В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Кому Трамп хотел показать «кузькину мать»?


В ночь с 6 на 7 апреля 59 крылатых ракет Tomahawk были выпущены с кораблей ВМС США в Средиземном море в сторону сирийской авиабазы Шайрат. Я не ошибся, именно в сторону. По данным российского Минобороны, до Шайрата долетели только 23 из 59 ракет. Судьба остальных зарядов неизвестна. Видимо, потерялись где-то в пустыне.

По разным данным, погибло и ранено от 6 до 15 военных и мирных жителей. Источники разнятся и в оценке материального ущерба, но все сходятся в одном: она не столь высока, как ожидалось. Ракеты вроде бы уничтожили складские помещения, учебный корпус, столовую, радиолокационную станцию и несколько самолетов МиГ-23 сирийских ВВС в ремонтных ангарах. И самое главное: взлетная полоса и рулежные дорожки — важнейшие объекты аэродромной инфраструктуры — остались неповрежденными. Сирийская авиация практически сразу после обстрела возобновила полеты с Шайрата.

Что это было? Провокация? Несомненно. По крайней мере, уже понятно, что ракетный обстрел — все же не начало войны США с правительственной армией Сирии, как некоторым показалось в первые минуты после ракетной атаки. Так зачем же был совершен этот замах на рубль с ударом на копейку? Попробуем разобраться.

Российское министерство иностранных дел устами официального представителя Марии Захаровой оценило случившееся, как попытку Трампа самоутвердиться. Трудно поспорить. Но остается вопрос: кому хотел показать Трамп «кузькину мать»? Как мы уже выяснили, урон сирийской армии нанесен минимальный. А цена ракетного удара все же немалая. Каждый Tomahawk стоит от $ 500 тыс. до $ 1,5 млн в зависимости от модификации. Значит, удар обошелся военному бюджету США в $ 30−90 млн. Если целью было предостеречь Сирию от активизации действий в отношении поддерживаемых США «оппозиционеров», то почему все же по ходу дела не разбомбить сирийский военный аэродром? Просто не смогли, не хватило военного мастерства? Или опасались, что пострадают российские военные, и это станет непоправимым шагом? Склоняюсь к мысли, что второй ответ ближе к истине. Думаю, уровень профессионализма американских военных все же позволяет попасть с небольшого для баллистической ракеты расстояния во взлетную полосу, если уж смогли попасть в ремонтные ангары.

И это, на мой взгляд, говорит только о том, что к развитию ситуации в Сирии произошедшее имеет косвенное отношение, а на сирийском плацдарме США по-прежнему намерены сотрудничать с Россией. Сирия была выбрана только для демонстрации возможностей США, как регион, в котором эти возможности сейчас легче всего показать. Последующие заявления американских официальных лиц подтверждают это мое предположение. Например, официальный представитель Пентагона Мишель Балданса выразила удивление по поводу отказа России после ракетной атаки от соблюдения меморандума о предотвращении инцидентов в небе над Сирией и заявила о желании американских военных продолжить обмен информацией с Россией. Впрочем, возможно, к этому американцев подтолкнула реакция союзников: к примеру, сообщается, что после получения информации о решении России ВВС Бельгии заявили о приостановке полетов над территорией Сирией.

Бельгийцев можно понять. Опасаются попасть под горячую руку России в период, когда напряжение в отношениях между Москвой и Вашингтоном вновь достигло апогея. И это произошло в горячей точке планеты, буквально напичканной российскими системами противовоздушной обороны наземного и морского базирования, если учитывать группировку российских кораблей в Средиземном море. Уж точно бельгийцам не до полетов теперь. Кстати, в этой связи надо, наверное, объяснить, почему российские системы ПВО не защитили аэродром Шайрат.

Дело в том, что сирийский аэродром охраняют устаревшие системы ПВО сирийской армии еще советского производства, которые не способны противостоять ракетам Tomahawk. А несколько подразделений современных российских зенитно-ракетных систем С-300 и С-400 и зенитных ракетно-пушечных комплексов «Панцирь-С1» прикрывают авиагруппу российских ВКС на аэродроме Хмеймим и пункт материально-технического обеспечения российского ВМФ в Тартусе. Эти объекты и прилегающие территории защищены надежно. Потому американцы при обстреле Шайрата так составили полет своих ракет, чтобы те не попали в зону действия российских средств ПВО. Это, кстати, лишнее подтверждение того, что на подготовку потрачено продолжительное время. Да и филигранная точность непопадания, например, в ту же взлетно-посадочную полосу (ВПП) говорит, скорее, о мастерстве американских военных, чем о его отсутствии. Так точно не попасть надо тоже постараться. Не будем же мы принимать всерьез заявление Трампа, которое он по привычке сделал в своем твиттере. Мол, ВПП не разбомбили специально, потому что ее можно «легко и недорого быстро починить». Логика «обезоруживающая». Спрашивается, зачем вообще стреляли? Ведь с неразбомбленной полосы тут же можно взлететь. Ангары тоже можно заново построить. Иными словами, ясно, что целью был не Шайрат. И даже не поддержка дружественных группировок террористов, простите, «вооруженной оппозиции», была задачей. Те, конечно, сразу же активизировались и в регионе обстрела пошли в новые атаки. Но это, думаю, побочный эффект.

Целью удара на самом деле был Китай. Точнее так: именно Китаю Соединенные Штаты продемонстрировали свои возможности.

Время ракетной атаки выбрано настолько удачно, что совпадения быть не может. Чуть ли не в эти минуты проходила встреча Трампа с председателем КНР Си Цзиньпином. Месть за инцидент с химическим оружием в Идлибе, в котором без расследования сразу же был обвинен Асад, конечно, удобный повод. Но если бы его не было, к визиту китайского лидера нашли бы еще что-нибудь, чем можно объяснить удар по Сирии. Трампу нужно было прыгнуть выше головы, но показать Китаю мощь Америки, а то там явно в этом стали сомневаться. Экономическая взаимозависимость США и Китая достигла немыслимых размеров. И уже с трудом можно разобраться, кто от кого более зависим — Китай от США или США от Китая. По мнению Трампа, США страдают больше. Торговое сотрудничество в широком смысле и было одним из основных предметов американо-китайских переговоров.

Но, помимо глобальных экономических перспектив, обсуждались и региональные проблемы. И здесь у США, которые считают себя ведущей державой Азиатско-Тихоокеанского региона, к Китаю тоже накопились вопросы. Активность в Южно-Китайском море, где Поднебесная претендует фактически на 9/10 акватории, видится Вашингтоном как проявление Пекином глобальных геополитических амбиций и претензий на превращение в мировую морскую державу. В Восточно-Китайском море территориальные претензии Китая на архипелаг Сенкаку вообще напрямую затрагивают интересы ближайшего союзника США — Японии, безопасность которой США обязались защищать.

По мнению Вашингтона, вместо того, чтобы, как и подобает региональной державе, заниматься своим прямым делом — увещевать Северную Корею, Китай развивает военно-морскую инфраструктуру и строит океанский флот. Пока в составе китайских ВМС только один авианосец «Ляонин». Это бывший советский авианесущий крейсер «Варяг», приобретенный на Украине в 1998 году в недостроенном состоянии и принятый на вооружение в Китае в 2012 году. Но в конце прошлого года Китай сообщил о завершении сборки корпуса первого авианосца полностью собственного производства. По другим показателям китайский военный флот уже давно наступает на пятки великой морской державе. ВМС Китая занимают первое место в мире по числу дизельных подводных лодок, фрегатов, ракетных и сторожевых катеров и десантных кораблей. По количеству атомных подлодок Китай уступает США и России, по числу эсминцев — США и Японии. Согласно военной доктрине Китая, морская компонента является одной из основных сфер, в которых вооруженные силы намерены повышать свой потенциал наряду с космическим пространством, развитием ядерных и кибертехнологий.

Не имея возможности победить Китай экономически, Трамп вознамерился использовать привычный американский инструментарий — разговор с позиции силы. Президент США серьезно готовился к встрече с председателем КНР, прямыми и косвенными шагами заранее всячески показывая личный интерес к китайской проблематике. Ролики с внучкой Трампа, читающей стихи на мандаринском диалекте, — тоже часть этой кампании по обузданию Китая. Американский президент решил говорить с Си Цзиньпином на языке символов. И ракетный удар по Шайрату, нанесенный ВМС США, конечно, был специально приурочен к визиту. Он имел целью повышение репутации США именно перед Китаем. Пока в Шайрате разрывались ракеты, во Флориде Си Цзиньпину еще раз настоятельно рекомендовали заниматься ядерной программой Северной Кореи, а не развитием инфраструктуры в соседних морях.

Выбор времени удара был столь же филигранен, сколь и умелое непопадание в цель американских ракет: ни днем «до», ни часом «после», а именно во время полуторадневного визита. (Это еще раз подтверждает, что химическое оружие было лишь удобным поводом, который при необходимости с легкостью был бы заменен на другой.) Китай, как известно, поддерживает в Совете Безопасности ООН позицию России по сирийскому вопросу. Причем в последнее время эта поддержка, так сказать, повысила статус — с молчаливого одобрения до явной солидарности. Если раньше Китай чаще воздерживался от голосования, то сейчас в открытую стоит на стороне России. Находящийся в момент обстрела с визитом в США Си Цзиньпин был дипломатически обезоружен и не имел возможности выступить с жестко осуждающим действия США заявлением. Это выглядело бы грубым нарушением дипломатического этикета. Будучи в гостях, критиковать хозяина за действия, не имеющие к тебе непосредственного отношения, не принято даже между людьми, а не только между государствами.

Визиты глав государств — очень консервативное событие. Они всегда долго готовятся. Их результат обычно заранее известен, потому что документы подготовлены задолго до встреч лидеров, на которых те их только подписывают. Трамп или та часть его команды, которая отвечает за китайское направление, решили сломать дипломатическую традицию и скорректировать ситуацию в мире по ходу визита. Простит ли Си Цзиньпин такое унижение, думаю, узнаем во время визита Трампа в Китай, который хоть и анонсирован, но теперь может и не состояться. По крайней мере, уже сейчас допустимо сделать вывод, что переговоры Трампа и Си Цзиньпина по корейскому вопросу явно прошли не по сценарию США. Иначе зачем Америке пришлось усиливать давление? Как стало известно, по окончании визита китайского лидера в США ударную группу американских ВМС во главе с авианосцем USS Carl Vinson стали готовить к отправке в район Корейского полуострова. Поход якобы связан с возрастающей ядерной угрозой, исходящей от КНДР. Но мы-то с вами, как и Си Цзиньпин, понимаем язык символов.

…Удар по Сирии, казалось бы, уникален тем, что выглядит изначально как возможность убить сразу нескольких зайцев — поставить на место Сирию, Россию, внутренних политических противников и Китай и поднять дух военных, удрученных неудачами прежней американской администрации. Однако хорошим охотникам давно известно, что стрельба из одного ружья по нескольким зайцам одновременно ни к чему, кроме косоглазия, привести не может.


Игорь Шатров
Источник: >"EADaily "


 Тематики 
  1. США   (792)