В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Прогноз политики США после смены внешнеполитической команды

13 марта нынешнего года президент США Дональд Трамп уволил государственного секретаря Рекса Тиллерсона (официальная дата отставки – 31 марта). На его место выдвинута кандидатура Майкла («Майка») Помпео, являвшегося на тот момент директором ЦРУ. 09 апреля Трамп назначил новым помощником по национальной безопасности Джона Болтона, занимавшего в администрации Буша-младшего должности заместителя госсекретаря по контролю за вооружениями, а затем посла США в ООН.

Выбор новых членов внешнеполитической команды, сделанный президентом Трампом, сразу же вызвал бурную реакцию среди экспертов по международным отношениям. Полтора года назад избрание Трампа обнажило глубинные разногласия в американском истеблишменте по вопросу о сущности американского суверенитета и о месте Соединенных Штатов в мире. Теперь, с сожалением констатируют одни, в Белом доме Трампа адепты американского изоляционизма («националисты») взяли верх над сторонниками укрепления глобальной роли США[i]. Таким образом, по их мнению, внешняя политика Белого дома становится «узкой, оборонительной и крайне саморазрушительной» для международной роли Америки. Назначение Болтона и выдвижение Помпео на пост госсекретаря, полагают другие критики, демонстрирует желание президента Трампа поручить внешнюю политику «самым жестким» и «наиболее склонным к риску» людям в новейшей истории.[ii]

Вместе с тем, большинство экспертов характеризуют Помпео и Болтона как «реалистов», поддерживающих принципы «свободной торговли», но скептически относящимся к эффективности долгосрочных международных альянсов и международным институтам. Считается, что оба новых члена команды призваны воплотить заявленный в Стратегии национальной безопасности Трампа подход к международным отношениям как арене конкуренции держав в соответствии с гоббсовским принципом «все против всех». Тревожные ожидания вызывает скорее идеологический багаж обоих выдвиженцев Трампа, а также их склонность «чрезмерно полагаться на силовые методы» решения международных проблем. Кроме того, и Помпео, и Болтон разделяют, по крайней мере на словах, большинство внешнеполитических воззрений нынешнего президента, вызывающих раздражение у многих в Америке, и тревогу и недоумение у большинства союзников. А порой придерживаются и более «ястребиного» подхода.

Так, по мнению британского The Economist, Помпео зарекомендовал себя человеком, готовым с легкостью заменять реальность политически мотивированными представлениями («мифами») о ней. Например, позиция Помпео в отношение «экспансионизма России» на Украине и в Сирии даже более жесткая, чем у Трампа. Он разделяет «восхищение» Трампа относительно «авторитарных методов» нынешнего руководства КНР. До самого последнего времени не был замечен среди сторонников переговоров с КНДР. А его враждебность к Ирану, по мнению ряда ведущих СМИ, «носит почти иррациональный характер». Таким образом, Помпео способен стать преданным проводником внешней политики Трампа, но никак не сдерживающим и остерегающим от опрометчивых шагов советником, на роль которого пытался претендовать Тиллерсон. Вместе с тем, по мнению британских комментаторов, у выдвижения Помпео есть, по крайней мере, одно безусловно позитивное следствие. Он будет недвусмысленно выражать точку зрения действующего президента США. Неопределенность в интерпретации официальной позиции США по международным вопросам, возникавшая, порой, при Тиллерсоне, останется в прошлом.

Джон Болтон, в свою очередь, также разделяет многие взгляды Трампа на вопросы международных отношений. В частности, он «не скрывает презрения» к международным институтам и нормам. Как и к союзническим обязательствам. Между тем, именно эта «триада» факторов, по мнению большинства симпатизирующих Америке наблюдателей, играла важнейшую роль в доминировании США на международной арене после 1945 года.

Болтон же всегда отдавал предпочтение «силе и принуждению» как наиболее эффективным, с его точки зрения, инструментам продвижения американских интересов. И, по крайней мере, один раз, это уже привело к «плачевным», по мнению критиков, результатам для Америки: в случае с его «рьяной» поддержки вторжения в Ирак в 2003. Некоторые аналитики считают, что Болтон «очень эффективен» в выявлении реальных угроз и долгосрочных вызовов американским интересам. Ряд комментаторов также считает Болтона умелым лоббистом, способным привлечь на свою сторону представителей ключевых ведомств. Вместе с тем, репутация Болтона в Вашингтоне столь противоречива, что в 2005 году против его назначения послом в ООН выступили не только республиканцы, но и демократы[iii]. Теперь его фигура способна спровоцировать «значительные трения» между различными структурами аппарата американской внешней политики и безопасности. Наконец, назначение Болтона, по мнению критиков этого решения, подает очень тревожный сигнал союзникам США по всему миру, поскольку он всегда являлся сторонником односторонних действий США без оглядки на партнеров.

Вместе с тем, отмечает ряд наблюдателей, окончательное решение всегда остается за президентом США, а не за его министрами или советниками. Агрессивность Трампа до сих пор носила скорее показной характер. Его «инстинкты бизнесмена» проявляются не только в склонности к блефу – деньги он тоже считать умеет. Поэтому высока вероятность того, что он не станет ввязываться в серьезный конфликт, когда увидит, какие ассигнования на это потребуются. Наконец, Трамп шел на выборы под лозунгом снижения глобальных обязательств Америки в области безопасности. И в первый год президентства, «скорее следовал этим курсом». Таким образом, многое в обновленной внешнеполитической команде будет зависеть от позиции главы Пентагона. А Джеймс Мэттис, по данным американских источников, по-прежнему выступает противником наращивания американских сил в Сирии и войны с КНДР, а также сторонником сохранения ядерного соглашения с Ираном.

«Иранская проблема» остается одним из приоритетов Трампа. Глава Белого дома хочет или аннулировать Совместный всеобъемлющий план действий по иранской ядерной программе (СВПД), или подвергнуть его существенной ревизии. 12 января нынешнего года Трамп заявил, что дает европейским союзникам и Конгрессу 120 дней для подготовки обновленного варианта Соглашения. В последнее время появляются сообщения об американских угрозах ввести санкции против европейских компаний, ведущих бизнес с Ираном. Помпео неоднократно публично поддерживал этот подход Трампа. В ходе сенатских слушаний по утверждению своей кандидатуры на пост госсекретаря, Помпео подтвердил намерение вести работу в направлении пересмотра Соглашения. Болтон в своих комментариях в СМИ до назначения неоднократно призывал Трампа и вовсе «разорвать» соглашение с Ираном.

Враждебные заявления Помпео и Болтона в адрес Ирана и России могут свидетельствовать также об их стремлении сохранить военное присутствие США в Сирии не только до конца 2018 года, но и в дальнейшем. Вместе с тем, недавние критические высказывания Болтона в адрес «неадекватной» сирийской стратегии Обамы, делавшего ставку на силы, связанные с сирийским курдским Демократическим союзом, указывают на возможность изменений в подходах Вашингтона. США – судя по последним официальным заявлениям в ООН, хотели бы минимизировать свои обязательства в Сирии[iv]. В этом контексте, позиция Болтона может дать толчок новому сближению Вашингтона и Анкары по сирийскому вопросу. И даже новому этапу их партнерства во всем ближневосточном регионе.

Неожиданным для большинства наблюдателей стало известие о тайном визите в Пхеньян, который Помпео совершил 8 апреля. Это первая официальная поездка столь высокопоставленного представителя США в Северную Корею с 2000 года. По данным американских СМИ, визит не носил «дипломатического характера» и не являлся началом каких-либо формальных переговоров между двумя странами. Вместе с тем, он позволил подтвердить «серьезный настрой» КНДР на переговоры с США, отмечает The Washington Post. Нельзя исключить, что «миссия в Пхеньян» стала первым примером той роли, которую Дональд Трамп отводит будущему вероятному главе американской дипломатии: личный представитель президента, готовящий почву для выхода на сцену первого лица.

В случае Северной Кореи, полагают самые оптимистично настроенные наблюдатели, такой подход даже может сработать. Трамп, пока во всяком случае, обладает достаточно сильным мандатом политического доверия в консервативных кругах США. Поэтому именно он потенциально способен заключить такую «сделку» с КНДР, которую республиканский истеблишмент «не принял бы» ни от какого иного президента.

В ходе слушаний в Конгрессе, Помпео заявил о своей приверженности «жесткому» курсу в отношении России. «Мы должны сдерживать Россию на всех направлениях» и не допустить, чтобы Москва достигла своих целей[v], заявил Помпео. Вместе с тем, некоторые конгрессмены в свое время обвиняли Помпео в политически мотивированном «преуменьшении» масштабов «вмешательства России» в американские выборы. Кроме того, не замеченный в публичных симпатиях к России, Помпео, тем не менее, уже показал, что способен выстраивать отношения с Москвой в духе «холодного» реализма. Именно так комментировали в США его переговоры в качестве директора ЦРУ в январе нынешнего года с главами ФСБ и СВР в Вашингтоне. Новый советник по национальной безопасности, в свою очередь, критиковал Трампа за «мягкость» по отношению к Москве, которую сам Болтон рассматривает как «системную угрозу» Америке, буквально за несколько недель до своего назначения на должность[vi].

Тем не менее, умеренные наблюдатели на Западе призывают дождаться конкретных результатов работы Помпео и Болтона. Одно дело – выступать за начало войны против КНДР или смену режима в Иране на страницах СМИ, или даже в ходе заседаний Конгресса. И совсем другое – нести личную ответственность за последствия всех решений в области внешней политики. Кроме того, как откровенная «партийная ангажированность» Помпео во главе ЦРУ, так и «твердолобый» подход Болтона, вкупе с его преимущественно негативной репутацией одного из архитекторов активно критикуемой в США иракской кампании, способны существенно снизить восприимчивость к их идеям со стороны многих политиков и экспертов в Вашингтоне, полагают скептики.

Помимо прочего, Помпео считается человеком, очень близким к Koch Industries – одному из главных спонсоров Республиканской партии. Таким образом, его продвижение может свидетельствовать в первую очередь о желании Трампа укрепить связи с наиболее влиятельными силами внутри Республиканской партии – с "прицелом" на переизбрание в 2020 году. Трамп, как и многие в Вашингтоне в целом, также демонстрирует растущую озабоченность "усилением Китая". Между тем, ряд комментаторов приписывают Помпео наличие широких связей в Индии. В этом же ряду может рассматриваться и возможная "сделка" с Северной Кореей, потенциально способная вбить клин между Пхеньяном и Пекином.

Наконец, нельзя полностью исключить, что, назначая "ястребов" на ключевые внешнеполитические позиции, Трамп хочет предстать перед миром наиболее «умеренным» представителем нынешнего американского руководства. Тем самым, он дает понять: хотите говорить с Америкой – говорите только со мной. "Замкнув" на себя всю внешнеполитическую повестку, Трамп мог бы претендовать на получение и всех причитающихся политических "дивидендов". Другой вопрос, сможет ли он проводить «единоличную» внешнюю политику, не обладая соответствующим профессиональным и политическим опытом.

Таким образом, прямо сейчас, обоих новых выдвиженцев Трампа, можно отнести к категории тех американских политиков, которые предпочитают «действовать в краткосрочной перспективе». Как отмечают в Европе, глобальное влияние США уже «пострадало» вследствие преобладания таких людей в Вашингтоне в последние десятилетия. «Безрезультатные военные вмешательства, годами проводившиеся на Ближнем Востоке, в Центральной Азии и Африке, сформировали образ бессмысленно агрессивного государства». А «пристрастие США читать проповеди о соблюдении законов и международных стандартов, а затем глумиться над этими принципами, когда их это устраивает, еще сильнее подкрепляет обвинения в лицемерии»[vii].


Андрей Кадомцев
Источник: :Журнал "Международная жизнь"

[i] https://www.cfr.org/blog/john-bolton-sovereignty-warrior

[ii] https://carnegieendowment.org/2018/03/23/what-stands-between-john-bolton-and-blowing-up-world-pub-75902

[iii] В результате, Болтон был назначен распоряжением президента на ограниченный срок.

[iv] https://www.cfr.org/blog/president-trumps-syria-strikes-are-not-about-syria

[v] https://www.reuters.com/article/us-usa-trump-pompeo/trump-nominee-pompeo-pledges-to-be-tough-on-russia-fix-iran-deal-idUSKBN1HJ0HO

[vi] https://dmgs.org/news-events/foreign-policy-challenges-facing-the-trump-administration-presentation-by-ambassador-john-bolton/

[vii] https://www.inopressa.ru/article/18Apr2018/letemps/softpower.html


 Тематики 
  1. США   (938)