В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

К первому в истории официальному визиту Президента России в Швейцарскую Конфедерацию

«Медвежий» подарок медвежьему городу

Швейцарское телевидение SF1 дважды сообщило, что в преддверии визита Дмитрия Медведева в Швейцарию 21 – 22 сентября в медвежью яму Bärengraben, являющейся главной достопримечательностью и туристическим атракционом столицы Швейцарии Берна, в качестве подарка от Президента России прибыли маленькие российские медвежата. Корень названия швейцарской столицы города Берн "Bär" переводится с немецкого как «медведь», связано это название с тем, что город был основан в XII веке по легенде на месте убитого графом Церингером на охоте медведя, тушу которого свита графа освежевала и мясо которого тут же было съедено в сыром виде. Таким образом, получается любопытная «медвежья» новость: русские медведи подарены «медвежьему» городу Берну президентом России Медведевым! Швейцарская желтая газета „Блик“ не упустила такой сенсации и в статье с характерным названием «Мохнатые шпионы» (нем. „Spione aus Pelz“) не только восхищалась хорошей политической новостью для Швейцарии в виде маленьких русских медвежат, один из которых даже умильно укусил за палец мэра швейцарской столицы Александра Чеппета, но и объясняла читателям, что фамилия российского президента также родственна «мохнатым шпионам» и означает тоже самое, что и название города Берн. В телевизионных новостях швейцарцы смаковали обстоятельства получения щедрого русского подарка: оказывается, медвежата прибыли в их страну из Хабаровского края, они остались сиротами, так как их родители были убиты охотниками. По поручению Президента России медвежат сопровождает в Швейцарию русская женщина – ветеринарный врач. Сам мэр города Берна выразил полное удовлетворение от щедрого русского подарка, который должен способствовать привлечению в его город еще большего количества туристов со всего мира, что является одним из важнейших источников дохода городского бюджета.


Трудности осуществления визита


Учитывая данные подробности освещения журналистами появления в Швейцарии русских «мохнатых шпионов», создается впечатление, что на этот раз швейцарское телевидение и желтая пресса, похоже, говорят правду, и медвежата действительно подарены городу Берну российским президентом. Хотя международные репортажи швейцарских журналистов в последние годы не отличаются даже на среднестатистическом европейском уровне профессионализмом и качеством транслируемого материала, а также приверженностью к верификации сообщаемых населению фактов. Когда же речь заходит о Росссии, то швейцарцы часто слышат по своему телевидению гипотезы, байки и небылицы о российской действительности и руководителях нашего государства.

Особенно много спекуляций было в отношении, якобы постоянно переносившегося официального визита Владимира Путина в Confoederatio Helvetica (официальное название Швейцарии, отсюда ее интернет-домен .ch). Такое положение дел, по-видимому, уязвляло национальную гордость этого маленького, но чрезвычайно патриотичного народа. Как же такое возможно, Путин посетил всех соседей Швейцарии, несколько раз был с официальным визитом в другой маленькой альпийской республике Австрии. Как же Россия смеет так пренебрегать нашей прекрасной Швейцарией? Дошло до того, что несколько лет назад по каналу SF1 в блоке новостей был показан совсем курьезный сюжет о некоем таинственном самолете, прибывшем без опознавательных знаков во всемирно известный швейцарский горнолыжный курорт Санкт-Моритц. С самого начала швейцарским корреспондентом было выдвинуто предположение, что в самолете находится никто иной как Путин, и сразу стали накручиваться просто мистические теории необходимости столь таинственного визита высокого российского гостя в швейцарскую конфедерацию, но в конце сюжета его авторы связались с аэропортом Энгадин и выясняли, что на своем частном самолете на отдых прилетел какой-то американский миллиардер. Спрашивается, зачем было весь огород городить? Видимо, журналисты швейцарского телевидения просто не умеют или не хотят иначе работать.

Такого рода снобизм, бестактность и безответственность в международных отношениях с иностранными государствами характерны в последнее время не только для швейцарских журналистов, но и политиков, дипломатов, бизнесменов, даже ученых. Это привело в течение последнего года к ряду громких скандалов Швейцарии с другими государствами. В частности, жесткое политические противостояние с Ливией из-за незаконного ареста в Швейцарии на основании гипотез и слухов, а не юридических доказательств вины, якобы за избиение собственной прислуги, сына ливийского лидера Муамара Каддафи, закончившееся безоговорочной дипломатической капитуляцией Швейцарии с принесением президентом Швейцарии Гансом-Рудольфом Мерцом официальных извинений ливийской стороне; банковский скандал с участием крупнейшего швейцарского банка UBS, уличенного в США в помощи в уклонении от налогов своим американских клиентам; громкий политический скандал в марте этого года с Германией из-за швейцарской банковской тайны, достигший такой остроты, что немецкий министр финансов Пеер Штейнбрюк сравнил Швейцарию со столицей Буркина Фасо Уагадугу, за что получил в ответ от депутата швейцарского парламента Томаса Мюллера сравнение с нацистом, «воплощающим образ отвратительного немца».[i]

Отношения России и Швейцарии до недавнего времени несомненно также отягощал длительный коммерческий скандал между Правительством Россиии и швейцарской фирмой «Нога», обанкротившийся владелец которой, даже после официального урегулирования всех возможных финансовых претензий к Правительству России, пытался выдвигать все новые и новые требования к нашему государству, а швейцарские и европейские суды неизменно удовлетворяли его иски об аресте под залог российского имущества: самолетов на авиасалоне, произведений искусства на международных выставках и т.д.

Политико-правовый цинизм данного подхода швейцарских официальных лиц к международным отношениям с другими государствами наиболее ярко выразил в явно неудачной шутке профессор права бернского универститета Александра Маркуса во время публичной лекции в октября 2008 года. Профессор был также явно озабочен темой, постоянно откладывающегося визита Владимира Путина в Швейцарию, и позволил себе следующее совсем неостроумное высказывание: «Почему Путин к нам не едет? Да очень просто. Путин боится, что если «Нога» во время визита выдвинет к России очередной иск, то мы арестуем его самого в качестве финансового залога». К слову сказать, швейцарский профессор международного гражданского процесса должен был бы знать, что официальные лица любого государства обладают абсолютным иммунитетом и не могут быть арестованы другой страной ни при каких условиях. В этой примитивной шутке выражено некое сущностное отношение богатой западной страны к бедной по европейским меркам России: можно без опаски высмеивать тех, кого мы не боимся.

Такую политическую иронию Швейцария не позволяет себе по отношению к США два раза в течение последних 15 лет, организовавших жесткие политические атаки на Швейцарскую Конфедерацию. Кроме вышеупомянутого недавнего скандала с швейцарским банком UBS, закончившегося полной капитуляцией Швейцарии перед США: по приказу швейцарского правительства банк выдал прокуратуре США списки имен его американских клиентов, которым он помогал уклоняться от налогов; был еще более громкий политический скандал, инициированный американскими властями в 1996 году против аморальной деятельности швейцарских банков во время Второй мировой войны. Тогда швейцарские банкиры просто присвоили себе финансовые средства, погибших во время Холокоста и военных действий многих своих европейских клиентов, и под предлогом запрета разглашения банковской тайны отказывались выплачивать эти деньги с огромными процентами за более чем 50 лет их наследникам. После возбужденных против швейцарских банков американскими адвокатами международных исков банкиры потерпели полное фиаско. Моральной репутации швейцарского государства с традициями положенной в основу западного капитализма протестантской этики был нанесен тогда сокрушительный удар.


Немного политической истории

Международные отношения России и Швейцарии имеют уже более чем двухсотлетнюю историю, хотя на всем протяжении этого долгого периода так никогда и не удалось установить по-настоящему партнерские и дружеские отношения между двумя странами, о чем также косвенно свидетельствует первый за всю историю двусторонних отношений визит главы российского государства в Швейцарскую конфедерацию. И это при том, что политическое и особенно финансовое влияние данной маленькой альпийской страны нельзя недооценивать: по оценкам западных финансовых экспертов швейцарские банковские и финансовые менеджеры управляют и распоряжаются более, чем третью всех мировых финансовых ресурсов.

Историю отношений России и Швейцарии можно условно разделить на два периода: XVIII-XIX века и XX век. И если в течение XVIII-XIX веков между двумя странами установились относительно тесные, и в какой-то мере довольно позитивные связи, то в XX веке, конечно же, в первую очередь, из-за установления в России Советской власти, взаимоотношение данных государств приобрело характер выраженного политического противостояния, которое вследствие неприятия менталитетом швейцарских бюргеров коммунистических идей было по сравнению с многими другими странами Европы внутренне более ожесточенным.

Начало российско-швейцарских взаимоотношений отсылает нас к хорошо известной в истории швейцарской кампании русской армии 1799 года под командованием А.В. Суворова и А.М. Римского-Корсакова. Русская армия в составе антифранцузкой коалиции активно защищала тогда Швейцарию от наполеоновской агрессии. Современная Швейцария исторически также несомненно должна быть обязана России за политическую и военную поддержку ее государственного суверенитета в тяжелый для страны период французской оккупации.

Неслучайно, визит Дмитрия Медведева 21-22 сентября 2009 года в Швейцарию совпадает с 210-м юбилеем героического перехода через Альпы армии Суворова, и кроме столицы Берна президент специально посетит деревню Андерматт, где в конце сентября 1799 года произошло знаменитое сражение у Чертового моста между русской армией под командованием фельдмаршала Суворова и французской армией генерала Массены. Интересно, что именно в Андерматте находится любопытный российский анклав – пядь земли в несколько квадратных метров у высеченного в скале памятника в честь полководца А.В. Суворова и его солдат. Эта территория была подарена Российской империи швейцарской общиной Андерматт и де-юре считается собственностью Российской Федерации в Швейцарии.

В сравнении с швейцарским походом Суворова гораздо менее известен вклад России в восстановление швейцарской государственности после наполеоновской оккупации. Хотя, в первую очередь, благодаря жесткой позиции русского императора Александра I, ярого сторонника идеи «восстановления швейцарского нейтралитета на твердых основаниях», Венский конгресс в 1815 году признает независимость и нейтралитет Швейцарской конфедерации. [ii]

После принятия новой конституции 1848 года Швейцария становится либеральным союзным государством не только де-юре, но и де-факто в том смысле, что в новом федеративном государстве абсолютно преобладают либералы, проводящие соответствующую внутреннюю и внешнюю политику. Швейцарское либеральное государство, несмотря на декларируемый международный нейтралитет, начинает с середины XIX века жесткую идейную политическую борьбу на международной арене против консервативных и монархических политических систем Европы, в первую очередь, Австро-венгерской и Российской империй.

Именно по этой причине в Швейцарии получают политическое убежище и поддержку, как либеральные, так и революционно-радикальные иностранные борцы «за освобождение народа» всех мастей и оттенков, которые несомненно используются швейцарским государством в собственной внешней политике. Стоит ли упоминать, что подавляющее большинство российских революционных деятелей начала XX-го века проживало именно в Швейцарии и вело оттуда борьбу с собственным государством. Знаменитый «пломбированный вагон», то есть историческое выражение для обозначения трех поездов, на которых в апреле 1917 года через вражескую Германию в Россию во главе с Ленином проехали несколько десятков его революционных соратников в сопровождении офицеров немецкого Генерального штаба, отправился, разумеется, также с территории Швейцарии – с вокзала города Цюриха.

Но опасные швейцарские политические игры в экспорт радикальных революций для других государств логичным образом привели к распространению «революционной заразы» в собственной стране.

В 1918 году в нейтральной в Первой мировой войне Швейцарии происходит, организованная социал-демократами Всеобщая политическая стачка с радикальными для того времени социальными и экономическими требованиями, приведшая к жестоким уличным боям швейцарских рабочих с мобилизованными Федеральным советам войсками. Многочисленные жертвы первого внутришвейцарского вооруженного восстания по социальным мотивам навсегда отрезвили самоуверенных швейцарских либералов, не только удовлетворивших практически все требования восставших, в том числе в отношении введения восьмичасового рабочего дня, но и прекративших также и в своей внешней политике ориентацию на поддержку глобального революционного либерализма. Уже с 1919 года либералы теряют большинство в швейцарском парламенте и их место занимают правоориентированные националисты из Партии крестьян, ремесленников и горожан, преобразовавшейся позднее в Швейцарскую Народную партию, которая одерживает победы на всех парламентских выборах, проходивших в стране, начиная с 1919 года и по 2007 год.

Естественно, что данный «политический переворот» в Швейцарии самым негативным образом сказался на ее взаимоотношении с большевистской Страной Советов, элита которой на первом революционном этапе становления нового коммунистического государства в качестве радикального отрицания старой России частично состояла из бывших российских подданных реэмигрантов из тогда еще либеральной Швейцарии.

Предельно заостренный политический антагонизм «новых хозяев» Швейцарии и России находит наиболее яркое выражение в скандальном деле Мориса Конради (фр. Maurice Conradi) – русского офицера швейцарского происхождения, участника Белого Движения (Дроздовская дивизия), застрелившего в швейцарской Лозанне 10 мая 1923 года по мотивам политической ненависти к большевикам и мести за свою семью, пострадавшую от красного террора, видного большевика, советского дипломата в Швейцарии Вацлава Воровского. Дело Мориса Конради навсегда вошло в историю российско (советско)-швейцарских отношений, поскольку состоявшейся в том же году швейцарский уголовный процесс в Лозанне по его делу не только полностью оправдал Конради, охарактеризовав мотив его преступления как «справедливое возмездия советскому режиму за его злодеяния», но и превратился по сути из кантонального уголовного швейцарского суда в некий международный уголовно-политический трибунал: были заслушаны показания около 70 свидетелей преступлений большевиков,а затем в судебном определении был осужден и сам советский политический режим.[iii]

Последствием этого беспрецедентного процесса стало объявление Советским Союзом бойкота Швейцарии, заключавшегося в разрыве всех отношений с этой страной, хотя дипломатические отношения между РСФСР и Швейцарией были расторгнуты швейцарской стороной в одностороннем порядке еще в 1918 и восстановлены опять же по инициативе швейцарской стороны только в 1946 году, поскольку Швейцария уже не могла игнорировать Советский Союз в качестве победителя во Второй мировой войне. [iv]

На основе судебного прецедента, созданного процессом по делу Конради можно было бы подумать, что Швейцария начала 20 века являлась правовым государством с независимой судебной системой, ориентированной на высокие моральные ценности континтентальной европейской правовой системы с идеалами торжества справедливости и гуманизма. Да ничуть не бывало! Даже уголовные суды Швейцарии периода между двумя мировыми войнами зависели не от закона и справедливости, а в первую очередь, от банальной политической конъюнктуры, которая в Швейцарии того времени была не в пользу левых революционных движений, а скорее симпатизировала, поднимающему голову европейскому фашизму. Это со всей очевидностью доказывает другое швейцарское уголовное дело, рассмотренное швейцарским судом в 1936 году, состав и мотив преступления которого по содержания были абсолютно идентичны с делом Конради, но политический и национальный факторы в данных уголовных делах разительно отличаются друг от друга.

4 февраля 1936 года в швейцарском Давосе (бывшем, кстати, в этот период одним из оплотов германского национал-социализма в Швейцарии) студент медицинского факультета Бернского университета еврейского происхождения Давид Франкфуртер (нем. David Frankfurter) застрелил нацистского ландесгруппенляйтера Швейцарии (руководителя швейцарской зарубежной организации немецких эмигрантов-нацистов) Вильгельма Густлоффа. Мотивом Франкфуртера послужили антисемитские погромы того времени в Германии, жертвами которых стали некоторые из его родственников, и активная антисемитская пропаганда в Швейцарии самого Густлоффа. Нацистская истерия в Германии после данного убийства была просто беспрецедентной: в честь Густлоффа в Германии был объявлен всеобщий траур, нацистами он был возведен в ранг мученика и по личному указанию Гитлера в честь Густлоффа был назван крупнейший океанский лайнер, первоначально предназначавшийся для увековечивания имени самого Гитлера. Лайнер «Вильгельм Густлофф», бывший немецким боевым кораблем, был торпедирован в январе 1945 года советской подводной лодкой под командованием Александра Маринеско, по поводу чего современные симпатизанты нацистов вплоть до настоящего времени занимаются изысканиями «вины» Советского Союза за обычную военную атаку советской подводной лодки.

Что же касается Франкфуртера, то его «вина» для швейцарского правосудия была в отличие от абсолютно идентичного с формально юридической точки зрения дела Конради с самого начала бесспорной и очевидной. На состоявшемся по его делу уголовном процессе в 1936 году в швейцарском городе Кур, радикальный борец с германским национал-социализмом был приговорен к максимальному сроку тюремного заключения по уголовному кодексу кантона Граубюнден – 18 лет тюрьмы, из которых он отсидел 9 (то есть вплоть до конца войны), и к пожизненной высылке из Швейцарии, которая была применена к нему, даже несмотря на помилование вследствие окончания Второй мировой войны![v]

Очевидно, что швейцарские бюргеры того времени, даже и по окончанию Второй мировой войны, не были озабочены осуждением преступлений немецкого национал-социализма, политические организации которого легально находились на их собственной территории, в отличие от большевистских организаций, творивших преступления в далекой для швейцарцев России – политическая реакция на них в Швейцарии была качественно иной, что доказывает дело Конради. Национальная принадлежность Конради и Франкфуртера также сыграла здесь явно не последнюю роль: в первом случае этнический швейцарец и гражданин Швейцарской Конфедерации Морис Конради вызывал явное сочувствие его земляков и сограждан в качестве жертвы русских большевиков-дикарей, правда своевременно направленных в ужасную Россию из «прекрасной» Швейцарии в пломбированном вагоне; во втором же случае судьба еврейского беженца из нацистской Германии Давида Франкфуртера, очевидным образом, не тронула сердца швейцарцев, напротив его дело вызвало только раздражение и злобу швейцарских политиков, напуганных гневом их агрессивного северного соседа и возможными негативными последствиями для собственной страны.[vi]


Что такое швейцарский нейтралитет?


После окончания Второй мировой войны и восстановления дипломатических отношений с Советским Союзом, Швейцария настойчиво подчеркивала свой международный нейтралитет, активно участвуя при этом в холодной войне Запада против «восточного блока».

Слушая речи некоторых современных российских политиков, умиляющихся нейтралитетом Швейцарии, складывается впечатление, что они не вполне понимают, что подразумевают сами швейцарцы под их нейтралитетом. Акцептируемое «мировым сообществом» содержание швейцарского нейтралитета в 20-м веке удачно выразил американский президент Эйзенхауэр: "...no nation hast has the right…to be neutral as between right and wrong" (англ. ни одна нация не имеет право оставаться нейтральной в отношении справедливости и несправедливости). Морализаторская интенция данной политической максимы была в 80-е годы еще более усилена президентом Рейганом, прямо назвавшим Советский Союз империей зла и соответсвенно эйзенхаурская «справедливость и несправедливость» превратилась в нравственный выбор политиков и их народов между добром и злом.

Конечно же, швейцарские политики и их политические пропагандисты не могли с их нейтралитетом оставаться здесь в стороне и это было для них тем более легко, что они никогда и не были почитателями Советского Союза. Интересно, что именно в период холодной войны в немецкоязычной Швейцарии для характеристики русских как нации широко распространяется особое выражение «Buhmann» (нем. жупел), имеющее два лексических значения: 1) то что внушает страх и ужас; 2)горячая сера или смола, уготованная грешникам в аду. Характерно, что это русофобское словечко активно употреблялось в немецкоязычной прессе, в том числе и в швейцарской, в прошлом году в связи с войной в Южной Осетии.[vii]

Швейцарский нейтралитет никогда не понимался ее политиками в качестве политической индифферентности и тем более лояльности в отношении различных политических режимов в других государствах, а всегда был только особой военной стратегией Швейцарии, оптимально обеспечивающей ее собственную безопасность. Таким образом, классический швейцарский нейтралитет – это ни коим образом не отказ от активного участия в мировой политике в качестве самостоятельного игрока, но особое стратегическое поведение страны, а именно стратегия принципиального неучастия в войне между другими государствами, независимо от «правоты» той или другой стороны в вооруженном конфликте. Поэтому аргументы российских политиков и дипломатов о том, что Швейцария является для России оптимальным международным посредником для решения, возникающих проблем во взаимоотношениях нашей страны с другими государствами по причине якобы «незаинтересованной нейтральности» швейцарского государства вызывает, по меньшей мере, удивление у специалистов по международному праву.

Именно такая логика определила выбор Швейцарии для предоставления ей с 2009 года мандата в качестве представителя дипломатических интересов России в Грузии и Грузии в России. Между тем современным мировым политикам известно, что Швейцария в качестве международного посредника и политического баланса в Европе в последнее время резко теряет свое значение и авторитет, поскольку ее международное влияние в современном мире не может конкурировать с такими политическими тяжеловесами, как Евросоюз и США.

Собственная международная политика Швейцарии активно функционирует в настоящее время в основном на двух направлениях: это различные проекты реформирования Совета Безопасности ООН и поддержка деятельности международных правозащитников и международных организаций в регионах с массовыми нарушениями прав человека. В обоих случаях политические интересы Швейцарии пересекаются с интересами России. Что касается реформы Совета Безопасности ООН политика Швейцарии – страны недавно ставшей полноправным членом Организации Объединенных Наций – характеризуется достаточно радикальной позицией, согласно которой Совбез не имеет права дальше оставаться клубом победителей во Второй мировой войне. В этом отношении Швейцария в союзе с Германией и Японией поддерживает любые проекты, направленные на расширение числа постоянных членов Совета Безопасности ООН или любое иное ослабление его функции.

В такой политике можно усмотреть попытку очевидного ревизионизма итогов Второй мировой войны. Но, что интересно, не Россия, международное влияние которой основывается в большой степени на обладании постоянным местом в Совбезе ООН с правом вето на его резолюции, а США и Китай решительно сопротивляются всем попыткам данного политического ревизионизма на уровне этой крупнейшей международной организации, охватывающей практически все государства мира. Деятельность различного рода фондов, гуманитарных целевых программ, финансируемых в том числе и правительством Швейцарии, и международных неправительственных организаций по защите прав человека (англ. nongovernmental organizations – NGOs), в проектах которых зарубежом чрезвычайно активно участвуют швейцарские граждане, в том числе и политические деятели, ограничиваются в основном кризисными регионами конфликтов – в России Швейцария на протяжении уже 10 лет активно работает на Северном Кавказе.[viii]

Несомненно, данные организации играют в таких регионах определенную позитивную роль, но есть разумеется и негативные последствия их деятельности для принимающих их помощь государств. В первую очередь, это нескрываемая политическая ангажированность руководителей данных программ, призванных функционировать по единообразным стандартам международно-правового концепта защиты прав человека, но не способных преодолеть в своем менталитете блоковое политическое разделение государств на «демократические и недемократические», «цивилизованные и нецивилизованные» и т.д. страны, так что «нарушителями прав человека» при такомом подходе par excellence всегда оказываются «тоталитарные», «неэффективные» или просто бедные государства, куда Швейцария несомненно причисляет и Россию.


Поймать Россию

Данный феномен принципиальной неразделимости политических и правовых аспектов в международных отношениях России и Швейцарии был наглядно продемонстрирован во время официальной конференции в рамках форума "Восток-Запад", состоявшейся в городе Берне третьего сентября этого года на тему «Отношения Швейцарии с Российской Федерацией в предверии государственного визита Президента Медведева в Швейцарию».[ix] Конференция была организована при участии министерства иностранных дел Швейцарии и депутатов швейцарского парламента, представляющих различные политические силы страны для широкого круга швейцарской общественности, в первую очередь для журналистов, предпринимателей, деятелей культуры, и всех интересующихся проблемами швейцарско-российских отношений. Цель данной конференции не была официально заявлена, но по содержанию выступлений было очевидно, что она заключалась в представлении политической позиции швейцарского государства и основных политических партий страны в отношении России и попытки формулирования общего консенсуса швейцарского политического класса по российской политике, с тем чтобы обрести некую единую путеводную нить на переговорах с российским президентом. Но по ходу дискуссии становилось ясно, что общий содержательный концепт швейцарской политики в отношении России сформулировать затруднительно, поскольку идеалистические принципы либеральной западной демократии не тождественны реальным интересам различных политических сил страны в отношении политики с российским государством.

Поэтому интересно было наблюдать, как даже государственные чиновники министерства иностранных дел Швейцарии, не говоря уже о представителях политических партий, отвечая на вопросы присутствующих, не могли удержаться в рамках политкорректного концепта ценностей западной демократии и часто сами того не замечая, скатывались на релятивисткий уровень политической целесообразности их государства. Особенно удивила позиция государственного секретаря швейцарского МИДа (швейц. EDA) доктора Михаэля Амбюля, являвшегося одним из основных референтов на конференции. На вопрос о том, как он мог бы прокоментировать репортаж в новостях швейцарского телевидения SF1 от 1 сентября этого года, где речь шла о мероприятиях в польском Гданьске, посвященных началу Второй мировой войны, причем швейцарским корресподентом в сюжете новостей было заявлено, что Россия несет совместно с Германией общую ответственность за развязывание Второй мировой войны, но в отличие от последней не желает признавать здесь свою вину; господин Амбюль ответил, что Россия не может навязывать Швейцарии свою интерпретацию Второй мировой войны, поскольку Швейцария имеет собственную позицию по этому вопросу.

Депутаты швейцарского парламента, представленные в качестве экспертов по России и ответственные за прения на конференции акцентировали внимание присутствующих на подходе собственных партий к «российской проблеме».

Социал-демократы во главе с Андреасом Гроссом говорили исключительно о жуткой ситуации с правами человека на Северном Кавказе, где они активно сейчас работают над «улучшением ситуации». Причем швейцарские правозащитники не желали выделять региональный кавказский характер отмеченных российских проблем в области прав человека, как следствие войны, терростических актов и исламского фундаментализма, но представляли нарушения прав человека в данном регионе в виде общероссийских проблем, так что у присутствующих, доверяющих сообщению «экспертов по России», скорее всего сложилось впечатление, что ситуация в Дагестане или Ингушетии отражает общероссийскую температуру «по больнице». Либералы обсуждали практически только вопросы экономической экспансии в Россию и возможности еще большого увеличения квоты швейцарского экспорта в российском торговом балансе, исключительно путем «прагматических отношений» с Россией. Правые из Швейцарской Народной партии, лозунг который сами швейцарцы формулируют предельно лаконично: «Швейцария для швейцарцев», жаловались на жуткую российскую коррупцию и другие административные препоны в России для развития там швейцарского бизнеса, на что должно быть указано российской стороне во время визита российского президента, забывая конечно же отметить, что именно их партия целенаправлено создает всевозможные препятствия для иностранных инвестиций в Швейцарию, хотя сами швейцарские граждане могут свободно инвестировать свои денежные средства практически по всему миру. В общем у кого, чего болит, тот о том и говорит.

Но все-таки одно общее многозначительное выражение произносилось представителями всего спектра политических сил Швейцарии, отражающее правда не ценностно-содержательную «русскую идею» общешвейцарской политики, а скорее единую политологическую методологию взаимоотношения всех швейцарских политических партий с Россией. Этим общим методологическим консенсусом, обретенным на данной конференции стало выражение: «поймать Россию» (нем. "Russland erwischen"). Для левых швейцарских социал-демократов оно означало необходимость «поймать Россию» на месте преступления за нарушения прав человека на Северном Кавказе и исправить там ситуацию посредством международного давления и санкций международных институтов защиты прав человека, как например, международного суда по правам человека в Брюсселе. Для швейцарских либералов «поймать Россию» подразумевало желание захватить ее рынки и использовать ее ресурсы для собственной коммерческой выгоды. С точки зрения швейцарских правых националистов «поймать Россию» выражало необходимость уличить ее в недостойных по западным стандартам правилах игры в политике и бизнесе и использовать возможности государственного визита российского президента для продавливания внутренних интересов швейцарского государства и деловых кругов.

Само выражение «поймать», любопытным образом звучающее у представителей всех политических сил страны вне зависимости от их политических взглядов, недвусмысленно отражает активную позицию Швейцарии как охотника, нацеленного на ловлю пассивной дичи – России, так как охотник должен поймать дичь, чтобы использовать ее. Данная онтологическая дихотомия «пользователя» (юзера) и «использованного» (лузера или на современном жаргоне «лоха») как двух типов личности или субъектов каких-либо отношений интересно обыгрывается в нашумевшем романе неизвестного автора Натана Дубовицкого «Околоноля», вышедшего недавно в библиотеке журнала «Русский пионер». Вот одна цитата из романа: «Человеки бывают двух сортов – юзеры и лузеры. Юзеры пользуются, лузеры ползают. Юзеров мало, лузеров навалом. Лузер я позорный или царственный юзер?»

В этом смысле швейцарцы, как и весь Запад, явно сделали свой онтологический выбор во взаимоотношении с Россией. Теперь выбор за Россией, пожелает ли она его акцептировать. По крайней мере русские медвежата, посаженные швейцарцами в медвежью яму, чтобы приносить немалые барыши их столице и остроумно названные швейцарскими СМИ «мохнатые шпионы», хорошо вписываются в данную парадигму «поймать Россию». Вопрос только в том, последует ли за своими медведями в качестве дичи для западного зоопарка и остальная Россия.


Владимир Близнеков
Источник: "Русский Журнал"




[i] См. Газета 20 minuten, 19 März 2009; S.6, www.20minuten.ch

[ii] См. Нольде Б.Э. Постоянно нейтральное государство. СПб. 1905. С.26.

[iii] См. Гагкуев Р. Г., Чичерюкин-Мейнгардт Дроздовский и дроздовцы. М.: НП «Посев», 2006., стр. 667

[iv] http://www.swissinfo.ch/eng/russian_home/detail.html?siteSect=23571&sid=11233809&rss=true&ty=st

[v] Klaus Urner Der Schweizer Hitler-Attentäter: Drei Studien zum Widerstand und seinen Grenzbereichen, Zürich 1982

[vi] Film Konfrontation (1975) von Rolf Lyssy

[vii] Ср. http://www.focus.de/politik/ausland/kaukasus/tid-11410/der-buhmann-georgien-kommentar_1233131.html

[viii] http://www.swissinfo.ch/eng/russian_home/detail.html?siteSect=23571&sid=11233809&rss=true&ty=st

[ix] http://www.forumostwest.ch/


 Тематики 
  1. Европа   (214)