В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Сбросить войну с пьедестала (TomDispatch США)

Основы следующей войны (войн) Америки на Ближнем Востоке уже заложены, и по ходу дела один из последних относительно малоразрушенных районов Сирии (по крайней мере до того, как турецкие военные начали подвергать его артиллеристским обстрелам, наносить авиаудары, а затем двинули туда танки) вот-вот добавится к руинам региона. Разруха, начавшаяся с американского вторжения в Ирак в 2003 году, теперь может распространиться ещё на одну страну, Турцию, уже переполненную сирийскими беженцами, но пока относительно невредимую.

В данный момент властолюбивый президент Турции, уже находящийся в гневе из-за поддержки американцами курдских отрядов в северной Сирии и стремящийся добиться популярности в собственной стране, потенциально может повторить в меньшем масштабе американский просчет 2003 года. Он лихо вторгается в контролируемую курдами часть северной Сирии, предполагая, что всё пойдет прекрасно, а войска президента Трампа оказываются, как много раз происходило за последние годы, зажатыми между Сциллой и Харибдой.

У США в северной Сирии приблизительно 2,000 солдат и, как лишь недавно заявил госсекретарь Рекс Тиллерсон, они намерены оставаться там вплоть до тех пор, пока последний боевик ИГ* не будет стёрт с лица Земли, но, возможно и до конца времён. (Решение, на которое администрация президента Трампа, естественно, не имеет одобрения Конгресса). Недавно заявленная цель Вашингтона состоит вот в чём — поддерживать курдских бойцов в регионе и играть роль в подрыве режима Башара аль-Асада в Сирии и его иранских сторонников. (Удачи им там!) Эти войска теперь оказались зажаты между союзником по НАТО Турцией (которая позволила Вашингтону воспользоваться ключевой военной базой в борьбе против ИГ) и подготовленными американцами и ими же вооружёнными левацкими сирийскими курдами, которые вели самые тяжёлые бои (и погибали) против исламистского «халифата». Турки, считающие курдов «террористами» (и сторонниками давних курдских повстанцев в Турции) гневно требуют, чтобы США немедленно и без всяких условий покинули контролируемый курдами сирийский город Манбидж прежде, чем они двинут войска (это требование уже отвергнуто главой Центрального Командования США). И, да, остатки ИГ, отброшенные и больше не представляющие собой «халифата» или чего-то похожего, продолжают сражаться.

Но хватит о «победе» Дональда Трампа в Сирии. Хотя никто, вероятно, не знает, что из всего этого выйдет, как и с большей частью затеянных американцами войн за прошедшие 17 лет, есть все основания предполагать, что не выйдет ничего хорошего или мирного, или закончится вполне неплохо, а то и вообще не закончится. Можно рассчитывать лишь на одно: вы вскоре не будете читать о несравненных и победных американских войсках в умиротворённой Сирии. Совершенно наоборот: если недавние годы могут быть хоть каким-то показателем, разруха будет лишь распространяться, погибнет ещё больше мирных жителей, ещё больше домов будет разрушено, больше жителей согнано с мест, и ожесточённые местные жители, обозлённые действиями США, как и прочих участников этого хаоса, станут присоединяться к все новым террористическим группировкам.

Постоянный автор TomDispatch подполковник в отставке Уильям Астор рассматривает этот весьма знакомый ему процесс развязывания американцами войн в стиле 21 века и предполагает, какие именно разрушения уже причинены, и не в далёких землях, а у нас дома, и что мы, народ (ранее было «Мы, Народ») может по размышлению сделать.
TomDispatch


Наш враг, мы сами

Десять здравых предложения для заключения мира, а не войны

Будь то логическое обоснование войны с террором, в которую вовлечено 76 стран, или возобновление подготовки к борьбе с противниками — Россией и Китаем — (как недавно предложил министр обороны Джеймс Мэттис, представляя новую Стратегию национальной обороны США), военные США подходят ко всему глобально. Сеть из 800 военных баз охватывает 172 страны и помогает вести войны и утраивать интервенции. По расчётам Пентагона к концу прошлого финансового года около 291,000 человек персонала (включая резерв и гражданских сотрудников министерства обороны) были развёрнуты в 183 странах по всему миру, фактически воплощая зримое определение неудержимых войск. Мадам Свободу можно временно закрыть в случае прекращения работы правительства Соединённых Штатовиз-за проблем с финансированием, но иностранные военные обязанности страны, особенно её войны, как-то сами собой продолжают бурно развиваться.

Когда я был студентом исторического факультета, меня предостерегали избегать понятия неизбежности. Но всё же, учитывая подобные данные и прочие схожие, разве есть что-то более предсказуемое в будущем этой страны, чем непрерывные боевые действия при отсутствии в поле зрения реальных побед? В самом деле, последняя зримая американская победа, последняя истинная «завершённая миссия» в войне, представляющей большее значение, случилась в 1945 году с окончанием Второй Мировой войны.

Тем не менее, отсутствие явных побед с тех пор по-видимому не волнует никого в Вашингтоне. В этом столетии президенты регулярно хвалятся, что войска США — лучшие боевые силы в истории человечества, при этом не менее регулярно требуя, чтобы самые мощные войска сегодняшнего мира были бы «перестроены» и профинансированы на всё более ошеломляющем уровне. В самом деле, во время избирательной кампании Дональд Трамп обещал, что он инвестирует в войска столько, что они станут «такими крупными и такими сильными, и такими великими, они будут такими мощными, что я не думаю, что мы когда-либо ими воспользуемся».

Однако как только он занял пост, он сразу же назначил на ряд ключевых постов в правительстве пропахших нафталином генералов, и вернулся к войнам. Приведём краткий обзор первого года его президентства в военном отношении.

В 2017 году Афганистан пережил мини-наращивание в виде дополнительного контингента из 4 000 американских солдат (ещё больше должны прибыть), крупный рост воздушных ударов и поставок всевозможного снаряжения, включая объёмно-детонирующие авиационные бомбы (MOAB, или мать всех бомб), никогда ранее не использовавшиеся не-атомные бомбы американского арсенала, равно как и высокоточные виды вооружений, использованные бомбардировщиками B-52 против предполагаемых нарко-лабораторий Талибана. По собственным подсчётам ВВС за 2017 год в Афганистане было «использовано» 4,361 боеприпасов по сравнению с 1337 в 2016-м. Несмотря ввод в бой такого числа бойцов и вооружений, афганская война остаётся — по данным американских командиров, старающихся представить ситуацию в как можно лучшем свете — «тупиком», причём столица страны, Кабул сегодня фактически находится в осаде.

Как там насчёт операции «Непоколебимая решимость» (Inherent Resolve) против ИГ? Армии возглавляемой США коалиции провели более 10,000 воздушных ударов в Ираке и Сирии после того, как Дональд Трамп стал президентом, использовав в 2017 году 39,577 боеприпасов. (В 2016 году их было использовано 30 743). «Халифата» уже нет, а ИГ уязвлён, но не побеждён, поскольку идеологию нельзя уничтожить бомбами. В то же время на сирийско-турецкой границе, кажется, разгорается новый конфликт между поддерживаемыми американцами курдскими силами и союзником НАТО Турцией.

А ещё одна разорванная враждой страна Йемен стала свидетелем шестикратного увеличения воздушных ударов США против аль-Каиды на Аравийском полуострове (с 21 в 2016-м до более 131 в 2017 году). В Сомали тоже происходит рост подобных ударов против боевиков аль-Шабаб. Численность подразделений США на местах достигла цифры, невиданной со времён сражения в Могадишо в 1993 году. В каждой из этих стран становится всё больше руин, всё больше жертв среди мирного населения и всё больше людей, вынужденных бежать.

Наконец, мы подходим к Северной Корее. Хотя настоящих выстрелов не прозвучало, но риторические выпады двух «менее чем стабильных» руководителей, «маленького ракетного человечка» и «маразматика» Дональда Трампа, повышают вероятность регионального кровопролития. Трамп, выглядит сторонником военных решений в отношении ядерной программы Северной Кореи, замечательно преуспевая в сдвиге стрелок «часов судного дня» всё ближе к полуночи, причём его администрация расхваливает новое поколение более удобного ядерного оружия.

Очевидно, что его «великие» и «мощные» вооружённые силы едва ли праздно стоят в сторонке, выглядя «большими» и «сильными». На деле, они, кажется, более чем когда-либо раскиданы по всему Большому Ближнему Востоку и Африке. Семнадцать лет назад после нападений 9/11 началась Глобальная Война с Террором, и всё это представляет собой до боли знакомые попытки военных США уничтожить собственный путь к победе будь то против Талибана, ИГ или других террористических организаций.

Меняющаяся реальность не должна никого удивить. Когда вы столько вкладываете в войска — не только в финансовом смысле, но и в культурном (продолжая славить их так, что это выглядит почти религией) — вполне естественно захотеть их использовать. Это было верно для предыдущих администраций, и Демократов и Республиканцев, что отражено в печально известном вопросе Мадлен Олбрайт председателю Объединённого комитета начальников штабов Колину Пауэллу в 1992 году: «Какой смысл иметь эти превосходные войска, о которых вы постоянно твердите, если мы не можем их использовать?».

Учитывая, что само слово «мир» редко попадается в политическом словаре Вашингтона, нескончаемые войны Америки выглядят столь же неизбежными, как и всё, что вполне вероятно в истории. Значительные контингенты американских войск и подрядчиков остаются на постоянной основе в Ираке, там теперь 2,000 человек из ССО и другой персонал в Сирии на долгое время. Вроде бы они заняты подготовкой персонала и обеспечивают поддержку операций. Однако в Вашингтоне по-прежнему сильно стремление к смене режима и в Сирии, и в Иране — в случае Ирана даже непреклонно. Если прошлое может служить прологом, то с учётом предшествовавших операций по смене режима в Афганистане, Ираке и Ливии, будущее выглядит весьма мрачно.

Несмотря на печальные результаты прошедших полутора десятков лет наши гражданские руководители продолжают настаивать, что у страны должны быть войска не только ни с кем не сравнимые, но и глобально доминирующие. И очень немногие задаются вопросом, что такой запрос на глобальное доминирование, желание абсолютной власти могут сделать со страной. Однако два века назад в письме Томасу Джефферсону Джон Адамс не мог высказаться яснее на эту тему. Власти, как он сказал, «никогда нельзя доверять, не проверяя».

Вопрос сегодняшнего дня американскому народу: как проверить доминирующую военную мощь, которой так небрежно хвалятся руководители США? Как контролировать практически полное доверие к военным в международных делах? Как можно взять под контроль мечты выгодополучателей и производителей оружия о славных добрых временах?

Для начала подумайте о речи любимого генерала Дональда Трампа Дугласа МакАртура в 1957 году, обращённой к корпорации «Sperry Rand»:

«Наши раздутые бюджеты постоянно неверно воспринимаются обществом. Наше правительство держит нас в постоянном состоянии страха — держит в постоянной лихорадке патриотизма — с криками о серьёзной национальной угрозе. Всегда есть какое-то ужасное зло дома или какая-то чудовищная внешняя сила, которая хочет проглотить нас, если мы слепо не объединимся и не обеспечим требуемые чрезмерные финансы. А в ретроспективе эти бедствия по-видимому никогда не происходят, по-видимому, никогда не бывают вполне реальными».

А ведь МакАртур — вовсе не сторонник мира. Другие известные генералы, вроде Смедли Батлера и Дуайта Эйзенхауэра выражались гораздо резче насчёт разлагающего влияния войны и рисков на демократию более мощных вооружённых сил, хотя такие чувства редко услышишь сейчас в стране. Наоборот, руководители Америки настаивают, чтобы другие народы судили о нас по нашим словам, нашим благим намерениям, а не по нашим убийственным делам и их результатам.

Непрекращающиеся войны в Вашингтоне встречают свистом одобрения

В войне с террором, будь то в Ираке, Афганистане или где-то ещё, Соединённые Штаты разжигают конфликты на целые поколения; эти конфликты обходятся нам в триллионы долларов, втягивают нас в долги, ослабляя при этом основы нашей демократии. Они ведут к сотням тысяч жертв в других странах и порождают миллионы беженцев, превращая такие города, как иракский Мосул в пустоши.

В господствующих сегодня представлениях о разрушительных для бюджета «оборонных» ассигнованиях разве не пора американцам вложить немного здравого смысла в нашу бедственную модель провоцирования войн? Для начала подобного обсуждения приведу 10 предложений, как на этом сконцентрироваться, ограничить или, возможно, изменить ныне вечное воспроизводство войн и расточительные военные расходы Вашингтона:

1. Отказаться от идеи идеальной безопасности. Этого не достичь. Такого просто не существует. И также отказаться от мысли, что раздутый военный истеблишмент обеспечивает национальную безопасность. Джеймс Мэддисон так не думал, да и Дуайт Эйзенхауэр тоже.

2. Кто может возразить против того, чтобы называть Пентагон «оборонным» департаментом, если он в самом деле сконцентрирован на обороне? Так давайте назовём его тем, чем он является. В конце концов, как можно разобраться с проблемой, если вы даже не можете точно её назвать?

3. Не пора ли начать следовать Конституции, когда речь заходит о наших «войнах»? Не пора ли Конгрессу наконец приступить к своим конституционным обязанностям? Как бы ни назывался Пентагон, но страна больше не должна вести свои многочисленные конфликты без официального объявления войны Конгрессом. . Если бы мы следовали этому правилу, США не вели бы никаких войн после окончания Второй Мировой.

4. Войны на поколения — то есть нескончаемые — надо рассматривать не как меру американской решимости, а как меру американской глупости. Если вы долго воюете, значит, неправильно ведёте войну, особенно если вы намерены защищать демократические институты в своей стране.

5. В общем-то генералы любят войны. Не вините их в этом. Это их профессия. Но ради Бога, не ставьте их во главе министерства «обороны» (Джеймс Мэттис) или Совета Национальной Безопасности (Г. Р. МакМастер) — и кроме того, не позволяйте им (Джон Келли) становиться «привратником» неуверенного, тщеславного президента. В нашей стране нести ответственность за разжигателей войн должны гражданские, и точка.

6. Нельзя выиграть в войнах, которые и начинать-то не стоило, это в первую очередь. Руководители Америки не сумели выучить уроки Вьетнама. Поскольку продолжают вести войны за отнюдь не жизненные интересы с предсказуемо печальными результатами. Следуя вьетнамскому примеру, Америка действительно выиграет свою афганскую войну, когда решиться отставить в стороны свою гордость и тщеславие — и уйдёт.

7. Серьёзные люди в Вашингтоне посмеивались, когда будучи кандидатом в президенты в 2004-м и 2008 годах, конгрессмен Деннис Кусинич призывал создать Департамент мира. Напомните мне после череды этих 17 лет войн, что в этом предложении было смешного? Разве не лучше вести дела мирно, и не воевать? Если не верите мне, спросите раненого ветерана или семью награждённого «Золотой звездой».

8. Хотите вкладывать в создание рабочих мест для американцев? Отличная мысль! Но прекратите делать военно-промышленный комплекс предпочтительным местом создания рабочих мест. Это неудачный способ. Доказано, что инвестиции в «масло» создают вдвое или втрое больше рабочих мест, чем вложения в «пушки». Иными словами, вкладывайте в образование, здравоохранение и гражданскую инфраструктуру, а не в производство вооружений.

9. Избавьтесь от самой идеи, стоящей за печально известным правилом гончарной мастерской — предостережением госсекретаря Колина Пауэлла Джорджу Бушу перед вторжением в Ирак, мол, если военные США «разрушат» страну, в некотором смысле мы её «купим» и потому придётся вступать во владение получившейся неразберихой. Было так сказано или нет, но это продолжает оставаться основой нескончаемых войн этого столетия. Ответьте честно, если кто-то сломает нечто ценное, вам принадлежащее, доверите ли вы этому человеку собрать всё заново? Глупость не уменьшается, даже если на ней упорно настаивают.

10. Я был офицером ВВС. Когда я пришёл на службу, ещё сохранялся идеал солдата-гражданина. Но за время карьеры я был свидетелем медленных внутренних изменений. Дух Армия солдат-граждан трансформировалась в армию, пропитанную профессиональным духом «бойцов» и «вояк», считающих себя лучше, нас, остальных. Пора подумать о том, как вернуться к традиции солдата-гражданина, что осложнит ведение этих войн на поколения.

Подумайте о генерале в отставке Джоне Келли, который, защищая президента в споре о его словах матери погибшего «зелёного берета», отказался отвечать на вопросы репортёров, у которых нет личных связей с погибшими солдатами или семьями награждённых Золотой Звездой. Подумайте также о том, что американские политики, например вице-президент Майк Пенс, всегда так склонны превозносить тех, кто носит форму, говорить о них, как стоящих выше всех граждан («Вы — лучшие из нас»).

Не пора ли прекратить расхваливать до небес наших солдат и бесконечно благодарить за то, что они для нас сделали — за ведение этих бесконечных войн — и начать к ним прислушиваться? Не пора ли попытаться понять их, понять не как «героев» из другой вселенной, а как людей, похожих на нас, людей со своими слабостями и трудностями? Нас никогда не поощряли смотреть на них как на своих соседей, или подростков-старшеклассников, или как на обездоленных мам и пап.

Наши солдаты, конечно, тоже люди, они уязвимы и несовершенны. Мы не поможем им, когда ставим на пьедестал, вручаем флаги, развевающиеся на ветру, и приветствуем их, как кумиров старого доброго патриотизма. Говорить о воинах-героях хуже, чем низость: это позволяет нашему государству вести постоянную войну, возвышает Пентагон, облагораживает государство национальной безопасности и заставляет молчать недовольных. Вот почему это опасно, и повсюду в Вашингтоне поддерживается политиками с редким двухпартийным единодушием.

Итак, вот моё заключение. Подумайте о нём, как о дополнительном 11 предложении: не превращайте наших солдат в героев, даже когда они стоят на пути зла. Было бы намного лучше стать самим героями и убрать их с гибельного пути.

Будь исключительной, Америка. Стремись к миру, а не к войне.

Уильям Дж. Астор
Источник: "ПолиСМИ"
Оригинал публикации: "Tomgram: William Astore, Taking War Off Its Pedestal "


 Тематики 
  1. США   (950)