В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

И снова инициатива «Пояса и Пути» сталкивается с Индо-Тихоокеанской стратегией (Asia Times Online Гонконг)


Встреча Моди и Си могла бы стать решающей сюжетной линией ШОС с упором на безопасность и экономическое сотрудничество.

Все ставки были сделаны на итоги потенциально прорывной встречи премьер-министра Индии Нарендры Моди с президентом Китая Си Цзиньпинем в пятницу и субботу в Ухане.

А ситуация развивалась не совсем благоприятно.

После встречи в Пекине министров иностранных дел ШОС в завершающем коммюнике Индия снова отказалась поддержать Новые Шёлковые Пути, известные также как Инициатива «Пояса и Пути».

Все остальные члены ШОС — представленные министрами иностранных дел России, Казахстана, Киргизии, Узбекистана, Таджикистана и Пакистана — Инициативу поддержали.

Итак, всё вернулось на круги своя — к нескончаемой трудноразрешимой индо-пакистанской «мыльной опере».

И Индия, и Пакистан были признаны полноправными членами ШОС в 2017 году. ШОС под руководством России и Китая — ключевой евразийский механизм работы не только с вопросами безопасности, но и расширения экономического сотрудничества в эти прошедшие несколько лет.

Однако в Нью-Дели утверждают, что один из ключевых проектов связности Инициативы — китайско-пакистанский экономический коридор (CPEC) — проходит через часть Кашмира, которая считается оккупированной территорией.

А потому министр иностранных дел Китая прилагает все силы для рекламирования возможной неофициальной встречи Моди и Си. На встрече можно обсудить CPEC во всех подробностях. Официально прорыв может быть анонсирован в июне на следующем саммите ШОС в китайском Циндао.

Не прикасайтесь к иранской ядерной сделке
Этот ключевой китайско-индийский разлом на самом деле отражает намного большее столкновение между Инициативой и так называемой индо-тихоокеанской стратегией, проталкиваемой Вашингтоном вместе с Индией, Японией и Австралией. Видимо Нью-Дели считает Инициативу и индо-тихоокеанскую стратегию взаимоисключающими.

Инициатива, однако, представляет собой обширный пан-евразийский экономический проект, а индо-тихоокеанский вариант по сути представляет собой средство военного сдерживания Китая.

Экономически Нью-Дели концентрируется на Международном Транспортном Коридоре Север-Юг (INSTC) — который нацелен на то, чтобы связать Россию с Индией через Иран. Кроме того инвестиции Индии в иранский порт Чехбехар имеют целью организовать свой собственный новый Шёлковый Путь в Афганистан и Центральную Азию в обход Пакистана.

И всё это приводит нас к решающей сюжетной линии ШОС. Каждая страна-член ШОС — с особым значением в случае членов БРИКС Китая, России и Индии — поддерживают Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), или иранское ядерное соглашение. Иран, ныне являющийся наблюдателем, должен быть признан полноправным членом ШОС к 2019 году.

Когда речь идет о классическом упоре ШОС на борьбу с терроризмом, Иран вполне соответствует (мощно поддерживая тройку из БРИКС). Тегеран активно борется с Даиш* и в Ираке, и в Сирии, равно как и со всевозможными формами джихадизма в Афганистане.

Помимо прочего ранее на этой неделе премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал соглашение о зоне свободной торговли между Ираном и возглавляемым Россией Евразийским Экономическим Союзом (ЕАЭС).

Выходит, Иран стал ключевым хабом Инициативы, партнёром Индии по INSTC, практически членом ШОС, а теперь связан и с ЕАЭС. Это означает евразийскую интеграцию — и соответствует экономически «расширенным планам на случай непредвиденных обстоятельств» президента Ирана Хассана Роухани на случай, если администрация Трампа откажется от СВПД.

Китай, Россия и Индия чётко определили, каким образом Иран отказался от практически 90% своей ядерной программы и в итоге был «вознагражден» ужесточением американских санкций. Что до программы баллистических ракет Ирана — которой никогда не касался в СВПД — то она намного менее передовая по сравнению с Россией, Индией или Пакистаном, если уж на то пошло. Послание трёх членов БРИКС/ШОС вполне очевидно — СВПД неприкасаем.

И побеждает в Южно-Китайском море…
А насчёт того, что вне ШОС Индия полагается на «индо-тихоокеанский» клуб как противовес Инициативе, то, по-видимому, в Нью-Дели не обратили внимания на тонкости.

С этой точки зрения примечателен исчерпывающий вопрос, заданный в Сенате США адмиралу Филипу Дэвидсону, ожидающему назначения на пост главы Тихоокеанского Командования США (PACOM).

Вот, по сути, основные три пункта Дэвидсона:

«Китай стремится заполучить передовые виды вооружений (т. е. гиперзвуковые ракеты), от которых у США в данный момент нет защиты. Поскольку Китай стремится иметь эти передовые системы, то подразделения США в индо-тихоокеанском регионе окажутся в опасности»
«Китай подрывает международный порядок, основанный на установленных правилах».

«Короче говоря, Китай теперь способен контролировать Южно-Китайское море при всех сценариях кроме войны с США».

Это вскрывает индо-тихоокеанский сценарий как стратегию сдерживания в отношении Южно-Китайского моря — даже при том, что Пекин полностью сосредоточен на укреплении Морского Шёлкового Пути через Индийский океан.

Было бы не реалистичным ждать, что Индия выйдет с предложением проекта далеко идущей пан-евразийской интеграции, который вряд ли соответствует Инициативе. Наилучшая ставка Нью-Дели — на борьбу с джихадизмом в сообща с ШОС, одновременно экономически вкладываясь в INSTC. Никакой Инициативы? Ну, это выбор Индии.


Пепе Эскобар
Источник: >"Поли СМИ"
Оригинал публикации: "It’s BRI against Indo-Pacific all over again "


 Тематики 
  1. Индия   (253)
  2. Китай   (595)