В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

На самом деле, в сговоре с Россией не Трамп, а Германия (Forbes, США)

Дональду Трампу, Ангеле Меркель и Владимиру Путину будет о чем поговорить на следующей неделе на встрече «Большой двадцатки». Одна из главных тем — политика трубопроводов.

Германия строит из себя совесть Европы. Осажденная ордами беженцев, Германия принимает их и упрекает тех, кто отказывается это делать. Германия утверждает, что она отстаивает европейское единство в борьбе с коварными силами отдельных государств. Германия высмеивает Соединенные Штаты за то, что те избрали в президенты новичка правого толка, более того — торговца недвижимостью. Именно Германия встала на пути мнимых планов Трампа ослабить НАТО и расколоть Европейский Союз. Но та же самая Германия, объявившая себя образцом европейских ценностей, в одиночку ведет сражение, цель которого — помочь стране-изгою Путина в достижении тех политических целей, которые выгодны немецким корпорациям.

Россия и Европа, оттеснив США на обочину, ведут трубопроводную войну на протяжении всего того времени, что Путин находится у власти. Европейские лидеры поняли, что единой Европе нужен единый и диверсифицированный рынок энергоресурсов, работающий в соответствии с общими правилами поведения. Сторонники европейского эксперимента, самым активным среди которых стала Германия, должны по идее противодействовать попыткам России установить свое господство на европейском газовом рынке. Как бы не так.

Берлин деятельно поддерживает проект «Северный поток — 2», как называют второй трубопровод, который Россия предложила проложить по дну Балтийского моря, чтобы перекачивать по нему российский природный газ в Германию. Его пропускная способность будет вдвое больше, чем у действующего трубопровода «Северный поток — 1», и он перенаправит газовые потоки, уведя их из Восточной и Центральной Европы, и постепенно сведя на нет поставки газа через Украину. «Северный поток — 2» должен заработать в 2019 году, и он бросает длинную тень на развивающийся рынок СПГ, который должен стать главным гарантом европейской энергобезопасности.

Соглашение по «Северному потоку — 2», подписанное без согласования с партнерами по ЕС и с европейскими институтами, не соответствует целям европейской энергетической политики, таким как диверсификация, предотвращение энергетических конфликтов среди стран-членов, обеспечение малым странам ЕС независимых источников поставки, а также проведение общей политики ЕС в отношении России и Украины.

Рассказывая небылицы о порочных связях Трампа с русскими, немецкие средства массовой информации не обращают внимания на порочную связь собственной страны с Россией, которая охватывает весь политический спектр. Бывший канцлер Германии Герхард Шредер входит в состав правления российской государственной газовой монополии Газпром. Министр экономики немецкого правительства и министр иностранных дел (оба являются членами большой коалиции Германии) открыто выступают за углубление связей с Россией, несмотря на незаконную аннексию Крыма, вооруженный конфликт на Украине и тайные кибератаки, проводимые по всей Европе. В ответ на все эти правонарушения влиятельные немецкие сторонники Путина говорят, что политика не должна мешать бизнесу.

России не хватает денег из-за слабых экономических показателей, дорогостоящей модернизации армии, санкций, введенных из-за Крыма, Украины и сбитого самолета МН17. Проект «Северный поток — 2» по всей видимости преодолел финансовые препятствия, когда пятерка крупнейших энергетических компаний Европы (три из них немецкие и австрийские) 24 апреля 2017 года договорилась о финансировании половины этого проекта общей стоимостью 10,3 миллиарда долларов. Вторую половину оплатит Газпром, которому будет принадлежать контрольный пакет в этом проекте.

Похоже, что обеспечена полная готовность к строительству «Северного потока — 2». Нормативных препятствий на пути строительства осталось мало, но у проекта есть свои оппоненты и критики, полные решимости аннулировать его или замедлить его реализацию.

В число таких оппонентов и критиков входит и сам ЕС. «Северный поток — 2» противоречит концепции Европейского энергетического союза, цель которой — «диверсифицировать источники поставок энергоресурсов в Европу и обеспечить энергобезопасность за счет солидарности и сотрудничества между странами ЕС». Еврокомиссия, будучи куратором энергетического союза, утверждает, что несет ответственность за принятие решений в отношении «Северного потока — 2». Германия с этим не согласна.

Канцлер Германии Ангела Меркель отвергает притязания Еврокомиссии на место за столом переговоров. «Северный поток — 2», утверждает она, это коммерческое решение, и принимать его должны частные компании, в том числе, немецкие энергетические гиганты EON и Wintershall. Меркель, объявившая себя гарантом европейского единства, странным образом вступила в конфликт с самим ЕС.

Украина стала самым яростным противником «Северного потока — 2». С его строительством Россия получит возможность осуществлять поставки в обход украинской транзитной сети, хотя эта страна издавна является главным транзитером российского газа в Европу. «Северный поток — 2» может лишить Украину ежегодного дохода от транзита на сумму два миллиарда долларов. После открытия «Северного потока — 1» Россия перевела часть газовых поставок с Украины на свой новый балтийский маршрут, несмотря на заявления о том, что Украина от этого не пострадает.

Польша и другие страны Центральной Европы, на долю которых приходится 20% поставляемого из России газа, это третий оппонент «Северного потока — 2». Они могут лишиться газа, перекачиваемого через Украину. Если начнет работать «Северный поток — 2», эти страны будут все больше зависеть от поставок российского газа в Германию, а трубопроводная система из Германии в Центральную Европу развита недостаточно.

Американский сенат последним объявил войну «Северному потоку — 2». 15 июня он почти единогласно проголосовал за санкции в наказание России за ее предполагаемое вмешательство в выборы 2016 года. Теперь этот законопроект должна утвердить палата представителей, после чего он пойдет на подпись к президенту. Закон предусматривает «обширные новые санкции против ключевых секторов российской экономики, таких как горнодобывающая промышленность, металлургия, морские и железнодорожные перевозки». В конкретном плане этот закон «направлен против трубопровода „Северный поток — 2", потому что он окажет пагубное воздействие на энергетическую безопасность Европейского Союза… и на реформу энергетики на Украине».

Утвержденные в сенате санкции вынудили Германию и Австрию выступить с резким совместным коммюнике, в котором говорится: «Поставки энергоресурсов в Европу это дело Европы, а не США. Это мы решаем, кому и как поставлять энергоресурсы в соответствии с действующими правилами и нормами экономической конкуренции». Соединенные Штаты не вправе вмешиваться во внутренние экономические дела других стран, а в данном случае они делают это в целях рекламы своей собственной отрасли (поставки СПГ). В совместном коммюнике звучит заявление о том, что «санкции как политический инструмент нельзя привязывать к экономическим интересам».

Из-за угрозы финансовых санкций против компаний и физических лиц, участвующих в «Северном потоке — 2», этот проект может не состояться. Газпром и пятерка его европейских партнеров по проекту должны внести по пять миллиардов долларов каждый. Санкции сената в их нынешнем виде грозят им изгнанием с мировых рынков капитала. В такой ситуации международные финансовые институты и крупные зарубежные банки не хотят идти против воли американского Министерства финансов, у которого длинные руки. И хотя Германия заявляет, что Соединенные Штаты не могут «угрожать европейским компаниям, вносящим большой вклад в развитие европейской системы энергопоставок, экстерриториальными санкциями, которые противоречат нормам международного права», эти компании сами могут прийти к выводу, что издержки от противодействия американским санкциям слишком велики.

Власти Германии утверждают, что «Северный поток—2» — это обычная коммерческая сделка, у которой нет ничего общего с политикой. Естественно, они понимают, что Газпром — это не коммерческая компания, а российское «газовое министерство», представляющее политические интересы страны. Невероятно низкая рыночная капитализация этой корпорации говорит о том, что это не коммерческая организации. Компания с такими рынками и запасами должна стоить раз в пять дороже.

Будучи политической организацией, Газпром прежде всего отвечает за продвижение долгосрочных политических целей России, среди которых политическая и экономическая изоляция Украины, создание сети влиятельных деловых контактов в Европе, а когда придет время — использование господствующего положения Газпрома на рынке для настраивания одной страны против другой и для наказания тех, кто не поддерживает российскую политику.

Неужели корпоративная Германия не понимает, что сотрудничество самых мощных немецких энергетических концернов с Газпромом подает недвусмысленный сигнал о нормализации отношений? Сделка на 10 миллиардов долларов как бы говорит, что Запад готов забыть про Крым и про 10 тысяч человек, погибших на востоке Украины из-за российской агрессии. Да, Европа готова признать утверждения Путина о том, что на Украине нет российских солдат. Нет, госпожа Меркель, вы не можете отделить политику от бизнеса. Если вы поступите таким образом, это будет только на руку Путину.


Пол Грегори (Paul R. Gregory)
Источник: "ИноСМИ"
Оригинал публикации: "The Real Colluder With Russia Isn't Trump — It's Germany "


 Тематики 
  1. Мир под эгидой США   (1129)
  2. Многополярный мир   (320)
  3. Глобальная экономика   (404)