В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Европейский тандем Германии и Франции в море проблем

7 сентября прошла встреча канцлера ФРГ Ангелы Меркель и президента Франции Эмманюэля Макрона в Марселе. Официально обе стороны позиционировали ее как «рабочую». Тем не менее, многие европейские наблюдатели склонны называть общение глав двух ведущих государств ЕС «кризисным саммитом». Франция и Германия пытаются согласовать позиции по основным вызовам, стоящим перед Европой: миграции, Brexit’у, совместной политике безопасности и обороны, защите внешних границ, задачах еврозоны. По словам канцлера ФРГ, Берлин и Париж тесно работают над формированием "повестки для Европы". Канцлер отметила важность продолжения работы над развитием оборонного союза "в свете многих внешнеполитических вызовов". "Мы должны работать над суверенитетом Европы", – резюмировала Меркель.

Макрон, в свою очередь, также констатировал, что "мы находимся посреди европейского кризиса". Среди главных проблем президент Франции выделил "Брекзит", политический взлет крайне правых, разделение ЕС на Север-Юг по экономическим вопросам и на Восток-Запад по миграционным. Острыми внешнеполитическими темами остаются кризис на Украине, отношения с Россией, нарастающие проблемы с США в области торговли и безопасности, конфликт в Сирии. Насколько уверенно чувствуют себя за две недели до саммита Евросоюза два «локомотива» объединенной Европы?

Миграционный кризис превратился в один из главных, практически экзистенциальных, вызовов для Европейского союза. Несколько лет назад, используя всё свое влияние, канцлеру Меркель удалось убедить Европу практически распахнуть двери для более чем миллиона мигрантов. В результате, в ЕС случился раскол, а в Германии – политический кризис. Неспособность справиться с наплывом мигрантов привела к падению рейтинга одобрения политики Меркель в ФРГ к началу августа до 29 процентов – худший показатель за все годы ее правления. Проблема всё менее контролируемой миграции вносит свой весомый вклад и в неуклонное снижение одобрения политики Макрона, уровень которого упал до исторического минимума в 31 процент к началу сентября.

Кроме того, иммиграционный кризис ЕС стал одним из решающих факторов усиления «право-популистских» политических сил во многих странах-членах, включая Германию. Особенно болезненным для будущего ЕС может оказаться приход «популистов» к власти в Италии. Новое правительство в Риме добавляет неопределенности и в отношения Парижа и Берлина. Еще в январе нынешнего года, в ходе визита в Италию, президент Франции строил планы «усилить сотрудничество между двумя странами по модели соглашения, подписанного между Францией и Германией в 1963 году». Такая политика рассматривалась, в том числе, в контексте поиска третьей «точки опоры» для формирования коалиции сторонников реформы Евросоюза. Однако после смены правительства, Рим резко усилил критику в адрес Германии, и обвиняет Меркель в грубых ошибках в миграционной политике и навязывании финансовых ограничений, ведущих к ухудшению положения Италии. Макрон лихорадочно ищет «политическое решение» проблемы предоставления убежища и распределения мигрантов в рамках ЕС, с которой государства-члены Евросоюза не могут разобраться уже третий год. И Париж, и Берлин понимают, что проблема не имеет простого решения. Но еще больше они опасаются дальнейшей дестабилизации Союза. Комментаторы не исключают, что в процессе обсуждения общего бюджета ЕС на период с 2021 по 2027 год власти Италии могут шантажировать Брюссель выходом из еврозоны или даже из ЕС.

Другой важнейшей темой повестки лидеров ЕС становится «суверенитет Европы». 27 августа Макрон и глава МИД ФРГ Маас сделали сходные заявления о необходимости придать новую роль Европе, «усилить» ее позиции в новом раскладе сил, складывающемся в мире. Макрон говорил о необходимости для ЕС самому «гарантировать свою безопасность». Маас – о «суверенной и сильной Европе», как приоритете внешней политики Берлина. "Я не верю в то, что Китай и США думают, что Европа обладает независимостью, сопоставимой с их собственной. Если нам не удастся ее выстроить, то мы готовим себе мрачное будущее", – предупредил Макрон[i].

Во внешней политики первоочередным источником беспокойства для Франции и Германии остается президент США Трамп. Вашингтон явно пытается вбить клин между Берлином и Парижем, а также поддерживает евроскептиков по всему континенту. Своей главной мишенью в Европе Трамп выбрал страну с самой сильной экономикой – ФРГ. По мнению главы РСМД А. Кортунова, текущие, «а тем более потенциальные потери» Германии «от американского протекционизма намного превышают потери всех остальных торговых партнеров США» в Европе. Среди политических претензий США к Германии выделяются не- соблюдение ею своих финансовых обязательств перед НАТО, а также совместный с Россией проект газопровода «Северный поток – 2». В результате, «Германия балансирует на грани торгово‑экономической войны с Соединенными Штатами», отмечает председатель президиума СВОП Федор Лукьянов. В то же время, президенту Франции Макрону долгое время казалось, что он сможет выстроить «партнерские» отношения с новым главой Белого дома. Так, по итогам своей двусторонней встречи с Трампом, предварявший саммит «Большой семерки» в июне нынешнего года, Макрон увидел «готовность со всех сторон найти компромисс, чтобы получить беспроигрышный выход для наших народов». Ранее – весной, именно Франции Трамп предлагал особые преференции в отношениях с США в обмен на выход из ЕС[ii].

Однако к настоящему моменту усилия США, похоже, приносят обратный результат. Французские и германские высокопоставленные официальные лица все чаще говорят о необходимости укрепления «европейской оборонной идентичности и политики безопасности вокруг франко-германского ядра». Вместе с тем, в этой сфере между ФРГ и Францией существуют и значительные различия в подходах. Внешнеполитические амбиции Парижа, особенно при новом президенте, значительно превосходят немецкие. Их подпитывает ядерный потенциал Франции, место постоянного члена в СБ ООН, а также «главные слагаемые ВПК». Макрон планирует взять на себя роль привилегированного европейского партнёра Великобритании, в том числе в области военного сотрудничества. Летом нынешнего года Макрон добился подписания «инициативы европейского вмешательства» – проекта с участием 9 стран Европы, включая Францию, Великобританию и Германию, целью которого названы улучшение стратегического взаимодействия в области обороны и укрепление потенциала совместных (без участия США) действий в случае кризисных ситуаций.

В то же самое время, «недостаточная» оборонная политика ФРГ вызывает не только острые нападки из Вашингтона, но и критические комментарии в ряде стран Европы. Активизируется дискуссия и внутри Германии. По мнению экспертов, с одной стороны, ФРГ сталкивается с «самыми серьезными» вызовами безопасности «с момента присоединения к НАТО и ЕС». Извне на Европу «все сильнее давят Россия и Китай». Изнутри базовые основы европейского единства подвергаются усиливающимся нападкам «популистов и сторонников авторитаризма». Даже страны, по-прежнему разделяющие либеральные ценности, включая Францию, Испанию и Балтию, расходятся во мнениях относительно будущего европейского проекта. Таким образом, Германии объективно необходима более «основательная» военная политика, чтобы ее «воспринимали всерьез», как в Европе, так и в мире[iii]. С другой стороны, резкие односторонние меры в вопросе наращивания военной мощи, могут лишь добавить масла в огонь страхов перед возрождением «немецкого диктата». В результате, Берлин, в целом, поддерживая французскую идею «европейской армии», выступает категорически против ее использования за пределами ЕС. Франция, в свою очередь, скептически воспринимает идеи Меркель о получении Евросоюзом места в Совбезе ООН и о формировании Европейского совета безопасности с целью активизации роли ЕС в международной политике.

Наиболее открыто разногласия Германии и Франции проявляются в экономической и финансовой сфере. И Макрон, и Меркель, как лидеры наиболее влиятельных в ЕС государств, видят решение основных проблем Союза в «качественном углублении интеграции». Тем более, что Брекзит должен усилить позиции сторонников реформы ЕС именно в этом направлении[iv]. Вместе с тем, «качество» Берлин и Париж понимают по-разному. Так, многие в Германии опасаются того, что главная цель Макрона – дальнейшее наращивание вклада крупнейшей экономики ЕС – немецкой, в развитие менее благополучных европейских стран. В том числе и Франции. Макрон, грубо говоря, хочет тем или иным способом добиться выравнивания финансовых показателей стран-членов еврозоны. Однако новая европейская политика "а-ля Макрон" не пользуется поддержкой большинства ни в бундестаге, ни среди части немецкого общества, традиционно скептически настроенной по отношению к ЕС. В результате, Меркель теряет свою власть как раз в том, что касается сотрудничества с Францией в плане Европы.[v]

Два пункта, принципиально важные для Макрона, вызывают в Германии особенно явное противодействие. Общий бюджет для еврозоны, а также создание поста министра финансов ЕС. Весной Германия отвергла идею объединенного министерства финансов Евросоюза. Еще больше усугубляет разногласия грядущий выход Великобритании из ЕС, который увеличит финансовую нагрузка на других его членов. Другой пункт – общая система гарантий выплаты вкладов, чтобы защитить деньги европейских вкладчиков. В ответ, министр финансов ФРГ Олаф Шольц предлагает сначала разобраться с рисками всех европейских банков и избавить их балансы от "плохих кредитов"[vi]. Наконец, Берлин и Париж ведут решительную борьбу за роль нового «европейского финансового центра», которую должен утратить Лондон после «Брекзита». Выход Великобритании из ЕС ставит крест на планах объединения Лондонской и Франкфуртской бирж, что значительно усилило бы влияние Германии на европейском фондовом рынке. И теперь инициативу пытается перехватить Франция, предлагающая ряду европейских банков и финансовых учреждений переехать из Лондона в Париж, превратив его, тем самым, в один из главных финансовых центров мира.

Примирить позиции двух стран могли бы общие усилия, направленные на поиск путей обхода финансовой гегемонии и санкций США. И в этом направлении уже идут поиски решения. В Германии предлагают повысить финансово-экономическую самостоятельность ЕС путем создания независимой системы финансовых расчетов, которая бы защищала европейские компании от американских репрессалий за ведение бизнеса со странами, находящимися под санкциями США, а также Европейского валютного фонда – аналога МВФ. Министр финансов Франции заявил в начале сентября о необходимости создать «полностью независимые» от США финансовые инструменты. Вместе с тем, Берлину и Парижу еще только предстоит напряженная борьба за поддержку остальных членов Европейского союза. Кроме того, Европе, чтобы создать новую глобальную финансовую архитектуру, которая бы могла успешно конкурировать с существующей, где доминируют США, придется преодолеть множество политических проблем.

В целом, по мнению ряда авторитетных отечественных экспертов, при всех разногласиях и трениях для Германии и Франции безусловным политическим приоритетом остается именно продолжение европейской интеграции. «Нет более простого способа испортить отношения» с этими странами, «чем продемонстрировать желание подорвать европейское единство или даже просто породить подозрения относительно наличия такого желания»[vii]. Вместе с тем, и Берлин, и Париж разрываются между нарастающими проблемами во внутренней политике и необходимостью демонстрировать твердую позицию в отношение все новых внешнеполитических вызовов. Таким образом, вопрос о том, пойдут ли ведущие страны Европы дальше успокаивающих избирателей заявлений о создании «самостоятельного центра силы», остается открытым.



Андрей Кадомцев, политолог
Источник: "Международная жизнь"

[i] https://www.inopressa.ru/article/28Aug2018/lefigaro/macron.html Между тем, еще 14 июля Макрон называл США «первым союзником» Франции, и «неизбежным партнером» в вопросе безопасности.

[ii] https://www.independent.co.uk/news/world/americas/us-politics/trump-emmanuel-macron-france-leave-eu-trade-deal-brexit-a8423381.html

[iii] https://www.brookings.edu/blog/order-from-chaos/2018/08/06/germany-faces-its-worst-security-dilemma-since-the-1950s/ \ Перспективы усиления военной самостоятельности Германии, похоже, уже вызвали беспокойство в Вашингтоне. 07 сентября стало известно, что США в период до 2020 года увеличат свой воинский контингент в ФРГ на 1500 человек с целью "укрепления НАТО и европейской безопасности". Немецкий министр обороны Урсула фон дер Ляйен приветствовала это решение Вашингтона, как свидетельство "жизнеспособности трансатлантических отношений" и вклад в "поддержание общей безопасности". Вслед за США, о намерении сохранить свой контингент военнослужащих в ФРГ заявила и Великобритания.

[iv] http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/frantsiya-i-strany-evrosoyuza-v-poiskakh-preodoleniya-krizisov-es/

[v] https://p.dw.com/p/2wNvj (Deutsche Welle)

[vi] https://p.dw.com/p/2wHL2

[vii] http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/kakaya-evropa-nuzhna-rossii/


 Тематики 
  1. ЕС   (488)
  2. Германия   (310)
  3. Франция   (92)