В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

«Торговые войны» и интересы России

Начинающие действовать в США и Китае с 6 июля текущего года взаимные 25%-ные заградительные импортные пошлины рискуют перевести мировую экономику в состояние «торговой войны». И дело здесь не столько в конкретных показателях сегодняшнего дня, сколько в тенденции, охватившей ключевых игроков. «Стоимость» нынешних пошлин оценивается по 34 млрд. долларов с каждой стороны. В ближайшее время стороны синхронно увеличат их – каждая до 50 млрд. долларов. Под китайские пошлины попадут товары 545 категорий из США, а под американские – 818-ти категорий из Китая. (vedomosti.ru)

Тем временем президент США Дональд Трамп уже пообещал Пекину ввести пошлины на импорт товаров из Поднебесной на общую сумму от 200 до 400 млрд. долларов – что фактически перекрывает дефицит торгового баланса США в торговле с Китаем (375,91 млрд. долларов в 2017 году).

Кроме того, в июне президент США пригрозил ввести 20%-ные пошлины на импорт автомобилей из стран Европейского союза. Весной США ввели 25%-ные пошлины на импорт стали и 10%-ные – алюминия, ответные меры ЕС, Канады и Мексики вступили в силу в июне. Одновременно американские власти по указанию президента Трампа начали расследование с целью выяснить, представляет ли импорт автомобилей и комплектующих угрозу для национальной безопасности. В 2017 году их импорт составил 322 млрд. долларов. В случае положительного ответа американские пошлины на импорт автомобилей из ЕС могут быть увеличены до 25%.

Министерство торговли Китая заявило, что своим решением ввести пошлины на китайские товары США нарушили правила Всемирной торговой организации (ВТО) и развязали крупнейшую в экономической истории торговую войну. «Китайская сторона пообещала не совершать первый выстрел», но «для того чтобы защитить основные интересы страны и интересы своего народа, мы будем вынуждены идти в необходимую контратаку», – подчеркнули в Пекине. (mofcom.gov.cn)

Агентство Fitch предупреждает, что дальнейшее раскручивание спирали заградительных пошлин может серьезно повлиять на состояние мировой экономики. Эксперты агентства проанализировали сценарий, согласно которому все стороны торговых конфликтов (США, Китай и ЕС) ответят друг другу симметричными мерами, а кроме того, будет расторгнуто Соглашение о Североамериканской зоне свободной торговли (NAFTA). Подобное развитие событий «затронет мировые торговые потоки» на общую сумму примерно в 2 трлн. долларов, – считают в Fitch. Одновременно окажутся нарушенными цепочки поставок, снизятся реальные доходы потребителей по всему миру, сократятся инвестиции и вырастет безработица. Все это приведет к тому, что темпы роста американской экономики окажутся ниже запланированных на 2018-2019 годы, как минимум, на 0,5% (пока они прогнозируются на уровне в 2,8% и 2,6% соответственно).

С экспертами компании Fitch согласны аналитики канадской компании BCA Research. Они подчеркивают, что проигравшими от «торговых войн» могут оказаться даже не США, ЕС или Китай, а в целом государства с «развивающейся экономикой» (в первую очередь в Юго-Восточной Азии). Падение торговых оборотов первым делом бьет по экономикам, являющимся ключевыми звеньями мировых производственных цепочек, а это, прежде всего, несколько развивающихся стран Азии, – указывается в соответствующем докладе. (vedomosti.ru)

Еще одной жертвой «торговых войн» неизбежно станет Европа, экономика которой сильно зависит от международной торговли. В настоящее время уже наблюдается вывод инвестиционных средств из фондов европейских акций и облигаций, а также снижение котировок акций европейских экспортеров. Кроме того, под угрозой оказались глобальные цепочки поставок компаний стран-членов ЕС.

Согласно оценке Европейского центробанка, экономика Европы объективно более уязвима к кризисам в мировой торговле, нежели американская или китайская. Ключевая причина заключается в структуре экспортно-импортных потоков. Экспорт товаров и услуг обеспечивает 27% валового внутреннего продукта стран еврозоны, тогда как в США этот показатель равен 12%, а в Китае – 21%. При этом именно США и Китай являются крупнейшими экспортными рынками для Европы. «Европа очень чувствительна к ситуации в торговле и мировой экономике. Она всегда попадает под перекрестный огонь», – свидетельствует аналитик компании Pictet Wealth Management Томас Костерг. На долю США и Китая приходится 24% выручки компаний, учитываемых при расчете индекса биржевой активности Stoxx Europe 600. Таким образом, любое замедление их экономики может негативно отразиться на прибыли европейских компаний.

Не случайно в мае-июне инвесторы, по данным Института международных финансов IIF и компании EPFR Global, уже вывели из фондов европейских акций около 17 млрд. долларов, а из фондов облигаций – 8 млрд. долларов. На долю американских активов теперь приходится 58% в портфелях глобальных фондов. Это максимум со времен президентских выборов в США в 2016 году, ознаменовавшихся победой Дональда Трампа.

Подтверждением рисков для Европы стало также озвученное на днях предупреждение немецкого автомобилестроительного концерна Daimler о снижении его прибыли в текущем году как следствие пошлин Китая на импорт автомобилей из США. «Мы считаем предупреждение Daimler свидетельством того, что критический рубеж пройден», – так прокомментировала заявление германского концерна аналитик компании Voya Investment Management Барбара Рейнхард.

С начала июня – когда торговое противостояние США, Китая и ЕС стало многосторонним – существенно снизились акции двух ведущих автопроизводителей Германии – Volkswagen и BMW. Они подешевели на 8,7%. При этом следует иметь в виду, что на их долю приходится совокупно 14% немецкого фондового индекса DAX. Котировки акций итало-американского концерна Fiat Chrysler Automobiles снизились на 15% с учетом того, что 53% его выручки приходится на американский рынок. Согласно оценке экспертов Bank of America Merrill Lynch, если США введут 25%-ные пошлины на автомобили, ВВП еврозоны потеряет минимум 0,3%.

«Восстановление европейской экономики во многом основано на высоком экспорте, особенно из Германии. Возможно, кто-то ожидает всплеска активности в Европе, но этого может не произойти, если беспокойство компаний по поводу торговли отразится на их инвестициях и создании рабочих мест», – отмечает аналитик компании AXA Investment Managers Крис Игго. Характерно, что индекс деловой активности PMI в производственном секторе еврозоны опустился с 55,5 пункта в мае до 55 в июне. Это стало самым низким значением за последние полтора года.

Если бы заградительные пошлины США и Китая не касались Евросоюза, члены ЕС могли извлечь выгоду из их торгового конфликта, считает аналитик компании Natixis Алисия Гарсия Эрреро. По ее словам, в частности, выиграли бы экспортеры автомобилей и химических продуктов. Но торговые конфликты происходят в то время, когда политические разногласия делают Европу более уязвимой и мешают ей объединиться. В числе европейских рисков главный валютный стратег компании BNY Mellon Саймон Деррик называет противоречия в рядах коалиционного правительства в Германии, возможные споры между Брюсселем и новым правительством Италии и сохраняющуюся неопределенность вокруг параметров выхода Великобритании из состава ЕС. «Все это говорит об уязвимости Европы», – подчеркивает Саймон Деррик. (vedomosti.ru)

Прогнозируемые потери Европы и Китая от торгового противостояния с США в значительной мере дают ответ на вопрос о причинах действий президента США Дональда Трампа.

Во-первых, и ЕС, и особенно Поднебесная выступают для нового американского лидера не столько партнерами, сколько конкурентами на глобальном торгово-экономическом поле. Китай ведет свою торговлю нечестно и крадет интеллектуальную собственность и технологии, – так обосновал свои изначальные действия Дональд Трамп, добавив, что не намерен терпеть это, несмотря на «большую дружбу» с председателем КНР Си Цзиньпином. (vedomosti.ru)

Во-вторых, как показали первые полтора года пребывания у власти нового американского президента, он весьма болезненно относится к вопросам (не)выполнения собственных предвыборных обещаний. А сокращение рекордного торгового дефицита с Китаем было одним из ключевых пунктов его программы. Если на момент вступления Пекина в ВТО в 2001 году данный показатель составлял 83,87 млрд. долларов, то за последующие годы он вырос примерно в четыре с половиной раза. В 2017 году импорт китайских товаров в США составил 506,29 млрд. долларов, в то время как экспорт американских в Китай – 130,38 млрд. А будучи по природе сторонником простых и жестких решений, Дональд Трамп изначально выбрал показатель дефицита США в торговле с Китаем (375,91 млрд. долларов) в качестве примерного «маркера» эффективности протекционистских мер. Согласно имеющейся информации, именно подобный ущерб должны в конечном итоге нанести китайской экономике заградительные меры американской администрации, – и президент Трамп, скорее всего, попытается пройти указанный путь до конца.

Кроме того, у администрации США вызывает неприкрытые опасения принятая китайскими властями амбициозная программа «Сделано в Китае – 2025», предусматривающая дальнейшее укрепление позиций страны на мировых рынках (в том числе в США).

Как подчеркивается в заявлении отвечающего за разработку национального торгового законодательства Торгового представительства США, пошлины вводятся на более 1,1 тысяч видов товаров из Китая, объем импорта которых оценивается примерно в 50 млрд. долларов: «В основном это продукция промышленного сектора, которая вносит вклад в китайскую технологическую программу «Сделано в Китае – 2025», направленную на развитие авиационно-космических технологий, информации и телекоммуникаций, робототехники, промышленного оборудования, новейших материалов и автомобилей». (ustr.gov)

В-третьих – 45-й президент США является убежденным противником многосторонних соглашений в торгово-экономической сфере, отдавая предпочтение двусторонним переговорам и договорам. Данный психологический аспект напрямую связан с его богатым и успешным опытом работы на рынке недвижимости – где объективно много конкурентов, но мало (или вообще нет) партнеров. Не случайно под прицелом его критики изначально находились уже функционирующие или разрабатываемые многосторонние механизмы международной торговли – Транстихоокеанское партнерство (TPP), Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство (TTIP), NAFTA. Соответственно Дональд Трамп либо по собственной инициативе дезавуировал участие своей страны в подобных механизмах (TPP), – либо поставил их «на кон» в рамках более широкого торга с Канадой, Мексикой и ЕС.

Характерно также и то, что Дональд Трамп изначально «запустил» такую процедуру введения импортных пошлин, которая позволила ему избежать использования механизма Соглашения о специальных защитных мерах, являющегося частью Генерального соглашения о тарифах и торговле (ГАТТ). Подобный механизм предусматривает консультации с торговыми партнерами перед объявлением вышеуказанных мер. Однако президент США сослался на результаты расследования, проведенного Министерством торговли США, пришедшего к выводу о том, что импорт стали и алюминия угрожает «национальной безопасности» страны, подрывая позиции американских металлургов. Данный аргумент, по мнению Вашингтона, позволяет США обойти требования ГАТТ.

С протекционистскими мерами Дональда Трампа не согласны и многие влиятельные республиканцы в самих США. «Модернизировать мировую торговую систему возможно лишь в том случае, если останется, что модернизировать. Пренебрежение, демонстрируемое администрацией по отношению к системе, которую США помогли установить, и ее лобовые атаки без разбора на торговых друзей и недругов сродни поножовщине, в которой выигрывает тот, кто последним истечет кровью», – считает в частности, губернатор-республиканец штата Огайо Джон Кэсич. (vedomosti.ru)

Однако, похоже, Белый дом намерен продолжать играть по собственным правилам.

В сложившейся ситуации нарастающего торгового противостояния в треугольнике США-Китай-ЕС роль и интересы России носят многофакторный характер и сулят Москве как серьезные риски, так и потенциальные выгоды.

С одной стороны, введение Вашингтоном заградительных пошлин на сталь и алюминий (в размере соответственно 25% и 10%) рискуют нанести заметный ущерб отечественным производителям этих металлов. По оценкам российского Минпромторга, ущерб для России из-за введенных США пошлин может составить 3 млрд. долларов в год. Из них 2 млрд. долларов приходятся на поставки стали и 1 млрд. долларов – на алюминий.

По этой причине Россия подала 29 июня иск в ВТО с целью обжаловать введенные США пошлины. «Причиной иска стали многочисленные нарушения правил ВТО, допущенные США при введении данной меры. Помимо России иски к США ранее направили Китай, Индия, Европейский союз, Канада, Мексика и Норвегия», – заявил в этой связи глава Минэкономразвития Максим Орешкин. Представитель ВТО Даниэль Прузин подтвердил, что иск уже поступил в секретариат указанной организации. При этом процесс рассмотрения иска и вынесения окончательного решения может занять от трех до пяти лет. (rbc.ru)

Помимо иска в ВТО, российское правительство подготовило список мер в ответ на введение американских пошлин на сталь и алюминий. Как сообщили в Минэкономразвития, их начальный объем составляет примерно 93 млн. долларов. Общую стоимость ответных пошлин, которые Россия имеет право принять в соответствии с нормативами ВТО, в ведомстве оценили в 537,6 млн. долларов. Именно такой объем пошлин США планируют собрать с российского импорта, составляющего в целом 3,16 млрд. долларов. Как пояснил Максим Орешкин, среди товаров, которые затронут российские пошлины, – строительно-дорожная техника «и ряд других элементов, но не лекарства».

«Торговые войны» США, Китая и ЕС способны нанести ущерб России и опосредованно – через снижение темпов роста ее ВВП по причине общего замедления мировой экономики, а также удешевления сырьевых товаров, составляющих значительную часть российского экспорта.

Вместе с тем, значение негативных факторов для российской экономики не следует переоценивать. Доля России в общемировом объеме торговли в настоящее время составляет около 3%, что существенно снижает ее уязвимость – в отличие от экономик Китая, ЕС и США.

Более того, с обострением китайско-американских торговых противоречий для России складываются условия для наращивания поставок сельскохозяйственной продукции (в частности, сои) на китайский рынок. Подобную точку зрения высказал заместитель министра иностранных дел России Игорь Моргулов. «Мы в принципе противники торговых войн, размахивания санкционной «дубиной», но открывающихся возможностей, естественно, упускать не будем. Вы упомянули сельхозпродукцию. Тенденция роста объемов двусторонней торговли на данном направлении проявилась еще до обострения китайско-американских торговых противоречий. Теперь складываются условия выхода профильной кооперации на еще более высокий уровень», – заявил он в интервью газете «Известия». (iz.ru)

«Если торговые войны останутся в локальных пределах, то освободившиеся места на рынках – а они неизбежно будут освобождаться – могут быть использованы Россией для расширения своих экспортных возможностей. Если Китай ограничит доступ американских товаров, в том числе сельскохозяйственных, на свой рынок, Россия сможет нарастить свой сельскохозяйственный экспорт», – подчеркивает директор Центра исследований международной торговли РАНХиГС Александр Кнобель. (rbc.ru)

Кроме того, есть основания прогнозировать увеличение поставок металлопроката на американский рынок по причине его удорожания в США.

Наконец, выгодные для России подвижки следует ожидать на мировом энергетическом рынке. Углубление трансатлантических торгово-экономических противоречий способно нанести удар по планам США нарастить поставки в Европу сжиженного природного газа – что, в свою очередь, позволит России увеличить поставки собственного трубопроводного газа. То же самое относится к Китаю – который в условиях торгово-экономического противостояния с США может нарастить закупки российского СПГ.

Именно азиатско-тихоокеанский регион выступает в настоящее время в качестве ключевого рынка импортеров СПГ. По состоянию на конец 2017 года ведущими мировыми потребителями сжиженного природного газа являлись Япония, Китай и Южная Корея. В совокупности на них приходится около 60% общемировых закупок СПГ, и соответствующий спрос продолжает расти устойчивыми темпами.

Подобная ситуация позволяет России выстроить многофункциональную интегрированную систему газовых поставок, включающую как трубопроводный газ (в первую очередь, для Европы), так и СПГ (преимущественно для Азии). В последнем случае получают дополнительную нагрузку арктические мощности по производству СПГ (заводы «Ямал СПГ» и «Арктик СПГ-2»), а также планируемый морской перегрузочный СПГ-терминал на Камчатском полуострове.


Пётр Искендеров
Источник: Журнал "Международная Жизнь"


 Тематики 
  1. Глобальная экономика   (453)