В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Победим экстремистов так же, как победили Советский Союз ("The Washington Post", США)

Эндрю Басевич (Andrew J. Bacevich) – профессор истории и международных отношений Бостонского университета, автор книги 'Пределы могущества: конец американской исключительности' ("The Limits of Power: The End of American Exceptionalism" ).

'Долгая война', начатая США 7 октября 2001 года, когда на Афганистан упали первые американские ракеты и бомбы, стала самой длинной в истории страны. Близится уже восьмая годовщина конфликта, однако конца ему по-прежнему не видно.

Антипартизанская кампания, которую предполагает стратегическая концепция генерала Стэнли Маккристала, затянет военные действия еще на пять или десять лет. Наиболее ярые сторонники войны уверяют, что у президента Обамы нет выбора – либо воевать, либо ждать нового 11 сентября.

К счастью глобальной антипартизанской кампании существует альтернатива. Вместо того, чтобы ввязываться в бесконечную горячую войну в попытках уничтожить джихадистскую угрозу, Соединенные Штаты могут перейти к холодной войне и сдерживанию. Раньше эта стратегия работала, и может сработать сейчас.

В начале этой войны, которую позднее сама же администрация Буша назовет 'долгой', министр обороны Дональд Рамсфелд (Donald Rumsfeld) заявил американским военным: 'Перед нами два варианта: мы должны изменить либо свой образ жизни, либо их. Мы выбираем второй'. Однако менять образ жизни в Афганистане и в Ираке оказалось трудно, дорого и чревато проблемами. После многолетних усилий, потратив триллион долларов и потеряв больше пяти тысяч солдат, США все еще далеки от окончательной победы. Разработанная в девяностые годы стратегия высокотехнологичной войны, выражением которой служили такие лозунги, как 'шок и трепет' или 'скорость убивает', сильно себя дискредитировала.

Изменить их образ жизни ('они' в данном случае означает 'население мусульманского мира') представляется невыполнимой задачей. Долгая война – проигрышная затея, которая подорвет и наши силы, и наши финансы.

Для того, чтобы выработать новый курс необходимо правильно определить, в чем заключается проблема. Она не в терроризме и, что бы на этот счет ни думал Вашингтон, не в Афганистане. В сущности, речь идет о разнице в восприятии того, как соотносятся Бог и политика. Демократии либерального и развитого Запада предпочитают думать, что Бог и политика принадлежат разным сферам. В исламском мире наоборот полагают, что Бог присутствует в политике.

Это убежденность, которую почти полностью игнорирует в своем докладе Маккристал, определяет суть образа жизни в Ираке, Афганистане и во многих других странах Ближнего Востока.

На самом деле, спор идет о том, что значит быть современным человеком. Сила, как бы она изобретательно, или, напротив, грубо ни применялась, не поможет его решить. Соперничающие позиции принципиально непримиримы.

В этом конфликте цели стратегии национальной безопасности США должны быть ограниченными, но четкими: ограждать американцев от неблагоприятных последствий. Вместо того, чтобы зачищать, отстраивать и удерживать тысячи крохотных примитивных деревень, разбросанных по всему Афганистану, подобная стратегия должна руководствоваться тремя принципами: обезглавливать, сдерживать и конкурировать.

Подход, основанный на этих трех принципах, не может гарантировать вечный мир. Однако он, вероятно, будет эффективнее, практичнее и надежнее, чем стратегия, основанная на открытой войне.

Обезглавливание, то есть устранение лидеров, дает возможность ликвидировать непосредственную угрозу нашей безопасности. Ярые джихадисты, которые представляют такую угрозу, агрессивны, однако относительно немногочисленны и обладают весьма ограниченными возможностями. Их надежды объединить мусульман всего мира в новый халифат напоминают президентские амбиции Сары Пэйлин (Sarah Palin) или Денниса Кусинича (Dennis Kucinich) и не заслуживают серьезного внимания. Это исключительно плоды их буйной фантазии.

Без полноценного руководства, джихадисты – ничто. У тактики обезглавливания есть двоякий смысл. Как минимум она заставит вождей джихадистов уделять много внимания вопросу собственного выживания, что оставит им меньше времени на заговоры против Запада. В оптимальном варианте, структурам джихадистов придется столкнуться с бесконечной цепью кризисов наследования, пожирающих организационную энергию, которая в противном случае выплеснулась бы вовне.

Обезглавливание не уничтожит угрозу – ХАМАС и 'Хизболла' ведь пережили начатую израильским правительством кампанию точечных ликвидаций – однако сможет уменьшить ее до допустимого уровня.

Особенно важно при этом, чтобы ликвидации были точными и аккуратными. Случайная гибель гражданского населения недопустима как с моральной, так и с политической точки зрения. Неправильный подход США неоднократно демонстрировали, применяя в Пакистане беспилотники. Недавнее устранение Салеха Али Набхана (Saleh Ali Nabhan) в Сомали, которое провел спецназ, организовав рейд на вертолетах, может служить образцом правильного подхода.

Сдерживание подразумевает старые сценарии времен холодной войны. Противостоя советской угрозе, Соединенные Штаты и их союзники создавали мощную оборону – примером чего является НАТО – и одновременно по общей договоренности не поставляли коммунистическому блоку ничего, что могло бы сделать советские компьютеры быстрее, советские подлодки тише, а советские ракеты точнее.

Подобную же стратегию сдерживания следует применить и для противостояния угрозе джихада. Особенно важна мощная оборона, причем речь не идет о войсках патрулирующих 'железный занавес', а о хорошо финансируемых правительственных агентствах, следящих за границами, контролирующих доступ к аэропортам и водным портам, обеспечивающих безопасность электронных сетей, которые так важны для нашего образа жизни.

Как и во времена холодной войны, стратегия сдерживания должна включать в себя всесторонний контроль над экспортом и мониторинг международных финансовых операций. Без денег и доступа к оружию угроза со стороны джихадистов станет намного менее значимой – у них останется одна только ненависть. В идеале, следует также стараться снизить зависимость Запада от ближневосточной нефти, благодаря которой миллиарды долларов текут в руки людей, возможно, не желающих нам добра.

В годы холодной войны сдерживание не мешало сотрудничеству. Не должно оно мешать ему и сейчас. В той степени, в которой Соединенные Штаты могут способствовать либерализации исламского мира, они должны это делать, хотя излишних надежд питать не сделует. В старые времена отправлять в Восточный блок джазовых музыкантов было похвально, однако труба Луи Армстронга (Louis Armstrong) все же не разрушила советскую империю.

Наконец, остается вопрос конкуренции. И здесь опять полезно было бы провести аналогию с холодной войной. Во времена долгой теневой борьбы с Советским Союзом мы старались продемонстрировать свое научное (высадка человека на луне) и материальное (доступность для масс машин, холодильников и телевизоров) превосходство. В итоге Запад победил.

В наши дни конкуренция также включает в себя материальный элемент. Однако конфликт, корни которого лежат в споре о месте Бога в человеческой истории, неминуемо выходит за рамки сугубо материального. Радикальные исламисты убеждены, что все человечество обязано покориться их ретроградной версии ислама. Западные политические лидеры столь же убеждены, что все должны жить свободно, причем понятие свободы они насыщают специфически западными коннотациями.

Перед Западом стоит задача не доказать, что исламский фундаментализм не может исполнить надежд человечества, а продемонстрировать даже убежденным верующим, что демократический капитализм способен это сделать. Короче говоря, ключ к победе в том, чтобы жить согласно идеалам, которые мы проповедуем, а не жертвовать ими во имя национальной безопасности.

Таким образом, изменив свой образ жизни, уделив внимание таким насущным вопросам, как нищета, несправедливость, эксплуатация женщин, мировой экологический кризис, мы можем своим примером побудить жителей исламского мира задуматься о том, чтобы изменить их собственный образ жизни. Именно это может помочь сгладить существующие между нами различия.

Война, которую мы ведем, может стать благовидной, рациональной и даже оправданной морально.

Но для этого ей надо стать холодной вместо горячей.


Эндрю Басевич
Источник: "ИноСМИ"


 Тематики 
  1. Мир под эгидой США   (1322)