В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Сирия: ирано-израильское противостояние и Россия, как фактор сдерживания

40 лет – с победы исламской революции и по сей день – отношения Исламской Республики Иран и Государства Израиль были и остаются враждебными.

ИРИ, созданная на основе учения аятоллы Хомейни – лидера исламской революции и основателя нового, исламского Ирана, не признает права Израиля на существование, как суверенного государства. Аятолла Хомейни в своих речах и проповедях неоднократно повторял: «Я считаю план независимости Израиля и его признание катастрофой для мусульман и подрывом деятельности исламских правительств». «Сионистский режим должен быть стерт с лица земли, и с помощью божественной силы в скором времени мир будет жить без США и Израиля».

Израиль, в свою очередь, видит в ИРИ главную угрозу существования. Выступая на днях на церемонии в мемориале памяти жертв Холокоста в Иерусалиме, премьер-министр Израиля Нетаньяху говорил об агрессии нацистов, которой Западные державы не противостояли в достаточной мере. «Сегодня тоже существует экстремистский режим, который угрожает нам, угрожает миру во всем мире», – сказал Нетаньяху об Иране. «Этот режим прямо заявляет, что намерен уничтожить нас, еврейское государство». «У меня есть послание правителям Ирана – не испытывайте решимость Израиля», – отметил он. Особо заботят израильтян даже гипотетическая возможность создания Ираном ядерного оружия и политика экспорта исламской революции по иранскому образцу.

До последнего времени ирано-израильское противостояние ограничивалось грозной риторикой с двух сторон. Причем со стороны ИРИ накал антиизраильских пропагандистских атак приобрел синусоидальный характер. При более либеральных президентах накал спадал, а при более радикальных – возрастал.

Надо отметить, что нынешний президент Хасан Роухани, признав Холокост, старался не подбрасывать пропагандистский хворост в постоянно тлеющую, но всё же «холодную» ирано-израильскую войну. Несмотря на это, «холодная» война разрасталась. Ее пик приходится на активизацию военно-политической деятельности Тегерана в Сирии, особенно близ израильских границ, что, по мнению Иерусалима, создаёт угрозу Израилю. Там это вызвало бурю антииранских пропагандистских атак, что, естественно, породило ответную оборонительно-наступательную кампанию иранских пропагандистов.

Если бы всё ограничивалось только риторическими стычками! К сожалению, ирано-израильская холодная война приобретает всё более «горячие» черты, переходя в прокси-войну на территории Сирии.

Руководство Израиля категорически выступает против присутствия иранских спецподразделений в Сирии, проиранских боевых группировок «Хезболлы», а также их сателлитов – шиитских вооруженных формирований. При этом, для Израиля «красная черта» – это их сосредоточение близ израильских границ.

Иерусалим скрупулезно и последовательно следует этой установке. В течение последних лет Израиль нанес около 200 ракетно-авиационных ударов по иранским и проиранским объектам на территории Сирии.

Ситуация резко обострилась во второй половине января. 20 числа после очередной атаки израильских ВВС по иранским объектам, подразделения КСИР, базирующиеся в Сирии, по информации пресс-службы Армии обороны Израиля ЦАХАЛ, выпустили ракету «земля – земля» средней дальности неизвестного типа по Израилю. Ракета была сбита над Голанскими высотами системой ПРО «Железный купол» сразу после пересечения сирийско-израильской границы. При этом командование ЦАХАЛ подчеркнуло, что осуществлял стрельбу иранский расчет, а само оружие произведено в Иране.

В ночь на 21 января в качестве целей для ответного удара Израиль избрал несколько объектов иранских Сил специального назначения (ССН) «Кодс» в Сирии — склады боеприпасов, военный объект в аэропорту Дамаска, объект, который занимала иранская разведка, и военный тренировочный лагерь. При этом, как утверждают в ЦАХАЛ, Израиль предупредил ВС Сирии о намерении осуществить эти удары, однако сирийская ПВО все равно выпустили «множество» ракет по самолетам израильских ВВС. «В ответ мы ударили по нескольким батареям ПВО Сирии», — заявили в пресс-службе.

В результате, по версии Иерусалима, ЦАХАЛ уничтожила два стационарных радара, два зенитных ракетно-пушечных комплекса «Панцирь-С1» и один ЗРК «Оса». Правда, сирийская армия утверждает, что она потеряла только один «Панцирь-С1».

ПВО Сирии не предотвратила израильские удары по иранским объектам. Наблюдатели утверждают, что ущерб от налетов израильских ВВС оказался довольно внушительным: «Хезболла» не получила технику, а Иран в результате этого понес финансовые потери.

Примечательно, что высокопоставленные иранские политики обвинили в этом Москву, которая якобы отключила свои ЗРК С-300 во время израильских авианалетов на иранские объекты в Сирии. Так, председатель комиссии по национальной безопасности и внешней политике иранского парламента Хешматолла Фалахат-Пише заявил, что, если бы российские системы ПВО были активированы, то «сионисты не могли бы атаковать Сирию с такой легкостью». И это непростая ситуация для российских ВС, находящихся в Сирии, которые пытаются оказывать сдерживающее влияние на противоборствующие стороны.

События конца января вызывают тревогу. Пожалуй, впервые в боестолкновениях с Израилем приняли активное участие и ВС ИРИ, и ПВО Сирии. Это показатель того, что происходит ползучая трансформация ирано-израильского противостояния от «холодной» войны и прокси-войны к широкомасштабным боевым действиям с участием Израиля, Ирана и Сирии.

Россия предпринимала и предпринимает усилия, чтобы снизить накал ирано-израильских страстей в Сирии. По данным СМИ, еще в ноябре 2018 г. на трехстороннем саммите Россия – Иран – Турция президент Путин убедил президента Роухани не допускать приближения иранских и проиранских вооруженных формирований ближе, чем 80 км от израильской границы.

Однако не далее чем в середине января сам командующий ССН «Кодс», являющихся частью КСИР, генерал Касем Сулеймани демонстративно появился в 30 – 40 км от израильской границы. Это напрямую нарушало обязательства Ирана перед Россией и косвенно – роняло престиж РФ в глазах Израиля. Москве, по-видимому, это нарушение Тегераном договоренностей не понравилось, и она выразила неодобрение укреплением позиций ИРИ в Сирии.

Но, конечно, «визит» генерала Сулеймани к границам Израиля не являлся основной причиной определенного охлаждения российско-иранских отношений. Пожалуй, главное здесь – расхождение Москвы и Тегерана в понимании будущего Сирии и в путях достижения этого будущего.

После фактического разгрома ИГИЛ (террористическая группировка, запрещена в РФ), который осуществился благодаря совместным действиям России и Ирана, Москва сосредоточилась на создании условий, способствующих умиротворению в Сирии, возвращению беженцев, установлению порядка на основе нового основного закона, который должен разработать Конституционный комитет, представляющий все сирийские политические течения. И Россия делает всё возможное и невозможное, чтобы новая сирийская конституция вступила в силу.

В свою очередь, можно предположить, Иран заинтересован в консервации нынешней ситуации в Сирии, в безоговорочном лидерстве Башара Асада, в шиизации сирийцев (чем сейчас активно занимаются иранские миссионеры), в определенном контроле над сирийской недвижимостью, в расширении своего влияния на всю территорию страны, в превращении Сирии в мощный плацдарм против Израиля.

Вряд ли такой сценарий устроил бы Россию. И Москва послала сигнал Тегерану. Имеется в виду многозначительный ответ замминистра иностранных дел России Сергея Рябкова. 25 января на вопрос журналиста CNN, являются ли Россия и Иран союзниками, он ответил, что не сказал бы, что можно было бы использовать этот термин. Страны просто «действуют вместе в Сирии». Он также подтвердил, что Россия признает «важность мер для обеспечения безопасности Израиля [читай: авиаударов], обеспечивающих очень прочную оборону государства Израиль».

При этом официально и МИД РФ, и министерство обороны РФ отрицательно отнеслись к действиям Израиля и призвали его прекратить атаки на Сирию.

Активная деятельность Москвы с целью не допустить большой войны между Израилем, Ираном и Сирией проявилась и в визитах межведомственной российской делегации с участием специального представителя президента Путина по сирийским делам Александра Лаврентьева и замминистра иностранных дел России Сергея Вершинина.

Делегация посетила Израиль, где провела 29 января переговоры с премьером Нетаньяху, а уже 2 февраля в Тегеране встречалась с секретарем Высшего совета национальной безопасности ИРИ Али Шамхани и старшим помощником министра иностранных дел Ирана по особым политическим вопросам Хосейном Джабери-Ансари. И в Иерусалиме, и в Тегеране речь шла о Сирии, ее будущем, об опасности разрастания ирано-израильского противостояния в большую войну.

Однако, как утверждает бывший командующий израильскими ВВС генерал-майор Амир Эшель, эскалация в ее нынешнем виде не приведет к масштабному столкновению, поскольку Россия этого не допустит. В свою очередь, политика Москвы позволит создать баланс для взаимного сдерживания между Израилем и Ираном.

Действительно, равноудаленность России от Ирана и Израиля, а можно сказать, и равноприближенность к этим странам, дает Москве шанс на успех посреднической миссии.


Владимир Сажин, старший научный сотрудник
Института востоковедения РАН, кандидат исторических наукИсточник: "Международная жизнь"


 Тематики 
  1. Иран   (280)
  2. Израиль   (129)
  3. Сирия   (143)
  4. Ближний Восток   (494)