В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

"Особые отношения" Великобритании и США: новый этап или стагнация?

Недавний официальный визит в британскую столицу вице- президента США Джозефа Байдена открыл новую главу в отношениях Лондона и Вашингтона. Как отмечают местные комментаторы, стороны все еще придерживаются одинаковых точек зрения по многим внешнеполитическим вопросам, однако нынешняя ситуация в мире "уже наметила пункты возможных противоречий" в будущем.

Впервые об "особых отношениях" между Великобританией и США заявил еще Уинстон Черчилль в своей знаменитой речи в Фултоне в марте 1946 года, призвав "к созданию ассоциации народов, говорящих на английском языке". По его словам, это было необходимо для установления "особого партнерства" между Британским содружеством и империей, с одной стороны, и Соединенными Штатами, с другой. В 1949 году именно Вашингтон и Лондон выступили главными инициаторами создания блока НАТО, а позднее, в годы премьерства Маргарет Тэтчер, сотрудничество двух близких союзников достигло наивысшей точки за всю историю, когда его называли не иначе как "экстраординарным".

В то же время, несмотря на декларируемую "особость", партнерство Лондона и Вашингтона не раз испытывалось обеими сторонами на прочность. Так, премьер-министр Гарольд Вильсон решил не посылать войска во Вьетнам, а США вторглись в Гренаду без одобрения Соединенного Королевства. Конечно, в ближайшем будущем такого регресса в отношениях партнеров не предвидится, однако определенные разногласия прослеживаются, отмечают британские СМИ.

Наиболее очевидным противоречием в настоящее время является вопрос о членстве Лондона в Евросоюзе. Ранее Дэвид Кэмерон заявил, что Великобритания в течение ближайших пяти лет проведет референдум по вопросу об отношениях с Брюсселем. Одновременно он дал понять, что сейчас правительство готовит специальный план по изменению структуры взаимодействия с сообществом, с помощью которого Лондон попытается вернуть национальному парламенту часть суверенных полномочий, ранее переданных под юрисдикцию единых органов ЕС. "По поводу Европы будут серьезные переговоры", – пообещал Кэмерон британцам. В то же время премьер подчеркнул, что результат этих консультаций не повлияет на дату проведения референдума, и "голосование не будет перенесено".

Пытаясь преодолеть нынешний тяжелый финансовый кризис, Евросоюз готовится начать новый этап интеграции, который имеет целью разработку единой экономической политики и создание федерального экономического правительства стран еврозоны. Лондон, однако, не собирается участвовать в передаче соответствующих полномочий центральным структурам сообщества. Более того, Великобритания намерена выйти из ряда общих сфер деятельности Евросоюза с тем, чтобы усилить позиции национального парламента. В идеале королевство хочет входить в единую экономическую зону ЕС, однако все другие сферы оставить в компетенции собственного парламента.

Согласно недавним социологическим опросам, если бы референдум по вопросу о дальнейшем пребывании Соединенного Королевства в ЕС проходил завтра, "против" высказались бы 51 проц. британцев. При этом еще 11 лет назад за членство в сообществе выступало 68 проц.
Однако евроскептицизм подданных Елизаветы II не находит понимания в США, которые уже однозначно дали понять, что "выступают за сильную Великобританию в составе сильного ЕС". Об этом же в ходе официального визита в Лондон 6 февраля заявил и Байден. "Мы уверены, что сообщество становится сильнее от участия Великобритании, так же как и само королевство",– подчеркнул вице-президент. "Не рубить сплеча" призывает и Барак Обама, который уверен, что "в национальных интересах Великобритания оставаться частью ЕС, изменив при этом саму структуру этих отношений".

"У США сложилось отличное партнерство с Великобританией, – заявил в ходе консультаций в Лондоне Байден. – Конечно, нам есть, что обсуждать, ведь интересы двух стран тесно связаны". "Тем не менее, диалог с королевством является наиболее открытым среди всех наших партнеров", – подчеркнул вице-президент.

Особое внимание в ходе визита Байден отвел сближению позиций Великобритании и США во внешнеполитической сфере. В Лондоне вице-президент обсудил нынешнюю международную повестку дня, в том числе и сотрудничество двух стран в поддержке военных операций в Афганистане и Мали.

Дело в том, что партнерство в военной сфере остается одним из главных позитивных моментов в двусторонних отношениях. В течение последнего десятилетия Великобритания являлась одной из наиболее активных в военном отношении держав Запада – по количеству задействованных сил в иракской и афганской операциях она уступала лишь США. В то же время планы Лондона по дальнейшему сокращению своего контингента в Афганистане, как представляется, особого энтузиазма в Белом доме не вызвали. Однако, как отметил в этой связи глава МИД королевства Уильям Хейг, "по вопросу урегулирования в республике Великобритания согласна с позицией США", высказанной госсекретарем Хиллари Клинтон: оно возможно "на основе сочетания политического процесса и военных усилий". "Мир в Афганистане не может быть достигнут лишь военными средствами", – подчеркнул Хейг. Эти усилия, по словам главы британского МИД, должны сопровождаться "политическими реформами, которые позволят привлечь талибов к мирному урегулированию в Афганистане, признанию ими конституции страны, разрыву сотрудничества с "Аль-Каидой" и отказу от насилия".

Позиции сторон остаются близкими и по вопросу урегулирования ближневосточного конфликта. Он должен быть разрешен на основе возвращения Израиля к границам 1967 года, а также переговоров с целью провозглашения Иерусалима столицей двух государств – израильского и палестинского, заявил ранее Хейг. "Соблюдение этих условий необходимо для разрешения конфликта", – отметил глава внешнеполитического ведомства Великобритании. Такой подход, по его словам, "оказывает дополнительное давление на Израиль, однако обе стороны в данном случае должны пойти на компромисс". "Мы должны признать в то же время законную обеспокоенность Израиля проблемами своей безопасности", – сказал Хейг, добавив: "Твердая позиция, занятая президентом США, поддерживается Соединенным Королевством".

Еще одним важным моментом для сохранения особого статуса партнерства между Лондоном и Вашингтоном являются тесные, доверительные отношения, которые установились между лидерами двух государств и членами их семей. Так, в ходе посещения загородной резиденции американского президента в Кэмп-Дэвиде минувшей весной Дэвид Кэмерон даже сходил с Бараком Обамой в тренажерный зал. Как сообщили информированные источники, совместная тренировка продолжалась 35 минут. Все это время премьер и президент занимались на тренажере "беговая дорожка", а также "обсуждали кризис еврозоны и пути борьбы с ним".

Сложились добрые отношения и у "вторых половинок" государственных лидеров. Саманта Кэмерон и Мишель Обама нередко участвовали в совместных общественных мероприятиях, в том числе организовали прием в розовом саду Даунинг- стрит, 10, для ветеранов вооруженных сил обеих стран. Помимо этого, первая леди США может похвастаться дружбой с Елизаветой II и ее супругом герцогом Эдинбургским. Общий интерес королевы и Мишель Обамы, в частности, к садоводству, был предметом их неоднократных телефонных разговоров, и супруга главы Белого дома даже посетила позднее с частным визитом британскую столицу.

Все это позволяет с уверенностью говорить о том, что в ближайшем будущем формат отношений Лондона и Вашингтона едва ли претерпит существенные изменения. Впрочем, и о каких-то прорывах говорить в этой связи не приходится – в основном из-за того, что давние партнеры за долгие годы сотрудничества уже слишком хорошо изучили друг друга и фактически не видят перспектив в еще большем сближении. Кроме того, как отмечают местные СМИ, внешняя политика Великобритании "все более теряет связь с реальными условиями в стране и в мире" и фактически сводится к провозглашению лозунгов, не подкрепленных возможностями для их реализации. Проблема заключается в том, что Дэвид Кэмерон хочет, чтобы Великобритания и далее вела себя как крупная держава, и это в условиях, когда страна все более и более лишается финансовых и военных мускулов для этого.

В течение десятилетий все правительства страны верили в "особые отношения" с США; соглашались с тем, что Великобритания должна находиться "в центре Европы"; хотели, чтобы страна "наносила более мощные удары, чем позволяет ее весовая категория", и вообще вела себя как серьезная мировая держава, включая поддержание статуса Лондона в качестве "мировой финансовой гавани". Эти четыре лозунга по- прежнему звучат на Уайтхолле и по-прежнему формируют политику страны, но каждый из них уже потерял связь с реальностью, отмечает местная пресса.

Американо-британское партнерство, в действительности, все более лишается реального содержания, хотя бы уже по той простой причине, что США – чем дальше, тем больше – переключают свое внимание на Азию, и, прежде всего на Азиатско-Тихоокеанский регион. Политики страны регулярно подчеркивают, что будущие экономические и стратегические вызовы /для США/, вероятно, исходят с другой стороны Тихого океана, а не из Европы. Барак Обама в этой связи даже как- то назвал себя "первым тихоокеанским президентом", четко очертив ближайшие перспективы политико-экономического сотрудничества своей страны.

Великобритания же, тем не менее, тешит себя надеждой на то, что для нее США сделают исключение с учетом военной мощи Соединенного Королевства, которая, правда, тоже достаточно быстро слабеет. Дело в том, что в последнее время страна берет на себя больше, чем она в состоянии вынести в условиях политики жесткой экономии, которая требует от правительства серьезного сокращения оборонного бюджета. Именно поэтому британские власти не устают подчеркивать, что не будут участвовать в военной операции в Мали – на участие в еще одной войне у королевства просто нет денег.

По-прежнему отрицает руководство страны и факт снижения мирового влияния Великобритании, выступая с заявлениями о том, что "национальные интересы страны не приемлют точек зрения о сокращении нашего влияния". До сих пор не понимают в Лондоне – в отличие от Вашингтона – и последствий стремительного роста влияния Китая. В то время, как американцы воспринимают КНР как быстро набирающую мощь державу, британцы, в основном, по-прежнему относятся к республике, как к развивающемуся рынку.

Наконец, необоснованными, по оценке ряда местных обозревателей, являются и ожидания правительства в отношении восстановления былой глобальной роли Лондона, подорванной последним мировым финансово-экономическим кризисом. В условиях повышения налогов и ужесточения британского налогового законодательства нет никакой уверенности в том, что Сити когда-либо вернет себе свою былую славу, отмечают комментаторы.

Конечно, в ближайшие годы никто, и уж тем более сами британцы, не будет подвергать сомнению "особость" отношений с США, с которыми Великобританию связывают общие культурные и общественные ценности. Однако при сохранении нынешних тенденций в мировой политике и экономике диалог между Лондоном и Вашингтоном, как представляется, уже никогда не станет сотрудничеством двух равноправных партнеров.


Источник: По материалам ИТАР-ТАСС
При полном или частичном использовании данного материала ссылка на rodon.org обязательна.


 Тематики 
  1. США   (942)
  2. Британия   (144)