В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Кому выгодна торговая война между США и Китаем?


Когда торговое представительство США (USTR) официально объявило о введении дополнительных пошлин на китайские товары общей суммой в 200 млрд долларов, продолжавшаяся последние несколько месяцев торговая война между США и Китаем вошла, как представляется, в новую фазу. Начатая США торговая война не возымела никакого эффекта ни на экономику Китая, ни на другие сферы.

Всё возрастающее давление на китайских экспортёров, колебания фондового рынка и даже повсеместные ожесточённые дискуссии в интернете – всё это, на самом деле, ответ Китая, крупнейшей торговой державы мира, на максимальное давление со стороны США.

Эта торговая война, возможно, принесёт свои горькие плоды также и в других областях. Затронет ли эта борьба в сфере торговли также, например, и финансовый сектор? Объективное доминирование США в международном финансовом секторе неизбежно будет создавать для Китая проблемы – но и Китай, крупнейшая страна-кредитор США, также уступать не намерен. Что же касается вопросов безопасности, то здесь вызывает беспокойство возможность каких-либо непредвиденных инцидентов. В конце концов, оборонный бюджет США составляет около 700 млрд долларов и рано или поздно это даст о себе знать. Нередкое появление американских военных кораблей в Южно-Китайском море или действия США по тайваньскому вопросу в равной мере означают, что Америка ускоряет своё движение от «терпимости» в отношении Китая к его «сдерживанию».

В результате торговая война несёт с собой весьма разнообразные «выгоды». Во-первых, она позволяет увидеть, что в невиданную доселе эпоху перемен в международной системе США как гегемония №1 всё ещё способны оказывать максимальное давление и сдерживать те страны, которые дышат им в затылок. Так, Иммануил Валлерстайн однажды сказал, что упадок международной гегемонии в истории – отнюдь не прямолинейное движение вниз: та или иная страна зачастую сохраняет гегемонию в течение продолжительного периода, господствуя над другими державами. Суждение Валлерстайна, по крайней мере в том, что касается торговой войны между США и Китаем, подтвердилось и в этом смысле предполагает, что радикалы, которые грезят о смене династий и предсказывают, что №2 вскоре заменит №1, едва ли дождутся этого в ближайшем будущем.

ТОРГОВАЯ ВОЙНА МЕЖДУ США И КИТАЕМ: ПРОИГРАЮТ ВСЕ
Клиффорд Капчан

Президент Дональд Трамп сделал Китай центральной темой своей предвыборной кампании в 2016 году, угрожая покончить, как он выражался, с экономической агрессией Пекина против США. Последовавшее годовое затишье побудило многих наблюдателей поверить, что предвыборные речи Трампа были лишь риторикой, а экономической войны с Китаем удастся избежать. Но этим надеждам не суждено было сбыться – осенью 2018 года конфликт между Пекином и Вашингтоном перерос в то, что всё больше напоминает экономическую войну на истощение.


«Выгоды» этой торговой войны заключаются также и в том, что Китай лучше осознает свой статус-кво в сфере развития и собственную роль на мировой арене. С одной стороны, не следует строить иллюзий, что эта война способна его напугать. «Биться до конца» – это китайцы умеют лучше кого бы то ни было. С объективной точки зрения общий объём экономики Китая – 82 трлн юаней, где зарубежная торговля составляет всего около 10%. На товарооборот между Китаем и США приходится всего треть внешней торговли объёмом в 8 трлн. Воздействие этой войны на общий экономический рост Китая составит только 0,2-0,5%. С этим «чжэтэн», что значит «много шума из ничего», китайцы справятся.

С другой стороны, Китай прекрасно отдаёт себе отчёт в том, что китайская экономика – всё ещё «развивающаяся» и имеется существенный отрыв от международных передовых технологий. Нам ещё многое предстоит сделать в основных отраслях промышленности, и есть много частных задач, включая борьбу с бедностью. В нашей стране, на самом деле, нет ни тени самодовольства. Во-вторых, только при условии, что Китай будет держаться наготове и стремиться к политике реформ и открытости, китайская экономика выдержит это испытание. Уровень макро-налоговой нагрузки в Китае таков, что здесь уже пора что-то срочно менять. Внутреннему рынку необходимо развитие и большая открытость. Финансовую систему Китая нужно реформировать и делать более международной; сейчас это уже предмет большой озабоченности во всём мире. В-третьих, из всех развивающихся стран Китай на протяжении сотен лет был удалён дальше всех от центров мировых цивилизаций. В нашу эпоху плюрализма ему необходимо как в полную силу использовать свои преимущества по сравнению с другими цивилизациями, так и состязаться с другими развивающимися и старыми индустриальными державами, чтобы достигнуть рубежей мирового цивилизационного прогресса. Это довольно серьёзное испытание для Китая, и пренебрегать им не следует.

По сравнению с многими мировыми державами, к которым относится и Россия, Китаю ещё предстоит учиться и набираться опыта в решении глобальных проблем. В этом смысле нынешняя торговая война способна многому нас научить. Как сказал однажды Председатель Мао Цзэдун, «Китай многократно пытался научиться чему-то у Запада, однако же наш учитель, к сожалению, побивал нас снова и снова». Эта торговая война очевидно не отражает всей совокупности отношений между Китаем и Западом, и Трамп не представляет Запад в целом. Однако на сей раз у Китая есть очень ясное понимание, что даже самая развитая, продвинутая и могущественная западная страна всё же переживает иногда периоды беспорядка, а это может стать прелюдией к длительному историческому процессу. Потому что нам прекрасно известно, что торговля между Китаем и США как рациональный обменный процесс, который естественным образом и в течение многих лет складывался между самой развитой страной мира и крупнейшей развивающейся экономикой, не может вестись путём запугиваний, обмана и подавления.

В это трудное время китайцы также размышляют о судьбе других жертв санкций – в особенности России. Поэтому углубление китайско-российских отношений – отнюдь не случайность и никак не может интерпретироваться в неточных понятиях «альянса двух автократий». В действительности это двустороннее взаимодействие есть и будет долгосрочным и необходимым. Это означает не только то, что Китаю и России предстоит проделать в своём общении долгий путь, но и то, что закат западного мира станет долгим и непредсказуемым процессом. Поэтому даже безотносительно этой торговой войны мы не знаем, что за напасть может случиться завтра.


Фэн Шаолэй
Источник: "Клуб Валдай "


 Тематики 
  1. Глобальная перестройка   (60)
  2. Китай   (616)