В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Империя Обамы (“New Statesman”, США)

44-й президент Соединённых Штатов был избран с надеждой на то, что он уменьшит доминирование своей страны в мире. Сегодня он является главнокомандующим беспрецедентной сети военных баз, которая продолжает расширяться.

В декабре 2008 года, незадолго до того, как он вступил в должность 44-го президента Соединённых Штатов, Барак Обама заверял в своём выступлении, что «для обеспечения процветания здесь и мира за границей» весьма важно поддерживать «самую сильную армию на планете». Представляя свою команду национальной безопасности, включавшую министра обороны Джорджа Буша – Роберта Гейтса, он сказал: «Мы согласны с тем, что мощь нашей армии нужно сочетать с мудростью и силой дипломатии, и мы, чтобы продвигать американские интересы и американскую безопасность, будем привержены восстановлению и ещё большему укреплению альянсов в мире».

К сожалению, многие дипломатические усилия администрации Обамы направлены на удержание достигнутого и получение нового для армии США по всему миру. Американские военные чиновники посредством своих корейских представителей завершили изгнание сопротивлявшихся рисовых фермеров с их земли вокруг базы «Кэмп Хамфрис», Южная Корея, ради её расширения (включая новое поле для игры в гольф на 18 лунок); они энергично заключают закулисные сделки с чиновниками Северных Марианских островов, чтобы добиться использования этих тихоокеанских островов для бомбометания и боевого обучения; и они борются за то, чтобы выразить поддержку режиму в Кыргызстане, который замешан в убийстве своих политических оппонентов, но чью военно-воздушную базу «Манас», использовавшуюся для проведения войны США в Афганистане с 2001 года, Обама и Пентагон считают важной для наращивания там военных действий.

Глобальный размах армии США сегодня является беспрецедентным и не имеющим равных. Официально более 190 000 военнослужащих и 115 000 гражданских специалистов сконцентрированы приблизительно на 900 военных объектах в 46 странах и территориях (неофициальные цифры намного больше). Армия США владеет или арендует 795 000 акров (321 725 га) земли с 26 тысячами зданий и сооружений, стоимость которых оценивается в 146 миллиардов долларов (89 миллиардов фунтов). Базы изобилуют запасами вооружений, стоимость которых измеряется в триллионах, а поражающая сила могла бы несколько раз уничтожить всю жизнь на Земле.

В официальные цифры не включено громадное наращивание за последние десять лет войск и сооружений в Ираке и Афганистане, а также тайные или непризнанные объекты в Израиле, Кувейте, на Филиппинах и во многих других местах. Всего за три года иракской и афганской войн на военное строительство было потрачено 2 миллиарда долларов. На одном лишь объекте в Ираке – военно-воздушной базе «Балад», которая раскинулась на 16 квадратных миль (25,75 кв. км), плюс дополнительный «периметр безопасности» в 12 квадратных миль (19,31 кв. км), размещены 30 000 военнослужащих и 10 000 гражданских специалистов. От зон боевых действий в Афганистане и Ираке до тихих уголков на Кюрасо, в Корее и Британии, владения армии США включают военные базы, небольшие посты перехвата информации, полигоны для испытаний ракет и артиллерии и стоянки для авианосцев (отправляемых в «районы вероятных боевых действий» по всему миру, каждый авианесущий корабль рассматривается американскими ВМС как «четыре с половиной акра суверенной территории США»). В то время как базы являются в буквальном смысле казармами и складами вооружений, районами сосредоточения войск для ведения войны и ремонта судов вкупе с полями для гольфа и баскетбольными площадками, они также являются объектами политических претензий, трофеями, выставочными помещениями для продажи оружия и местами для вредных отходов. Вдобавок к культурному империализму и эпизодам изнасилований, убийств, грабежа и захвата земли, которые всегда сопровождали иностранные армии, местное население теперь подвергается оглушительному шуму от учений реактивных самолётов, риску падения вертолётов и военных самолётов на жилые районы и воздействию токсичных веществ, которые используются военными в их ежедневной деятельности.

Глобальное распространение баз США – а с ними и возвышение США как мировой супердержавы – является наследием Второй Мировой войны. В 1938 году США за пределами своих континентальных границ располагали 14 военными базами. Через семь лет у них было 30 000 объектов примерно в 100 странах. И хотя эта цифра, как предполагалось, должна была уменьшиться до 2 000 к 1948 году (вследствие давления других стран вернуть базы на их собственную территорию или в колонии, и давления внутри США демобилизовать армию из 12 миллионов человек), США продолжали стремиться получить доступ к земле и воздушному пространству по всему миру. Они заключили союзы по обеспечению безопасности со многими государствами в Европе (НАТО), на Ближнем Востоке, в южной Азии (СЕНТО) и юго-восточной Азии (СЕАТО), а также двусторонние соглашения с Японией, Тайванем, Южной Кореей, Австралией и Новой Зеландией. С каждой страной были заключены соглашения о статусе войск (СОФА), специально определявшие то, что военные могли делать, и обычно предоставлявшие солдатам США широкую юридическую неприкосновенность в отношении совершённых ими преступлений и нанесённого вреда окружающей среде. Эти соглашения и последующее функционирование баз по большей части были покрыты тайной, чему способствовал Закон о национальной безопасности 1947 года. Необычайное количество новых баз США было построено в Западной Германии, Италии, Британии и Японии, побеждённые державы оси приняли у себя наибольшее их число (в определённый момент территория Японии была буквально усыпана 3 800 американских объектов).

В то время как сражения превращаются в базы, базы становятся сражениями; участки земли в восточной Азии, приобретённые во время испано-американской войны 1898 года и во время Второй Мировой войны – такие как Гуам, Таиланд и Филиппины – стали основными базами, с которых США вели войну против Вьетнама. Количество налётов на Северный и Южный Вьетнам требовало разгрузки многих тонн бомб на военно-морской базе острова Гуам. Боевой дух наземных войск, расположенных во Вьетнаме, каким бы слабым он ни стал в конце 1960-х, зависел от R&R (отдыха и восстановления сил) на базах за пределами страны, что позволяло им покидать зону боевых действий, но их можно было для продолжения боевых действий быстро и с невысокими затратами отправить назад. Война также зависела от героина, который ЦРУ могло переправлять в войска в районы боевых действий во Вьетнаме со своих тайных баз в Лаосе. К 1967 году число баз США вернулось к уровню 1947 года.

Технологические изменения в приёмах ведения войны оказали важное влияние на расположение американских баз. Ракеты дальнего радиуса действия и конструктивные усовершенствования кораблей, которые стали делать более длительные переходы без пополнения запасов, сняли необходимость в веренице баз, чтобы перемещать войска в зону боевых действий, этому же способствовала и воздушная дозаправка военных реактивных самолётов. Воздушная перевозка оружия из США британцам на Ближний Восток в 1941-42 гг., например, требовала длительного передвижения между базами, от Флориды до Кубы, Пуэрто-Рико, Барбадоса, Тринидада, британской Гвианы, северо-восточной Бразилии, архипелага Фернанду-ди-Норонья, Такоради (теперь в Гане), Лагоса, Кано (теперь в Нигерии) и Хартума, прежде чем, наконец, доставить его в Египет. В начале 1970-х американский самолёт мог выполнить ту же самую доставку с одной остановкой на Азорских островах, а сегодня уже может делать это без остановок.

С другой стороны, вливание денег в военные НИОКР (Пентагон потратил более 85 миллиардов долларов в 2009 году), а также корпоративные прибыли, которые можно получить при разработке и применении появившихся в результате технологий, являются значительными факторами для всё большего количества технических баз за рубежом. Сюда относятся такие объекты как радары раннего обнаружения ракет, радиоэлектронная разведка, контроль спутников и телескопы контроля космического пространства. Стремление получить военный контроль над космосом, а также собирать разведывательную информацию привело к появлению многочисленных новых военных баз в нарушение таких соглашений о контроле над вооружениями, как Договор по космосу 1967 года. В Латинской Америке – в Колумбии и Перу радиолокаторы на тайных или мобильных площадках используются главным образом для операций по борьбе с торговлей наркотиков.

С 2000 года, когда был избран Джордж У. Буш, и к власти пришла группа людей, придававшая большое значение более агрессивному и одностороннему использованию военной силы (некоторые из них имели все шансы хорошо заработать на увеличении военного бюджета, которое бы для этого потребовалось), имперские амбиции США выросли. После объявления войны с террором и о праве на превентивную войну число стран, куда США ввели и разместили свои войска, значительно увеличилось. Пентагон реализовал план системы баз «переброски» или «передовых оперативных» баз, чтобы увеличить область влияния нынешних и будущих вооружённых сил. Связанный с Пентагоном неоконсервативный экспертно-аналитический центр «Проект нового американского века» (the Project for the New American Century) подчёркивал, что «хотя непосредственным обоснованием является неразрешённый конфликт с Ираком, необходимость в значительном присутствии американских сил в Персидском заливе выходит за пределы вопроса о режиме Саддама Хусейна».

Новые базы предназначены для того, чтобы действовать не оборонительно против отдельных угроз, а наступательно, это экспедиционные платформы, с которых можно быстро распространить военный потенциал куда угодно. Об этих изменениях было объявлено в «Обзоре глобальной военно-стратегической обстановки» 2004 года, и основное внимание обращалось не только на переориентацию зоны влияния баз США с уходом от дислокации времён «холодной войны», но и на пересмотр правовых соглашений, поддерживающих расширение военных действий вместе с другими союзными странами, и заблаговременное размещение боевой техники в этих странах. Как отмечено в недавнем стратегическом документе армии, «Военный персонал может быть переброшен и быть в строю на заблаговременно размещённой технике значительно быстрее, чем равнозначное подразделение можно было транспортировать в район операций, а заблаговременно размещённая техника за рубежом представляет, как правило, меньше политических трудностей, чем размещение американских военнослужащих».

Для небольших баз используются термины объект, пост или пункт, чтобы показать менее постоянное присутствие. Министерство обороны США в настоящее время различает три типа военных объектов. «Основные оперативные базы» – это базы с постоянным персоналом, крепкой инфраструктурой и часто квартирным обеспечением семейных военнослужащих, как, например, авиабаза «Кадена» в Японии и авиабаза «Рамштайн» в Германии. «Передовые оперативные объекты» – это «разворачиваемые в случае необходимости утеплённые складские помещения, обеспеченные ограниченным американским присутствием, для оказания помощи ВС, и, по возможности, с заблаговременно размещённой техникой» ("expandable warm facilit[ies] maintained with a limited US military support presence and possibly prepositioned equipment"), такие как авиабаза «Инчирлик» в Турции и «Сото Кано» в Гондурасе. Наконец, «позиции кооперативной безопасности» – это объекты с малым количеством или без постоянного присутствия американских военнослужащих, обслуживаемые подрядчиками или принимающей страной для редкого использования армией США, их часто называют «плавающими листами водяной лилии» (военный сленг, означающий небольшие базы с непостоянным присутствием военного персонала, обычно используемые для приёма войск спецназа или разведывательных операций – прим. перев.). Эти базы возникают по всему миру, особенно – в Африке, свежим примером чего является Дакар в Сенегале.

Более того, эти базы являются опорными пунктами – и всего лишь наиболее видимым проявлением – американского военного присутствия за рубежом. Ежегодно военные США обучают 100 000 солдат в 180 странах, предположительно для того, чтобы усиленные местные войска помогали осуществлять американские интересы в местных конфликтах и экономили американские деньги, предотвращали американские потери и плохую рекламу, когда происходят нарушения прав человека (эффект непредвиденных последствий такой деятельности очевиден в сопротивлении Талибана после 11/09/01). Американское военное присутствие включает также учения в джунглях, в городских условиях, в пустыне, на море и в полярных условиях на обширных участках местности, которые стали предлогом для значительного и постоянного размещения войск. За последние годы США ежегодно проводили около 20 учений на филиппинской территории, что привело к почти постоянному присутствию американских солдат в стране, народ которой выдворил базы США в 1992 году, и конституция которой запрещает размещение иностранных войск на её территории. Наконец, американские военнослужащие ежедневно работают над тем, чтобы приспособить местное законодательство для облегчения доступа США: они, например, лоббировали изменение филиппинской и японской конституций, чтобы те позволяли, соответственно, размещение иностранных войск и более чем оборонительную армию.

На вопрос о том, почему США имеют широкую сеть военных баз по всему миру, чиновники Пентагона приводят практические и гуманитарные аргументы. Среди практических аргументов утверждение о том, что базы обеспечивают безопасность для США, сдерживая атаки со стороны враждебных государств и предотвращая или устраняя беспорядки или военные вызовы; что базы служат национальным экономическим интересам США, обеспечивая доступ к рынкам и сырьевым товарам, необходимым для поддержания уровня жизни США; и что базы являются символическими показателями американской мощи и престижа – и потому чем их больше, тем лучше. Гуманитарные аргументы изображают базы альтруистическими дарами другим государствам, помогая освободить или демократизировать их, или предлагая им помощь. Ни один из этих гуманитарных аргументов не рассматривает проблему того, что многие из этих баз были взяты во время войны и «подарены» Соединённым Штатам другими победителями в войне.

Критики американской внешней политики проанализировали и разрушили аргументы, приводимые в поддержку сохранения глобальной системы военных баз. Они показали, что базы часто не отвечают своим собственным заявленным целям: несмотря на утверждения Пентагона о том, что они обеспечивают безопасность регионов, которые они захватили, большинство людей в мире благодаря их присутствию чувствуют что угодно, только не спокойствие. Вместо того, чтобы обеспечивать бóльшую безопасность для США или их союзников, они часто провоцируют атаки, и сделали жителей вокруг баз основными мишенями для ракет других стран. На острове Белау в Тихом океане, где существует сильное сопротивление попыткам США разместить там базу подводных лодок и центр обучения действиям в джунглях, люди описывают то, что они пережили из-за размещения военных баз во время Второй Мировой войны: «Когда приходят солдаты, приходит война». На Гуаме у местных есть шутка, что за исключением ядерных стратегов в Кремле никто не знает, где находится их остров.

Что касается аргумента о том, что базы служат национальным экономическим интересам США, то задействованные оружие, персонал и природное топливо стоят миллиарды долларов, и бóльшая их часть поступает от американских налогоплательщиков. В то время как базы явно сосредоточены в странах с важнейшими стратегическими ресурсами, особенно – вдоль маршрутов нефте и газопроводов в Центральной Азии, на Ближнем Востоке и всё больше – в Африке, откуда, как ожидается, к 2015 году будет поступать в США четверть импортной нефти, прибыли идут прежде всего корпорациям, которые строят и обслуживают базы, таким как «Халлибертон». Миф о том, что базы являются альтруистическим видом «иностранной помощи» для местных, разрушается значительными расходами для принимающих экономик и государств. Прямыми негативными последствиями являются уровень загрязнения, шум, преступления и потеря плодородной земли, что не компенсируется деньгами, которые солдаты тратят на месте, или работой для местного населения. Другие мнимые выгоды имеют тенденцию приносить пользу только местным элитам и далее милитаризовать принимающие страны: в соответствии с тщательно продуманными двусторонними соглашениями оружие, наличные деньги и торговые привилегии обмениваются на право пролёта и использование земли. Менее явно валютой обмена являются импорт риса, право иммиграции в США или игнорирование нарушений прав человека.

Воздействие этих баз в экологическом, политическом и экономическом плане является невероятным. Социальные проблемы, сопровождающие базы, включая насилие солдат в отношении женщин и автомобильные катастрофы, должны решаться местными жителями без компенсации со стороны США. Некоторые населённые пункты платят наивысшую цену: их земли, пригодные для обработки, забираются под базы, их детям наносится неврологический ущерб из-за попадания топлива реактивных самолётов в водопровод, их соседи попадают в тюрьму, их пытают и заставляют исчезать автократические режимы, выживающие за счёт военной и политической поддержки США, оказываемой как вид молчаливой арендной платы за базы. Военные США часто вмешивались во внутренние дела стран, к которым у них есть или они хотят иметь военный доступ, оказывая влияние на голосование и подрывая или меняя местное законодательство, которое им мешало.

В мире множатся общественные движения в ответ на империю американских баз с самого её появления. Попытка забрать Филиппины у Испании в 1898 году привела к затяжной партизанской войне за независимость, на подавление которой потребовалось 126 000 оккупационных американских войск. В период между 1947 и 1990 гг. военных США попросили уйти из Франции, Югославии, Ирана, Эфиопии, Ливии, Судана, Саудовской Аравии, Туниса, Алжира, Вьетнама, Индонезии, Перу, Мексики и Венесуэлы. Народные и политические протесты против баз в Испании, на Филиппинах, в Греции и Турции в 1980-е предоставили их правительствам основание провести переговоры о получении значительно более крупной платы со стороны США. Португалия пригрозила изгнать США с важных баз на Азорских островах, если США не прекратят оказывать поддержку независимости её африканских колоний.

С 1990 года США были изгнаны, что существенно, из таких стран как Филиппины, Панама, Саудовская Аравия, о. Вьекес и Узбекистан. США сами, по разным причинам, решили уйти из таких стран как Гана и Фиджи. Убедить США прибрать за собой – как, например, в Панаме, более 100 000 неразовавшихся боеприпасов – является дополнительной борьбой. Как в случае с уходом ВМС США с о.Вьекес в 2003 году, аргументы об экологическом ущербе и вреде для здоровья от деятельности военных остаются основными в сопротивлении базам.

Многие также обеспокоены заграничными базами своих стран – главным образом, европейскими, российскими и китайскими – и деятельностью их собственных военных, но намного бóльшее число американских баз и их боевая техника остаются, понятно, в центре внимания. Ощущение того, что базы США представляют собой большую несправедливость по отношению к принимающему населённому пункту и стране, является очень сильным в странах, где американские базы находятся дольше всего и встречаются повсеместно. На Окинаве опросы показывают, что 70-80% населения острова хотят, чтобы базы или, по крайней мере, морские пехотинцы, были выведены. В 1995 году похищение и изнасилование 12-летней девочки с Окинавы двумя американскими морскими пехотинцами и одним американским матросом вызвало требования убрать все американские базы из Японии. Одна семья с Окинавы построила большой музей мира прямо у границы авиабазы «Футенма», с лестницей, ведущей на крышу, откуда группы школьников и других посетителей могут увидеть раскинувшуюся базу после просмотра произведений искусства, изображающих ужасы войны.

В Корее подавляющее большинство населения считает, что сокращение американского присутствия укрепит национальную безопасность; в последние годы несколько жестоких смертей от рук американских солдат вызвали огромные демонстрации с зажжёнными свечами и протесты по всей страны. А настоящие обитатели о. Диего-Гарсиа, выселенные из своих домов в период между 1967 и 1973 гг. британцами по поручению США ради военно-морской базы, организовали скоординированную кампанию за право возвращения, начав судебный процесс против британского правительства – эта история рассказана в недавно вышедшей книге Дэвида Вайна «Остров позора». Существует также сопротивление американским планам продвижения в новые районы. В 2007 году ряд африканских стран помешали попыткам США получить доступ к участкам для военных баз. В Восточной Европе, несмотря на хорошо финансируемые кампании, чтобы убедить поляков и чехов в пользе от американских баз, и настроения согласиться на них ради более тесных связей с НАТО и ЕС, а также обещанные экономические выгоды, энергичные протесты, включая голодовки, заставили чешское правительство отменить в марте его решение о строительстве в стране американской военной базы с радаром.

США отреагировали на действия против баз тем, что стали снова делать упор на «защите войск», в некоторых случаях введя комендантский час для солдат и уменьшив количество мероприятий, во время которых местное население бывает на территории базы. Министерство обороны также взялось за проверенную временем практику переименований: группы солдат, зданий и боевой техники превратились в «оборонительные промежуточные пункты» или «передовые пункты базирования», а не военные базы. Регулирующие документы превратились в «соглашения о правовом положении размещённых войск», а не «соглашения о статусе ВС», или же остаются полностью секретными. В то время как происходит крупная реорганизация баз по ряду причин, включая желание создать более мобильные силы с более широким доступом на Ближний Восток, в Восточную Европу и Центральную Азию, одним из факторов также является попытка помешать политическому импульсу, в результате которого было прекращено использование Соединёнными Штатами баз на о. Вьекес и на Филиппинах.

Попытка добиться постоянных баз в Ираке потерпела неудачу в 2008 году из-за возражений как в Ираке, так и в США. Обама в своей речи в Каире в июне хоть и утверждал, что «мы не стремимся к базам» в Ираке или Афганистане, но никаких признаков значительного сворачивания там баз или уменьшения американского военного присутствия в остальном мире не видно. Госсекретарь США Хиллари Клинтон недавно посетила Японию, чтобы обеспечить выполнение Японией обещания предоставить США новый аэродром на Окинаве и миллиарды долларов для строительства жилья и других объектов для 8 000 морских пехотинцев, перебазируемых на Гуам. Она проигнорировала приглашение активистов острова приехать посмотреть на ущерб, нанесённый десятилетиями предыдущей деятельности американской базы. Бесчисленные захваты земель и сотни миллиардов долларов, потраченные на расквартирование войск по всему миру, продолжают существовать далеко за пределами Ирака и Афганистана, и слишком далеко от газетных заголовков.


Кэтрин Лутц, является профессором по международным исследованиям в Институте Уотсона и в университете Брауна и редактором книги «Имперские базы: глобальная борьба против военных гарнизонов США»
Источник: "Переводика"
Оригинал публикации: "Obama’s empire"


 Тематики 
  1. Мир под эгидой США   (1322)