В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

О новом плане США по развертыванию ПРО в Европе

Барак Обама: США не отказываются от развертывания ПРО в Европе, но архитектура будет другой

Сделанное утром 17 сентября президентом Бараком Обамой объявление об отказе от одобренного администрацией Джорджа Буша плана развертывания в Польше 10 противоракет наземного базирования и радара ПРО в Чехии многих застало врасплох. И не в последнюю очередь из-за выбранного главой Белого дома времени для такого, как отмечают местные обозреватели, "стратегически важного" заявления.

Приведенный 20 января к присяге в качестве 44-го президента страны Обама еще в ходе прошлогодней предвыборной кампании заявлял, что в целом поддерживает программу создания системы ПРО, но реализовывать ее следует прагматично, без использования неопробованной технологии. Противоракетный "щит" должен быть эффективным и не слишком дорогим, подчеркивал он.

В марте Обама дал указание своим помощникам в аппарате Совета национальной безопасности /СНБ/ провести совместно с Пентагоном и госдепартаментом всесторонний анализ программы создания ПРО. Как тогда отмечал пресс-секретарь Минобороны Джефф Моррелл, "проанализировать поручено с упором на технологические возможности, а также с учетом политических реалий". По его словам, "у президента есть желание разобраться с ПРО, и мы /Пентагон/ готовы помочь ему в этом".

Предполагалось, что доклад будет подготовлен не ранее чем к началу 2010 года. Однако, по словам директора отдела по выработке политики в области ПРО в Пентагоне Пеппи Дебьясо, Обама распорядился выделить отдельно вопрос о европейской составляющей программы и представить рекомендации к концу лета. Тем временем, в августе находящийся в Калифорнии Станфордский университет опубликовал доклад, в котором высказывалось убеждение, что площадки для третьего позиционного района ПРО в Европе – в Польше и Чехии – были выбраны плохо, и разумнее разместить противоракеты и радары на Балканах или в Турции. Тогда же был обнародован отчет главного контрольно-ревизионного органа Конгресса США – Управления по подотчетности правительства, пришедшего к выводу, что расходы на польско- чешский проект будут значительно выше, чем прогнозировала администрация Буша. "Конгрессу не предоставлена точная информация о всех ассигнованиях, которые потребуются для реализации плана развертывания элементов ПРО в Европе", – подчеркнули аудиторы.

Еще 15 сентября вечером председатель Комитета начальников штабов /КНШ/ ВС США адмирал Майкл Маллен заверял журналистов, что анализ программы создания ПРО не завершен, и никаких решений Белый дом не принимал. Несколькими часами ранее, выступая в сенатском комитете по делам вооруженных сил Конгресса, Маллен признал, что Пентагон изучает несколько вариантов размещения элементов системы ПРО в Европе на случай, если Обама откажется от планов использования в данных целях территорий Польши и Чехии. Адмирал твердо ответил "да" на вопрос законодателей, "есть ли, с технической точки зрения, альтернативные варианты создания архитектуры ПРО в Европе". "Ракеты- перехватчики "Стэндард-3" наземного и морского базирования вместе с необходимыми радарами и системами раннего предупреждения о пусках ракет, в том числе космическими, могли бы стать ключевыми элементами альтернативной архитектуры", – пояснил он.

Адмирал также добавил, что Пентагон "по-прежнему заинтересован в рассмотрении вариантов сотрудничества, которые бы позволили дополнить архитектуру нашей системы ПРО". "Например, мы считаем, что используемая Россией РЛС в Габале в Азербайджане и РЛС под Армавиром на юге России могли бы дополнить нашу противоракетную архитектуру и предоставлять полезную информацию, связанную с ранним обнаружением пусков баллистических ракет", – уточнил он.

По словам Маллена, "предстоит еще проделать большую работу, чтобы убедить русских в том, что наши усилия в области ПРО в Европе не нацелены против них". "Хотя мы реалистично подходим к оценке желания России присоединиться к нам в этих усилиях, сотрудничество по ПРО могло бы стать важным элементом более широкого стратегического партнерства между США и Россией, направленного на решение ключевых проблем в области безопасности, с которыми сталкиваются наши страны", – указал адмирал.

Через два дня Обама заявил, что именно на архитектуре, о которой говорил Маллен, он и остановил свой выбор. Причем, как утверждал 17 сентября на регулярном брифинге для журналистов пресс-секретарь Белого дома Роберт Гиббс, решение президент принял еще "несколько дней тому назад". Согласно "Уолл-стрит джорнэл" /18 сентября/, чешское правительство просило Обаму отсрочить объявление, аргументируя, что это может повлиять на грядущие в стране выборы. Однако президент не прислушался к просьбе союзников.

Это было вызвано, считают аналитики, рядом причин, в том числе желанием пресечь "утечки" в прессу, оказать дополнительное давление на Тегеран в преддверии намеченной на 1 октября встречи официальных представителей Ирана и "шестерки" /постоянных членов СБ ООН и Германии/, подтолкнуть процесс "перезагрузки" отношений с Россией, в том числе сделать ее более сговорчивой в вопросе о введении дополнительных санкций против Исламской республики. Явно неспроста то, что решение было оглашено всего за несколько дней до встреч Обамы с президентом РФ Дмитрием Медведевым на сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке /23 сентября/ и саммите /24-25 сентября/ "большой двадцатки" в Питтсбурге /штат Пенсильвания/, указывают эксперты. В Нью- Йорке оба лидера должны, в частности, обсудить ход работы по подготовке нового соглашения, которое должно прийти на смену Договора о СНВ-1.

Впрочем, официальные представители Белого дома, госдепартамента и Пентагона в один голос заверяют, что кардинальное изменение подхода к развертыванию элементов системы ПРО в Европе никоим образом не связано с Россией, которая последовательно выступала против строительства базы противоракет в Польше и размещения радара ПРО в Чехии. "Это улучшение системы ПРО никоим образом не относится к России, а целиком связано с Ираном", – указал 17 сентября Джефф Моррелл.

Со своей стороны Гиббс категорически отверг, что между Вашингтоном и Москвой был произведен некий дипломатический "размен". На прямой вопрос журналистов, так ли это, пресс- секретарь президента ответил на брифинге: "Совершенно нет". "Речь идет не о России. Речь идет о защите нашей страны", – сказал он.

Вместе с тем, пресс-секретарь по существу подтвердил, что США в свете пересмотра концепции рассчитывают на уступки Москвы по иранской ядерной проблеме в том виде, как они видятся Вашингтону. "У россиян в ближайшие несколько недель будет шанс продемонстрировать, насколько конструктивными они хотят быть по Ирану", – утверждал он.

Когда Гиббса попросили назвать, какие еще страны, помимо Польши и Чехии, Вашингтон заблаговременно поставил в известность о намерении отказаться от плана Буша, он ответил: "Насколько мне известно, звонки Обамы /премьер- министрам Чехии и Польши/ были единственными". Входила ли в число таких государств Россия, не отступали журналисты. "Насколько я знаю, нет", – сказал пресс-секретарь.

Спустя несколько часов официальный представитель госдепартамента Иэн Келли, отвечая на такие же вопросы журналистов, внесет уточнение: сотрудники СНБ провели брифинг для российского посольства незадолго до выступления Обамы. В посольстве корр. ИТАР-ТАСС подтвердили, что Россию на брифинге представлял посол Сергей Кисляк.

По словам пресс-секретаря Белого дома, из США вечером 16 сентября вылетело в Европу несколько официальных лиц, чтобы объяснить союзникам смысл принятого Обамой решения. Позднее госдепартамент и Пентагон сообщили, что данная миссия была поручена, в частности, заместителю госсекретаря по контролю над вооружениями и международной безопасности Эллен Тошер и заместителю министра обороны по политическим вопросам Мишель Флорной.

Гиббс отверг домыслы о том, что помощники Обамы оказали давление на Пентагон, чтобы тот представил рекомендации, аннулирующие прежние замыслы. Как он заявил, министр обороны Роберт Гейтс и КНШ представили президенту "ясное и неприкрашенное мнение" относительно целесообразности использования тех или иных компонентов для создания системы ПРО. Гиббс добавил, что лично присутствовал на ряде совещаний по этим вопросам с участием политического и военного руководства США и не заметил со стороны последнего "склонности к приукрашиванию". В целом, согласно официальным лицам Белого дома, с марта было проведено свыше 50 подобных совещаний. Кроме того, состоялось почти 100 обсуждений данной темы с союзниками, в том числе с подключением глав государств.

Для обнародования скорректированной программы развертывания элементов ПРО в Европе администрация избрала следующую схему: сначала транслируется по телевидению выступление Обамы, одновременно – размещение на сайте Белого дома справки с обоснованием вносимых в планы изменений и изложением основных этапов реализации задуманного, а затем спустя буквально несколько минут – пресс-конференция в Пентагоне Роберта Гейтса совместно с заместителем председателя КНШ генералом Джеймсом Картрайтом, в прошлом возглавлявшим Стратегическое командование. Последние двое должны были разъяснить, почему Обама решил отказаться от плана Буша.

"Как верховный главнокомандующий я обязан сделать все, что в моей власти, для упрочения нашей национальной безопасности, – так начал свою речь Обама. – Это включает укрепление нашей обороны от любых угроз, с которыми могут столкнуться наш народ, наши войска, друзья и союзники по всему миру. Одна из этих угроз – баллистические ракеты. Как я говорил в ходе предвыборной кампании, президент Буш был прав в том, что программа Ирана по разработке БР представляет собой серьезную опасность. И поэтому я привержен развертыванию надежных систем ПРО, которые можно было бы адаптировать к угрозам 21-го столетия".

По словам президента, "наилучший путь для ответственного укрепления безопасности США и наших союзников – развертывание системы ПРО, обеспечивающей самым эффективным образом защиту от угроз, с которыми мы сталкиваемся, и использующей технологии, которые проверены и оправдывают затраты".

"Я распорядился провести всестороннюю оценку нашей программы ПРО в Европе, – продолжил Обама. – И одобрил единогласные рекомендации, представленные министром обороны и КНШ". Новый подход обеспечит более оперативное развертывание элементов ПРО, основывается на уже проверенных системах и позволит более надежно защищаться от ракетных ударов, чем программа развертывания ПРО в Европе, принятая в 2007 году, указал президент.

Он заверил, что США будут "в духе сотрудничества работать с близкими друзьями и союзниками – Чехией и Польшей, которые согласились принять у себя элементы ПРО, предусматривавшиеся предыдущей программой". "Я говорил с премьер-министрами Польши и Чехии относительно нынешнего решения и вновь подтвердил наши глубокие и тесные связи. Мы с ними привержены широкому спектру совместных усилий с целью укрепления коллективной обороны. Мы связаны... статьей 5 /Устава НАТО/, согласно которой нападение на одного /участника альянса/ является нападением на всех /его участников/", – сказал Обама.

Он счел возможным напомнить, что Вашингтон неоднократно заверял Россию в том, что ее обеспокоенность по поводу прежних планов размещения элементов американской ПРО в Европе "была совершенно безосновательной". В центре внимания США находится исключительно "угроза, которую представляет собой программа баллистических ракет Ирана", утверждал президент. По его словам, "это лежит и в основе программы, о которой я сегодня объявляю". "Противодействуя этой угрозе, мы приветствуем взаимодействие с Россией по привлечению ее возможностей в области ПРО для более широкой защиты наших общих стратегических интересов", – отметил глава Белого дома.

Многие разделы справки Белого дома по сути повторяют соответствующие высказывания главы администрации. Так, отдав должное союзникам по НАТО, прежде всего Польше и Чехии, чья прежняя готовность разместить у себя элементы ПРО теперь оказалась невостребованной, составители документа пишут: "Мы неоднократно давали России ясно понять, что ПРО в Европе не создает угрозы для ее стратегического потенциала сдерживания. На самом деле цель заключается в укреплении обороны от растущей иранской военной угрозы".

"Нет никакой замены соблюдению Ираном своих международных обязательств в отношении своей ядерной программы", – подчеркивает Белый дом, выражая уверенность в том, что планируемая система ПРО "ослабит то влияние, которое Иран надеется приобрести, продолжая разрабатывать дестабилизирующий потенциал".

"Новая архитектура перехватчиков и датчиков не требует единого крупного стационарного радара, который предполагалось разместить в Чешской Республике", – указывается в документе. "Новый подход основан также на иной технологии перехватчиков, чем предыдущая программа, что устраняет необходимость в строительстве в Польше базы, где было бы установлено 10 перехватчиков", – говорится в нем далее.

Согласно справке, скорректированная архитектура будет создаваться в четыре этапа.

На первом – в период по 2011 год – предполагается развернуть "уже существующие и проверенные" системы ПРО, включая корабли, оснащенные многоцелевыми зенитно-ракетными комплексами "Иджис", радар которого осуществляет наведение с помощью компьютерной системы, и ракетами-перехватчиками "Стэндард-3" /"Блок 1Эй"/, а также передовые РЛС, находящиеся в распоряжении Сухопутных войск и ВМС. Цель этих усилий – "ответить на баллистические ракетные угрозы, с которыми сталкивается Европа и дислоцированные там военнослужащие США и их семьи".

"Стэндард-3" уничтожают цели – ракеты и боеголовки – путем прямого попадания в них, то есть за счет кинетической энергии, выделяемой при ударе. Именно такой перехватчик был использован Пентагоном в феврале прошлого года для уничтожения бесконтрольно сходящего с орбиты спутника- шпиона Ю-Эс-193. "Стэндард-3", запущенная с борта крейсера "Лейк Эри", разнесла на части космический аппарат на высоте примерно 240 км. Разработчик перехватчиков – корпорация "Рейтион", которая производит больше всех ракет в мире, обещает изготовить мобильный наземный вариант "Стэндард-3" к 2013 году при условии должного финансирования со стороны Пентагона.

Второй этап охватывает период по 2015 год. После "надлежащих испытаний" планируется развернуть модернизированный вариант перехватчика "Стэндард-3 /"Блок 1Би"/ "как в морской, так и наземной конфигурациях базирования", а также усовершенствованные радары. Цель – "расширить зону защиты от ракет средней и меньшей дальности".

На третьем этапе – по 2018 год – намечено развернуть более совершенные перехватчики "Стэндард-3 Блок IIЭй", которые сейчас разрабатываются. Они предназначены для поражения не только ракет средней и меньшей дальности, но и БР промежуточной дальности.

Наконец, на четвертом этапе – по 2020 год – предполагается развернуть перехватчики уже в варианте "Блок IIБи", которые, как ожидается, "помогут лучше справляться с угрозами со стороны ракет средней и промежуточной дальности, а также с потенциальной будущей угрозой для США со стороны межконтинентальных БР".

Роберт Гейтс на своей пресс-конференции постарался подчеркнуть, что решение Обамы ни в коей мере не следует рассматривать как отказ от планов развертывания системы ПРО в Европе. "Как ясно заявил президент, пока сохраняется /ракетная/ угроза со стороны Ирана, мы продолжим создание эффективной и оправдывающей затраты системы ПРО", – указал министр.

"Те, кто утверждает, что мы списываем со счетов противоракетную оборону в Европе, либо неправильно информированы, либо искажают факты, касающиеся того, что мы делаем, – продолжил Гейтс. – Безопасность Европы была и остается жизненно важным вопросом с точки зрения интересов США. Обстоятельства, границы и угрозы могли измениться, но наши приоритеты остаются прежними. Я считаю, что новый подход улучшает возможности защиты наших сил в Европе, наших европейских союзников и нашей страны, по сравнению с тем, который я рекомендовал три года назад. Он более приспособлен к новым условиям – и учитывает преимущества новейших технологий".

Гейтс напомнил, что "27 декабря 2006 года рекомендовал президенту Бушу развернуть систему ПРО в Европе – с радаром в Чехии и 10 ракетами-перехватчиками в Польше". "В то время это представлялось мне лучшим способом защитить США и наших европейских союзников от нарастающей угрозы, которую представляла программа Ирана по созданию баллистических ракет большой дальности, – сказал министр. – С тех пор произошли важные изменения, которые подтолкнули нас к переоценке нашего подхода. Во-первых, изменилось мнение разведки – по сравнению с 2006 годом – по поводу сущности иранской угрозы. Разведывательное сообщество теперь считает, что угроза со стороны ракет средней и меньшей дальности, таких как "Шахаб-3", нарастает быстрее, чем предсказывалось. Это представляет собой более серьезную и непосредственную угрозу нашим войскам на европейском континенте, равно как и нашим союзникам. С другой стороны, разработка Ираном межконтинентальных ракет продвигается медленнее, чем это оценивалось в 2006 году".

Согласно обновленным оценкам разведки, Тегеран не сможет обзавестись МБР ранее чем в 2015 – 2020 годах.

Второе изменение, по словам Гейтса, затрагивает технологии. "За последние несколько лет мы расширили наши возможности в области ПРО, особенно в том, что касается противодействия ракетам средней и меньшей дальности, – отметил министр.– Мы сейчас способны уничтожать эти ракеты с помощью перехватчиков наземного и морского базирования при поддержке значительно улучшенных радаров. У нас теперь есть широкий спектр возможностей по обнаружению, отслеживанию и уничтожению вражеских ракет. Это позволяет развернуть целую сеть оборудования обнаружения, не ограничиваясь одной площадкой, что предусматривалось предыдущим планом... Мы также располагаем усовершенствованными ракетами "Стэндард-3". С 2007 года было проведено восемь успешных испытаний этих ракет. Они в полной мере продемонстрировали потенциал "Стэндард-3" и придали нам большую уверенность в эффективности данной системы".

Как указал Гейтс, "с учетом этих двух факторов мы имеем сейчас возможность разместить новые радары и перехватчики в северных и южных районах Европы, что позволит обеспечить на ближайшее будущее противоракетную защиту от немедленных угроз со стороны Ирана или других /стран/".

"Со временем мы будем постоянно внедрять новые и более эффективные технологии, а также большее число перехватчиков, расширяя спектр защиты, улучшая нашу способность перехватывать множественные цели и увеличивая надежность системы в целом, – добавил министр. – Такой подход также обеспечивает большую гибкость в реагировании на новые угрозы и развивающиеся технологии".

"Пожалуй, самое важное – это то, что мы сможем разместить первые элементы системы для защиты наших войск в Европе и наших союзников примерно на 6-7 лет раньше того срока, который предполагался предыдущим планом, – считает министр.– Это особенно актуально в связи с постоянными задержками процесса ратификации соглашений по ПРО Польшей и Чехией".

Как утверждал Гейтс, США хотели бы включить Польшу и Чехию в новую архитектуру ПРО в Европе. Реакция Варшавы и Праги на решение Обамы, "насколько я могу судить по первым откликам, была умеренно положительной", указал он. "Мы очень заинтересованы в продолжении работы с Чехией в рамках новой архитектуры, – продолжил министр. – Мы по-прежнему хотим, чтобы Польша была нашим партнером. Чтобы она ратифицировала достигнутые с ней договоренности в этой области, включая соглашение о статусе американских войск /на территории Польши/".

"Мы бы предпочли разместить в Польше перехватчики "Стэндард-3" вместо противоракет шахтного базирования, – сказал глава Пентагона. – "Стэндард-3" могли бы появиться там даже раньше, чем планировалось установить перехватчики в шахтах, которые бы не поступили на вооружение ранее, чем в 2017 или 2018 годах. Сейчас мы говорим ориентировочно о 2015 годе. Так что и в рамках новой программы у нас сохраняется возможность партнерства /в области ПРО/".

Замглавы КНШ Картрайт также подтвердил, что "Чехия и Польша остаются кандидатами" на размещение, начиная с 2015 года, перехватчиков "Стэндард-3" в Европе. Но они должны дать на то согласие, добавил он. "Есть и другие страны- кандидаты в регионе, которые могли бы стать хорошими площадками для дислокации "Стэндард-3", – указал генерал. По его словам, "хорошая новость заключается в том, что данные перехватчики будут мобильными, и у нас появится большой выбор, куда конкретно их направить".

Согласно Гейтсу, США уже начали консультации с союзниками и партнерами в Европе, включая Варшаву и Прагу, по поводу возможности размещения у них мобильных перехватчиков и радаров ПРО. "Мы будем продолжать полагаться на наших союзников и работать вместе с ними с целью разработки системы, которая бы максимально эффективно защищала от весьма реальных и нарастающих /ракетных/ угроз", – отметил министр.

Госсекретарь Хиллари Клинтон, выступая 18 сентября в одном из ведущих аналитических центров Америки – вашингтонском Институте Брукингса, тоже заверила, что Польша и Чехия возглавляют список стран-кандидатов на размещение на их территориях мобильных перехватчиков "Стэндард-3". "Мы никогда не отвернемся от союзников, – сказала она. – Мы будем продолжать тесно сотрудничать с Польшей и Чехией". Госсекретарь сообщила, в частности, что размещенная на европейском континенте американская батарея зенитно-ракетного комплекса ПВО "Пэтриот" будет нести дежурство на ротационной основе и на территории Польши. Вашингтон также намерен подключать чешские компании к "исследовательским работам в области ПРО".

Отвечая на вопросы журналистов по поводу возможной реакции Москвы, Гейтс заявил, что США "очень заинтересованы" в том, чтобы "Россия стала партнером" в создании новой архитектуры ПРО. По его словам, "радар под Армавиром в южной части России мог быть интегрирован в нашу сеть и был бы весьма эффективен в оказании нам помощи в том, что касается гораздо большего охвата" иранской территории "на предмет потенциальных ракетных пусков".

"Русские, возможно, не очень будут довольны тем, что мы продолжим наши усилия по созданию ПРО в Европе, – отметил глава Пентагона. – Однако есть два изменения в предлагаемой новой архитектуре, которые должны ослабить некоторую их, как мы полагаем, необоснованную озабоченность. Во-первых, их тревожило то, что радар, который предполагалось разместить в Чехии, сможет следить и за запусками их межконтинентальных ракет. Во-вторых, русские считали, несмотря на наши усилия переубедить их, что перехватчики наземного базирования в Польше могут быть оснащены ядерными боеголовками и станут таким образом наступательным оружием...".

Теперь, добавил Гейтс, когда "мы решили опираться на ракеты "Стэндард-3", русские не смогут уже утверждать, что эти ракеты представляют какую-либо угрозу для России".

Картрайт в своем выступлении постарался привлечь внимание к тому, что создание новой архитектуры ПРО в Европе может обойтись США дешевле, чем реализация плана Буша. Хотя бы потому, указал генерал, что на первом этапе – до 2015 года – предполагается использовать уже существующие системы вооружений: корабли, оснащенные комплексами "Иджис" и перехватчиками "Стэндард-3", а также ЗРК "Пэтриот" и противоракетные комплексы театра военного действия "Таад". Последние призваны обеспечить защиту войск США и их союзников, а также городов и важных объектов практически от всех типов баллистических ракет – вплоть до стратегических. Особенностью комплекса является перехват боеголовки на завершающем этапе полета, то есть в течение последней минуты приближения к цели.

"Ракета для ЗРК "Пэтриот" стоит 3,3 млн долларов, для "Таад" – около 9 млн, – сказал Картрайт. – Производство "Стэндард-3" в нынешней модификации обходится примерно в 9,5 – 10 млн долларов. По нашим оценкам, другие модификации (наземные) этого перехватчика, которые мы разработаем в будущем, будут стоить где-то от 13 до 15 млн долларов. В то же время противоракета шахтного базирования сегодня обходится примерно в 70 млн долларов".

Как подчеркнул Картрайт, "мы не хотим идти на производство большого количества очень дорогостоящих ракет, если, конечно, это не будет абсолютно необходимо". "Нам нужно создать несколько эшелонов противоракетной обороны, которые бы позволили защитить то, что мы считаем важным обеспечить защитой", – отметил он.

Новая архитектура также позволит США "переложить часть финансового бремени" на союзников. "ЗРК "Пэтриот" приобрели у нас многие страны, и они развернуты по всему миру, – пояснил Картрайт. – То же самое с кораблями, оборудованными системой "Иджис".

Что же касается дальнейших модификаций ракеты "Стэндард- 3" для 3-го этапа создания европейской архитектуры, который предполагается начать в 2018 году, то на исследовательские и опытно-конструкторские работы планируется истратить около 3,5 млрд долларов, сообщил генерал. Свыше 1 млрд долларов уже выделила участвующая в данном проекте Япония. Новый перехватчик как морского, так и наземного базирования будет "существенно больше по размерам и улучшатся его характеристики". "Это позволит разместить их всего на трех площадках для защиты всей территории Европы от ракет средней и меньшей дальности", – отметил генерал.

В целом на создание противоракетного "щита" США уже израсходовали с 1983 года свыше 100 млрд долл. На 2010 финансовый год администрация Обамы запросила у Конгресса на цели ПРО в общей сложности 9,3 млрд долл, в том числе 7,8 млрд по линии Агентства по ПРО.

Согласно оценкам правительственных экспертов, создание новой архитектуры ПРО в Европе обойдется в ближайшее десятилетие в 5 млрд долларов.

Уточняя некоторые детали скорректированного плана, Картрайт сообщил, что Пентагон планирует разместить РЛС раннего предупреждения ракетных пусков, работающую в сантиметровом диапазоне, вместо Чехии, "вероятнее всего, на Кавказе". Он не стал раскрывать, где именно. Такие РЛС, производимые корпорацией "Рейтион", способны обнаруживать и отслеживать объекты размером с бейсбольный мяч на удалении около 4,7 тыс. км. Помимо территории США, Пентагон уже разместил их – по одной – в Японии и Израиле.

Воспользовавшись тем, что в Вашингтоне 17-18 сентября с визитом находился заместитель министра иностранных дел Азербайджана Араз Азимов, корр. ИТАР-ТАСС задал ему вопрос, не обращалась ли администрация Обамы к Баку по вопросам размещения элементов системы ПРО на территории республики". "Пока нет", – ответил он, подчеркнув, что в рамках нынешней поездки в США "не обсуждал данную тему". По словам Азимова, развертывание элементов ПРО и сотрудничество с США в области ПРО – "это разные вещи". Он отметил "принципиальную позицию Азербайджана о неразмещении иностранных военных баз на своей территории" и напомнил, что РЛС в Габале, "о которой идет речь при обсуждении темы ПРО, является азербайджанской собственностью и отдана в аренду России до 2012 года". "Вопрос о сотрудничестве в области ПРО теоретически может быть рассмотрен в контексте использования станции в Габале, – сказал Азимов. – При этом Азербайджан будет рад возможности партнерства с Россией и США. Мы не против такого сотрудничества в контексте обеспечения безопасности и перспективы развития противоракетной обороны Азербайджана".

Картрайт, говоря о морской составляющей новой архитектуры, указал, что "в любой конкретный момент три корабля /оснащенных комплексами "Иджис" и противоракетами "Стэндард-3"/ будут осуществлять патрулирование в Средиземном и Северном морях и вокруг них с задачей обеспечить защиту районов, представляющих интерес". В случае необходимости, добавил он, в данные регионы можно будет направить дополнительные корабли. "Важно сейчас, чтобы в бюджет /Пентагона/ были включены средства, необходимые для того, чтобы у нас было достаточно таких кораблей для дислокации их по всему миру", – сказал генерал.

В настоящее время комплексами "Иджис" оборудованы уже 3 американских крейсера и 15 эсминцев. Модернизация каждого корабля, позволяющего сделать его неотъемлемым элементом создаваемого противоракетного "щита", обходится в 45 млн долл. В бюджет Пентагона на 2010 финансовый год, который начнется 1 октября текущего календарного года, добавлено 200 млн долл на переоборудование еще 6 кораблей. С 2012 года соответствующей модернизации предполагается подвергнуть все находящиеся в строю эсминцы. Комплексами "Иджис" будут сразу оснащаться и все строящиеся эскадренные миноносцы.

Согласно Пентагону, ряд союзников США в Европе тоже хотел бы обзавестись своими кораблями, способными сбивать БР. В частности, Дания и Испания. Большой интерес проявляют Австралия и Южная Корея. Япония уже реализует план модернизации 4 своих эсминцев. Два из них – "Конго" и "Чокаи" – принимали участие, соответственно в декабре 2007 года и ноябре 2008 года, в стрельбах в рамках программы испытания пентагоновским Агентством по ПРО системы ПРО морского базирования.

Решение Обамы вызвало острую дискуссию среди американских политиков. В первую очередь на Капитолийском холме. Однопартийцы в большинстве своем, особенно либералы, поддержали новую архитектуру. В республиканском же стане президента обвинили в предательстве союзников и в том, что он уступил российскому давлению.

Как заявила, в частности, спикер палаты представителей Нэнси Пелоси, "важно, что произошла переоценка существующей опасности, что принят во внимание достигнутый сегодня уровень технического развития". По ее мнению, изменение архитектуры ПРО скажется "на наших отношениях с Россией".

Глава сенатского комитета по иностранным делам демократ Джон Керри охарактеризовал решение Обамы как "правильное и своевременное". "ПРО в Европе должна быть основана на проверенной технологии и ответственной дипломатии, – отметил он. – Пришло время двигаться вперед, разрабатывая более гибкую архитектуру ПРО".

"Смелым решением" назвал шаг, сделанный администрацией, председатель подкомитета по делам Европы в комитете палаты представителей по иностранным делам демократ Роберт Векслер. По его словам, "американские и европейские интересы в области безопасности будут лучше защищены в случае реализации более эффективного и гибкого плана ПРО".

С этим мнением согласен председатель сенатского комитета по делам вооруженных сил демократ Карл Левин. "Решение президента обусловлено стремлением найти эффективные средства защиты США и их европейских союзников от реальной угрозы ракетного удара со стороны Ирана, а не только от потенциальной ракетно-ядерной угрозы, – указал он. – У Ирана уже есть сотни ракет средней и меньшей дальности, но ракет большей дальности у него не будет еще в течение многих лет". Не менее важно принятое решение и для развития сотрудничества с Россией, считает Левин. Особенно в том случае, если Москва станет делиться с США данными со своей РЛС под Армавиром. Как подчеркнул сенатор, ПРО может стать не разделяющим, а объединяющим фактором во взаимоотношениях двух стран.

Сенатор-демократ Бенджамин Кардин, являющийся сопредседателем действующей при Конгрессе двухпартийной Комиссии по безопасности и сотрудничеству в Европе /Хельсинкской комиссии/, подчеркнул, что "новый подход /к архитектуре ПРО/ имеет огромное значение не только для Польши, Чехии и их соседей, но для расширения взаимоотношений между США и Европой". Коллега Кардина по комиссии – конгрессмен-демократ Элси Хэстингс считает, что "администрация предоставила серьезные гарантии партнерам по НАТО, касающиеся приверженности Америки обеспечению их безопасности". "Я уверен, что администрация будет подкреплять эти слова делами", – добавил он.

Лидеры же республиканцев в Конгрессе в один голос называют этот шаг Обамы ошибочным и не соответствующим стратегическим интересам США. "Я разочарован решением администрации, – заявил сенатор Джон Маккейн, сражавшийся с Обамой на последних выборах за Белый дом.– Оно может привести к подрыву американского лидерства в Восточной Европе. Учитывая прочные отношения, которые мы наладили с государствами региона с момента окончания "холодной войны", мы, как я полагаю, не должны пятиться назад. Но я боюсь, что решение администрации будет способствовать именно этому – и это в то время, когда восточноевропейские страны все больше опасаются нового авантюристического курса России".

"Близоруким" назвал новый курс Обамы в отношении ПРО в Европе сенатор Джон Кил, второй человек в республиканской фракции в верхней палате Конгресса. Решение президента "не только оставляет Америку уязвимой перед лицом нарастающей угрозы со стороны иранских ракет большой дальности, но и поворачивает стрелки часов вспять, к дням "холодной войны", когда Восточная Европа рассматривалась как российская вотчина", считает Кил. "Сигнал, который посылает сегодня администрация, вполне ясен: США не будут заступаться за своих друзей и считают "перезагрузку" отношений с Россией более важной", – отметил он.

По словам сенатора Ричарда Шелби, "решение администрации Обамы ошибочно в лучшем случае и опасно в худшем". "Иранская угроза реальна, – убежден он. – Мы не можем позволить нынешнему правительству подвергать опасности нашу национальную безопасность и безопасность Европы и других стратегических союзников".

Заявление в таком же духе распространила 17 сентября и сенатор Илеана Рос-Лейтинен. "Это еще одно ошибочное решение (Обамы), основанное на недостаточной оценке иранской ядерной угрозы, которое только усилит нашу уязвимость... и придаст смелости нашим врагам", – указала она. "Мы создаем опасный прецедент, показывающий Российской Федерации, Ирану и другим, что США больше не намерены отстаивать собственные интересы", – добавила она.

Столь же широк разброс мнений и у американских аналитиков. Причем, многие из них обращают внимание именно на российский аспект. Как считает вице-президент по политическим вопросам в Американском совете по внешней политике Илан Берман, принятое Обамой решение восходит к посланию, которое он направил в Кремль в марте с.г. и в котором увязывалась судьба планов по ПРО в Польше и Чехии с прогрессом в усилиях убедить Иран отказаться от ядерных амбиций, к чему Москва должна приложить руку. По словам Бермана, именно тогда глава Белого дома продемонстрировал России, что противоракетная оборона не входит в число внешнеполитических приоритетов новой администрации. Стало ясно, что в контексте американо-российских отношений более важной является проблема контроля над вооружениями.

Как указал известный политолог из Гарвардского университета профессор Ричард Пайпс – бывший советник Рональда Рейгана и один из авторов идеи о "звездных войнах", "хотя решение администрации обусловлено именно угрозой со стороны Ирана, оно должно привести к устранению серьезной проблемы, связанной с американо-российскими отношениями, и, следовательно, сыграть позитивную роль в их развитии".

"Очень хорошим" назвал решение администрации эксперт по странам бывшего СССР, почетный профессор политологии Колумбийского университета Роберт Легволд. Это важнейший шаг на пути развития американо-российских отношений, несмотря на то, что, скорее всего, появятся сложности во взаимоотношениях США с восточноевропейскими союзниками, считает он. По словам аналитика, команда Обамы будет теперь внимательно следить за реакцией Кремля: пожелает ли он улучшить отношения с Вашингтоном в других областях.

Схожее суждение высказал и президент Центра им. Никсона Димитрий Саймс. Решение Обамы открывает "окно возможности" для широкого взаимодействия между Вашингтоном и Москвой, отметил он 17 сентября в беседе с корр.ИТАР-ТАСС. Не отказываясь от военного сотрудничества с Центральной и Восточной Европой, США дали понять, что не намерены предпринимать шаги, "которые в отношении России провокационны и ничего американской безопасности не добавляют". По словам политолога, сейчас "у России есть побудительный стимул для того, чтобы пойти навстречу американцам" – в полную меру посодействовать в решении иранской ядерной проблемы. "Если этого не произойдет, – полагает Саймс, – то интересная возможность продвинуться вперед в двусторонних отношениях может быть упущена... Если администрация ничего не получит от России по Ирану, то окажется под сильным натиском. Не думаю, что в вопросе ПРО она изменит свое решение, но у нее будет меньше готовности продолжать линию на сотрудничество с Москвой, находясь под огнем критики, особенно учитывая то, что Белый дом поглощен решением внутриполитических проблем".

В свою очередь, Дэвид Крамер, занимавший в администрации Джорджа Буша пост заместителя помощника госсекретаря по делам Европы и Евразии, убежден в том, что решение Обамы может снизить "доверие правительства Польши и иных государств региона к нынешней администрации". "В Москве это будет воспринято, как уступка российскому давлению", – уверен он. Еще опаснее, если "Москва решит, что подобные методы давления эффективны в отношениях с Соединенными Штатами, и станет применять их в иных ситуациях", утверждает Крамер.

С ним согласен обозреватель "Уолл-стрит джорнэл" Иэн Мартин. "Ручаюсь, что российское правительство сейчас не может поверить своему счастью, – пишет он в статье, опубликованной 18 сентября. – Оно истолкует все это как признак американской слабости. Поэтому русские сочтут, что им нет нужды предлагать нам что-либо взамен. Действительно, зачем им? Они разом получили наш отказ от щита и возможность насладиться дискомфортом маленьких соседних стран, которые ищут у Америки моральной поддержки...".

Поспешил высказать свои соображения на сей счет и экс- губернатор штата Массачусетс Митт Ромни, которого верхушка Республиканской партии включила в свой список потенциальных претендентов на пост президента страны на выборах 2012 года. "Я нахожу тревожным и опасным то, что президент Обама отвернулся от наших друзей в Восточной Европе с тем, чтобы заслужить расположение наших врагов в России".

Мощный вал критики просто вынудил Обаму и его министра обороны оправдываться. Республиканец Гейтс, который был директором ЦРУ при Джордже Буше-старшем и главой Пентагона при Джордже Буше-младшем, поместил 19 сентября статью на обозревательской полосе газеты "Нью-Йорк таймс" под заголовком "Более хорошая противоракетная оборона для более безопасной Европы". "Я убежден в том, что это очень прагматичное предложение, – пишет он. – Я обнаружил с того момента, как занял нынешний пост /в декабре 2006 года – прим. корр.ИТАР-ТАСС/, что, когда речь заходит о ПРО, кое- кто рассматривает любые изменения в планах или отмену отдельных проектов как отказ от всей программы /создания системы ПРО/ или потерю веры в ее осуществимость".

"Суть в том, что американская система ПРО все равно будет развернута в Европе для защиты находящихся там наших войск – 80 тыс. военнослужащих – и наших союзников по НАТО, – заверил Гейтс, добавив, что одобренная Обамой новая архитектура ПРО – "более хороший путь для продвижения вперед" с реализацией планов. Элементы системы ПРО "будут развертываться не только в Центральной Европе, где, вероятнее всего, расположатся батареи перехватчиков "Стэндард-3", но, как мы надеемся, и в других странах- членах НАТО". При этом "наши военные в качестве запасного плана будут продолжать исследовательские и опытно- конструкторские работы по созданию двухступенчатых ракет- перехватчиков шахтного базирования, которые предполагалось, согласно предыдущему задумкам, разместить в Польше".

Как отметил министр, "изменения в архитектуре кое-кем даже искажено воспринимаются как своего рода уступки России". "Отношение России /к планам развертывания ПРО в Европе/ и ее возможная реакция не сыграли никакой роли при выработке мною рекомендаций для президента по данному вопросу, – продолжил Гейтс. – Конечно, учитывая прошлое враждебное отношение России к развертыванию американской ПРО в Европе, для нас станет неожиданностью и будет приветствоваться изменение их позиции...".

Обама в интервью телекомпании Си-би-эс 20 сентября, используя явно в угоду консерваторам весьма резкие выражения, тоже заявил, что его действия не были вызваны стремлением задобрить Россию. "Моя задача не заключалась в том, чтобы вести переговоры с россиянами, – указал он. – Не россияне определяют, какова наша оборонительная стратегия. Мы приняли решение о том, как лучше всего защитить американский народ, наши войска в Европе и наших союзников".

По утверждению президента, "Россия всегда параноидально" воспринимала американские замыслы создания третьего позиционного района ПРО в Европе. "Однако Джордж Буш был прав. Они /эти намерения/ не представляли для них /россиян/ угрозы", – сказал Обама, добавив, что "не будет для них угрозой и новая программа". "Если побочным продуктом" решения Вашингтона изменить конфигурацию системы ПРО в Европе станет то, что "русские будут настроены менее параноидально и будут теперь готовы с большей эффективностью работать с нами в целях противостояния таким угрозам, как баллистические ракеты Ирана или его ядерные разработки, то, что ж, – это добавочное вознаграждение", отметил президент.


Александр Пахомов, Вашингтон


Что изменилось в Польше после решения США не размещать там свои объекты ПРО


Чуть больше года назад, в августе 2008 года, министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский подписал с госсекретарем США Кондолизой Райс декларацию о размещении в Польше ракетной базы США с десятью ракетами-перехватчиками системы ПРО.

Тогда правительство премьер-министра Дональда Туска и правящая партия Гражданская платформа /ГП/ объявили этот шаг своим главным стратегическим успехом, гарантирующим на многие десятилетия абсолютную безопасность Польши.

Как ни странно, но в этом вопросе с ними были полностью согласны и их злейшие политические оппоненты из партии братьев Качиньских "Закон и справедливость" /ЗиС/, которые критиковали правительство и ГП лишь за то, что они не извлекли на переговорах с Вашингтоном перед подписанием декларации больших выгод для Польши, в частности в области модернизации Войска Польского.

После прихода к власти в США администрации Барака Обамы, которая не скрывала своего скептицизма в отношении существующих форматов системы ПРО, Варшава стала один за другим получать из Вашингтона щелчки разной степени болезненности, свидетельствовавшие о том, что новые хозяева Белого дома к вопросу об объектах ПРО в Польше намерены подойти с точки зрения американских, а не польских стратегических интересов, и это многим польским политикам до сих пор кажется крайне странным и неестественным.

Своеобразным предупреждением для польских "ястребов" стал отказ США предоставить Польше ракеты ПВО "Пэтриот" в боевом варианте и намерение прислать на три месяца всего одну батарею, к тому же оснащенную ракетами с учебными боеголовками. Между тем, польские военные эксперты сразу же подсчитали, что для прикрытия одной лишь Варшавы от воздушного нападения потенциального противника потребуется, как минимум, две батареи "Пэтриот".

Несмотря на явные негативные сигналы из Вашингтона, удар, нанесенный американцами своим союзникам, оказался неожиданным и жестоким. Настолько, что бывший президент Польши и создатель независимого профсоюза "Солидарность" Лех Валенса, всегда проводивший курс на тесное сближение Варшавы и Вашингтона, с раздражением предложил "после происшедшего изменить политику Польши в отношении США".

Реакция другого бывшего польского президента – Александера Квасьневского /он занимал высший государственный пост в Польше две каденции подряд – с 1995 по 2005 годы/ оказалась более чем реалистичной. "Проект ПРО был, прежде всего, слабым с технической точки зрения, он с самого начала вызывал критику, которая становилась все более оправданной. В момент экономического кризиса невозможно представить себе вложение миллиардов долларов в систему с сомнительной эффективностью", – заявил Александер Квасьневский в интервью итальянской газете "Коррьере дела сера".

Нынешний президент Польши Лех Качиньский, судя по его первой реакции, сделал ставку на обвинение в происшедшем Дональда Туска и его команды, попытавшись таким образом набрать очки популярности в предстоящей в 2010 году гонке за президентское кресло.

Одним из положительных моментов в отказе США размещать свои ракеты-перехватчики в Польше для Леха Качиньского стало поражение молодого и амбициозного Радослава Сикорского, явно намеревавшегося в 2010 году шагнуть из МИДа в президентский дворец. "Происшедшее стало результатом ошибок, совершенных в прошлом", – кратко прокомментировал события Лех Качиньский.

В крайне неловкой ситуации оказался премьер-министр Польши Дональд Туск, переговоривший по телефону с Бараком Обамой. По появившимся здесь сообщениям из его канцелярии, в ночь с 16 на 17 сентября хозяин Белого дома пытался дозвониться до Туска, чтобы изложить ему свою позицию до того, как об изменении планов Вашингтона сообщат СМИ, но разговор якобы не состоялся по "техническим причинам".

Встречаясь с журналистами днем 17 сентября перед вылетом в Брюссель, Дональд Туск избрал тактику "таинственности" и намеков на большие преимущества для Польши отказа США размещать в стране свои ракеты- перехватчики. Почти ничего не сказав по существу проблемы, Туск лишь отметил, что в будущем "у Польши есть шанс добиться эксклюзивных позиций в отношениях с США; в ближайшее время есть шанс на усиление сотрудничества между США и Польшей в области обороны". "Барак Обама заверил меня, что уровень доверия США к Польше возрос", – заключил Дональд Туск.

Что касается самого Радослава Сикорского, вплоть до 17 сентября этого года считавшегося в Польше едва ли не главным политиком, благодаря которому с США было подписано соглашение о размещении объектов ПРО, то ему оставалось только сделать хорошую мину при плохой игре и словно бы забыть о своей прежней позиции в вопросе ПРО.

"День 17 сентября является границей определенного самообмана, одного совершенно нереалистичного проекта, который был популярен на нашей части политической сцены, а именно превращения Польши в своеобразный Израиль на Висле в стратегическом плане. То есть в близкого союзника Соединенных Штатов, настолько близкого, что независимо от того, насколько плохие у него отношения с соседями, он всегда может рассчитывать на избавление от всяких неприятностей с помощью могущественного патрона с другой стороны Атлантики", – прокомментировал глава МИД Польши решение Барака Обамы.

Изменение позиции Вашингтона в вопросе ПРО заставило Радослава Сикорского признать, что Польша для США "является не стратегическим, а региональным союзником".

Польский политик поспешил развеять надежды тех сторонников ПРО, которые полагали, что в случае ратификации Польшей соглашения с США Вашингтону было бы труднее отказаться от своих планов.

"Если бы американская сторона подтвердила стремление завершить проект, в Польше с ратификацией не возникло бы проблем. Аргумент, что американцы были бы обязаны выполнить соглашение, если бы в Польше его ратифицировали, является наивным", – сказал Сикорский.

Официальная реакция МИД Польши, изложенная в коммюнике, опубликованном вечером 17 сентября, была, разумеется, более сдержанной: "Правительство Польши выражает готовность к переговорам о форме участия нашей страны в очередных этапах развития европейской системы противоракетной обороны. Мы с удовольствием принимаем заявление администрации США о готовности к реализации пунктов прошлогодней декларации о стратегическом сотрудничестве, в особенности тех, которые касаются укрепления нашего потенциала противовоздушной обороны", – говорилось в документе.

Последняя фраза коммюнике в условиях новой реальности обозначила новое направление, по которому, судя по всему, решило работать с Вашингтоном правительство Дональда Туска. Лишившись возможности получить ракеты-перехватчики системы ПРО, Варшава сделала ставку на ракеты ПВО "Пэтриот", забыв о том, что США обещали их Польше для прикрытия ракетной базы системы ПРО в местечке Редзиково, под городом Слупском, на севере Польши, и что, таким образом, в отсутствие ракетной базы Соединенным Штатам просто незачем присылать в Польшу свои "Пэтриоты".

Польские военные эксперты уже подсчитали, что модернизация устаревшей системы ПВО Польши обойдется примерно в 10 млрд долларов. Захочет ли Вашингтон в условиях кризиса и сокращения ряда собственных военных программ взять на себя расходы своего "регионального союзника"? Ответ на этот вопрос может дать лишь администрация президента Обамы.

Комментарии политиков левого лагеря, которым не нужно было спасать "честь мундира" /поскольку в свое время они выступали против размещения в Польше объектов ПРО/, звучали более реалистично, хотя и были обидными для правительства и президента.

"Своим решением Барак Обама вынес вотум недоверия политике Леха Качиньского, антироссийской политике, размахиванию сабелькой в отношении Москвы", "Барак Обама показал, что политика, которую проводит польский президент, ему чужда", прокомментировал положение лидер польской левой партии Союз демократических левых сил /СДЛС/ Гжегож Наперальский. По мнению политика, контакты правительства Польши с Вашингтоном в области ПРО "завершились полным фиаско".

"Польские власти получают болезненный урок реальной, а не провинциальной политики. С точки зрения Вашингтона, угрозой для Запада являются теократические режимы и исламский терроризм, а не Россия Медведева и Путина. Риторика Леха Качиньского и других польских политиков, считающих Москву главным врагом, выброшена в корзину, причем сделал это Барак Обама. Браво, президент Обама!", – написал бывший премьер-министр Польши /в 2001-2004 годах/ Лешек Миллер.

"Если кто-то из польских политиков удивлен тем, что нынешняя американская администрация считается с Россией и хочет сотрудничать с ней, то этот человек должен поменять профессию", – заявил польский политолог профессор Радослав Марковский. "На карте стран мира, с которыми США заинтересованы сотрудничать, Польша находится в третьем, в четвертом десятке. Китай, Индия, Латинская Америка и Россия – вот четыре пункта, на которые Америка обращает внимание", – добавил он.

По мнению военного эксперта генерала Станислава Козея, бывшего заместителя министра национальной обороны, "мы не использовали шанса, каким было подписание с администрацией Буша соглашения о противоракетном щите. Если бы мы ратифицировали это соглашение, американцам было бы труднее играть вопросом противоракетного щита, они так легко не отказались бы от тех договоренностей. Это вызывает беспокойство в Восточной Европе. Этот факт ставит нас психологически в трудную ситуацию".

Другой точки зрения придерживается профессор Роман Кужняр из института международных исследований Варшавского университета: "Проект размещения в Польше объектов ПРО США нес различного рода угрозы для безопасности Польши и международной безопасности. Я знаю, что часть польской политической элиты чувствует себя обманутой, но для Польши это решение /не размещать объекты ПРО – прим.корр. ИТАР- ТАСС/ очень выгодно. Сами поляки должны быть довольны этим решением".

Профессор полагает, что политики должны извиниться перед общественностью страны за то, что хотели навязать ей "анахроничный проект, вредный для нашей безопасности и что велели польскому обществу верить, что это хорошо".

У решения Барака Обамы об отказе размещать в Польше объекты ПРО неожиданно оказалось своеобразное "двойное дно", еще более оскорбившее польский правый лагерь. Дело в том, что Вашингтон сообщил о своих новых планах Варшаве именно 17 сентября, когда правые вспоминали о 70-летии вступления Красной Армии в восточные районы Польши. Сенсационное решение главного "стратегического союзника" буквально выбило почву из-под ног у правых и "скомкало" им мероприятия в память о годовщине "советской агрессии", на которой ЗиС рассчитывала нажить изрядные политические дивиденды.

В условиях новой реальности, наступившей после 17 сентября этого года, польской общественности и политикам потребуется некоторое время, чтобы проанализировать новый расклад сил и выработать к нему свое отношение. Однако теперь очевидно, что отказ США размещать в Польше свои объекты ПРО и легкость, с которой Вашингтон "отодвинул" своих "стратегических союзников", нанесли сильный удар по имиджу и политическому влиянию польских правых и их двух главных партий – ЗиС и ГП.


Алексей Карцев, Варшава


Реакция в Чехии на решение Обамы: энтузиазм левых и разочарование правых

"Победой чешского народа" назвал отказ Вашингтона от реализации планов размещения в республике радиолокационной станции ПРО США лидер левых сил Чехии, экс-премьер и председатель Чешской социал-демократической партии Иржи Пароубек. Согласно последним социологическим опросам, социал-демократы располагают наибольшим количеством сторонников среди чешских избирателей. Именно они, как прогнозируют политологи, одержат победу на предстоящих скоро парламентских выборах, и им будет принадлежать решающее слово в формировании правительства, призванного заменить состоящий из чиновников-профессионалов действующий кабинет министров премьера Яна Фишера, компетенции которого ограничены.

С энтузиазмом восприняли известие о пересмотре планов глобальной ПРО коммунисты и "зеленые", которые так же, как и социал-демократы, имеют депутатские фракции в парламенте республики. "Это победа здравого смысла, ведь эпоха «холодной войны» давно завершена", – считает председатель Партии зеленых Ондрей Лишка.

"Три четверти чешских граждан выступали против планов создания РЛС, – заявила в интервью ИТАР-ТАСС представитель руководства Коммунистической партии Чехии и Моравии Моника Горжени. – В многочисленных акциях протеста, прошедших в стране, приняли участие десятки тысяч обеспокоенных людей. Недовольство граждан вылилось в создание движения против американского радара, к которому присоединились, в частности, руководители муниципалитетов населенных пунктов, расположенных близ места предполагаемого развертывания РЛС – полигона Брды в Западной Чехии".

Между тем, "правые" – Гражданская демократическая партия /ГДП/ и христианские демократы, правительство которых в прошлом году заключило соглашение с администрацией экс-президента США Джорджа Буша о создании РЛС, восприняли решение главы Белого Дома Барака Обамы как собственный проигрыш.

"Это поражение нашей республики", – заявил председатель Гражданской демократической партии Мирек Тополанек, бывший в период завершения чешско-американских переговоров и подписания соглашений о РЛС премьер-министром Чехии. По его словам, для республики возникла угроза вновь оказаться в сфере российского влияния, а США предпочли европейской безопасности «трудно прогнозируемые выгоды» от развития дружественных отношений с РФ.

Россиянам нельзя верить – такое мнение высказал в интервью Чешскому радио бывший вице-премьер Чехии, а ныне кандидат от ГДП на пост чешского еврокомиссара в Брюсселе Александр Вондра. "С россиянами очень сложно вести переговоры. Они очень жесткие партнеры, которые преследуют исключительно собственные цели", – отметил он, подчеркнув, что развертывание РЛС ПРО США "значительно бы усилило безопасность республики".

Близкие к "правым" партиям чешские газеты опубликовали серию критических статей в адрес США. Высказывались сомнения в эффективности союзнических отношений с Вашингтоном, который, ради достижения собственных целей, готов вернуть Прагу в сферу влияния Москвы. Еженедельник "Е-15" /буква латинская/ 18 сентября на первой полосе поместил карикатуру на Барака Обаму. Президент США был изображен в качестве футболиста, от удара ногой которого рассыпалась конструкция РЛС ПРО США в Чехии.

В СМИ прослеживалась четкая тенденция связать отказ от реализации планов развертывания элементов американской ПРО в Центральной Европе с внешнеполитической и экономической деятельностью России, которая, по мнению авторов, создает угрозу безопасности Чехии. Газеты сообщали об активизации российских спецслужб, агентами которых якобы являются находящиеся в стране российские дипломаты, журналисты и предприниматели. Нагнетанию негативных настроений способствовала недавнее объявление персонами нон- грата двух сотрудников посольства РФ.

Между тем, малопопулярной темой для комментариев стала перспектива создания совместной системы противоракетной обороны США-НАТО-Россия, о которой пишут многие западные СМИ.

В этой связи, Иржи Пароубек предостерег от возможности создания атмосферы отчужденности между Чехией и РФ. В опубликованном 21 сентября открытом письме экс-президенту страны Вацлаву Гавелу он подчеркнул, что политика Барака Обамы столкнулась с противодействием консерваторов типа Мирека Тополанека, Александера Вондры, Вацлава Гавела, "мечтающих о мире "железных занавесов".

По мнению лидера левых сил, они стараются воспрепятствовать сотрудничеству между США, НАТО и Россией, развитие которого является одним из приоритетов политики в области безопасности действующего президента США.

В то же время, Вацлав Гавел считает, что пересмотр планов создания глобальной ПРО является "проблемой американцев". "Будет ли Америка строить систему противоракетной обороны и где она будет ее строить, будет ли она слишком дорогой, или будет частью структуры НАТО – это вопросы, которыми американские специалисты озадачены долгие годы. Они знают, что делают, – подчеркнул Вацлав Гаевел. – Что касается России, думаю, что ей, собственно, все равно, будет ли этот шар /радар/ находиться в Брдах, или нет. Россия нас экзаменует. Она тестирует нас на то, насколько мы ее боимся".

Дебаты чешских политиков о возможных последствиях для будущего республики решения Вашингтона отказаться от реализации планов развертывания на полигоне Брды РЛС ПРО США проецируется на общественность. Согласно социологам, большинство чешских граждан его приветствуют. По их мнению, в перспективе необходимо создавать глобальную систему противоракетной обороны с участием демократической России.

Игорь Шамшин, Прага

Источник: "Компас" ИТАР-ТАСС
При полном или частичном использовании данного материала ссылка на rodon.org обязательна.


 Тематики 
  1. США   (942)
  2. Россия   (1216)
  3. Европа   (214)