В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Американские войска и базы в Восточной Азии

Как сообщила на днях The Washington Post, Дональд Трамп хочет заставить союзников платить полную стоимость за размещение американских военных на своей территории плюс 50%. Если это произойдет, некоторым странам, таким как Южная Корея, Германия и Япония, возможно, придется платить за базирование американских военных в пять раз больше, чем сейчас.[1]

Как отнесется к этому Германия – особый разговор, тем более что администрация Трампа не оставляет попыток добиться от своих союзников по НАТО увеличения расходов на оборону до уровня 2% ВВП. Но в Восточной Азии ситуация и сложнее и (для Сеула и Токио) тревожнее.

Причем, прежде всего, именно для Республики Корея. Только что южнокорейская администрация завершила затяжные, изнурительные переговоры со своим американским союзником об условиях размещения американских военных на своей территории, которые продолжались 10 раундов. В ход шли любые аргументы – от утечек в южнокорейскую прессу до американских угроз пересмотреть свою позицию по двустороннему Соглашению о зоне свободной торговли (KORUS FTA). Южнокорейские СМИ сообщали о том, что в декабре 2018 г. Трамп потребовал от корейцев увеличить сразу в полтора раза их расходы и платить теперь более 1 триллиона 400 миллиардов вон. Сеул же заявил, что "наш народ не поймет, если цифра будет выше 1 триллиона вон", а потому "потолок" предложений Южной Кореи – 999,9 миллиарда вон (около 890 млн. долларов).[2]

В итоге стороны сошлись на сумме почти в млрд. долл. (в прошлом году Сеул потратил на эти цели 860 млн. долл.). Срок действия этого соглашения – один год, в последующем стороны смогут его продлевать. Если по сумме на уступки пришлось пойти Вашингтону, то в вопросе срока действия соглашения уступила Южная Корея, согласившись с предложением США о сокращении срока с 5 лет до 1 года.

Но это было не все. В начале марта 2018 г. президент Трамп сообщил в своем твиттере, что не хочет проводить совместные военные учения с Южной Кореей, поскольку решил сэкономить деньги, а также потому, что снижение напряженности в отношениях с КНДР – «это хорошая вещь». Прекращение совместных учений или сокращение их интенсивности также может подразумевать сокращение численности американских военнослужащих, базирующихся в Южной Корее.

Возможно, американский президент разыгрывает при этом незамысловатую двухходовку: посулить Пхеньяну на переговорах о денуклеаризации возможное сокращение численности американских войск на Корейском полуострове, а Сеул такой возможностью припугнуть, чтобы тот был уступчивее на переговорах.

В Японии тоже есть своя история переговоров с администрацией Трампа об условиях размещения американских войск и баз. После прихода Д. Трампа к власти многие в Японии опасались того, что новый президент, который ранее обещал пересмотреть союзнические отношения с Японией и Южной Кореей, если они не увеличат расходы на содержание у себя в стране американских военных баз, может пойти на вывод американских войск с Окинавы.

Осенью 2016 г. один из лидеров японской парламентской оппозиции и руководителей «Специального парламентского комитета по проблемам Окинавы и северных территорий» сказал автору (как мне кажется, несколько преувеличивая проблему): ««Если американцы уйдут с Окинавы и из Филиппин, их место тут же займет Китай. И тогда китайцы будут полностью контролировать нас». При этом он заметил, что Япония компенсирует до 70% расходов на содержание американских баз, в то время как Южная Корея – не более 25%.

И администрация Мун Чжэ Ина, и кабинет С. Абэ мечутся между Сциллой и Харибдой: с одной стороны, они видят потребность в американских войсках для отражения потенциальной угрозы со стороны Китая и КНДР (частично и России). С другой – необходимость объяснять электорату эти крайне непопулярные среди местного населения расходы.

Вот, например, результаты проведенного в конце февраля 2019 г. на Окинаве референдума: против сохранения американской военной базы выступили 72,2% жителей префектуры при явке в 52,48%, сообщила телерадиокомпания NHK.[3] Итоги референдума могут спровоцировать очередной виток напряженности между центральной японской властью и администрацией префектуры: с одной стороны, кабинет С. Абэ не может игнорировать точку зрения местного населения, а с другой – официальный Токио вряд ли может позволить себе пойти на осложнение отношений с Вашингтоном.

И дело здесь не только в деньгах, а в напористой (и порой бесцеремонной) манере американского президента вести переговоры и торговаться так, что это не оставляет выбора для партнера. Для восточноазиатских союзников Вашингтона это грозит «потерей лица» и ослаблением внутриполитических позиций.

В годы холодной войны им было проще смириться с американским военно-политическим доминированием для отражения казавшихся очевидными угроз. А сейчас японские и южнокорейские налогоплательщики все настойчивее спрашивают, куда идут их деньги: для обеспечения национальной безопасности или для продвижения американских интересов в регионе.

И если в настоящее время в Сеуле и Токио не видят альтернативы размещению американских войск на своей территории, то в среднесрочной и долгосрочной перспективе такая ситуация чревата существенным ослаблением стратегической связки Вашингтона, Сеула и Токио.


Владимир Петровский, доктор политических наук, действительный член Академии военных наук, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН
Источник: "Международная жизнь"


 Тематики 
  1. Мир под эгидой США   (1304)