В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Кашмир, Корея, Венесуэла, Иран: горячая, холодная, гибридная война (Asia Times Гонконг)

Раскручиваясь в расширяющемся водовороте, геополитика начала XXI века выглядит как психоделическая мандала, сакральное схематическое изображение Ямы, Владыки смерти.

Председатель КНДР Ким Чен Ын, бодро выглядящий после 70-часового путешествия на поезде, в процветающем коммунистическом Ханое под доброжелательным взглядом Дядюшки Хо встречается с претендентом на Нобелевскую премию мира Дональдом Трампом.

Такое предположение, прозвучавшее в недавнем прошлом, породило бы шквал насмешек по всем континентам.

Владелец небольшого ядерного арсенала председатель Ким сверхдержавой почитается достойным диалога, в то время как лишённое подобного руководство Ирана таковым не считается, даже при том, что сверхдержава отправила на свалку многостороннее ядерное соглашение, одобренное ООН и работающее.

Параллельно в который раз оказалось, что самой горячей границей в Азии является не демилитаризованная зона между Кореями, а линия контроля в Кашмире между ядерными державами Пакистаном и Индией.

Хотя Исламабад и Дели могли бы, в теории, довести эскалацию до нацеливания ядерных ракет друг на друга, КНДР не станет нацеливать ракеты с ядерными боеголовками на Гуам, а Тегеран вообще никуда не целится, поскольку у него нет ракет с ядерными боеголовками.

Выражаясь более непринуждённо в духе «Песенки с приветом»*, уходит смена режима в Пхеньяне, в то время как смена режима в Иране остаётся на повестке дня, и появляется идея смены режима в Венесуэле. Иран ещё может занимать место в Оси Зла, но новый лозунг — тройка Тираний (Венесуэла, Куба, Никарагуа), ведь правительство в Каракасе воспроизводит «Бип, Бип» в адрес Хитрого койота** сверхдержавы.

Ряд изворотливых неоконов из США и сомнительных «фондов» поддерживают пламя смены режима в Иране, даже фабрикуя ось Тегеран-аль-Каида, а в Венесуэле проталкивается стелс-сценарий. Потрясающий брифинг в Министерстве иностранных дел в Москве в прошлую пятницу раскрыл, что «специальные силы США и технические подразделения будут перемещены ближе к границе Венесуэлы. У нас есть информация, что США и их партнёры по НАТО организуют массированную поставку оружия оппозиции Венесуэлы, которая будет осуществлена из одной восточно-европейской страны».

Факты неумолимы. Через два десятка лет НАТО потерпело унизительное поражение в Афганистане. Затеянная в Сирии руками марионеток НАТО и Совета по сотрудничеству государств Персидского залива война проиграна. Победили Дамаск, Тегеран и Москва. Конфликт в Донбассе заморожен. Так что возвращающийся ремикс доктрины Монро, пусть даже в виде гуманитарных ухищрений — напоминающих о «гуманном капитализме», приведшем к уничтожению Ливии — возможно, пока что потерпел неудачу.

Вице-президент Бразилии генерал Амилтон Моуран привнёс долю здравомыслия, пойдя против «всех рассматриваемых вариантов» смены режима его собственного президента Жаира Болсонару. Моуран постоянно настаивает на том, что «Вопросы Венесуэлы должны решать венесуэльцы», добавляя, что угрозы США звучат «скорее, как риторика, чем как действие», поскольку военное нападение было бы «бессмысленным».

Взгляните на это «К»

Что кроется в имени? На языке урду Пакистан означает «земля безупречных, чистых», но суть названия — в акронимах: «К» означает Кашмир, как «П» — Пенджаб, «А» — Афгания (область пуштунских племён), «С» — Синдх, а «Т» — «тан» от Белуджистана. «К» — это тема национальной идентичности.

Первая индо-пакистанская война после раздела Индии в 1947 году разгорелась из-за Кашмира. В следующем году Кашмир был разделён Линией контроля (ЛК), которая де-факто остается Берлинской стеной Азии, намного более опасной, чем демилитаризованная зона между Кореями. Очередная мини-война на ЛК была в 1999-м.

Кашмир — крупный геостратегический приз. Если предположить, что он будет целиком принадлежать Индии, получился бы прямой мост в Центральную Азию и к границе с Афганистаном, а Пакистан лишился бы границы с Китаем, что в значительно мере обесценивало бы Китайско-Пакистанский Экономический Коридор, один из ключевых проектов Инициативы «Пояса и Пути».

Если Кашмир целиком принадлежал бы Пакистану, это избавило бы страну от тревог о водной безопасности. Река Инд начинается в Гималаях, в Тибете, и пересекает контролируемый Индией Кашмир перед тем, как войти в Пакистан, и течёт далее в Аравийское море. Инд и его притоки обеспечивают водой две трети Пакистана. Теперь Нью-Дели угрожает превратить поток воды в Пакистан в оружие.

Не видно конца тому, что Кашмиру снова и снова досаждают стычки или даже частичный конфликт между джихадистами — на всех уровнях защищаемых Исламабадом — с индийской армией. Исламистская Джейш-и-Мохаммед (ДжМ) хочет, чтобы весь Кашмир был аннексирован Пакистаном, живущим по законам шариата.

Одержимость ДжМ Кашмиром разделяют и их фактические союзники Лашкар-и-Тайба (ЛиТ). Обе они пользуются поддержкой — с определёнными нюансами — межведомственной разведкой Пакистана (ISI). А более всего обе пользуются финансовой поддержкой ваххабитского Дома Сауда и ОАЭ.

Не существует такого решения проблемы Кашмира, которое не включало бы прекращение саудовского прозелитизма, финансирования и вооружения — ядовитого коктейля, который выпестовал знаменитую пакистанскую «культуру Калашникова». И не может быть никакого решения, когда способность Дома Сауда получить ядерное оружие «под заказ» от Пакистана в Южной Азии остаётся секретом полишинеля номер один.

Россия и Китай, как голоса разума

Если бы присутствовал здравый смысл, безразличный к Яме, Индия и Пакистан вели бы переговоры как предложил премьер-министр Имран Хан, в рамках структуры ШОС, членами которой являются обе страны, с Россией и Китаем в качестве посредников.

И вот это приводит нас к произошедшему в среду в китайском Юэцине, за чем внимательно наблюдал Запад: де-факто встрече на уровне министров «РИК» из БРИКС с участием министра иностранных дел России Сергея Лаврова, министра иностранных дел Китая Ванг Юи и министра иностранных дел Индии Сушма Сварадж.

Лавров осудил «совершенно бесстыдные попытки» «искусственно создать предлог для военной интервенции» в Венесуэлу. Но сменой игры следует считать то, что Россия, Китай и Индия обсуждали Кашмир, что может в итоге непосредственно повлиять на попытки и Исламабада и Нью-Дели разрядить всё ещё взрывоопасный сценарий.

Скоординированная позиция Китая и России имела абсолютно решающее значение в организации диалога Северной Кореи и администрации Трампа. Хотя до мечты президента Южной Кореи Муна ещё очень далеко: Трамп официально объявляет об окончании Корейской войны 1950-1953 годов, мирный договор заменяет нынешнее перемирие с железными гарантиями безопасности. В конце концов, это условие номер один для того, чтобы в КНДР начали обдумывать ядерное разоружение.

Теоретически Китай и Россия обладают тем, что нужно, чтобы образумить Индию и Пакистан — плюс возможность оказать давление на вооружаемых Саудовской Аравией ваххабитов.

И всё же с точки зрения Вашингтона Китай и Россия это «угрозы» — от Стратегии Национальной Безопасности до функционеров, вроде генерала ВВС главы Северного командования США Терренса О’Шонесси, который только заявил комитету Сената, что «намерение России держать США в зоне риска» представляет собой назревшую угрозу.

Некоторые более равны, чем остальные

Китай, Россия и Иран, — по сути, узлы евразийской интеграции, объединяющие ключевые направления Новых Шёлковых Путей с помощью торгового соглашения Ирана с ЕАЭС и расширения Международного Транспортного Коридора Север-Юг. Учитывая ставки, Лавров и Юи не могли быть не ошеломлены объявлением об отставке министра иностранных дел Ирана Махамеда Джавада Зарифа, объявленной в Инстаграме.

Источники в Тегеране установили, что основной причиной этого было то, что Зариф не был проинформирован — и не присутствовал — в понедельник в Тегеране на встрече чрезвычайно высокого уровня Башара аль-Асада, Верховного руководителя Аятоллы Хаменеи, командующего силами ИСИР Касема Сулеймани и президента Хассана Роухани, когда они обсуждали исключительно сирийские военные дела, а не дипломатию. Зарифа там не было, а вот его помощник Аббас Аракчи был.

В итоге Роухани отверг прощение Зарифа об ставке, подчеркнув, что это против национальных интересов Ирана. И что имеет решающее значение, Сулеймани сказал, что Зариф обладает полной поддержкой Хаменеи. Пусть даже различные фракции сторонников жёсткой линии Ирана кипятятся, что и Зариф, и Роухани — глупцы, попавшие в американскую ловушку, последнее, что сейчас нужно Тегерану — под давлением гибридной войны — это внутренний раскол. К тому же и Россия, и Китая в поддержке не откажут.

Вашингтон способен задействовать варианты гибридной войны, но большинство его рефлексов по-прежнему продиктованы неприкрытой холодной войной. Механизм действия остался прежним. Огромное количество денег из бюджета США расточается военно-промышленным комплексом, когда оборонные подрядчики и крупные корпорации выплачивают невероятные взносы в предвыборную кампанию политическому классу. Вот почему кто-то вроде выступающей против войны Тулси Габбард — горячей ли, холодной или гибридной — и против режима, будет очерняться оружейным лобби до второго пришествия, и лишаться возможности баллотироваться на пост президента.

Глобальный Юг осознал, что вращаясь во всё более расширяющемся водовороте, некоторые страны и в самом деле более равны, чем остальные. Пусть даже некоторых неустанно клянут, как пособников террористов (Пакистан), ядерные державы, как правило, должны быть умиротворены (КНДР) и соблазнены (Индия как опора «Индо-Тихоокеанской» стратегии). Председатель Ким теперь — «великий руководитель», который может принести своей стране «потрясающее будущее».

Неядерные державы, особенно богатые природными ресурсами и подобно Ирану и Венесуэле проводящие стратегию обхода американского доллара, сталкиваются с тем, что становятся мишенью для смены режима, медленно и болезненно пожираемыми Ямой, Владыкой смерти.


Пепе Эскобар
Источник: "ПолиСМИ"
Оригинал публикации: "Kashmir, Korea, Venezuela, Iran: hot, cold, hybrid war "

Примечания:
* — Looney Tunes, название серии мультфильмов студии «Уорнер бразерс», выходившей в 30-60-х гг. Главные герои – кролик Багс Банни, поросенок Порки Пиг и утенок Даффи Дак, их голоса озвучивал М. Бланк.

** — персонаж одноимённой серии короткометражных мультсериалов Looney Tunes и Merrie Melodies. Создан художником-мультипликатором и режиссёром Чаком Джонсом в 1948 году, а сценарии к мультфильмам были написаны Майклом Мальтисом.


 Тематики 
  1. Мир под эгидой США   (1304)
  2. Глобальная перестройка   (98)