявляет: «Если европейские лидеры не смогут остановить тренд популизма, Евросоюз будет разрушен в результате поддерживаемого Россией националистического переворота на выборах в 2024 году».

Теперь Верхофстадт может спать спокойно: «тренд популизма» — по крайней мере, временно и в стенах Европарламента — приостановлен. Конечно, остаются опасные горячие точки, например Италия. Там возглавляемая нынешним министром внутренних дел Маттео Сальвини «Лига» — правые евроскептики, объявившие открытую войну Брюсселю, — получила рекордные 34,3% голосов, а их союзники по правящей коалиции — популисты из Движения пяти звёзд — ещё 17,1 %. В сумме это даёт больше половины всех голосов избирателей. Помимо всего прочего это означает, что уже осенью в стране могут пройти внеочередные выборы, а Сальвини может стать премьер-министром, — ещё один кошмар для Брюсселя. Но пример Австрии, где в результате провокации спецслужб был скомпрометирован и удалён с политической сцены лидер главной евроскептической силы страны — Австрийской партии свободы — Хайнц-Кристиан Штрахе, показывает, что с отдельными бунтарями, осмеливающимися бросить вызов глобальному европейскому проекту, «хозяева дискурса» пока успешно справляются.

А что вся эта возня в европейской политической песочнице означает для России? Да в общем-то только то, что на «западном фронте» всё остаётся без перемен. Да, немного расширится представительство в Европарламенте несистемных евроскептиков, входящих во фракцию «Европа партий и свобод».

Но одновременно усилится и влияние левых либералов, включая зелёных, которые остаются последовательными и упорными противниками нашей страны. Именно при поддержке этих сил весной этого года была принята печально известная резолюция Европарламента о прекращении стратегического сотрудничества с Россией, усилении антироссийских санкций и запрете на строительство «Северного потока — 2». Хотя эта резолюция не имеет обязательной юридической силы, она очень наглядно показывает, какое отношение к России является мейнстримом в стенах Европарламента. И то, что выборы 2019 года не стали триумфом евроскептиков и правых консерваторов, не позволяет, увы, надеяться на то, что это отношение изменится в лучшую сторону.

После того как стали известны результаты выборов в Европарламент, лидер Европейской народной партии Манфред Вебер заявил, что отныне те, кто стремится к сильному Европейскому союзу, должны объединить свои усилия.

Этот призыв, без сомнения, будет услышан, и в следующие пять лет коалиция центристов и леволибералов будет теснить евроскептиков по всем фронтам. И не только в Европарламенте, но и в таких структурах, как Совет Европы и его Парламентская ассамблея.

Это в очередной раз ставит под вопрос необходимость возвращения России в ПАСЕ, на котором (в первую очередь из меркантильных соображений) настаивают в Совете Европы.

Сейчас Россию зазывают в ПАСЕ, обещая (вот щедрость-то какая) вернуть право голоса, которого нашу делегацию лишили в 2014 году «в наказание» за Крым. Но, как показывают результаты выборов в Европарламент, ожидать серьёзного изменения отношения к нашей стране не стоит: те силы, которые действительно выступают за нормальный диалог, по-прежнему в меньшинстве. Как только Совет Европы получит от Москвы взносы за два года (более €60 млн), нас тут же примутся «воспитывать», «наказывать» и «ставить в угол». Ведь и в ПАСЕ, и в Европарламенте правят бал примерно одни и те же политические силы.


Кирилл Бенедиктов
Источник: "RT"


 Тематики 
  1. ЕС   (523)