В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Зачем нам финансировать Америку?

Полемические заметки известного экономиста о деятельности Центробанка

Я уже писал о многих «странностях» в деятельности нашего Центробанка, часть из которых обусловлена тем, что его руководство, с одной стороны, беспардонным образом попирает Конституцию и законы Российской Федерации, с другой – что в законах, определяющих работу Банка России, изначально заложены «странные» положения.

Одну из таких «странностей» мы находим в Федеральном законе «О Центральном банке Российской Федерации» в статье 22. Она гласит: «Банк России не вправе предоставлять кредиты Правительству Российской Федерации для финансирования дефицита федерального бюджета, покупать государственные ценные бумаги при их первичном размещении, за исключением тех случаев, когда это предусматривается федеральным законом о федеральном бюджете. Банк России не вправе предоставлять кредиты для финансирования дефицитов бюджетов государственных внебюджетных фондов, бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов».

Очевидно, что лучше государству не доводить бюджет до дефицита и не прибегать к заимствованиям. Но уж если дефицит случился, то заимствования неизбежны.

Обычно они осуществляются в виде выпуска государственных долговых бумаг (преимущественно казначейских облигаций) и их размещения на рынке.

Известно, что большинство стран «золотого миллиарда» живут в условиях хронических дефицитов государственных бюджетов. Так, у Франции, Испании, Италии, Португалии, Греции, входящих в Европейский союз, дефициты хронически превышают планку в 3% ВВП (которая была установлена как предельно допустимая Маастрихтским соглашением 1992 года).

Те же самые Соединенные Штаты, с которых наши экономические либералы любят брать примеры, в последние годы имели дефицит бюджета, приближающийся к 1 триллиону долларов. А в 2011 году он составил рекордную сумму в 1,3 трлн. долл., или 8,9% ВВП США.
Американское казначейство выпускает облигации, с помощью которых затыкает бюджетные «дыры». И здесь оно работает в тесном тандеме с Центробанком, который называется Федеральная резервная система США (ФРС). По сегодняшним правилам ФРС не может напрямую приобретать казначейские облигации США, но ему не запрещено инвестировать в те казначейские бумаги, которые уже обращаются на финансовом рынке. Чем ФРС и пользуется. Со времени финансового кризиса 2007-2009 гг. ФРС начала работать по программе «количественных смягчений». Американский Центробанк начал работать как «пылесос», засасывая казначейские и ипотечные бумаги с рынка. В конце 2014 года работа «пылесоса» остановилась, к этому времени балансе ФРС раздулся до величины 4,5 трлн. долл. (23% ВВП). При этом 95% всех активов составлял портфель казначейских ценных бумаг и ипотечных облигаций, купленных или гарантированных федеральными агентствами. Короче говоря, американский Центробанк не просто «подстраховывает» казначейство и федеральный бюджет. Он полностью себя посвятил поддержке государственной финансовой системы США. Я сейчас не даю своих оценок, хорошо это или плохо. Я просто констатирую факты для того, чтобы ФРС сравнить с Центробанком России.

Давайте посмотрим на баланс ЦБ России по состоянию на конец 2016 года (данные годового отчета Банка России за 2016 год). Общая величина активов – 28.974,1 млрд руб. (округлено 29 триллионов рублей). Из них (млрд. руб.): 1) драгоценные металлы – 3.747,5; 2) кредиты и депозиты внутри страны – 4.175,1; 3) ценные бумаги иностранных эмитентов и депозиты в иностранных банках – 18.005,1.

Из другого источника («Обзор деятельности Банка России по управлению активами в иностранных валютах и золоте») уточняю, что на ценные бумаги иностранных эмитентов в общей сумме третьей позиции 77,6 %, а на депозиты в иностранных банках – 22,4%. Получается, что в абсолютном выражении вложения Банка России в ценные бумаги иностранных эмитентов составили в конце прошлого года были равны 13,97 трлн. руб.

Получается, что вложения Банка России в активы, находящиеся физически или юридически за пределами России, составили более 62%, в том числе вложения в иностранные ценные бумаги – более 48%. Для сравнения: активы, имеющие бесспорную ориентацию на экономику страны (драгоценные металлы, кредиты и депозиты внутри страны) составили лишь 27%.

Институт с подобной структурой баланса язык не поворачивается называть «Банком России» или «Центральным банком Российской Федерации». Иностранные ценные бумаги, фигурирующие в отчетности ЦБ РФ, – в первую очередь, облигации казначейства США (в течение последних месяцев их объем устойчиво превышал планку в 100 млрд долл.).

Получается, что ЦБ РФ совместно с Федеральным резервом помогают правительству США закрывать «дыры» федерального бюджета. Вряд ли поэтому можно считать преувеличением, когда ЦБ РФ называют «филиалом ФРС».
Насколько я знаю, примерно также устроен Европейский центральный банк (ЕЦБ), который формирует свои активы за счет долговых бумаг, которые эмитируются странами-членами Европейского союза. ФРС покупает казначейские бумаги США, но вполне обходится без казначейских бумаг стран-членов ЕС. Вложения ЕЦБ в американские казначейские бумаги скромные, он сосредоточен на европейских. А вот ЦБ РФ накапливает казначейские бумаги и американские, и европейские. Но при этом игнорируя потребности государства под названием «Российская Федерация».

Уже три года бюджет РФ сводится с дефицитом. Дефицит этот закрывается за счет средств наших суверенных фондов – Резервного фонда (уже почти полностью исчерпан) и Фонда национального благосостояния (ФНБ). А ведь можно было бы использовать американскую (европейскую) модель: покупать Центробанком долговые бумаги Минфина России. Ан нельзя! Статья 22 Федерального закона о Центробанке не велит!

У нас большинство субъектов Российской Федерации сводят региональные бюджеты с дефицитом. Сегодня многие из них прибегают к тому, чтобы затыкать бюджетные «дыры» за счет кредитов коммерческих банков. Кредиты берутся под ростовщические проценты и окончательно загоняют регионы в долговую кабалу. Почему бы Центробанку не прийти на помощь и не пресечь этот ростовщический беспредел? – Опять же статья 22 не велит: «Банк России не вправе предоставлять кредиты для финансирования дефицитов… бюджетов субъектов Российской Федерации».

Денежные власти страны (Центробанк и Минфин России) твердят нам, что альтернативы вложениям в ценные бумаги стран Запада, мол, у нас нет. Разберемся по пунктам.
Во-первых, покупая казначейские облигации США, Центробанк России косвенно помогает финансировать военные приготовления Вашингтона против нашей страны (ведь громадный дефицит американского бюджета обусловлен, в первую очередь, военными расходами).

Во-вторых, активы Банка России в иностранной валюте находятся под дамокловым мечом экономических санкций. В любой момент почти 2/3 активов Банка России могут оказаться замороженными.

Раньше денежные власти апеллировали к экономическим аргументам. Мол, вложения в иностранную валюту и казначейские бумаги дают доход. Но об этом даже смешно говорить. По данным годового отчета Банка России, его прибыль в прошлом году составила 43,7 млрд. руб. И это при активах ЦБ, равных 29 трлн. руб. Получается, что рентабельность активов Банка России равна 0,15%. Как говорят: показатель «на уровне плинтуса». Не сегодня-завтра контора под названием «Банк России» вообще может стать убыточной.

Обратимся к последнему «Обзору деятельности Банка России по управлению активами в иностранных валютах и золоте» (2017 год, выпуск 4). Там приводится картинка по доходности валютных активов Банка России за период с 31.03.2016 по 31.03.2017 по отдельным видам валют (%): доллар США – 0,54; британский фунт стерлингов – 0,55; канадский доллар – 0,63; юань – 1,22. А вот активы в валюте под названием «евро» вообще продемонстрировали отрицательную доходность: минус 0,38.

Если мы откроем справочники Росстата, то увидим, что при всех нестроениях и проблемах большинство отраслей реального сектора экономики России имеют показатели рентабельности активов в диапазоне от 2 до 4 процентов. Есть некоторые отрасли с более низкими значениями (например, производство оборудования – около 1%), есть с более высокими (например, добыча энергетических ресурсов – около 7%). Любой здравомыслящий человек скажет, что вкладывать средства Банку России в собственную экономику (в виде кредитов) выгоднее, чем покупать казначейские бумаги США и других стран Запада.

Казалось бы, уже приведенных аргументов (политических и экономических) достаточно для того, чтобы радикальным образом перестроить работу Банка России и изменить структуру активов в пользу собственной, а не заокеанской экономики.
Но то, что Банк России этого не делает, лишь лишний раз доказывает, что он заслуживает названия «Филиал ФРС США». Но поскольку Банк России, судя по всему, никаких аргументов воспринимать не намерен, то его деятельность надо жестким образом регламентировать в законодательном порядке. Установив ограничения или даже запреты на покупку долговых ценных бумаг, эмитируемых другими государствами.

Хотел бы также обратить внимание на крайнюю «непрозрачность» процедур подготовки и принятия решений по размещению активов Банка России в иностранной валюте. Никаких официальных нормативных документов Банка России по данному вопросу мне найти не удалось. Единственное, что Центробанк сообщает «непосвященным» на этот счет, содержится в периодическом издании, называемом «Обзор деятельности Банка России по управлению активами в иностранных валютах и золоте». Каждый выпуск содержит первую часть под названием «Принципы управления активами в иностранных валютах и золоте, а также управление финансовыми рисками». Читаем: «В Банке России действует многоуровневая коллегиальная система принятия инвестиционных решений. Совет директоров Банка России определяет цели управления активами, перечень допустимых инструментов для инвестирования и целевой уровень валютного риска. Подотчетный совету директоров коллегиальный орган Банка России, ответственный за инвестиционную стратегию, принимает решения об уровне процентного и кредитного рисков и определяет перечень контрагентов и эмитентов. Реализация принятых инвестиционных решений осуществляется структурными подразделениями Банка России». И все в таком же духе (https://www.cbr.ru/publ/Obzor/2017-04_res.pdf). «Ритуальный» текст «ни о чем». Банк России своей «внутренней кухни» раскрывать не собирается.

А между тем кое-какая «утечка» с этой «кухни» происходит. Как говорится, «шила в мешке не утаишь». Вот один «сюрприз» из практики управления Банком России активами в иностранных валютах. В уже упомянутом периодическом издании «Обзор деятельности Банка России…» с некоторых пор в статистическом обзоре валютных активов Банка России появилась новая позиция. Она называется «вложения в негосударственные ценные бумаги». Во всех документах и официальных заявлениях чиновников ЦБ, касающихся международных резервов, упоминаются лишь казначейские бумаги. А вот в «Обзоре деятельности Банка России…» (документе, который читают лишь узкие специалисты) говорится еще о каких-то «негосударственных ценных бумагах». Чаще всего за этим названием скрываются акции и корпоративные облигации. Но ни в одном документе или издании Банк России не раскрывает, что именно он покупает. Вот статистика величины валютных активов Банка России в виде «негосударственных ценных бумаг» (млрд долл., на конец года): 2012 г. – 2,4; 2013 г. – 3,5; 2014 г. – 4,9; 2015 г. – 20,3; 2016 г. – 32,1. Наконец, на 31.03.2017 этот показатель составил 33,9 млрд долл. По отношению к общей сумме золотовалютных резервов Банка России доля негосударственных ценных бумаг составила в конце 2015 года составила 5,2%, в конце 2016 года – 8,2%, а на 31.03.2017 – 8,4%.

Видимо, Банк России втягивается в азартные игры на фондовом рынке, но громогласно об этом не объявляет. В принципе Международный валютный фонд не рекомендует Центробанкам заниматься такими опасными играми, советует придерживаться принципов «консервативного инвестирования».
Хотя некоторые Центробанки уже в эти игры втянулись. Я писал на эту тему, назвав Банк Японии и Национальный банк Швейцарии наиболее активными среди Центробанков покупателями корпоративных бумаг – как акций, так и облигаций. Так, на конец первого квартала текущего года инвестиции НБШ в акции превысили 80 млрд долл., причем половина указанной суммы пришлась на бумаги американских компаний. Национальный банк Швейцарии (НБШ) покупает акции таких американских компаний, как Apple, Exxon Mobil, Johnson&Johnson, AT&T и Facebook. НБШ обосновывает такую политику тем, что, мол, инвестиции в обычные казначейские бумаги (как американские, так и европейские) уже не дают почти никакого «навара». Эксперты совершенно правильно оценивают подобного рода политику НБШ как существенную поддержку американского бизнеса. И это вдобавок к тому, что НБШ оказывает существенную поддержку американскому правительству (покупая казначейские бумаги США). Как выясняется, Банк России решил не отставать от наиболее азартных Центробанков. Но если НБШ и Банк Японии «прозрачны», они не скрывают, что они покупают и в каких объемах, то Банк России в этом отношении оказывается сверхсекретным институтом.

Кстати, напомню, что Центробанк уже был однажды уличен в азартной игре. Я имею в виду покупку им американских ценных бумаг, эмитированных ипотечными агентствами Fannie Mae и Freddie Mac. Никто (кроме «посвященных») в России и не подозревал, что Центробанк России мог настолько отойти от принципов «консервативного инвестирования». Кончилось это плачевно: во время финансового кризиса 2007-2009 гг. указанные американские бумаги обвалились, Центробанк понес серьезные убытки.

И тут я вновь возвращаюсь к статье 22 Федерального закона о Центробанке. С учетом сказанного выше, я предлагаю ее оставить в прежнем виде, заменив лишь несколько слов: вместо «Правительства Российской Федерации» поставить «правительства других стран».
В новой редакции она будет звучать следующим образом: «Банк России не вправе предоставлять кредиты правительствам других стран для финансирования дефицита федерального бюджета, покупать государственные ценные бумаги при их первичном размещении, за исключением тех случаев, когда это предусматривается федеральным законом о федеральном бюджете».

Впрочем, статью 22 в приведенной редакции я бы еще дополнил статьей, запрещающей Банку России заниматься азартными играми с ценными бумагами негосударственных эмитентов. И данный запрет должен в равной степени распространяться на корпоративные бумаги как иностранного, так и российского происхождения. Центральному банку вообще следует настрого запретить заниматься любыми играми на финансовых рынках и решительным образом развернуть его лицом к реальному сектору отечественной экономики.

Пока же на ум невольно приходят слова знаменитого Шарля Луи Монтескье – финансисты поддерживают государство точно так же, как веревка поддерживает повешенного. Как тут не задуматься…

P.S. Ау, «народные избранники», вы меня услышали? Если услышали, то действуйте. При необходимости готов оказать вам помощь в том, чтобы у нас появился, наконец, нормальный закон о Центробанке.


Валентин Юрьевич Катасонов, председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, доктор экономических наук, профессор МГИМО
Источник: Специально для «Столетия»


 Тематики 
  1. Россия   (1167)