В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Индия: особенности национальной внешней политики

Наверно, мало в мире найдется сегодня стран, которые в условиях растущего противостояния России и США могут поддерживать хорошие отношения и с Москвой, и с Вашингтоном одновременно. Причем, находя для себя выигрышные моменты и в одном, и в другом случае. Один из самых ярких примеров – это азиатский гигант Индия.

Саммиты России и Индии проходят ежегодно, и для Индии, как отмечают в Дели, это – единственный пример регулярных встреч премьер-министра с главой иностранного государств. Сейчас ожидается новый визит Владимира Путина в Дели.

С другой стороны, буквально только что на сессии Генеральной Ассамблеи ООН президент США Дональд Трамп назвал Индию в числе «немногих друзей Америки» наряду с Израилем, Саудовской Аравией и Польшей.

Вот такая интересная у Индии позиция в мире, и в этом захотелось разобраться подробнее. На днях провел несколько дней в этой удивительной стране, чья внешняя политика формируется на базе вековых традиций индийской культуры и индийской мудрости. Не скрою, что самым интересным для автора было бы услышать от хозяев, пригласивших группу российских журналистов в гости, чем характерна сегодняшняя внешняя политика древней индийской цивилизации? В ходе многочисленных встреч и бесед – до четырех в день в течение целой недели – и были заданы многие вопросы, из ответов на которые и сложился этот материал-репортаж.

Высокопоставленные собеседники в МИД Индии, руководители ряда министерств страны, эксперты-политологи, бизнесмены и журналисты – каждый по-своему отвечал на поставленный в той или иной форме вопрос о сути индийской дипломатической философии. Кажется, в результате этого коллективного разговора, вырисовалась общая картина, которую сегодня представляю уважаемым читателям.

В МИД Индии заявили: «У нас на высшем уровне есть твердое желание выстроить отношения с Москвой такими же, какими они были во времена Советского Союза»

В историческом здании МИД Индии, где ещё, казалось, не выветрился дух колониальной эпохи, нас принял секретарь по иностранным делам Виджай Гокхале (Vijay Gokhale), де-факто – второй человек в министерстве. Обращаясь к московским гостям, он говорил о том, как сам недавно посещал нашу столицу, и о том, как складываются сегодня индо-российские отношения:

«Недавно мы вернулись из Москвы, где прошло очень успешно заседание российско-индийской правительственной комиссии. У нас происходят регулярные контакты между министерствами иностранных дел, у нас очень хорошие контакты с разными министерствами вашего правительства. За последние месяцы мы видим расширение и углубление делового сотрудничества. В Москве мы обсудили очень многие компоненты совместной работы. Некоторые из них традиционные, например, сотрудничество в области обороны, а также в энергетике, где Россия занимает одно из ведущих мест в мире. Были определены и новые направления – нам, например, необходимо развивать двустороннюю торговлю, и проявлено общее понимание того, что это чрезвычайно перспективно».

Здесь надо добавить, что в ближайшее время ожидается подписание нескольких крупных контрактов на закупку Индией российских вооружений – и комплексов ПВО С-400 (против чего резко выступает Вашингтон), и кораблей для ВМС Индии. «Индия планирует приобрести у России 4 фрегата на сумму 2,2 млрд долларов», – сообщили в середине сентября местные газеты.

Ранее, как передавали индийские СМИ, «Москва и Нью-Дели в мае согласовали условия поставки пяти систем С-400 на $6 млрд». А в разгар нашей поездки министерство обороны Индии заявило, что Дели «не допустит, чтобы проверенные временем отношения с Москвой в сфере безопасности пострадали из-за американских санкций». И что переговоры по приобретению российских зенитно-ракетных систем С-400 «почти завершены».

Так что в Дели, когда нужно что-то серьезное для укрепления обороноспособности, не сильно прислушиваются к американцам, а гнут свою линию. В одном из разговоров было сказано, что индийская армия со времен СССР обеспечена в абсолютном большинстве именно нашим оружием, и не собирается нарушать эту традицию.

Виджай Гокхале продолжал: «Наши лидеры в течение последнего времени регулярно встречаются и в рамках БРИКС, и на саммитах Шанхайской организации сотрудничества, но также проводятся регулярные ежегодные саммиты Индии и России. Мы чувствуем, что необходимо расширять наше сотрудничество на самых разных направлениях, выходя за рамки уже достигнутых договоренностей. Например, есть хорошие перспективы в сфере промышленного инвестирования, и мы заинтересованы в российских инвестициях. Мы заинтересованы в сотрудничестве по развитию инновационных технологий и в торговле технологиями. Также нам интересно сотрудничество в области сельского хозяйства, интересуют и закупки древесины в России. Для нас очень важно создать условия для развития бизнес-рилейшнз.

Новое направление нашего сотрудничества – это индийские инвестиции в энергетический сектор в России. Скоро мы ожидаем первые поставки сжиженного газа из России, и, если не ошибаюсь, объем закупок будет где-то в пределах 23 млрд долларов. Это – крупнейший контракт с Россией за последние годы.

Одно из направлений сотрудничества, которое сейчас вызывает у нас большой интерес, это космос, включая участие индийского космонавта в работе Международной космической станции, куда он может попасть с российской помощью. Недавно у нас было принято решение о том, что Индия готова участвовать в программе пилотируемой космонавтики, но пока мы не можем сами запускать людей космос.

Нам было бы интересно, чтобы выросло количество индийцев, которые обучаются в российских вузах. Во времена Советского Союза у вас учились очень многие наши студенты, но, к сожалению, с тех пор их число в ваших институтах уменьшилась. Его хотя бы вернуть на прежний уровень, вернуться к прежней системе. Какие специальности нас интересуют? Например, такие сферы, как образование, инженерное дело, медицина.

Хотелось бы развивать культурные связи. Мы заинтересованы в обмене музейными экспозициями, в проведении фестивалей музыки, кино и театров. Нас интересует и взаимный обмен туристами, особенно, из числа молодых людей, потому что в молодости более ярко проявляется и эмоции, и более яркими становится впечатления от поездок в другие страны».

На мой вопрос, как бы собеседник сравнил ситуацию в двусторонних отношениях в 1950-60-е годы, когда повсюду звучали слова «Хинди-руси бхай-бхай», и сегодняшнюю, Виджай Гокхале ответил так: «Я полагаю, что мир изменился после того как появилась новая независимая Россия. Но то, что не изменилось за эти годы, это наше твёрдое стратегическое сотрудничество – оно не подвергается сомнению, и мы выстраиваем наши отношения, которые не касаются третьих стран, не затрагивают третьи страны. Базисом нашего сотрудничества является то, что ни россияне, ни мы не оглядываемся на наши взаимоотношения с какими-то третьими странами». Вот вам и один из постулатов национальной индийской дипломатии.

«Что же касается наших политических отношений, – продолжал Виджай Гокхале, – то они очень прочные. А вот в области культурных и экономических отношений, конечно, остается огромное число перспективных направлений, которые пока не используются. И мы полагаем, что сейчас нашим правительствам надо приложить свои усилия для того, чтобы отношения в этих областях вернуть на прежний высокий уровень. Я вас уверяю, что у нас на высшем уровне есть твердое убеждение, твердое желание опять выстроить наши отношения с Москвой такими же, как они были во времена Советского Союза».

Интересен был ответ Виджая Гокхале на вопрос одного из наших журналистов, заметившего, что в условиях, когда Запад против России сейчас ведет настоящую экономическую, торговую войну, да и откровенно политическую войну, с индийской стороны не слышно никаких твёрдых заявление в поддержку России. А, ведь, если мы говорим о «стратегическом партнерстве», то хотелось бы увидеть его в деле.

Руководитель индийского дипломатического ведомства отреагировал так: «А что вы подразумеваете под реальной поддержкой? Заявления в устной форме или контракты большого формата в экономической области? Я не уверен, что в Россию ждут от нас каких-то заявлений, ведь одна из отличительных черт наших отношений это то, что мы находимся вместе и рядом в самые непростые времена, которые переживают наши страны. У нас каждый год проходят саммиты наших руководителей – и должен сказать, что у нас нет ежегодных саммитов с другими странами мира. Мы продолжаем сотрудничество в области обороны и высоких технологий, в области мирного атома. Мы предпочитаем не заявления, а реальные действия. Если бы были одни заявления, и не было бы реальных действий, то были бы мы счастливы от этого? Если уж мы в чём-то уверенны, и если уж мы что-то решили, то мы всегда стараемся придерживаться твердо своих позиций – и в те времена, когда Индии было трудно, а Советский Союз приходил ей на помощь, и когда России стало трудно, и Индия не отошла в сторону. Вспомните, когда в прежние годы нам нужна была поддержка, Советский Союз был рядом, и, я надеюсь, сейчас вы увидите, что мы в наших отношениях действуем точно также».

Обратим внимание, как высокопоставленный дипломат представил ключевые элементы индийской внешнеполитической философии. Это было важно услышать, так как не раз приходилось отмечать на встречах с представителями самых разных стран, что у всех и каждого есть свои национальные особенности ведения внешней политики, которые, как правило, реализуются через совершенно разные логики выстраивания отношений с окружающим миром. И, знакомясь с такими феноменами, лучше начинаешь понимать, какими глазами смотрят на мировые дела из той или иной столицы. Мир видится более, что ли, «объемным».

Взгляд на мир из Дели

Разговор на эту тему – о философии индийской внешней политики – был продолжен на встрече с руководством «Vivikanada International Foundation», одного из известных индийских «think-tanks», то есть экспертно-аналитического центра, основной состав которого сформирован из ветеранов политической, дипломатической и военной элит страны. Эти убеленные сединами мудрые люди с огромным опытом помогают властям разрабатывать внешнеполитическое направление.

На мой прямой вопрос по заявленной теме директор Фонда, бывший заместитель советника по национальной безопасности Индии Арвинд Гупта (Arvind Gupta), посол Сатиш Чандра (Satish Chandra), генерал-лейтенант Рави Соухней (Lt Gen RK Sawhney) и их коллеги рассказали следующее:

«Философия нашей внешней политики базируется на глубоком убеждении и нашей твердой уверенности в необходимости поддерживать мир. Индия вместе с другими азиатскими странами, с Россией и с Китаем является очень важным участником Шанхайской организации сотрудничества. Надо напомнить, что недавно индийские военные специалисты принимали участие в совместных военных учениях на территории России вместе с другими представителями стран Шанхайской организации сотрудничества.

Мы видим, новые вызовы в развитии общей ситуации вокруг Азии. Мы внимательно рассматриваем ситуацию в нашем регионе, у наших границ. Кроме того, сейчас в сферу наших интересов попадает и Африка. Например, мы выстраиваем экономический коридор с Восточной Африкой и видим в этом большие перспективы. Также у нас развиваются достаточно активные экономические отношения в Западной Азии, включая страны Персидского залива. Мы вообще стараемся поддерживать баланс между разными географическими направлениями нашей внешней политики и выстраиваем многочисленные и разнообразные отношения, как со странами Азии, так и с теми, которые находятся в других частях мира.

Одно из направлений нашего сотрудничества с иностранными государствами – это борьба с международным терроризмом. Мы также стараемся поддерживать хорошие отношения с другими странами в области предотвращения климатических катастроф, в области определения и предупреждения о природных катаклизмах. Мы заинтересованы в контактах и обменах мнениями по самым разным международным проблемам с нашими партнерами. Мы заинтересованы в направлении наших студентов на учебу в иностранные государства.

И, конечно, мы заинтересованы в развитии нашей страны, и стараемся использовать разнообразные контакты с иностранными государствами для того, чтобы способствовать нашему дальнейшему развитию. У нас очень прочные увязки между задачами развития страны и выстраиванием наших отношений с иностранными государствами.

Мы стараемся участвовать в создании торгового экономического коридора из Центральной Азии, из Ашхабада к нам сюда на территорию Индии, и это совсем не просто. Мы обсуждаем как раз те проблемы безопасности, которые необходимы для того, чтобы эти проекты состоялись. Также нас беспокоит и то, что происходит в отношениях между Ираном и Соединенными Штатами – это, прежде всего, новые американские санкции против Ирана.

Что касается вопроса о создании системы коллективной безопасности в Азии то, прежде всего, отмечаем, что у Индии в Центральной Азии есть одна очень большая проблема, и имя этой проблемы – Афганистан. Хотя в последнее время у нас началось достаточно активное торговое сотрудничество с Афганистаном, и оттуда в Индию поставляется довольно большое количество свежих овощей и фруктов. Полагаем, что об этом не так хорошо известно.

Что касается безопасности в Азии в более широком смысле слова, то надо напомнить о нашей новой концепции азиатско-тихоокеанского сотрудничества, вернее, о сотрудничестве в Индийском и Тихом океанах. Это, конечно, затрагивает и вопросы безопасности, и вопросы торговли, и вопросы укрепления взаимоотношений между странами, входящими в этот огромный регион.

Большая часть индийской территория омывается Индийским океаном, у нас есть выход в Мировой океан, и мы сотрудничаем с теми странами, которые находятся на его берегах – это страны Персидского залива, это Африка, это также дорога по океану в Европу или в США. Поэтому само географическое положение открывает для нас направление на Юг, но также и другие направления по водам Мирового океана.

С другой стороны, мы смотрим и на север в сторону Центральной Азии и России. К сожалению, на сегодня мы видим достаточно ограниченный формат и объем торговых отношений между Россией и Индией. Конечно, мы видим и то, как быстро и как мощно поднимается Китай.

Это все – составляющие части нашей внешнеполитической философии, как вы её назвали». Так коллективно отвечали на мой вопрос члены «Vivikanada International Foundation».

Когда же разговор зашел об американских санкциях против России, то представители Фонда отметили вот что: «Мы никогда не признаём односторонние санкции, в том числе санкции, которые сейчас Запад накладывает на Россию. Мы признаём только санкции, которые наложены Советом Безопасности ООН. Если возникают подобные вопросы, то мы предпочитаем переходить к переговорам, предпочитаем обсуждать, что же происходит?

Что касается наших отношений с США, то мы должны сказать – сейчас Соединенные Штаты видят в Индии партнёра в регионе Тихого и Индийского океанов. Наши отношения с Россией начались не вчера, у нас есть очень долгая и позитивная история отношений. Американцы хорошо знают об активных политических отношениях между нашими странами, и мы посылаем им определенные сигналы, которые, например, появляются прессе, о том, что американцы должны понимать и принимать наши с вами отношения такими, как они есть. И они вынуждены принять это, как данность. Мы же с вами понимаем, что тесные отношения между нашими странами – это в интересах и России, и Индии. Это наше сотрудничество постоянно развивается и распространяется на новые сферы, и американцы отдают себе в этом отчет. Они считают, что у них хорошие отношения с Индией, поэтому они должны понимать – надо относиться к этому очень аккуратно и не разрушать эти отношения через попытки испортить наши отношения с Россией».

В заключение встречи поинтересовался мнением о том, не сыграет ли ШОС позитивную роль в сближении Индии и Пакистана? Ответ был дан негативный.

Россия для Индии – «Большой друг». Хотя новостей из Москвы в индийских СМИ не слышно

Дополнительным штрихом к пониманию внешнеполитической философии индийцев стал эпизод разговора в редакции крупнейшей газеты «Hindustan Times» с миллионным тиражем. Прамит Пол Чудхури (Pramit Pal Chaudhuri), редактор-консультант международной редакции, прямо сказал, что у них нет интереса к происходящему в России: «В России нет нашего корреспондента. Есть в Лондоне, Пекине, Вашингтоне, Пакистане и в Непале, то есть мы освещаем те направления и те страны, где у нас есть главные торгово-экономические интересы, либо – положение у соседей».

С другой стороны, индийцы, кажется, начали забывать и про собственную историю. Прамит Пол Чудхури на мой вопрос о взаимоотношениях с бывшей метрополией Великобританией отвечал: «Современное поколение практически не помнит, что Индия когда-то была частью Британской Империи. Сюда также не поступают сигналы, что Британия сильно заинтересована в развитии отношений с Индии. Это с индийской стороны проявляется большой интерес к Англии, и многие молодые люди едут туда учиться или заниматься бизнесом. Для Индии сейчас наиболее интересные направления – это Ближний Восток, прежде всего, страны Персидского залива, это Юго-Восточная Азия, это страны АСАЕАН, это, безусловно, Китай, это – Пакистан и Афганистан и это – акватория Индийского океана».

О том, что в Москве нет вообще корреспондентов индийских изданий, подтвердил нам и государственный министр информации и радио Раджьявардхан Ратхор (Rajyavardhan Rathore), знаменитый индийский спортсмен – в прошлом призер Олимпийских Игр и чемпионатов мира по стрельбе, который занялся в последние годы политикой: «Наша пресса независима, и владельцы СМИ сами решают, куда им направлять корреспондентов». Так что, несмотря на наличие в Индии 450 ТВ-каналов и примерно 140 тысяч печатных изданий с общим тиражом под 490 миллионов, информацию о России индийское население получает, как признался министр, только из западных источников.

И это тоже – часть местной философии, что, впрочем, не мешает сохранять в народе Индии стойкое ощущение того, что Россия – это Большой друг. Хотя того, что у нас происходит, здесь просто не знают.

Да, и туристов из России практически нет даже в знаменитом городе Мумбаи (бывший Бомбей), где знакомство с самим Болливудом (индийской фабрикой по производству кинофильмов) многого стоит.

В Мумбаи генеральный директор департамента информации правительства штата Махараштра Бриджеш Синх рассказывал, что «у нас в городе не так много туристов из России – в основном, они едут в район Гоа, притом, что ваш Санкт-Петербург является городом-побратимом Мумбаи». Хотя и в городе, и вокруг него есть, что посмотреть!

Четыре индийских интереса в торговле с Россией

Индия настолько заинтересована в расширении торгово-экономических отношений с Россией, что даже готова создать специальную «особую экономическую зону» для российских инвесторов и предпринимателей, готовых работать здесь. «Конечно, мы заинтересованы в том, чтобы в Индию пришли инвестиции из России. Ради этого мы готовы создать специальную экономическую зону для российского бизнеса, – подчеркнул на встрече с нами министр торговли, промышленности и гражданской авиации Суреш Прабху (Suresh Prabhu). – Дели и Москва могут создавать новую промышленность вместе. Мы будем счастливы открыть новую главу в отношениях с Россией».

Вообще вопрос о привлечении инвестиций в Индию, в том числе и с российского направления, поднимался в наших беседах с местными специалистами не раз и не два. Такое впечатление, что индийцы рассматривают иностранные инвестиции, как некий главный стимул для собственного развития, хотя государство и местный бизнес располагают огромными финансовыми возможностями, чтобы справится с проблемами роста ВВП самостоятельно. Похоже, это стало мировым трендом – вложиться где-нибудь «за три моря» (с), но не в родную экономику. Странно, но факт…

На сегодняшний день, согласно статистике, товарооборот между РФ и Индией за первое полугодие 2018 года вырос на 31% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года и составил порядка 5,45 миллиарда долларов. Как видите, не столь он и велик. Но… только один контракт на поставки в Индию российского сжиженного газа (о чем сказано выше) поднимет эту цифру в пять раз!

Суреш Прабху назвал четыре главных направления торгово-экономического сотрудничества, которые в Индии считаются приоритетными, и пригласил российский бизнес откликнуться. Он говорит: «Среди приоритетных направлений нашего сотрудничества, во-первых, это поставки в Индию природного газа из России. Это нам необходимо прямо сегодня.

Второе – мы хотим развивать сотрудничество в деле обработки золота и алмазов. Индия занимает первое место в мире по объему обрабатываемых алмазов и имеет огромный опыт и высочайшую квалификацию. У нас на территории страны нет добычи своих алмазов, но в Индии обрабатывается почти 90% всех алмазов мира, и мы превращаем их в бриллианты. Кроме того, практически все граждане Индии – от богатых до бедняков – владеют какими-то золотыми украшениями, а это – огромный рынок с учетом того, что наше население составляет более 1 миллиарда человек».

В одной из бесед было сказано: в Индии из более, чем 1 миллиарда жителей, более 350 миллионов по доходам – средний класс. В самой Европе жителей 500 миллионов. Вот и сравнивайте.

Третье направление возможного сотрудничества – это закупка в России древесины. Четвертая позиция – это создание логистических цепочек при экспорте и импорте товаров из России и в Россию. Нам необходимо подумать, каким образом мы можем создать транспортный коридор между нашими странами для развития торговли», – размышлял министр.

Через пару дней довелось на стене одного из крупных сувенирных магазинов причитать цитату из высказываний лидера индийской революции 1940-х годов, гуру индийской политики, философа и крупнейшего общественного деятеля Матахмы Ганди, о котором Владимир Путин как-то раз вспомнил такими словами: «После смерти Махатмы Ганди не с кем поговорить…» И вот читаю слова Ганди: «Покупатель не является внешней частью нашего бизнеса. Покупатель является составной частью нашего бизнеса. Он делает нам удовольствие, покупая то, что есть у нас, а мы получаем удовольствие от того, что его обслуживаем». Так что, слова министра «мы будем счастливы» вполне укладываются в философию взаимоотношений с мощным иностранным торговым партнером, каким в Индии хотят видеть Россию.

Министр не упомянул о ещё одном направлении сотрудничества – поставках в Россию индийских лекарств. Об этом рассказали руководители фармацевтической компании «ACG». Её президент Аджит Сингх (Ajit Singh) подчеркнул, что в давние годы – сразу после получения Индией независимости – именно Советский Союз помог республике создать собственное фармакологическое производство, а теперь страна занимает одно из ведущих мест на мировом рынке лекарств. На мой вопрос: «Что для вас более прибыльно – продавать лекарства в Россию или построить у нас заводы по производству лекарств?», ответ был вполне определенным: «Для нас дешевле и прибыльнее производить у себя и продавать в Россию. Однако, наши лекарства, хотя и дешевле западных, пока в России не столь популярны. Нам бы хотелось, чтобы публика в России знала – индийские таблетки ничуть не хуже тех, что поступают к вам с Запада. Мы научились делать лекарства, которые по цене в разы дешевле, чем аналоги, производимые в развитых странах, таких как Соединенные Штаты или страны Евросоюза. Если нам удастся объяснить это российским покупателям, то следующим шагом будет создание производства индийских лекарств на территории самой России. Поэтому мы начинаем работу с российскими регионами, где надеемся найти новые рынки. И первой нашей попыткой будет создание платформы для сотрудничества в Татарстане, куда мы направляемся в ноябре».

«Древняя мудрость региона – наше общее наследие»

Ещё во время встречи в МИД Индии был затронут вопрос о той линии во внешней политике Индии, которая получает пусть и неофициальное, а политологическое, название «разворот в Индо-Тихоокеанский регион». Индийские хозяева буквально через несколько часов после нашей беседы передали текст, в котором предельно ясно и обстоятельно представлена эта концепция дипломатии Дели, как – это уже добавлю сам – составная часть той самой философии индийской внешней политики, которой и посвящен этот материал.

Благодаря ориентировке делийских коллег (из московского далека далеко не всё, происходящее в Индии, сразу проявляется и становится заметным), процитирую послание премьер-министра Индии Нарендры Моди участникам «Диалога Шангри Ла» от 1 июня 2018 года.[i] Поясню здесь, что «Диалог Шангри Ла» в Сингапуре – это форум азиатских стран, на котором обсуждаются вопросы региональной обороны и безопасности. Как правило, он ежегодно проходит уже второй десяток лет на министерском уровне. Но в последние годы его отмечают и главы государств. Так вот, в этой речи индийского лидера всё сказано по поводу «разворота в Индо-Тихоокеанский регион». Тезисно, цитаты:

– В течение тысяч лет индейцы обращались на Восток. Не только для того, чтобы увидеть восхождение Солнца, но и молиться о том, чтобы его свет распространился по всему миру. Человеческий вид теперь обращен к Восходящему Востоку, с надеждой увидеть обещание, что XXI век откроется для всего мира, потому что судьба Мира будет глубоко зависеть от хода событий в Индо-Тихоокеанском регионе. Потому что этот новый век обетования отмечен смещением платформ глобальной политики и линий разломов истории.

– За последние три десятилетия мы продемонстрировали, что, опираясь на историческое наследие, мы восстанавливаем нашу роль и отношения в регионе. Индии ни одному другому региону в настоящее время не уделяет такого внимания.

– Океаны занимали важное место в индийском мышлении с доведийских времен. Тысячи лет назад цивилизация долины Инда, а также Индийский полуостров использовали морскую торговлю... Индийский океан сформировал большую часть истории Индии. Теперь это – ключ к нашему будущему. Океан приносит 90% торговли Индии, в том числе, наших источников энергии. Это – жизненная линия глобальной торговли. Индийский океан соединяет регионы различных культур и различные уровни мира и процветания. Но он также теперь наполнен военными кораблями крупных держав, что повышает озабоченности по поводу стабильности.

– На востоке Малаккский пролив и Южно-Китайское море соединяют Индию с Тихим океаном и с большинством наших основных партнеров – АСЕАН, Японией, Республикой Корея, Китаем и Америками. Наша торговля в регионе быстро растет. И значительная часть наших зарубежных инвестиций идет в этом направлении. На долю АСЕАН их приходится более 20%.

– Наши интересы в регионе огромны, и наше участие глубоко. В регионе Индийского океана наши отношения укрепляются. Мы также помогаем создавать экономические возможности и улучшать безопасность на море для наших друзей и партнеров. Мы продвигаем коллективную безопасность.

– Юго-Восточная Азия – наш сосед по суше и по морю. С каждой страной Юго-Восточной Азии у нас растут политические, экономические и оборонные связи. С АСЕАН мы стали стратегическими партнерами.

– За пределами Восточной и Юго-Восточной Азии наши партнерские отношения сильны и растут. Показателем нашей стратегической автономии является то, что стратегическое партнерство Индии с Россией созрело, чтобы быть особенным и привилегированным. На саммите в Сочи президент Путин и я разделили наши взгляды на необходимость создания мощного многополярного мирового порядка для решения проблем нашего времени.

– Глобальное стратегическое партнерство Индии с Соединенными Штатами преодолело колебания истории и продолжает углубляться, создавая исключительную широту наших отношений. Оно приобрело новое значение в меняющемся мире. И важным элементом этого партнерства является наше общее видение открытого, стабильного, безопасного и процветающего Индо-Тихоокеанского региона.

– Ни с кем у Индии нет таких больших отношений, как наши отношения с Китаем. Мы являемся двумя наиболее густонаселенными странами мира и находимся среди самых крупных быстрорастущих экономик. Наше сотрудничество расширяется. Торговля растет. И мы проявили зрелость и мудрость в управлении имеющимися двусторонними проблемами и обеспечении мирной границы. В апреле (2018 г.) двухдневный неофициальный саммит с президентом Си помог нам понять, что сильные и стабильные отношения между нашими странами являются важным фактором глобального мира и прогресса.

– У Индии растущее партнерство с Африкой продвигается с помощью таких механизмов, как саммиты «Форум Индии и Африки». В основе его лежит сотрудничество, основанное на потребностях Африки, и история теплоты и взаимного уважения.

– Мой друг Президент Видодо и я повысили отношения между Индией и Индонезией в рамках всеобъемлющего стратегического партнерства. Среди других общих интересов у нас есть общее видение морского сотрудничества в Индо-Тихоокеанском регионе.

– Вооруженные силы Индии, особенно наш военно-морской флот, строят партнерские отношения в Индо-Тихоокеанском регионе в интересах мира и безопасности, а также осуществляют гуманитарную помощь и помощь в случае стихийных бедствий. Они обучают и проводят миссии доброй воли по всему региону.

– Мы будем поддерживать рост от 7,5 до 8% в год. По мере роста нашей экономики наша глобальная и региональная интеграция будет расти. Страна, которую населяют более чем 800 миллионов молодых людей, знает, что их будущее будет обеспечено не только масштабами индийской экономики, но и глубиной нашего участия в глобальных делах. Больше, чем где бы то ни было, наши связи будут углубляться, и наше присутствие будет расти в регионе. Будущее, которое мы стремимся построить, требует стабильного мира.

– Основания глобального порядка кажутся потрясенными. И будущее выглядит менее надежным. При всем нашем прогрессе мы живем на грани неопределенности, нерешенных вопросов и неразрешенных споров. Мы видим претензии, столкновения концепций и конкурирующих моделей.

– В центре всего этого есть проблемы, которые затрагивают всех нас, в том числе непрекращающаяся угроза терроризма и экстремизма. Наш мир – это мир взаимозависимых состояний и частых неудач. И ни одна нация не может сформировать и обеспечить этот мир сама по себе. Это мир, который призывает нас подняться над расхождениями и браться за совместную созидательную работу.

– Индо-Тихоокеанский регион является домом для широкого круга глобальных возможностей и проблем. Десять стран Юго-Восточной Азии соединяют два великих океана, как в географическом, так и в цивилизационном смысле. Таким образом, «открытость», «центральное положение АСЕАН» и «единство» лежат в основе построения нового Индо-Тихоокеанского региона.

– Индия не рассматривает Индо-Тихоокеанский регион, как закрытый клуб с ограниченным числом членов. И ни в коем случае мы не считаем это направленным против какой-либо страны. Географического ограничения, как такового, не может быть. Поэтому видение Индии для Индо-Тихоокеанского региона является открытым. И оно имеет много элементов.

Первый: Он представляет собой свободный, открытый, всеобъемлющий регион, который охватывает всех нас в общем стремлении к прогрессу и процветанию. Он включает в себя все страны в рамках этой географии, а также другие страны, которые заинтересованы в этом.

Второй: Юго-Восточная Азия находится в центре Индо-Тихоокеанского региона. АСЕАН был и будет иметь решающее значение для его будущего. Это видение, которое всегда будет направлять Индию, поскольку мы стремимся к сотрудничеству в области поддержания архитектуры мира и безопасности в этом регионе.

Третий: Мы считаем, что наше общее процветание и безопасность требуют от нас развития единых правил для региона посредством диалога. И они должны одинаково применяться ко всем индивидуально, а также быть обращены к глобальному достоянию. Такой порядок должен уважать суверенитет и территориальную целостность, равно как и равенство всех наций, независимо от их размера и силы. Эти правила и нормы должны основываться на согласии всех, а не на силе немногих. Это должно основываться на вере в диалог, а не на зависимости от силы. Это также означает, что, когда страны выполняют международные обязательства, они должны отстаивать их. Это – основа веры Индии в многосторонность и регионализм, и наша принципиальная приверженность верховенству закона.

Четвертый: Мы все должны иметь равный доступ в рамках международного права к использованию общих пространств на море и в воздухе, что потребует свободы судоходства, беспрепятственной торговли и мирного разрешения споров в соответствии с международным правом. Когда мы все согласны жить по этому кодексу, наши морские маршруты станут путями к процветанию и коридорами мира. Мы также сможем объединиться силы для предотвращения морских преступлений, сохранения морской экологии, защиты от бедствий и процветания, благодаря морской, «синей» экономике.

Пятый: Наш регион и все мы выиграли от глобализации. Но, сегодня растет протекционизм – и в товарах, и услугах. Решения не могут быть найдены «за стенами защиты». То, что мы ищем, является равным игровым полем для всех. Индия выступает за открытый и стабильный режим международной торговли. Мы также будем поддерживать основанную на правилах, открытую, сбалансированную и стабильную торговую среду в Индо-Тихоокеанском регионе, которая поднимает все страны на волне торговли и инвестиций.

Шестой: Контакты важны. Это больше, чем укрепление торговли и процветания. Они объединяют регион. Индия находится на перекрестке торговых путей на протяжении веков. Если удастся добиться успеха, мы должны не только строить инфраструктуру, но и строить мосты доверия. И ради этого наши инициативы должны основываться на уважении суверенитета и территориальной целостности, на консультациях и принципах «благого» управления, на прозрачности, жизнеспособности и устойчивости. Они должны расширять права наций, а не ставить их под невозможное долговое бремя. Они должны поощрять торговлю, а не стратегическую конкуренцию. На этих принципах мы готовы работать со всеми.

– Наша дружба – это не «альянсы сдерживания». Мы выбираем сторону принципов и ценностей, мира и прогресса. Мы не становимся по ту или другую сторону «разрыва». Наши отношения со всем миром демонстрируют нашу позицию. И, когда мы сможем работать вместе, мы сможем справиться с реальными вызовами нашего времени. Мы сможем защитить нашу планету. Мы сможем обеспечить нераспространение ядерного оружия. Мы сможем обеспечить наших людей защитой от терроризма и кибер-угроз.

– Участие Индии в Индо-Тихоокеанском регионе – от берегов Африки до Северной Америки – будет всеобъемлющим. Мы являемся наследниками философии Веданты, которая верит в сущное единство всех и празднует единство в многообразии («Истина одна, но ученые говорят об этом по-разному»). Это основа нашего цивилизационного идеала – плюрализма, сосуществования, открытости и диалога. Идеи демократии, которые определяют нас как нацию, также определяют то, как мы относимся к миру.

– Мы будем продвигать демократический и основанный на правилах международный порядок, в котором все нации, маленькие и крупные, будут процветать как равные и суверенные.

– Мы будем работать с другими, чтобы наши моря, космос и воздушные трассы были свободными и открытыми; чтобы наши страны были защищены от терроризма; чтобы наше киберпространство стало свободным от разрушений и конфликтов.

– Мы будем держать нашу экономику открытой и наше участие прозрачным.

– Мы будем делиться нашими ресурсами, рынками и процветанием с нашими друзьями и партнерами.

– Наш мир находится на перекрестке. Есть искушения худших уроков истории. Но есть и путь мудрости, который призывает нас к более высокой цели: подняться выше узкого взгляда на наши интересы и признать, что каждый из нас может лучше служить нашим интересам, когда мы будем работать вместе, как равные, на благо всех народов. Я здесь, чтобы призвать всех пойти по этому пути», – всё это говорил недавно в Сингапуре премьер-министр Индии Нарендра Моди.

Пожалуйста, вот вам развернутый ответ на тот вопрос, с которым автор приехал в Индию. Древняя культура откликнулась мудрыми размышлениями о Доме, Войне и Мире.

Мы веками живем в условиях непрекращающегося давления на Русь-Россию со стороны нищих, и злых из-за этого соседей, либо богатых, но алчных до беспредела джентльменов, видящих свои новые доходы от неизбывных русских просторов. И тех, и других периодически приходится приводить в чувства.

У Индии же – иные заботы. Она пережила колониальный период, о котором, как выяснилось из разговоров с местными экспертами, молодежь XXI века и знать не знает, раздвигая свои собственные горизонты уже до Лондона и далее. У Индии под боком – огромным Мировой океан, теплый – в отличие от нашего Северного Ледовитого. Индия озабочена отношениями своими соседями… С одной стороны и не скажешь: «Нам бы ваши проблемы», а, с другой стороны, видишь, как, благодаря десятилетиям четкой и продуманной работы, индийское руководство в лице самых разных политических, но – патриотических! – сил, выстраивало свою страну и вывело её на тот уровень, когда встал вопрос о законном месте Индии в Глобальной политике.

И вот на этом «треке», как сейчас модно говорить, Москва может подставить своё плечо. Такое впечатление, что индусы чувствуют тот самый скрытый исторический феномен, о котором сейчас порой пишут блогеры, но на котором не очень-то акцентируют внимание в официальной медиа-сфере. Дело в том, что есть версия: славяне и индусы имеют общих предков, которые жили вместе примерно четыре с половиной тысячи лет назад. Другими словами: мы – родственники. А это многое объясняет в истории наших дружеских и очень тесных отношений.

…Улетали из Дели в Шереметьево рейсом «Аэрофлота» – бортом с именем Владимира Высоцкого. Увидел имя авиалайнера, и в голове сразу же закрутилась его песенка: «Чем славится индийская культура?» Так домой и полетел. Удивительное дело… Карма?


Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»
Источник: "Международная жизнь"

[i] https://www.mea.gov.in/Speeches-Statements.htm?dtl/29943/Prime+Ministers+Keynote+Address+at+Shangri+La+Dialogue+June+01+2018


 Тематики 
  1. Индия   (262)