В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Связь Сирии с Ираном, Афганистаном и Китаем (Asia Times Гонконг)

Иранский академик высказывает позицию Ирана по Ближнему Востоку и ставит под сомнение американскую политику в регионе, и это в разгар сообщений о том, что силы «Кудс» вряд ли будут распущены, и что Даиш (ИГ*) смещается в сторону афгано-пакистанской границы.

Ключевой вопрос для политических деятелей в Иране, Ираке, Сирии и Ливане: есть ли у администрации Трампа стратегический план по Ближнему Востоку или нет?

Мало кто более способен ответить на этот вопрос, чем Саадалла Зарей, декан института Стратегических Исследований Андише Сазан-е Нур в Тегеране. Зарей — негромко говорящий, крайне осмотрительный человек, с которым я встретился несколько дней назад в Машхаде, оказался не только одним из ведущих стратегических аналитиков Ирана, но и основным «мозгом», стоящим за командующим Корпуса Стражей Исламской Революции генералом Касемом Сулеймани — предметом крайней ненависти в кругах Вашингтонской Кольцевой.
Так что американским аналитикам не худо бы обратить внимание на Зарея.

«Хотя США «имеют 37 постоянных военных баз и почти 70 временных на Ближнем Востоке, — говорит Зарей, — Мы не наблюдаем особенной и точной стратегии».

Он подчёркивает свое недоумение от «противоречивого поведения в отношении шиитского населения. Поведение Америки в отношении шиитского населения Бахрейна и их прав, зейдитов-шиитов в Йемене и Кашмире, как и шиитов в Ливане, которые составляют 35% всего населения, не определёно, и никто не знает, что американцы думают о шиитах и как действуют».

Зарей отмечает ещё и то, что «Америка не имеет определённой политики в отношении демократий в Турции и Иране. И в отношении демократии в Ираке и Ливане тоже нет определённой стратегии. Америка говорит о демократии, как американской ценности и пытается обобщить всех, но в данном регионе мы видим, что лучшие друзья США — это страны, в политической системе которых нет выборов».

Суть по словам Зарея в том, что «стратегия США не соответствует Ближнему Востоку. Я думаю, что в этом основная причина неудач американской политике в этом регионе».

Знакомьтесь с хазарейцами

Теперь перейдём от макро-анализа к микро-взглядам на месте. Сравним Зарея с Комейлем, 24-летним шиитом-хазарейцем из Кабула. Комейл — один из 14 000 солдат хазарейцев-афганцев с афганским паспортом в составе бригады Лива Фатимийон, воюющей в Сирии. Мы встретились в Машхаде, где он проводил Рамадан прежде, чем вернуться в следующем месяце на передовую.

Одним из главных основателей Фатимийон в 2013 году был Абу Ахмад, убитый ракетой неизвестного происхождения вблизи Голанских высот в 2015 году. Поначалу бригада была религиозной организацией, созданной «для защиты шиитских святынь в Сирии» или, как предпочитает подчёркивать Комейл, «для защиты человечества, слабых людей».

Ни у кого из бойцов Фатеймиюн нет иранских паспортов — хотя некоторые, например Комейл, живут в восточном Иране, он в Мешхеде с 2011 года. Почти все они добровольцы. Комейл последовал за «друзьями», которые присоединились к бригаде. Он прошёл военную подготовку на воздушной базе в Баграме, когда он был в составе афганской армии.

Комейл сказал мне, что участвовал непосредственно в боях с различными салафито-джихадистами — от Даиш и Джабхат аль-Нусры до более мелких, находившихся в составе большой, ничем не связанной Свободной Сирийской Армии. Он находился на передовой непрерывно в течение трёх лет, воюя по большей части в «Шаме и Зинайби» под Дамаском, и участвовал в освобождении Алеппо.

Он представляет джихадистов Даиш, как «очень трудных» в бою. Он говорит, что видел боевиков Даиш в «американском обмундировании» и с американским стрелковым оружием. У захваченных в плен было «продовольствие из Саудовской Аравии и Катара». Лично он взял в плен «француженку, работавшую с Даиш», но не знает, что с ней дальше случилось, он только сказал, что «командиры обращаются с пленными хорошо». Он клянётся, что «менее 10% джихадистов Даиш составляют сирийцы — там саудовцы, узбеки, таджики, пакистанцы, англичане, французы и немцы».

Вопреки валу пропаганды внутри Кольцевой, Комейл непреклонен, что никто из военных командиров Корпуса Стражей Исламской Революции и Хезболлы не работает с Фатимиюн. Они сражаются «бок о бок» — а иранцы по сути военные советники. Он обрисовал Фатимиюн, как совершенно независимое подразделение. Об этом говорит и то, что военную подготовку они получили по большей части в рядах афганской армии, а не КСИР.

Комейл сказал, что знаменитый командир сил «Кудс» генерал Кассем Сулеймани приезжал к ним, но «только один раз». Каждые силы несут ответственность за свой район операций: Фатимиюн, Хезболла, Сирийская Арабская Армия, пакистанцы («сильные бойцы»), аль-Дефи-Ватан, которых он обрисовал, как эквивалент иракской аль-Шааби («Подразделения Народной Мобилизации») и Мидейрийон, тоже из Ирака.

«Шиитский полумесяц», обновлено

Администрация Обамы по крайней мере признавала, что иранские военные советники, как и воздушная мощь России и бойцы Хезболлы, помогали САА нанести поражение Даиш и другим салафито-джихадистским группировкам в Сирии.

Но для администрации Трампа — как и Израиля и Саудовской Аравии — всё выглядит только чёрным или белым: все силы с иранским командованием должны покинуть Сирию (и в их числе Фатимиюн). Этого не будет, фактический коллапс того, что широко трактуется внутри Кольцевой, как «умеренные мятежники» — включая аль-Каиду в Сирии — дал вакуум власти, и соответственно занят Дамаском. А Дамаск всё ещё нуждается в этих силах для уничтожения салафито-джихадизма навсегда.

Иран распространяет своё влияние по дуге от Афганистана до Ирака, Сирии и Ливана. Как оценил Зарей: «Исламская республика Иран обладает особой стратегией в регионе. У нас есть особые принципы, друзья и возможности. Кроме того, мы обладаем связным пониманием нашего врага и мы знаем, где мы должны оказаться в следующие 20 лет. Следовательно, мы пытаемся внимательно использовать свои возможности и постепенно справиться с работой».

Это не имеет ничего общего с угрозой «шиитского полумесяца», как предполагал король Иордании Абдулла ещё в 2004 году. По сути это медленный иранский контр-переворот против американской не-стратегии по всей юго-западной Азии после «Шока и трепета» в 2003-м — как это определил Зарей.

Силы «Кудс» — образовавшиеся во время ирано-иракской войны в 1980-е — экстра-территориальное продолжение КСИР. Я разговаривал с достаточным количеством ветеранов в Кередже, где они образовали ассоциацию, подобную обслуживающей бункеры вкусным супом ош — персидский эквивалент тосканской паста и фагиоли — после совещаний. Командир Саид Мохамед Йайави сказал, что невозможно, чтобы требования администрации Трампа, высказанные Госсекретарем Помпео, чтобы Иран распустил силы «Кудс», когда-либо будут приняты.

Силы «Кудс» можно представить, как эквивалент Сил специального Назначения США и Сил Специальных Операций ЦРУ вместе взятых. Для Вашингтона они — террористическая организация. А на деле силы «Кудс» по большому счёту — часть иранской политики национальной безопасности в Юго-Западной Азии, как и Пентагон и ЦРУ, проводящие интересы национальной безопасности США по всему миру.

И тут есть замечательная неразрывность. В «бункере» в Карадже я говорил с Мохамедом Неджадом, отставным полковником иранских ВВС, который приобрёл опыт ирано-иракской войны в возрасте около 25 лет, сражаясь в Бушере. Два года назад он вернулся в Сирию на два месяца в качестве военного советника.

Все взоры на ШОС

Несостоятельная стратегия США на Ближнем Востоке, описанная Зареем, применима и к Афганистану. Очередное требование администрации Трампа таково, что Тегеран должен прекратить поддержку Талибана.

Реальные факты имеют намного больше нюансов. Бесконечная война США в Афганистане породила миллионы беженцев, многие из них живут в Иране. Одновременно Вашингтон организовал в Афганистане сеть постоянных военных баз — которые Тегеран считает серьёзной угрозой, способной поддерживать тайные операции внутри Ирана.

Итак, вот что происходит: Тегеран минимальными средствами — и в сотрудничестве с разведывательными службами от Пакистана до России — поддерживает небольшие группы в западном Афганистане вблизи Герата, включая некоторые, как-то связанные с Талибаном.

Но это соответствует и намного более общей стратегии ШОС. Члены ШОС Россия, Китай и Пакистан, как и будущий член организации Иран, не говоря уж об Афганистане, все хотят азиатского, поддержанного ШОС разрешения афганской трагедии. И тут обязательно должно быть место для Талибана в правительстве в Кабуле.

Теперь сравните это с признанным планом администрации Трампа по смене режима в Тегеране. Саудовская Аравия уже в деле. Эр-Рияд через экспертный совет якобы возглавляемый наследным принцем Мохамедом бин Салманом, (МБС), финансирует ряд фанатичных анти-шиитских медресе в Балуджистане, в Пакистане, граничащем с провинцией Систан-Балуджистан в Иране.

План саудовцев в том, чтобы, по крайней мере, помешать возникновению порта Чехбехар, который оказывается точкой входа для Нового Шёлкового Пути Индии в Афганистан и Центральную Азию в обход Пакистана. Член БРИКС Индия, равно как и Россия и Китай, не очень-то довольна — а Индия ещё и новый член ШОС и совершенно против всех форм салафито-джихадизма.

Добавляя ещё больше проблем во всё это Генеральный прокурор Пакистана Аштар Осаф Али во время визита в Иран получил предупреждение, что Даиш «движется» к афгано-пакистанской границе. Кто это делает неясно. Но определённо ИГ-Хорасан или ИГ-К — то есть афганская ветвь Даиш — действительно сражается с Талибаном.

Случайным образом воздушная мощь США тоже задействована в боях с Талибаном в рамках операции «Часовой свободы» (Freedom’s Sentinel). Один из отчётов в подробностях описывает, как «количество американских средств огневого поражения, отпущенных на поддержку операции «Часовой свободы», в апреле выросло до 562, самое больше количество ежемесячно в 2018-м и второе по числу для любого месяца после октября 2011 года».

Итак, это именно Талибан сильно бомбят, а не ИГ-К. Не удивительно, что страны ШОС поставили красный уровень тревоги. Настоящую тайну ещё надо будет раскрыть пакистанской разведке — какая часть дырявой афгано-пакистанской границы занята хорошо вооружённой 4 000-й группировкой джихадистов ИГ-К?

Кто будет восстанавливать Сирию?

А это приводит нас к завершающему посреднику — Китаю.

Министр иностранных дел Китая Ванг Ю и его сирийский коллега Валид Муаллем обладают весьма тесными отношениями. Президент Си Цзиньпин — твёрдый сторонник мирного процесса в Астане с участием России, Ирана и Турции. В ноябре прошлого года Китай объявил, что разместил специальные подразделения в Сирии против всевозможных салафито-джихадистов, цель Китая — «нейтрализовать» 5 000 уйгурских боевиков, которые действовали, как «умеренные повстанцы» из-за тревог относительно боевиков, применяющих насилие, если они вернутся в Синцзян.

Но больше всего Китай будет глубоко участвовать в восстановлении Сирии — городов, селений, дорог, железных дорог, мостов, школ, больниц и всей системы связи. Сирия будет восстановлена Китаем, Россией (энергия, инфраструктура) и Ираном (электростанции), а не США и нефтяными монархиями Залива. Санкции США и ЕС всё ещё действуют, запрещая коммерческую деятельность и в долларах США, и в евро.

Это как-то совпало с состоявшейся на прошлой неделе в Пекине встречей глав советов безопасности ШОС. Тяжеловес Политбюро Янг Дзечи, ответсекретарь руководящей группы по иностранным делам при ЦК КПК, подробно обсуждал проблемы с главным российским специалистом по безопасности Николаем Патрушевым.

18-й саммит ШОС пройдёт 9 июня в Циндао. Там будет и президент России Владимир Путин. Там будут Индия и Пакистан. Там будет президент Ирана Хассан Роухани, представляя Иран в качестве наблюдателя, и там он встретится лицом к лицу с Путиным и Си. Именно там сойдутся все сирийско-афганские связи.


Пепе Эскобар
Источник: "ПолиСМИ"
Оригинал публикации: "The Syria connection to Iran, Afghanistan and China "


 Тематики 
  1. ШОС   (48)