В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Новые мифы, ложь и нефтяные войны Вашингтона (“NEO - New Eastern Outlook”, Глобальная сеть)

В то время как американские автомобилисты жалуются на растущие цены на бензин, администрация Трампа и нефтяные и банковские интересы, стоящие за ней, усмехаются по пути в банк, как в той пословице. Если мы посмотрим на внешне непохожие события в Иране, в Венесуэле и теперь в Ливии, то станет ясно, что существует последовательная стратегия по срыву ключевых нефтяных поставок к непосредственной выгоде американского нефтяного доминирования.

Десятилетие назад мысль о том, что Соединенные Штаты могли бы вытеснить Саудовскую Аравию или Российскую Федерацию с позиции крупнейших мировых производителей нефти, считалась невероятной. Сегодня она, по-видимому, является приоритетом внешней политики администрации Трампа и крупных банков с Уолл Стрит, финансирующих производство американской сланцевой нефти. Эта стратегия является геополитической и в конечном итоге нацелена на ослабление России, Ирана и других независимых мировых производителей нефти, таких как Венесуэла.

Если мы посмотрим на несколько недавних событий, которые существенным образом повлияли на мировые цены на нефть, то проявится четкая схема — не сил свободного рынка, а сил геополитической манипуляции, прежде всего со стороны Вашингтона. Примеры Ирана, Венесуэлы и совсем недавно Ливии очевидно доказывают, что Вашингтон решительно настроен подтолкнуть цены на нефть снова на достаточно высокий уровень, чтобы снова сделать экономически выгодными инвестиции в его развитую индустрию сланцевой нефти.

Иран: дело не в ядерной программе, а в нефти

Очевидным смыслом одностороннего отказа администрации Трампа от ядерного соглашения с Ираном – соглашения, которое должно было позволить Ирану освободиться от западных экономических санкций и открыть возможности для миллиардных иностранных инвестиций, прежде всего в его нефтяную и газовую индустрию, – является тот факт, что этот отказ никак не связан с ядерными планами Ирана как таковыми. Он связан непосредственно с предлогом снова ввести экономические санкции в отношении иранских продаж нефти и разработки газовых месторождений.

В упор не видя отчетов агентства ООН, МАГАТЭ, установивших, что Иран выполняет ядерное соглашение, администрация Трампа в одностороннем порядке объявила в мае о фактическом прекращении соглашения на фоне протестов подписавших его ЕС, России и Китая. 4 ноября, если не произойдет маловероятная капитуляция Ирана перед требованиями Вашингтона, в силу вступят новые жесткие санкции, нацеленные в основном против экспорта иранской нефти. Вашингтон связывает свои действия с согласием Ирана отказаться от поддержки шиитских сил в Йемене и Асада в Сирии. С момента заключения ядерного соглашения иранской государственной нефтяной компании удалось восстановить экспорт нефти до почти 4 миллионов баррелей в день – почти до досанкционного уровня. С помощью вторичных санкций Вашингтон дает ясно понять, что компании ЕС или другие компании, помогающие Ирану экспортировать нефть, будут подвергнуты санкциям в отношении любого вида коммерческой деятельности в США, что создает большую проблему. Французский нефтяной гигант «Тоталь» уже заявил, что закроет свое совместное предприятие в огромном энергетическом секторе Ирана.

2 июля высокопоставленный чиновник Госдепартамента США четко обозначил цели Вашингтона в Иране: «Наша цель – усилить давление на иранский режим, сведя к нулю его доходы от продажи сырой нефти. Мы работаем над тем, чтобы минимизировать срыв поставок на мировой рынок, но мы уверены, что есть достаточный потенциал мировой резервной добычи нефти».

Венесуэла: то же самое

В то же самое время, пока администрация Трампа снова нацеливается на иранскую нефть на мировых рынках, с отсрочкой до ноября, она способствует полному падению добычи нефти в Венесуэле в рамках идущей финансовой и политической войны Вашингтона против правительства Мадуро.

Во время последней победы на выборах в Венесуэле действующего президента-социалиста Мадуро Вашингтон усилил санкции, отрезающие также всякий доступ государственной нефтяной компании PDVSA и Венесуэлы к американским банкам, отменив любое рефинансирование новой задолженности. Перед недавней встречей министров стран ОПЕК венесуэльский министр нефти Мануэль Кеведо заявил: «Эти санкции очень серьезные, эти санкции практически парализуют PDVSA... Это атака на нефтяной рынок». Согласно Международному энергетическому агентству, производство нефти в Венесуэле в среднем составляло 1,36 миллиона баррелей нефти в день в июне — по сравнению с 2,9 миллиона баррелей в день пять лет назад.

Затем в удобный момент крупная американская нефтяная компания ConocoPhillips арестовала активы на 636 миллионов долларов, принадлежащие венесуэльской государственной нефтяной компании PDVSA, вследствие национализации в 2007 году проектов этой крупной американской нефтяной компании в Венесуэле. Это наложение ареста воспрепятствовало выполнению компанией PDVSA ее экспортных обязательств и создало пробку из танкеров в венесуэльских портах. Чтобы противодействовать значительным потерям нефтяного венесуэльского импорта, Китайский банк развития только что объявил о займе в 5 миллиардов долларов для нефтяной индустрии Венесуэлы. Китай является одним из основных импортеров как венесуэльской, так и иранской нефти — и этот факт хорошо известен и Министерству финансов США, и Госдепартаменту.

А теперь Ливия

В то время как нефтяные трейдеры отреагировали на сокращение поставок из Ирана и Венесуэлы, резко повысив цены на различные сорта сырой нефти до более чем 70 долларов впервые за три года, ситуация на рынке с точки зрения американской нефтяной индустрии, особенно сланцевой нефти, остается пока еще неспокойной. Однако это меняется, учитывая недавние события в Ливии.

С момента «гуманитарных» бомбардировок Вашингтоном Ливии Каддафи, которая в то время являлась наиболее экономически развитой страной в Африке, эта страна фактически находится в состоянии гражданской войны и политического раскола. С одной стороны находится навязанный ООН и поддерживаемый Вашингтоном режим в Триполи, обманчиво называемый правительством национального согласия, под руководством назначенного премьер-министра и также главы президентского совета (ПС) Фаиза Аль-Сараджа. Аль-Сарадж поддерживается «Братьями-мусульманами», скрытной политической салафистской организацией, стоящей за поддерживаемыми Вашингтоном «арабской весной» и режимом Мухаммеда Мурси в Египте. Эта группа в Триполи также поддерживается США, Британией и Францией.

Основным противником Аль-Сараджа является генерал-фельдмаршал Халифа Хафтар, установивший фактически военный контроль с помощью анти-салафистской Ливийской национальной армии при поддержке ключевых лидеров племен над богатой нефтью восточной Ливией и поддерживаемый избранной ливийской палатой представителей (ПП).
Хафтар, непримиримый противник «Братьев-мусульман», которых он называет террористами, установил фактически военный контроль над восточной частью страны в районе "нефтяного полумесяца". Когда его войска взяли под контроль ключевые участки восточной Ливии в последние дни, включая критически важные порты Хариджа и Зуейтина, Хафтар пошел против поддерживаемого США режима в Триполи и объявил, что контроль над восточными нефтяными портами будет передан обособленной, базирующейся в Бенгази Национальной нефтяной компании, находящейся в ведении восточного правительства, которое не признано ООН. Тогда при поддержке Вашингтона западная Национальная нефтяная компания в Триполи объявила форс-мажерные обстоятельства в восточных портах и вывела поставки ливийской нефти объемом до 850000 баррелей в день с мирового рынка 2 июля.

Армия Хафтара, как известно, очень близка с египетским президентом аль-Сисси, также злейшим врагом «Братьев-мусульман». У Хафтара также хорошие отношения с путинской Россией. Препятствование созданию силами Хафтара параллельной нефтяной экономики на богатом нефтью востоке страны, независимой от поддерживаемого США режима в Триполи, усиливает значительные изменения на глобальных нефтяных рынках и почти наверняка повысит цены на мировом рынке до уровня свыше 80 долларов за баррель – невиданного с 2014 года.

Так удачно сложилось, что это тот уровень прибыльности, который окажет огромную поддержку производству ампериканской сланцевой нефти.

Американская сланцевая нефть: новая нефтяная геополитика?

Скотт Шеффилд, президент базирующейся в Техасе Pioneer Resources, одного из крупнейших производителей сланцевой нефти США, заявил в недавнем интервью в Вене во время недавней встречи ОПЕК, что до конца этого года Соединенные Штаты обгонят Россию и станут крупнейшим производителем нефти в мире. Он заявил, что добыча в США превысит 11 миллионов баррелей в день через 3-4 месяца, и что она может "очень быстро" достичь 13 миллионов баррелей в день, а затем 15 миллионов баррелей в день через семь или восемь лет благодаря добыче сланцевой нефти в таких местах как Пермский бассейн в Техасе. Он заявил, что самой благоприятной ценой для сланцевой нефти сейчас является диапазон от 60 до 80 долларов за баррель. Не исключено, что, воздействуя на нефтяные поставки из Ирана, Венесуэлы и теперь Ливии, влиятельные нефтяные компании, стоящие за внешней политикой Трампа, нацелились на то, чтобы гарантировать наводнение мирового рынка американской сланцевой нефтью в ближайшие месяцы, чтобы вытеснить не только эту нефть, но и все больше – российскую нефть?

Примечательно, что Иран обвиняет Соединенные Штаты в том, что они вышли из СВПД ради повышения цены на нефть. 11 мая иранский министр нефти Бижан Намдар Зангане заявил, что "президент Трамп ведет двойную игру на нефтяном рынке. Некоторые страны-члены ОПЕК подыгрывают США. США стремятся к тому, чтобы стимулировать добычу сланцевой нефти".

Долгосрочная проблема с вашингтонской стратегией нефтяного доминирования заключается в неустойчивости поставок сланцевой нефти. Хотя инвестиции в технологию в последние годы улучшили производительность скважин и темп добычи, но у сланцевой нефти имеются серьезные проблемы. Одна проблема связана с тем, что отдельно взятая скважина сланцевой нефти или трудноизвлекаемой нефти истощается намного быстрее, чем скважина с обычной нефтью, когда типичным является падение добычи на 75%, или больше, после первого года добычи. Поэтому, чтобы сохранить общий объем, требуется бурить больше скважин и скважин, требующих больших затрат. Другим ограничением является высокое требование дополнительной воды для гидроразрыва пласта. В некоторых местах, например, в Пермском бассейне, это 5 баррелей воды на баррель нефти. Отраслевые отчеты указывают на то, что к началу 2020 года золотые годы добычи сланцевой нефти в США закончатся, так как растущие затраты, площади нефтеносности более низкого качества и другие условия ограничивают рост добычи сланцевой нефти, а вместе с ней – и производство нефти в США. Это окажет серьезное негативное воздействие на текущую стратегию администрации Трампа сделать Америку великим нефтяным королем. Эта стратегия основана в конечном счете на мифах, лжи – и да, нефтяных войнах.


Ф. Уильям Энгдаль
Источник: "Переводика"
Оригинал публикации: "Washington’s Latest Myths, Lies and Oil Wars"


 Тематики 
  1. Энергополитика   (211)