В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Диалог Китай-ЕС: вызовы и возможности

Недавние переговоры премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна с председателем Европейского совета Дональдом Туском и председателем Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером, последовавшие за визитом в страны Средиземноморья председателя КНР Си Цзиньпина, стали важным этапом непростого стратегического диалога сторон. В центре его внимания оказались конкретные вопросы торгового баланса между Китаем и ЕС, влияния промышленной политики Китая на конкуренцию на международном рынке, передачи современных технологий.

Механизму политического диалога Китая и ЕС уже 20 лет. В результате были значительно увеличены объемы торговли и финансово-инвестиционного взаимодействия между Китаем и Европой. ЕС уже 15 лет подряд выступает крупнейшим торговым партнером КНР. В 2018 г. товарооборот двух сторон побил исторический рекорд и составил 682 миллиарда долларов. КНР на протяжении нескольких последних лет является вторым по значимости и объемам торговым партнером Евросоюза. Накануне своего визита в Брюссель Ли Кэцян отметил, что интеграция китайской инициативы экономического развития "Один пояс и один путь" и "Евразийской стратегии взаимосвязанности" ЕС принесет новые возможности и шансы.[1]

Однако в последнее время китайско-европейский диалог усугубился рядом претензий со стороны Еврокомисии, которая недовольна китайской политикой государственного субсидирования ряда отраслей промышленного производства, что ведет, по мнению Брюсселя, к несправедливой конкуренции. В итоговом заявлении по итогам визита Ли Кэцяна Пекин признал факт существования такой проблемы в контексте предстоящей реформы ВТО, согласился пересмотреть свою политику принуждения западных компаний к передаче технологии и ноу-хау совместным с китайскими партнерами предприятиям и взялся подумать над тем, как упростить для европейских компаний доступ в закрытые для прямых иностранных инвестиций секторы китайского рынка.[2]

При подготовке саммита стороны проявили сдержанность и небывалую уступчивость. Как считают обозреватели, сговорчивости Брюсселя и взаимной уступчивости сторон весьма способствовала прозвучавшая накануне саммита угроза Вашингтона ввести новые торговые санкции против ЕС за то, что тот продолжает скрытое субсидирование авиастроительного концерна Airbus.

Общий счет споров и разбирательств в ВТО между трансатлантическими партнерами по поводу интересов принципиальных конкурентов, крупнейших в мире производителей авиалайнеров, американского Boeing и европейского Airbus, пока складывается в пользу Европы. А недавнее решение Китая купить именно у нее, а не у США три сотни самолетов, закрепляет эту тенденцию. Более 11 миллиардов евро, в которые возможно обойдутся ЕС новые санкции США, не компенсируют неполученные Boeing прибыли, но несомненно создадут во взаимоотношениях трансатлантических партнеров дополнительную напряженность, – что может использовать Пекин в условиях затянувшейся торгово-экономической «большой сделки» с Вашингтоном.

В итоговом документе саммита Китай уже не упоминается как «глобальный стратегический конкурент». Со своей стороны, Пекин отрицает существование у него целей "подрыва" единства союза, отмечая, что заинтересован в объединенной Европе, что инициатива "16+1" призвана не подрывать единство ЕС, а дополнять его, и что главной задачей этой инициативы остается "создание моста открытости, инноваций и партнерства", продвижение проекта "Нового шелкового пути".

Накануне саммита из Брюсселя прозвучало заявление о том, что "Китай не может больше считаться развивающейся страной. Он стал ключевым глобальным игроком и лидирующей технологической державой, – говорится в сообщении Еврокомиссии для Европейского парламента и Совета в преддверии назначенного на апрель саммита ЕС-КНР.[3]

Однако не стоит путать статус развитой страны и «страны с рыночной экономикой» (последнего Китай много лет добивается от Еврокомиссии). Евросоюз же считает, что Китай по ряду оценок и объективных причин не соответствует дефиниции страны с рыночной экономикой и, в частности, именно поэтому его товары проще облагать повышенными пошлинами, обосновывая эти меры борьбой с демпингом.

Так что серьезные проблемы в отношениях Китая и ЕС остаются, и вряд ли их удастся разрешить в обозримой перспективе. Кстати, символично то, что в день окончания визита Ли Кэцяна в ЕС заработала схема отслеживания и пресечения иностранных инвестиций в странах союза, призванная уберечь стратегически значимые европейские объекты и компании от продажи их инвесторам из третьих стран, и прежде всего Китая.[4]



Владимир Петровский, доктор политических наук, действительный член Академии военных наук, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН
Источник: "Международная жизнь"

[1] https://rg.ru/2019/04/10/rukovoditeli-kitaia-i-es-proveli-peregovory-v-briussele.html

[2] https://ee.sputniknews.ru/politics/20190410/15673820/eu-china-sammit-itogi.html

[3] https://ec.europa.eu/commission/sites/beta-political/files/communication-eu-china-a-strategic-outlook.pdf

[4] https://ee.sputniknews.ru/economy/20190411/15699607/Estonia-sammit-China-ryba.html


 Тематики 
  1. Китай   (636)
  2. ЕС   (515)