В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Экономическая война против Ирана — это война против евразийской интеграции (Asia Times Гонконг, Китай)

САНКЦИИ США ПРОТИВ ИРАНА СЛЕДУЕТ ПОНИМАТЬ, КАК НЕБОЛЬШОЙ ЭПИЗОД НА НАМНОГО БОЛЕЕ ОБШИРНОЙ ШАХМАТНОЙ ДОСКЕ

Несмотря на угрозу американских санкций, в Тегеране жизнь продолжается. Фото: агентство «Анадолу» / Фатима Бахрами.
После введения на прошлой неделе первого раунда американских санкций против Ирана истерия нарастала. В обсуждениях изобилуют военные сценарии, и всё же ключевой аспект экономической войны, развязанной администрацией Трампа, выпадает из поля зрения: Иран представляет собой крупную часть намного более обширной шахматной доски.

Атаку американскими санкциями, начатую после одностороннего выхода Вашингтона из иранского ядерного соглашения, следует понимать, как продвижение гамбита в Новой Большой Игре, в центре которой лежат Новый Шёлковый Путь Китая — предположительно наиболее важный инфраструктурный проект 21 века — и вся евразийская интеграция.

Маневры администрации Трампа — свидетельство того, насколько Новый Шёлковый Путь Китая, или Инициатива «Пояса и Пути», угрожает правящим кругам США.

Евразийская интеграция на подъёме

Евразийская интеграция продемонстрирована в Астане, где Россия, Иран и Турция решают судьбу Сирии в координации с Дамаском.

Стратегическая глубина присутствия Ирана в послевоенной Сирии просто никуда не денется. Проблемы восстановления Сирии во многом лягут на союзников Башара аль-Асада — Китай, Россию и Иран.

Вторя Древнему Шёлковому Пути. Сирия будет интегрирована в Инициативу в качестве важного узла и ключа к евразийской интеграции.

Параллельно российско-китайское стратегическое партнёрство — от пересечения Инициативы и ЕАЭС до расширения ШОС и укрепления БРИКС Плюс — делает серьёзную экономическую ставку на стабильность Ирана.

Комплексные связи Ирана и с Россией (через ЕАЭС и Международный транспортный коридор Север-Юг) и Китаем (через Инициативу и поставки нефти/газа) ещё более тесные, чем в случае Сирии в прошедшие семь лет гражданской войны.

Иран имеет абсолютно жизненно важное значение для партнёрства Россия-Китай, чтобы они позволили какой-либо «хирургический удар» — как было в Сирии — или того хуже, горячую войну, инициированную Вашингтоном.

Можно предположить, что недавним предложением президенту Путину президент Трамп пытался договориться о некоей заморозке нынешней ситуации — вроде ремикса договора Сайкса-Пико 21 века.

Но это при допущении, что принятие решений Трампом не продиктовано или не навязано американскими неоконами, которые продавили войну 2003 года в Ираке.

Северная Корея номер два?

Если ситуация станет взрывоопасной, когда на Иран обрушатся в начале ноября нефтяные санкции США, будет разыгрываться настоящий ремикс недавнего сценария с Северной Кореей. Вашингтон отправил одновременно три авианосные группировки, чтобы напугать Северную Корею. Эти действия потерпели неудачу — и в итоге Трампу с Ким Чен Ыном пришлось разговаривать.

Несмотря на послужной список США по всему миру — бесконечные угрозы вторжения в Венесуэлу с единственным материальным результатом в виде непрофессионального, провалившегося нападения беспилотниками, 17 лет бесконечной войны в Афганистане при том, что Талибан всё ещё непоколебим как вершины Гиндукуша, «4+1» — Россия, Сирия, Иран, Ирак и Хезболла — одерживающие победу в марионеточной войне в Сирии — неоконы США орут и вопят об ударе по Ирану.

Как и в случае Северной Кореи, Россия и Китай направят безошибочные сигналы, что Иран находится в их тесно координируемой сфере Евразийского влияния, и любое нападение на Иран будет рассматриваться, как нападение на всю Евразийскую сферу влияния.

Бывали и более странные вещи, но трудно найти каких-либо разумных действующих лиц в Вашингтоне, Тель-Авиве и Рияде, которые желали бы иметь Пекин и Москву — одновременно — в качестве смертельных своих врагов.

По всей Юго-Восточной Азии ни у кого нет сомнений, что официальная политика администрации Трампа — а на самом деле и всей Кольцевой — в Иране представляет собой политику смены режима. Так что теперь, без горячей войны, новые правила игры говорят о пошаговой кибер-войне.

С точки зрения Вашингтона в смысле возврата инвестиций это некая сделка — кибер-война удерживает партнёрство Россия-Китай от непосредственного участия, одновременно в теории всё глубже выкапывая яму для экономического коллапса Ирана, рекламируемого администрацией Трампа, как неизбежного.

Министерство иностранных дел Китая совершенно недвусмысленно высказалось о повторном введении США глобальных санкций против Ирана. «Коммерческое сотрудничество Китая с Ираном открыто и прозрачно, разумно, справедливо и законно, оно не нарушает никаких резолюций Совета Безопасности ООН».

Это вторит словам Российского Министерства иностранных дел о санкциях США:

«Это наглядный пример постоянного нарушения Вашингтоном резолюции 2231 Совета Безопасности ООН и попрание норм международного права».

Президент Трамп со своей стороны тоже высказывается недвусмысленно: любая страна, нарушающая санкции против Ирана , не будет работать с США.

Удачи с получением поддержки Турции и Катара — полностью зависящих от Ирана в области продовольствия, использования воздушного пространства гражданской авиацией и совместной добычей газа в Южном Парсе. Не говоря уж о том, что Россия и Китай поддерживают Тегеран на всех фронтах.

Как теперь вести дела с Китаем?

Жребий брошен. Китай не только будет продолжать увеличивать закупки иранской нефти и газа.

Китайская автомобильная промышленность — ныне составляющая 10% иранского рынка — просто займёт место, когда уйдут французы. Китайские компании уже дают 50% автомобильных запчастей, поставляемых в Иран. Россия со своей стороны пообещала инвестировать до $50 миллиардов в иранские нефть и газ. Москва вполне в курсе возможных следующих шагов администрации Трампа — введения санкций против российских компаний, инвестирующих в Иран.

Вашингтон просто не может «не вести дел» с Китаем. Вся оборонная промышленность США зависит от Китая в области редкоземельных элементов. С 1980-х транснациональные компании США выстраивали свои экспортные поставки в Китае при прямом поощрении правительства США.

ЕС со своей стороны вводит в действие «блокирующий статут» (Blocking Statute) — никогда ранее не применявшийся, хотя существующий уже два десятка лет — для защиты европейских компаний, вплоть до введения штрафов на бизнес, который уйдёт из Ирана из-за простой осторожности.

В теории это показывает некий их характер. И всё же, как сказали Asia Times дипломаты ЕС в Брюсселе, есть главное условие: в ЕС полным-полно американских вассалов, так что очень немногие базирующиеся в ЕС компании, как в случае Total и Renault, в итоге просто продолжат работу.

В пока вот что сказал министр иностранных дел Ирана Мохаммед Джавад Зариф об одностороннем подходе США — миру он «надоел», это эхом разносится во всему Глобальному Югу.

Мать всех финансовых бурь

Те, кто громко призывает к войне с Ираном, возможно не могут понять, что кошмарный сценарий перекрытия транзита энергоносителей через Ормузский пролив/Персидский Залив — узкого места, которое проходят 22 миллиона баррелей нефти ежедневно — станет с конечном итоге концом нефтедоллара.

Ормузский пролив можно представить, как Ахиллесову пяту всей экономической власти Запада/США, его закрытие запустит мощнейшую бурю на квадриллион-долларовом рынке деривативов.

Пока Китай не прекратит покупать иранские энергоносители, санкции США — как гео-экономической инструмент — по сути не имеют никакого значения.

Конечно, определённо не для «иранского народа», столь дорогого сердцу Кольцевой, ведь день ото дня всё усиливаются финансовые беды, бок о бок с чувством национальной сплочённости перед лицом внешней угрозы.

Китай и Россия уже пообещали продолжать выполнять СВПД, как и «тройка» ЕС, в конце концов, это же одобренный ООН многосторонний договор.

Пекин уже проинформировал Вашингтон во вполне недвусмысленных выражениях, что будет продолжать вести дела с Ираном. Так что мяч теперь — на стороне Вашингтона. Администрации Трампа придется решать, вводить ли санкции против Китая за нежелание прекращать торговлю с Ираном.

Не сказать, чтобы угрожать Китаю было мудрым шагом — особенно при наличии неопровержимого исторического наследия Пекина. Неру угрожал Китаю — и потерял Аруначал-Прадеш (северо-восточный штат Индии), уступив его председателю Мао. Брежнев угрожал Китаю — и столкнулся с неистовством Народной Освободительной Армии на берегах реки Уссури.

Китай способен мгновенно отрезать США от экспорта редкоземельных элементов, создав катастрофу национальной безопасности США. Вот тут-то торговая война выйдет на действительно раскалённую территорию.


Пепе Эскобар
Источник: "ПолиСМИ"
Оригинал публикации: "Economic war on Iran is war on Eurasia integration "


 Тематики 
  1. Евразийский Союз   (40)