В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Неожиданный турецкий поворот

Президент Владимир Путин заявил о заключении соглашения по прекращению огня в Сирии с Турцией, которая до сих пор была главным оплотом джихадистов. Чем объясняется этот резкий поворот? Удастся ли Эрдогану освободить свою страну от американского влияния и развернуть её в сторону России? Каковы причины и следствия этого поворота?

рция является членом НАТО, союзником Саудовской Аравии, покровительницей международного джихадизма после госпитализации в 2012 г. принца Бандара бен Султана, а также главным спонсором Братьев-мусульман после свержения Мохамеда Морси и ссоры в 2013 -14 г. Дохи с Риядом. Кроме того, в ноябре 2015 г. она сбила российский СУ-24, спровоцировав кризис дипломатических отношений с Москвой.

Но та же самая Турция способствовала заключению перемирия в Сирии, предложенного Россией [1]. Почему?

Начиная с 2013 г. Вашингтон перестал считать Реджепа Тайипа Эрдогана надёжным партнёром. Поэтому ЦРУ провела серию операций, направленных не против Турции, а лично против Эрдогана. В мае-июне она создаёт и поддерживает протестные демонстрации в стамбульском парке Таксим Гези. Во время парламентских выборов в июне 2015 г. она финансирует Демократическую партию народов (HDP) – партию национальных меньшинств и внедряет в неё своих агентов с целью ослабления власти действующего президента. Во время выборов в ноябре 2015 г. она использует ту же тактику, что и турецкая власть. ЦРУ от политического воздействия переходит к совершению тайных операций. Она организует четыре попытки физического устранения президента, последний из которых подтолкнёт в июле 2016 г. армейских кемалистов к попытке госпереворота, окончившегося неудачей, так как не был заранее подготовлен.

Реджеп Тайип Эрдоган находится сегодня в том же положении, что и итальянский Премьер-министр Альдо Моро в 70-х годах прошлого столетия. Оба они – главы стран-членов НАТО, и в тоже время они оба противники США. Итальянца удалось устранить с помощью группы левых радикалов [2], а турка убить не удалось.

Для победы на выборах в ноябре 2015 г. Эрдоган подыграл тюрко-монгольским националистам, искусственно возродив конфликт с курдским меньшинством. Это позволило ему привлечь на свою сторону, кроме исламистов из ПСР (Пария справедливости и развития), так называемых «националистов» из ПНД (Партия националистического действия). За несколько месяцев было уничтожено 3000 курдов, являющихся турецкими гражданами, а несколько деревень и даже целые кварталы больших городов были буквально стёрты с лица земли.

Передавая Аль-Каиде и ИГИЛ оружие, которое ему поставляли Саудовская Аравия, Катар и НАТО, он установил тесные отношения с джихадистскими организациями. Без малейших колебаний он использовал войну в Сирии для личного обогащения. Сначала он демонтировал и вывозил в Турцию оборудование с заводов в Алеппо, а затем переключился на торговлю нефтью и антиквариатами, разграбленные джихадистами. Со временем весь его клан стал связан с джихадистами. Например, его мафиозный Премьер-министр Бинали Йилдирим организовал на территориях, подконтрольных ИГИЛ, цеха по производству контрафактной продукции.

Однако вмешательство в сирийский конфликт Хезболлы в июле 2012 г., и Российской Федерации в сентябре 2015 г. изменило соотношение сил. Сегодня гигантская Международная коалиция «Друзей Сирии» потеряла большинство из завоёванных ранее территорий и испытывает всё большие трудности по набору новых джихадистов. Тысячи джихадистов дезертировали и сейчас укрываются в Турции.

Однако большинство из них не собираются жить по турецким законам. Джихадистов набирали ведь не для того, чтобы сформировать из них полноценную армию, а лишь для числа. Их было по меньшей мере 250 000, а, возможно, и гораздо больше. Сначала это были арабы из числа преступников, которых нанимали в свои ряды Братья-мусульмане. Постепенно к ним примыкали суфиты из Накшбанди Кавказа и Ирака, и даже молодые люди из стран Запада, желавшие принять участие в «Революции». И если эта невообразимая смесь переместится в Турцию, взрыва не миновать. Прежде всего потому, что джихадитсты хотят создать собственное государство, а Турция вряд ли согласится с созданием на своей территории нового Халифата. И, наконец, по разного рода культурным соображениям. Например, арабские джихадисты приняли ваххабизм, навязанный им саудовскими покровителями. Эта идеология, которую исповедуют жители пустынных земель, никакого культурного наследия не признаёт. Они разрушают античные памятники якобы по той причине, что по Корану идолы запрещены. И хотя Анкары эта проблема ещё не коснулось, нет вопроса, что они доберутся и до тюрко-монгольского наследия.

Сегодня у Реджепа Тайипа Эрдогана, кроме Сирии, де факто, три главных врага:
– США и проамериканское FETÖ – движение, возглавляемое буржуазным исламистом Фетуллахом Гюленом;
– Стремящиеся к созданию независимого государства курды и, в частности, Рабочая партия Курдистана;
– Суннитские джихадисты, стремящиеся создать собственное государство, в частности, ИГИЛ.

И если в интересах всей Турции нужно, прежде всего, смягчить внутренние противоречия между ПСР и FETÖ, то для Эрдогана главная задача – найти нового союзника. Когда на высоте были США, он был их союзником, а теперь он желает стать союзником России, являющейся по обычным вооружениям первой в мире военной державой.

Реализовать этот поворот трудно ещё и потому, что Турция является членом Атлантического альянса – организации, выйти из которой до сих пор никому не удавалось. Возможно, вначале он сможет освободиться от Объединённого командования, как это в 1966 г. сумела сделать Франция. Но после этого президенту Шарлю де Голю нужно было предотвратить одну попытку госпереворота и несколько попыток его убийства оасовцами, которых финансировало ЦРУ [3].

Если Турции удастся справиться с ситуацией, оно вынуждена будет столкнуться с двумя следующими проблемами.

В Сирии и Ираке воюют от 50 000 до 200 000 джихадистов, но их точное число неизвестно. Все они наёмники, и вылечить их никому не удастся. Тогда что с ними делать? Соглашение о прекращении огня, достигнутое непонятно каким образом, оставляет открытым вопрос об атаке на них в Идлибе. Эта провинция оккупирована множеством вооружённых формирований, не связанных друг с другом, но координируемых НАТО из военной базы в Измире через так называемые «гуманитарные» НКО. В противоположность ИГИЛу эти джихадисты не смогли должным образом организовать свою жизнь, и они полностью зависят от помощи, которую им оказывает Атлантический альянс. Помощь эта поступает через турецкую границу, но в ближайшее время она, возможно, будет закрыта. Однако, если грузовики, которые передвигаются по определённым дорогам, можно легко проконтролировать, то остановить потоки людей через поля практически невозможно. Поэтому не исключено, что вскоре десятки тысяч джихадистов ринутся в Турцию, и ситуация в ней станет ещё более опасной.

На словах Турция уже начала проводить кое-какие изменения. Президент Эрдоган обвинил США в поддержке разного рода джихадистов и, в частности, ИГИЛ, дав этим понять, что если он это и делал раньше, то только из-за дурного влияния Вашингтона. Анкара не скрывает своих намерений заработать на восстановлении Хомса и Алеппо и иных публичных работах. Однако не понятно, как Турция, способствовавшая тому, что тысячи сирийцев вынуждены были покинуть свою страну, разграбившая весь север Сирии и поддержавшая джихажистов, которые разрушили эту страну и уничтожили сотни тысяч сирийцев, собирается уйти от ответственности.

Поворот Турции, если он подтвердится в ближайшие месяцы, повлечёт за собой целую серию событий. Начнём с того, что теперь президент Эрдоган представляет себя не только как союзника России, но и как партнёра Хезболлы и Исламской Республики Иран, защитников всего шиитского мира. Конец иллюзиям о Турции как лидера суннитского мира, борющегося с «еретиками» на саудовские деньги. Тем не менее, искусственно созданный Вашингтоном внутренний конфликт между мусульманами не прекратится, пока от него вместе с Турцией не откажется и Саудовская Аравия.

Вероятно, странам Запада этот неожиданный поворот Турции будет осмыслить непросто. Ведь для них политика всегда была делом публичным. Легче всего это можно понять тем, кто помнит, например, о том, какую роль лично Реджеп Тайип Эрдоган играл во время первой чеченской войны, когда он руководил движением «Милли Горюс», о чём Москва никогда не упоминала, а лишь тщательно собирала факты. Ну, а о пленении турецких военных в натовском бункере в Восточном Алеппо две недели назад известно всем. Владимир Путин сумел своего врага сделать другом, не повергнуть его и не дать ему бороться против собственной страны. А президент Башар аль-Ассад, Сайед Хассан Насралла и аятолла Али Хаменеи последовали по его стопам.

Выводы:

– В надежде завоевать Сирию президент Эрдоган в результате своей политики вынужден был воевать на трёх фронтах : США и движения FETÖ Фетуллаха Гюлена, РПК, стремящейся создать независимый Курдистан, и ИГИЛ.
– К трём врагам, возможно, добавится и Россия, у которой много информации в его личном деле. По этой причине Эрдоган решил примкнуть к Москве, но выйти из НАТО ему будет непросто.


Тьерри Мейсан
Источник: "Сеть Вольтер"
Перевод Эдуард Феоктистов

[1] « Документы о прекращении огня в Сирии (полное) », “Resolution 2336 (Syrian Ceasefire, Astana Talks)”, Сеть Вольтер, 1 января 2017.

[2] « La guerre secrète en Italie », Даниэль Гансер, Сеть Вольтер, 6 февраля 2010.

[3] « Quand le stay-behind voulait remplacer De Gaulle », Тьерри Мейсан, Сеть Вольтер, 10 сентября 2001.


 Тематики 
  1. Турция   (133)