В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

«Правый марш» для Латинской Америки

Государственный переворот, совершённый в конце июня в Гондурасе, стал первой успешной атакой Вашингтона на «популистские режимы» в Латинской Америке. Президент Мануэль Селайя под дулами винтовок был выслан из страны, власть узурпировала военно-гражданская хунта. «Я не могу нажать кнопку и вернуть Селайю», – сказал Обама, оправдывая явное нежелание Соединённых Штатов приложить какие-либо усилия по восстановлению демократии в Гондурасе.

Вашингтон, настаивая на том, что он «не причастен» к перевороту, на деле даёт возможность президенту de facto Роберто Мичелетти укрепить своё положение и не допустить возвращения законного правительства Селайи. Для Вашингтона свергнутый гондурасский президент – персона non grata, “популист” второй волны. Он братался с Уго Чавесом и Даниэлем Ортегой, ездил на Кубу, чтобы встретиться с Фиделем. Селайя, не видя других возможностей развития страны, поддержал проект социалистического переустройства на континенте, заявленный «популистскими режимами» Уго Чавеса, Эво Моралеса, Даниэля Ортеги и Рафаэля Корреа. Интеграционный блок ALBA (Боливарианская альтернатива для народов Латинской Америки) – многообещающий противовес неолиберальной экономической модели, которая была навязана латиноамериканцам в последние десятилетия 20 века.

Переворотом в Гондурасе был запущен комплекс «инновационных» контрмер США против левого сдвига в Латинской Америке. Программа действий право-консервативных сил была оглашена, однако, не в Вашингтоне, а в Панаме – новоизбранным президентом-мультимиллионером Рикардо Мартинелли. В инаугурационной речи он пообещал сделать всё для того, чтобы «идеологический маятник» в Латинской Америке переместился слева направо и «идеалы свободной экономики восторжествовали». Как откровенный вызов левым правительствам в регионе были восприняты обещания Мартинелли в ближайшие пять лет продемонстрировать преимущества неолиберальной модели.

Катастрофические последствия хозяйничанья неолибералов в Латинской Америке общеизвестны. Два десятка лет транснациональными кампаниями осуществлялся «приватизационный» разгром латиноамериканских экономик, от которого многим странам не удалось оправиться до сих пор. И вот – очередной приступ «оптимизма без берегов». Мартинелли заверил, что обладает уникальным опытом ведения дел в частном секторе экономики и сумеет достичь успеха даже там, где заканчивались провалом усилия прежних правительств.

Надо ли говорить, что устами Мартинелли глаголет Вашингтон, который ускоренными темпами формирует на континенте фронт неолиберального противодействия «популистам». Фактически это тот же курс на изоляцию неугодных правительств, который проводил Джордж Буш, но в более изощрённом виде. Администрация Обамы обильно орошает «подлинных латиноамериканских демократов» похвалами и комплиментами, щедрыми обещаниями и даже изыскивает финансовые возможности для их поощрения, хотя из-за кризиса и заморских военных авантюр со средствами на традиционный подкуп политиков туговато.

Для Соединённых Штатов образцовыми демократическими государствами на континенте (помимо Панамы) являются сейчас Колумбия и Перу. Президенты Альваро Урибе и Алан Гарсия – убеждённые противники «популизма» – поддерживают Вашингтон во всём, что касается ослабления ALBA и компрометации проекта построения социализма XXI века. Для администрации Обамы не имеет значения, что в Колумбии раскручен маховик массовых репрессий против инакомыслящих, а в Перу безжалостно расстреливают индейцев за попытки защитить исконные территории обитания. Самое главное, что Урибе и Гарсия готовы участвовать в любых акциях по «сдерживанию популизма», в том числе путём предоставления территории своих стран под военные базы США.

В качестве лидера «антипопулизма» на континенте Вашингтон первоначально намечал Мексику. Президент Фелипе Кальдерон, безусловно, был полностью «своим», отрабатывая ту материальную и «организационную» поддержку на президентских выборах, которую ему оказали США (если бы не дружеская рука «дяди Сэма», Мексикой руководил бы «популист» Лопес Обрадор). Американцам пришлось отказаться от Кальдерона из-за откровенной слабости его кандидатуры. Страна переживает острый финансово-экономический кризис, усугубляемый членством Мексики в NAFTA – Североамериканской зоне свободной торговли; на мексиканской территории идёт ожесточённая нарковойна, конца которой не видно; в мексиканском обществе, которое исторически тяготеет к левым проектам, крепнет протестный потенциал, чреватый торжеством «популизма» в Стране Ацтеков.

Коста-риканский президент Оскар Ариас казался не менее привлекательной фигурой для возглавления «антипопулистского фронта». Его критические высказывания по поводу «авторитаризма» в Венесуэле получили поддержку в США. Но потом Ариас выяснил, что Чавес – конструктивный политик, ориентированный на прогресс и процветание латиноамериканских стран, в том числе с помощью масштабных энергетических проектов. Когда Ариас заявил, что венесуэльский лидер делает для блага центральноамериканских народов значительно больше, чем США, стало ясно, что его кандидатура тоже будет забракована.

Уругвайца Табаре Васкеса и чилийку Мишель Бачелет проамериканская пропаганда долгое время относила к «социалистам, тяготеющим к проекту Чавеса», но с приходом к власти Обамы это пугающее клеймо из массмедиа исчезло. Васкес победил на президентских выборах под категорическими левыми лозунгами, но в процессе «исполнения полномочий» скатился в наезженную колею сотрудничества с компрадорской буржуазией и традиционными политическими элитами. Он продолжил курс своих предшественников на тотальную приватизацию. Иностранный капитал хозяйничает в Уругвае, и левые уругвайские аналитики бьют тревогу по поводу засилья американских и западноевропейских компаний. Особенно драматично положение в сельском хозяйстве. Давно назревшая аграрная реформа снята с повестки дня. От 55 до 80 процентов экспорта мяса, молока и молочных продуктов, сои и других сельскохозяйственных культур контролируется иностранным бизнесом. Его представители скупают продуктивные земли. Наибольшее количество подобных сделок было осуществлено в 2007-2008 гг. Прогнозируется, что к концу нынешнего года иностранцы будут владеть четвертью плодородных земель Уругвая. Так что Табаре Васкес, который на первых порах президентства «косил под популиста», во всех отношениях устраивает североамериканскую империю, в экономике и политике он – прямая противоположность Чавесу.

Президент Фернандо Луго в Парагвае, тот самый католический епископ, которому Ватикан разрешил заняться активной политикой, обещал своему народу реформы, новую прогрессивную конституцию, аграрную реформу. Однако попытки Луго перейти от слов к делу натыкаются на сопротивление крупных землевладельцев, финансовых воротил, реакционных военных кругов. Столь ожидаемая аграрная реформа была «отодвинута» парламентом на 2023 год. Непоправимый ущерб имиджу Луго нанесли скандальные разоблачения в отношении его «подпольных жён» и прижитых с ними детях.

Чилийская экономическая модель подавалась на Западе (в России тоже) как идеальная, достойная всяческого подражания. Президента Мишель Бачелет с подчёркнутой симпатией принимали в Вашингтоне. Она никогда не ставила под сомнение неолиберальные установки как путь достижения прогресса и процветания. Но реальные успехи не столь велики (даже разрекламированная пенсионная система фактически провалилась), и попытки Вашингтона представить Чили как образец, достойный подражания и, соответственно, лидерства, находят всё меньше отклика в Латинской Америке. Борьба чилийской политической и предпринимательской элиты за построение идеального «неолиберального общества» привела к обострению социальных процессов в стране, росту забастовочного движения. В Латинской Америке нет другой страны, в которой труженики подвергались бы такой изощрённой и безжалостной сверхэксплуатации. Левые партии были обескровлены режимом Пиночета, потребуется время, чтобы они снова стали влиятельной силой. Недовольство итогами правления блока «Согласие» повысило шансы право-консервативных наследников Пиночета на предстоящих выборах в декабре с.г. Себастьян Пиньера, один из самых богатых людей в Чили, рассчитывает на победу, и в этом случае он сумеет найти общий язык с Мартинелли и другими членами «антипопулистского фронта».

Сложная ситуация складывается для хустисиалистского правительства Кристины Киршнер, при которой аргентинско-венесуэльские отношения приобрели характер стратегического союза. Но надолго ли? Правая оппозиция последовательно консолидируется. Муниципалитет Буэнос-Айреса возглавил деятель правого толка. Крупные землевладельцы и хозяева предприятий агроиндустриального сектора провели серию успешных акций по отстаиванию своих интересов в ущерб общенациональным. Киршнер пришлось отступить по ряду принципиальных вопросов внутренней финансово-экономической политики. Коррупционные скандалы, без которых в Латинской Америке не обходится ни одно правительство, включая «популистские», с подачи спецслужб США умело используются оппонентами для дискредитации Кристины Киршнер. Всё чаще звучат прогнозы о том, что в новом избирательном цикле правые партии Аргентины возьмут реванш за все прежние поражения.

В Бразилии, где второй срок подряд у государственного руля находится социалист Луис Инасио Лула да Силва, право-консервативные партии переживают весьма специфический момент. Бразильский лидер проявляет такие чудеса маневренности и склонности к компромиссам, что упрекнуть его в «социалистических перегибах», «чавизме», «авторитаризме» и прочих политических грехах невозможно. Лула уже сообщил бразильскому электорату, что президентские выборы 2010 года пройдут без кандидатов от право-консервативных сил. Вывод из этих слов можно сделать такой: правые мимикрировали, а Партия Труда, когда-то давшая путёвку в жизнь профсоюзному активисту Луле, в наше время воплощает интересы всех социальных слоёв страны.

Авторитет бразильского президента на континенте несомненен. Уго Чавес не раз обращался к нему за поддержкой, когда подрывные действия со стороны США грозили прямой конфронтацией. К Луле апеллировали американцы, призывая его проявить инициативу по сдерживанию «боливарианской экспансии» в странах Латинской Америки. Бразилец всегда находил взвешенные решения, утихомиривал страсти, призывал к диалогу, причём особенно настойчиво администрацию Дж. Буша-младшего. Надо иметь в виду, что Лула не верит в честность политики Вашингтона в отношении Бразилии. Военные базы США в регионе направлены не только против «популистских режимов». В зоне оперативного контроля баз находится сухопутная бразильская граница и обширные территории Амазонии, а вдоль морской границы патрулируют суда 4-го флота, находятся на боевом дежурстве американские подлодки с атомным оружием. Действия администрации Обамы по смещению законно избранного правительства Селайи было воспринято Бразилией как возврат США к политике «холодной войны» в Западном полушарии с опорой на марионеточные режимы. Сегодня Гондурас, а завтра в соответствии с «теорией домино» наступит очередь для других «популистских» государств.

По этой причине в разгорающемся конфликте вокруг Гондураса всё чаще возникает «рука Бразилии», делающая всё возможное для восстановления конституционного порядка в этой центральноамериканской стране и возвращения Селайи к исполнению президентских функций без каких-либо компромиссных уступок диктатуре Мичелетти. Посольство Бразилии в Тегусигальпе стало штаб-квартирой Селайи, который, несмотря на военно-полицейские кордоны заговорщиков, с риском для жизни сумел нелегально пробраться в Гондурас, чтобы личным присутствием в стране вдохновить на более активные действия Фронт сопротивления диктатуре. Под прикрытием бразильской экстерриториальности Селайя проводит встречи со своими соратниками, ведёт переговоры с представителями тех общественно-политических сил, которые осудили переворот, даёт многочисленные интервью, разоблачающие Мичелетти и его покровителей.

Бразильское посольство взято в осаду: было отключено электричество, водоснабжение, канализация. Чтобы ускорить капитуляцию Селайи и дипломатического персонала, карательные органы диктатуры используют акустическое оружие. Бразильцы протестуют в региональных организациях, включая ОАГ. Американский представитель в Организации не сдержался, публично обозвал президента Селайю «идиотом», который, видите ли, мешает налаживанию «конструктивного» диалога с Мичелетти.

Пока администрация Обамы занимается легализацией заговорщиков, в Гондурасе в условиях чрезвычайного положения правящая хунта ведёт отстрел сторонников Селайи, разгоняет мирные марши, подвергает арестам и пыткам активистов сопротивления.

Генеральный секретарь ОАГ Хосе Мигель Инсульса только что провёл «зондирующую» встречу с Мичелетти, которая прошла на территории Пальмеролы, американской военной базы в Гондурасе. Именно там готовился переворот, инструктировались генералы-заговорщики. Генералы гарантировали Пентагону сохранение базы в «обмен» на Селайю и ликвидацию «популистского режима».

Обречён ли Гондурас на новое десятилетие существования в качестве «сухопутного авианосца» США? Если да, то Латинскую Америку ожидают тяжёлые времена.


Нил НИКАНДРОВ
Источник: "Фонд стратегической культуры "


 Тематики 
  1. Латинская Америка   (187)