В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

«Старая Европа» и новые альянсы

В рамках Европейского союза формируется новый «центр силы». Результатом состоявшейся 28 августа в Милане встречи вице-премьера Италии и министра внутренних дел этой страны Маттео Сальвини с премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном стало совместное заявление о намерении двух стран помочь Европе совершить «исторический поворот» и стать континентом «суверенитетов». «Наша Европа будет основана на праве на работу, на жизнь, на здоровье и на безопасность. Хватит уже диктатуры финансистов и хватит миграции», – так сформулировал задачи нового альянса Маттео Сальвини.

По его словам, лидеры Италии и Венгрии намерены сформировать новое межгосударственное и межпартийное объединение в Европе: «И я, и Виктор, каждый на своем участке, работаем над созданием альянса, в котором не будет никаких социалистов», – подчеркнул заместитель председателя итальянского правительства.

Глава венгерского кабинета, со своей стороны, подчеркнул важность противодействия нелегальной миграции и особо отметил роль Маттео Сальвини в том, чтобы остановить поток мигрантов «на море» – так, как это делают «на суше» сами власти Венгрии. «Мы призываем его не отступать и окажем всю возможную поддержку», – пообещал Виктор Орбан. [1]

Главным адресатом громких заявлений представителей Италии и Венгрии выступают Париж и Берлин – которым Рим и Будапешт фактически бросают вызов. И хотя очередные выборы в Европарламент, на которые очень рассчитывают правые, пройдут в мае 2019 года, Россия уже сегодня должна внимательно отслеживать разворачивающиеся на континенте процессы и тенденции, имея в виду, прежде всего, собственные интересы и перспективы выстраивания отношений как с Францией и Германией, так и с противостоящими им государствами Центральной, Восточной и Южной Европы.

Следует особо подчеркнуть, что переговоры Маттео Сальвини и Виктора Орбана состоялись на фоне беспрецедентного обострения отношений между Италией и руководством Еврокомиссии именно по проблемам нелегальной миграции и связанным с ней финансовым аспектам. Сначала итальянский вице-премьер и министр экономического развития, труда и социальной политики Луиджи Ди Майо, а затем и премьер-министр Джузеппе Конте пригрозили заблокировать принятие очередного бюджета ЕС, а также отказаться от национальных выплат в евроказну в размере порядка 20 млрд. евро в том случае, если Евросоюз не пересмотрит свою политику по вопросу приема беженцев и распределения бремени на их содержание. «Мы собираемся внимательно изучать все европейские предложения, а те, что нам не выгодны, будем блокировать», – заявил Луиджи Ди Майо. Со своей стороны, итальянский премьер-министр Джузеппе Конте подчеркнул, что из-за «бессвязной социальной политики» Евросоюза его страна не считает возможным присоединиться к финансовому плану на ближайшие годы. [2]

Дебаты о принятии нового бюджета Европейского союза запланированы на 20 сентября на очередном саммите глав государств и правительств стран-членов ЕС – и пока Брюссель не намерен идти на уступки Риму и его возможным союзникам (в лице, в первую очередь, Будапешта). Комиссар ЕС по вопросам бюджета Гюнтер Эттингер обвинил итальянских руководителей в манипуляциях с цифрами. По его словам, Рим вносит в общий бюджет Евросоюза не 20 млрд. евро, а лишь около 14–16 млрд. евро. «Если принять еще во внимание то, что они получают из бюджета ЕС, то их чистый вклад составляет 3 млрд. евро в год», – заявил еврокомиссар Эттингер в интервью итальянскому изданию Politico. [3]

Гюнтер Эттингер напомнил, что из общеевропейской казны выделяется много средств на финансирование различных образовательных, социальных программ, а также исследовательских и инфраструктурных проектов в Италии: «Государства-члены взяли на себя обязательства, и это не мы, а они заставили себя своевременно оплачивать расходы ЕС». «Никто не любит платить. Но если вы заказываете, то вы должны заплатить», – подчеркнул он.

Еврокомиссар признал, что вплоть до последних двух лет Европа «слишком мало» поддерживала Италию в вопросе миграции, однако с тех пор Брюссель делает все, что в его силах, касательно оказания Риму финансовой и ресурсной помощи для приема беженцев. После последнего заседания Совета ЕС 12 июля текущего года «мы координируем прием беженцев, каждую отдельную лодку, между государствами-членами, чтобы прийти к добровольным решениям, основанным на солидарности. Вот почему у Италии и ее администрации есть партнер в лице нас», – подчеркнул член Еврокомиссии.

Жесткость антибрюссельской риторики итальянских политиков в значительной степени обусловлена тем обстоятельством, что миграционная проблема серьезно обострила внутриполитическую ситуацию в самой Италии. Маттео Сальвини на днях воспрепятствовал высадке в Сицилии 150 беженцев, находящихся на борту спасательного судна Diciotti у берегов Сицилии, заявив, что отправит их обратно в Ливию, если Брюссель не окажет Риму конкретной помощи в этом вопросе. В ответ прокуратора Сицилии выдвинула против самого министра Сальвини обвинение в превышении полномочий и нелегальных арестах мигрантов. [4]

Пока вопрос с беженцами с Diciotti не будет решен, у Италии нет иного выбора, кроме как «принять компенсационную меру в одностороннем порядке», то есть сократить взносы в ЕС, – заявил в этой связи итальянский министр экономического развития, труда и социальной политики Луиджи Ди Майо: «Они хотят, чтобы итальянские граждане выплачивали 20 млрд. евро? Тогда пусть покажут, что они этого заслуживают и что они берут на себя ответственность за проблему, с которой мы больше не можем оставаться в одиночестве. Границы Италии – это границы Европы». По информации итальянского правительства, в страну в общей сложности с 2017 году прибыли 700 тысяч беженцев.

Международная организация миграции приводит несколько иные показатели – которые, однако, также свидетельствуют об остроте проблемы. Всего за 2018 год в Европу, по ее данным, прибыли 79 тысяч мигрантов, 64,7 тысяч из которых добрались туда морским путем, остальные – по суше. Еще более 1,5 тысяч мигрантов погибли или пропали без вести, пытаясь попасть в Европу. В 2018 году больше всего в Италию прибыло мигрантов из Туниса, Эритреи, Судана и Кот-д'Ивуара. При этом в 2017 году в Европу прибыло более 186 тысяч мигрантов. ​[5]

Власти Италии, помимо требований к Брюсселю увеличить выплаты, озвучили еще ряд нетривиальных инициатив в указанной области. В частности, Маттео Сальвини предложил Европейскому союзу брать пример с Австралии, которая создала центры по приему мигрантов за пределами своей территории: в Папуа – Новой Гвинее и Науру. В случае с Европой речь может идти об организации аналогичных центров в Африке. [6] Однако понятно, что для нынешнего состава Еврокомиссии и Европарламента подобные предложения выглядят слишком радикальными, в том числе, с гуманитарных позиций и принципов защиты прав человека и мультикультурализма.

Сила и привлекательность позиции Виктора Орбана определяются как раз тем, что его заявления и действия обращены не «во внутрь» собственной страны, а к своим коллегам в других государствах – как в рамках Вишеградской группы (Венгрия, Польша, Словакия и Чехия), так и в более широком контексте, включающем Австрию и даже Румынию. К тому же венгерский премьер умело и убедительно инкорпорирует миграционную тему в обсуждение общей ситуации на пространстве ЕС – в том числе в плане политических и торгово-экономических взаимоотношений блока с Россией.

Выступая в конце июля перед студентами Свободного университета в Румынии, Виктор Орбан назвал политику ЕС в отношении России «примитивной», и заявил, что она мешает большинству членов Евросоюза. [7]

По его словам, Евросоюз считает угрозой Россию, поскольку действий Москвы опасаются некоторые члены союза – Польша, а также страны Балтии. Однако, продолжил глава венгерского правительства, другие страны Восточной Европы, в частности, Венгрия, Чехия и Словакия, а также страны Западной Европы, никакой российской угрозы не видят. Виктор Орбан видит выход из нынешней ситуации в том, чтобы предоставить Польше и прибалтийским государствам дополнительные гарантии безопасности, а остальным странам ЕС позволить нормально торговать с Россией. Более того, он признал, что сама Россия не чувствует себя в безопасности из-за сложной ситуации на ее границах. В качестве примера он назвал Украину, которая хочет вступить в ЕС и НАТО.

Виктор Орбан также заявил о более глубоком кризисе, переживаемом Евросоюзом. По его словам, Европейский континент ранее являлся центром цивилизации, но сейчас перестал им быть. Он объяснил это тем обстоятельством, что в Европе в настоящее время отрицаются христианские ценности, превалирует «цензура политкорректности», а дух предпринимательства заменил доминирующий на континенте дух бюрократии: «Либеральная демократия превратилась в недемократический либерализм». [8]

Вышеприведенные оценки в той или иной степени разделяются не только партнерами Венгрии по Вишеградской группе, но и правительством Австрии – что, в свою очередь, позволяет прогнозировать повышение веса государств Центральной и Восточной Европы в общем балансе сил внутри ЕС, учитывая историческое влияние Вены.

Следует также иметь в виду, что в сегодняшней Европе трудно даже пытаться спрогнозировать будущий расклад политических сил как в отдельно взятых государствах-членах Европейского союза, так и в самом ЕС. Как весьма справедливо указывает в этой связи американская газета The Wall Street Journal, во всем мире действует «волна творческого разрушения, известная как информационная революция. От Аляски до Азербайджана, от Пхеньяна до Перу интернет разрушает общественную и деловую иерархию, автоматизация преобразует экономическую жизнь, а социальные сети меняют способ производства и распространения новостей. И поскольку в мировой истории в режиме реального времени разворачивается одно из самых неконтролируемых событий, чреватое важными последствиями, в серьезном положении находятся и демократии, и диктаторские режимы, переживая спад». [9]

Подобная ситуация открывает широкий простор для складывания новых союзов и комбинаций – и Россия должна максимально активно и при этом взвешенно выстраивать собственные отношения со складывающимися в Европе и за ее пределами новыми альянсами и «центрами силы».


Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук
Источник: "Международная жизнь"

Примечания:

[1] URL: https://regnum.ru/news/polit/2471948.html

[2] URL: https://www.rbc.ru/politics/27/08/2018/5b83f8149a79476d479971ea

[3] URL: https://www.politico.eu/newsletter/brussels-playbook/politico-brussels-playbook-eu-slaps-down-italy-balkan-history-in-the-making-cost-of-a-coup/

[4] URL: https://www.thetimes.co.uk/article/salvini-facing-kidnapping-charge-after-migrants-held-on-rescue-boat-hr23stvcj

[5] URL: http://migration.iom.int/europe/

[6] URL: https://twitter.com/matteosalvinimi/status/1032705564856528898

[7] URL: https://www.rbc.ru/politics/28/07/2018/5b5ccf139a7947687c5492de

[8] URL: https://444.hu/2018/07/28/orban-a-2018-as-gyozelem-felhatalmazas-egy-uj-korszak-kiepitesere

[9] URL: https://www.wsj.com/articles/the-crisis-of-democracy-is-overhyped-1535412315?mod=searchresults&page=1&pos=10


 Тематики 
  1. ЕС   (523)
  2. Глобальная перестройка   (102)