В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Китайский дракон в Латинской Америке: Пекин пытается вытеснить США

Поднебесная проводит в отношении Латинской Америки политику, опробованную в Африке и уже доказавшую свою эффективность. При помощи мягкой силы и, в первую очередь, многомиллиардных кредитов и инвестиций китайцы энергично проникают в страны региона.

Последняя надежда

Население курортного городка Пунта-дель-Эсте на юге Уругвая недавно временно увеличилось более чем на четверть. С 30 ноября по 2 декабря к 9 тысячам местных жителей прибавилось ок. 2,5 тыс. бизнесменов из нескольких десятков стран региона. В Пунта-дель-Эсте состоялся 11-й Деловой саммит «Китай — Латинская Америка».

О популярности мероприятия и самих экономических связей между КНР и Латинской Америкой убедительнее всего говорят цифры: на прошлый саммит, прошедший в 2015 году в мексиканской Гвадалахаре, из Китая прилетели всего полторы сотни участников. Сейчас же их собралось более 600.

По давней традиции, в тяжелые времена Латинская Америка всегда обращалась за помощью к Соединенным Штатам как по линии международных финансовых организаций (Всемирный банк — ВБ или Межамериканский банк развития — IADB), находящихся под контролем Вашингтона, так и через прямые инвестиции и торговлю. Однако после прихода в Белый дом Дональда Трампа ситуация осложнилась, потому что новая администрация до сих не выработала четкой политики по отношению к Латинской Америке. По крайней мере, так ситуация выглядит со стороны.

Конечно, латиноамериканцы не могут ждать три года, чтобы выяснить, не выберут ли американцы нового президента, который будет развивать, а не сворачивать отношения с регионом. К счастью для них, Соединенным Штатам нашлась замена — Китай. Поднебесная с ее неисчерпаемыми финансовыми и людскими ресурсами и неутолимым голодом по сырью уже не раз становилась последней надеждой латиноамериканских стран, в большинстве своем находящихся сейчас в непростой экономической ситуации.

Латинская Америка интересна Китаю не только как регион, где можно получить сырье и продовольствие, без которых он не может развиваться. Регион, находящийся рядом с США, важен для Пекина и со стратегической точки зрения — китайцы ставят перед собой цель вытеснить Вашингтон и превратить континент в свою сферу влияния так же, как Африку.

Если не любовь, то хотя бы расположение

Дональда Трампа в Поднебесной должны если не любить, то, как минимум, хорошо к нему относиться. Да, конечно, президент Трамп регулярно угрожает Поднебесной торговой войной и не хочет признавать ее рыночной экономикой, но в этом для китайцев нет ничего нового. Предыдущие администрации относились к ним в экономических и торговых вопросах ничуть не лучше, чем нынешняя. Во внешней же политике Трамп, еще не пробывший в Белом доме и года, уже успел сделать много нового. В первую очередь, по крайней мере, это особенно важно для Китая — он строит свою деятельность на посту президента США на основе политики «Америка в первую очередь», т. е. делает акцент не на внешнюю, а внутреннюю политику. Составной частью этой стратегии является изоляционистская политика Вашингтона, означающая отказ от участия в невыгодных (по мнению Трампа и его советников) экономических договорах и резкое сокращение присутствия в международных организациях. Первую половину своего первого года президент Трамп даже покушался на НАТО, утверждая, что Америка явно переплачивает за свое участие в североатлантическом альянсе и что защиту Европы европейцы должны как минимум оплачивать сами.

Изоляционистская политика США выгодна для Пекина, который стремительно заполняет оставленный уходом Вашингтона «вакуум». Это применимо ко всем континентам, включая Латинскую Америку. Несмотря на близость к США американцы сдают, конечно, частично свои позиции и здесь.

О значении, которое придают «заднему двору Америки», как нередко называют Латинскую Америку, в Пекине, красноречиво говорит, например, количество больших рабочих визитов в регион Председателя КНР (президента) Си Цзиньпина. За пять лет пребывания у власти он трижды приезжал в Латинскую Америку. В немалой степени благодаря этим поездкам торговля и бизнес между КНР и регионом сейчас процветают.

Цифры говорят сами за себя: в то время, как торговля между США и Латинской Америкой после 2000 года удвоилась, объем торговли региона с Китаем, по подсчетам экономиста ОЭСР Анхела Мельгузио, вырос в 22 раза! Конечно же, это много даже с учетом того, что первоначально объем торговли КНР значительно уступал американскому. США пока еще остаются крупнейшим торговым партнером для Латинской Америки, но с учетом обещаний Трампа выйти из Североамериканского соглашения о свободной торговле (NAFTA) и строительства стены на границе с Мексикой можно смело предположить, что лидерство США будет недолгим и что их обойдет Китай. Пекин уже является основным торговым партнером для главных экономик Латинской Америки: Бразилии, Чили и Перу.

Китай в полном соответствием с проверенной стратегией мягкой силы «осваивает» Латинскую Америку при помощи миллиардов. О многом опять же говорит сравнение: в 2005 г. китайские инвестиции в регион составили 231 млн долларов, а в 2015 — 30 млрд. И они продолжают расти. При этом следует помнить, что китайские инвестиции и кредиты выгодно отличаются от инвестиций и кредитов развитых стран тем, что Пекин ничего (в первую очередь речь идет о политических уступках) не требует взамен. Китайская модель отношений — меркантильная, но не политическая.

«Со временем Китай вытеснит США из региона как в экономической сфере, так и в политической, — уверен старший советник Центра стратегических и международных исследований (CSIS) Густаво Арнават. — Мой прогноз: влияние Китая еще больше усилится в следующем десятилетии».

Си Цзиньпин пообещал увеличить объем торговли с Латинской Америкой регионом к 2025 году на полтриллиона долларов, а прямые иностранные инвестиции — на четверть триллиона. Примечательно, что через считанные дни после избрания Дональда Трампа президентом в Пекине была опубликована белая книга, в которой регион называется «землей энергии и надежды».

О серьезности намерений Пекина говорит хотя бы тот факт, что Банк развития Китая (CDB) и Экспортно-импортный банк Китая (EIBC) сейчас инвестируют в Латинскую Америку больше денег, чем ВБ, IADB и Андская корпорация развития (CAF), вместе взятые.

В дополнение к двусторонним кредитам Пекин инвестировал в многоуровневые финансовые платформы для Латинской Америки $ 35 млрд. В 2015 году были созданы новые кредитные организации: China-LAC Industrial Cooperation Investment Fund и China-Latin America Infrastructure Fund с активами $ 20 млрд и $ 10 млрд соответственно. Пекин перечислил также еще $ 5 млрд в фонд China-Latin America Cooperation, созданный в 2014 году.
Маргарет Майерс, программный директор аналитического центра «Межамериканский диалог» (Вашингтон), следит за инвестициями Китая в Латинскую Америку с 90-х годов прошлого века.

«Президент Трамп пока проводит по отношению к Латинской Америке не очень ясную политику, — считает Майерс.– Если она будет носить изоляционистский характер и в этом регионе, то это позволит Китаю и другим государствам усилить там свое присутствие».

За примерами далеко ходить не нужно. Например, сразу после заявления Дональда Трампа о возможном выходе из NAFTA Мехико и Пекин объявили о подписании автомобильного соглашения. Китайский автопроизводитель JAC Motors вложил 212 млн долларов в строительство автозавода в мексиканском штате Идальго. Он сотрудничает с мексиканской компанией Giant Motors, контрольный пакет акций которой принадлежит Карлосу Слиму. На автозаводе будут работать 5,5 тыс. человек. Они планируют собирать внедорожники для латиноамериканского рынка.

«Мы абсолютно не зависим от NAFTA: ни в экспорте, ни в деталях и запчастях, — пояснил изданию Financial Times топменеджер Giant Элиас Массри. — Для нас ситуация представляет отличную возможность для дальнейшего развития».

На Ямайке недавно открылась дорога стоимостью $ 730 млн, которую в народе называют «Пекинское шоссе». Подобные проекты можно перечислять долго.

Возможность избавиться от зависимости от США

Специалисты Лондонской школы экономики видят четыре главных интереса Пекина в Латинской Америке: ресурсы, политическая и экономическая поддержка на региональных и международных форумах, признание КНР, а не Тайваня законным представителем китайского народа; и новые рынки для китайских товаров. Китайский бизнес манит в регион и отсутствие в отличие от Европы и Северной Америки строгих антикоррупционных законов.

Пекин очень заинтересован в продвижении принципа «один Китай». После поражения в Гражданской войне Чан Кайши бежал на Тайвань и основал там второй Китай. Вот уже без малого семь десятилетий Пекин и Тайбэй ожесточенно борются за международное признание именно их Китая единственным представителем китайского народа. Пожалуй, не найти стран, которые имели бы дипломатические отношения с обоими Китаями. Благодаря своей экономической и финансовой мощи Пекину все больше удается изолировать Тайвань на международной арене. Сейчас у Тайбэя дипломатические отношения лишь с 20 странами, включая Ватикан. Большинство стран, признающих Китайскую Республику (Тайвань), находятся в Латинской Америке, что делает этот регион еще более важным для Пекина.

Конечно, на пути проникновения в Латинскую Америку Китай встречает немало преград. Многих бизнесменов и чиновников в регионе настораживает, например, отсутствие абсолютной прозрачности сделок с китайскими партнерами. Латиноамериканцы, конечно, понимают, что слишком прочные связи с КНР делают их очень уязвимыми перед экономическими потрясениями партнера. По расчетам экономистов ВБ, замедление экономического роста Китая на 1% приведет к замедлению развития латиноамериканской экономики на 0,6%.

Однако большинство, если не все минусы дружбы с Поднебесной перевешивает политика Дональда Трамп выхода из торговых соглашений и резкое сокращение Вашингтоном помощи союзникам и партнерам. В результате латиноамериканцы вынуждены искать деньги на Дальнем Востоке. Весной Китай, к примеру, посетила делегация мексиканских мэров и губернаторов, которые приехали искать инвесторов для инфраструктурных проектов. Они встречались с министрами в Пекине и бизнесменами в Шанхае и Чэнду.

«Мы должны расширять наши горизонты, — считает президент Национальной ассоциации губернаторов Мексики Грако Рамирес. — Это хорошая возможность избавиться от зависимости от США».

По разным корзинам

Конечно, Пекин не держит все яйца в одной корзине и создает в Латинской Америке сразу несколько плацдармов. Опорных пунктов у Китая, т. е. стран, где он добился самых впечатляющих успехов, на континенте шесть.

В Центральной Америке китайцы наиболее уверенно себя чувствуют в Никарагуа. Пекин вознамерился ни много ни мало прорыть почти 300-километровый канал, связывающий Тихий и Атлантический океаны. Подрядчиком Никарагуанского канала является гонконгская компания HKND во главе с мультимиллионером Ван Цзином. Грандиозная стройка обойдется как минимум в $ 50 млрд.

На первом месте, конечно, экономика. Никарагуанский канал, который, по замыслу пекинских стратегов, станет конкурентом Панамскому каналу, должен дать толчок дальнейшему развитию мировой торговли и тем самым ускорить экономический рост КНР. Ну и конечно, не следует забывать о геополитике и о том, что Никарагуа находится по соседству с США.

Еще ближе к Америке и поэтому еще важнее с геополитической точки зрения Куба, на которой китайский бизнес тоже чувствует себя достаточно уверенно. Пекин активизировал помощь Острову свободы после того, как в Венесуэле начался кризис и Каракасу стало не до кубинских братьев, и стал его крупнейшим кредитором.

В 2015 году Куба ввезла из Китая товаров на рекордные 1,9 млрд долларов. Китайские автобусы Yutong, грузовики Sinotruk, тракторы YTO, автомобили Geely, домашние бытовые приборы Haier и многое другое все больше вытесняют американские товары. В начале 2017 г. на Кубе начал работать завод по сборке компьютеров Haier, который будет ежегодно выпускать 120 тыс. лэптопов и планшетов. В январе КНР и Куба договорились совместно развивать возобновляемые источники энергии и сотрудничать в других секторах экономики. Под новые проекты Пекин уже пообещал Гаване кредит на 120 млн долларов.

Еще один важный партнер Поднебесной в Латинской Америке — Эквадор, который, по данным «Центра межамериканского диалога», занимает четвертое место в списке получателей китайских кредитов (7,5 млрд. долларов). Китай сейчас является главным торговым партнером этой латиноамериканской страны. Пекин интересует больше всего энергетика и нефть, которая есть у Эквадора. Не удивительно, что Поднебесную в основном представляет нефтяной гигант Sinopec. Кредиты и инвестиции, конечно, не даются безвозмездно. Стороны довольны сотрудничеством: в обмен на деньги китайцы получают почти половину эквадорской нефти.
На крайнем юге Поднебесная старается укрепиться в Аргентине. Это государство, пережившее за полтора десятилетия два дефолта и сейчас, естественно, испытывающее сложности с внешними заимствованиями, очень радо помощи из Китая. Буэнос-Айрес и Пекин за последние годы подписали в общей сложности 35 соглашений о сотрудничестве и контрактов в самых разных областях экономики.

Для Бразилии, испытывающей, как большинство стран региона, трудные времена, КНР уже стала главным торговым партнером. Китайский премьер-министр Ли Кэцян, приезжавший в Латинскую Америку в мае 2015 г., пообещал бразильцам до 50 млрд долларов кредитов и инвестиций. Пекин заинтересован в бразильском продовольствии и, конечно же, богатых природных ресурсах. Не удивительно, что и в Бразилии на острие экономической экспансии находится Sinopec. Китайскому нефтяному гиганту принадлежат крупные пакеты акций в нескольких бразильских нефтяных компаниях.

На первом месте в списке китайских должников — Венесуэла. За последние 10 лет она получил от КНР кредитов, по данным Бостонского университета и организации «Межамериканский диалог», на 65 млрд долларов. Это, приблизительно, половина всех китайских кредитов в Латинской Америке. Последний кредит в размере $ 5 млрд, полученный в августе 2015 года, помог Каракасу избежать дефолта. В счет кредитов Пекин получает ежедневно, по разным данным, от 700 тыс. до 1 млн баррелей нефти в день по низким ценам. Венесуэла также является крупнейшим торговым партнером Китая в регионе. Достаточно сказать, что после прихода к власти покойного Чавеса товарооборот между двумя странами вырос более чем в 100 раз — со $ 183 млн в конце ХХ века до нынешних примерно $ 20 млрд.

Венесуэла представляет для Китая большой интерес по соображениям геополитики. Несмотря на то, что страна уже не первый год находится в преддефолтном состоянии, она по-прежнему получает кредиты в счет запасов нефти, по которым ей нет равных на планете и которые оцениваются в $ 15 трлн. К тому же, Пекин устраивает острая конфронтация Каракаса с Вашингтоном. Любое отвлечение сил и внимания Америки в КНР, конечно, приветствуется.

Всего за два последних десятилетия КНР и Венесуэла заключили около 500 контрактов и соглашений, но это не значит, что Пекин готов терпеть вольности партнера и неисполнение условий. Несмотря на все улыбки главные выгоды от крепнущих отношений между КНР и Латинской Америкой достаются Китаю, который получает из региона сырье по более низким, чем рыночные ценам.

Американское подразделение Sinopec — Bariven обратилось 27 ноября в суд Хьюстона с иском к венесуэльскому партнеру PDVSA. Китайцы требуют возмещения убытков в размере $ 23,7 млн. Китайская компания утверждает, что получила лишь половину от $ 43,5 млн за поставку 45 тыс. тонн стали по контракту 2012 года. Любопытно, что иск подан в то самое время, когда Венесуэла, валютные резервы которой сократились до $ 10 млрд, в очередной раз просит реструктуризировать долг.

Сумеют договориться

Резко усилилось влияние в Латинской Америке в последние полтора десятилетия и России. Москва возвращается в Латинскую Америку, главным образом, за счет поставок оружия. В XXI веке она продала латиноамериканским странам оружия и венной техники более чем на $ 15 млрд.

Россия заменила в качестве поставщика нефти для Кубы Венесуэлу и списала долг Кубе в размере $ 32 млрд. Она строит сейчас станцию по слежению за спутниками в Манагуа. Российские военные корабли неоднократно заходили в никарагуанские порты. Москва даже предложила Гаване восстановить здание парламента.

«Россия и Китай понимают геополитическое значение региона ввиду его близости к США, — говорит профессор политологии Института стратегических исследований в Карлайле Эван Эллис. — Разница в подходе состоит лишь в том, что Пекин пытается мягко наращивать свое влияние при помощи экономики, а Москва действует жестче…».

Конечно, интересы стратегических союзников, которыми являются Россия и Китай, в Латинской Америке могут пересекаться, но можно надеяться, что отдельные проблемы вполне решаемы. Пекину и Москве хватит мудрости, чтобы решать их в рабочем порядке.


Сергей Мануков
Источник: "EADaily "


 Тематики 
  1. Китай   (611)
  2. Латинская Америка   (171)