В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Национальный раскол в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (КНР) еще более углубился

В очередной раз китайские власти заявляют о "нормализации" ситуации в Синьцзян-Уйгурском автономном районе /СУАР/, однако эти заявления уже не убеждают.

"Национальный раскол еще более углубился. Между ханьцами и уйгурами пролегли взаимные подозрительность и недоверие", – говорит казахстанский бизнесмен, только что вернувшийся из Урумчи – административного центра СУАР. По его словам, казахстанцы, как и другие иностранцы, сворачивают бизнес и покидают Синьцзян. Последнее обострение обстановки в Урумчи оказалось связано с загадочной историей с иглами от медицинских шприцев, которыми некие преступники кололи людей в общественных местах. Сразу пошли слухи, что иглы заражены СПИД/ВИЧ. Другие утверждали что с их помощью пострадавшим вводились сильнодействующие наркотики.

Однако вернемся к началу нынешних событий. Пятого июля, спустя год с небольшим после массовых волнений в Тибете, Китай вновь стал свидетелем сходных кровавых событий на своей территории. На этот раз волна погромов прокатилась по другому "проблемному" региону – Синьцзяну. Жертвами нападений уйгурских экстремистов и последовавших столкновений на национальной почве стали 197 человек, свыше 1,7 тыс. получили ранения. Участники беспорядков, отдельные вспышки которых можно было наблюдать еще на протяжении несколько суток, громили витрины магазинов, избивали прохожих, жгли общественный и частный транспорт, разбивали и переворачивали полицейские машины.

Власти города, хотя и с заметным запозданием, но приняли экстренные меры по подавлению выступлений, мобилизовав силы Вооруженной народной полиции /аналог внутренних войск/. В Синьцзяне были отключены Интернет и мобильная связь /доступ синьцзянцев к "всемирной паутине" не разблокирован полностью до сих пор/. Органы безопасности утверждают, что "зарубежные сепаратисты" и другие враждебные силы распространяли через Интернет призывы к беспорядкам и погромам.

Трудно сказать, удалось ли остановить таким образом сепаратистские происки, но население выражало серьезное недовольство. Убытки понесли многие предприниматели, особенно те, кто занимался онлайновой торговлей.

Первая волна беспорядков повлекла неизбежные аресты. По данным прокуратуры Урумчи, более 200 человек обвиняются в "убийствах, уничтожении общественного и личного имущества, поджогах, погромах, грабежах и организации уличных беспорядков". Большинство арестов было произведено в Урумчи, а также в Кашгаре, где тоже были отмечены волнения. Власти пока не раскрывают дату начала судебных разбирательств.

На июльском заседании Постоянного комитета Политбюро ЦК Компартии Китая прозвучало требование "сурово наказать" преступников. Данное заседание было созвано председателем КНР Ху Цзиньтао, который прервал свое участие в мероприятиях саммита "большой восьмерки" в Италии и вернулся в Китай. Обращаясь к его участникам, Ху Цзиньтао подчеркнул, что поддержание стабильности в Синьцзяне – "самая важная и неотложная задача". По итогам заседания было принято заявление, в котором подчеркивалось, что "власти будут решительно бороться с такими преступлениями, как нападения, вандализм, мародерство и поджоги, чтобы сохранить социальную стабильность и защитить коренные интересы населения в Синьцзяне". ПК Политбюро ЦК КПК дал указание "соответствующим ведомствам" "изолировать и сокрушить немногочисленных зачинщиков беспорядков", а также "сплотить и воспитать абсолютное большинство масс".

"Зачинщики, организаторы и преступные элементы, принимавшие участие в беспорядках, должны быть строго наказаны в соответствии с законом", – говорилось в заявлении. В нем также отмечалось, что волнения направлялись и организовывались "тремя силами зла" – терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом "как внутри страны, так и за рубежом".

В середине июля представитель МИД КНР выступил с заявлением, призвав "внешние силы" прекратить поддержку терроризма, экстремизма и сепаратизма, а также организацию "Восточный Туркестан".

Дипломат утверждал, что "в основе произошедших событий нет национальных и религиозных вопросов, а также вопросов прав человека", они проистекали исключительно из стремления "разрушить единство Китая и национальное единение страны".

Отвечая на просьбу журналистов прокомментировать сделанное правительством Турции заявление о том, что события в Урумчи подобны геноциду, дипломат обратил внимание на то, что большинство жертв этих акций насилия являются ханьцами /этническими китайцами/. Также, по его словам, среди пострадавших были и представители ряда нацменьшинств. В связи с этим, подчеркнул он, разговоры о геноциде "не имеют под собой никаких оснований".

В последующих заявлениях китайского внешнеполитического ведомства "внешние силы" были косвенно увязаны с Вашингтоном, от которого Пекин потребовал предотвращать террористические действия, планируемые против Китая с американской территории. "Беспорядки в Урумчи не были связаны ни с этнической проблемой, ни с религиозными вопросами, они явились тяжкими насильственными преступлениями, спланированными и организованными внешними силами терроризма, сепаратизма и экстремизма", – заявил в конце июля заместитель министра иностранных дел КНР Хэ Яфэй на брифинге, посвященном китайско-американскому стратегическому диалогу.

Ответственность за случившееся в Пекине возложили в первую очередь на проживающую в США уйгурскую эмигрантку Ребию Кадер, возглавляющую Всемирный уйгурский конгресс /ВУК/. "Китайский народ хорошо знает об их деятельности, и мы полагаем, что американская сторона также хорошо осведомлена об этом", – сказал китайский дипломат.

Что касается Ребии Кадер, то ее имя не сходит со страниц местных газет. Китайские власти указывают на причастность этой немолодой женщины к организации погромов в Урумчи.

Ребия Кадер получила известность в 1999 году, когда эту одну из богатейших в КНР бизнесменш арестовали по обвинению в "подрыве национальной безопасности". Отсидев часть срока, она была освобождена под залог в 2005 году. Как заявляют китайские власти, у них достаточно доказательств, чтобы утверждать, что Ребия Кадер и ее "Всемирный уйгурский конгресс" стоят за организацией погромов. Однако конкретные доказательства пока не обнародованы.

О повышенном внимании к ситуации в Синьцзяне, население которого на 53 проц. состоит из уйгуров, а на 30 – из ханьцев, свидетельствует состоявшаяся в конце августа поездка председателя КНР Ху Цзиньтао в автономный район. Глава китайского государства во время встреч с местными властями предупредил сепаратистов, что их попытки расколоть страну "обречены на провал". "Ключом к нашей работе в Синьцзяне является правильное понимание развития и стабильности", – сказал Ху Цзиньтао. Он также выразил благодарность китайской армии, Вооруженной народной полиции и полиции за их роль в подавлении беспорядков.

События в Урумчи, как полагают эксперты, подтолкнули китайские власти к принятию первого закона о Вооруженной народной полиции, который закрепил за этим силовым ведомством важную роль в противодействии различным угрозам общественной безопасности. Закон был утвержден 27 августа на проходившей в Пекине 10-й сессии Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей /ПК ВСНП/ 11-го созыва. Он предусматривает "новые обязанности для вооруженной народной полиции, касающиеся ответных действий на массовые беспорядки, террористические атаки и другие угрозы общественной безопасности".

Широкие аресты после июльских погромов, казалось бы, позволили если не разгромить, то загнать террористов в глубокое подполье. В Урумчи власти выдали ордера на арест 239 подозреваемых по 140 эпизодам кровавых расправ. К настоящему времени 51 человек отдан под суд. Еще 825 задержанных по горячим следам событий находятся в камерах предварительного заключения, согласно данным информационной службы местной полиции.

Однако, как оказалось, у сепаратистов была "домашняя заготовка" – те самые "нападения с иглами", которые вызвали панику среди населения. Сотни людей обращались в медицинские учреждения, утверждая, что стали жертвами таинственных преступников. При тщательном обследовании у подавляющего большинства медики находили лишь укусы насекомых и обычные ссадины. Тем не менее, несколько десятков человек действительно предъявили следы уколов, хотя никто из них заражен не был.

Третьего сентября на улицы Урумчи вышли несколько десятков тысяч демонстрантов – почти поголовно ханьцев, хотя в их рядах были замечены и представители других национальностей, включая уйгуров. Сметая полицейские кордоны, людская река устремилась к Народной площади, где находятся партийно-административные учреждения. Горожане требовали наказания преступников "с иглами" и заявляли о необходимости отставки руководства Урумчи и Синьцзяна. Раздавались персональные обвинения в адрес секретаря Синьцзянского парткома Ван Лэцюаня, который, по мнению манифестантов, нес основную ответственность за неспособность властей обеспечить безопасность в городе. "Ван, уйди в отставку", – скандировали манифестанты.

Полиция применила слезоточивый газ. В ходе беспорядков, продолжавшихся и 4 сентября, при неясных обстоятельствах погибли пять человек, 14 получили ранения.

С утра 5 сентября над Урумчи барражировали военные вертолеты. На улицах появились танки, бронетранспортеры. По некоторым данным, в город были введены дополнительные войска численностью до дивизии. Напуганные жители бросились скупать продукты питания и предметы первой необходимости. Обстановку неопределенности передал один из горожан, заявивший агентству Синьхуа: "Кто знает, что случится дальше". Многие старались без необходимости вообще не появляться на улице, перестали выходить на работу.

Движение транспорта на основных магистралях было запрещено, доступ на Народную площадь и примыкающие к ней главные улицы оказался заблокирован Вооруженной народной полицией. Власти ввели запрет на любые демонстрации и массовые акции протеста.

Эти ограничения, пояснил представитель городского правительства, были направлены на то, чтобы "защитить жизни людей и обеспечить общественный порядок". Согласно распоряжению, под запретом сейчас все массовые собрания в городе, демонстрации на улицах и в других общественных местах без соответствующего разрешения властей. Жителям также запрещено иметь при себе любое огнестрельное и холодное оружие, включая ножи и взрывчатые вещества. Нарушители вышеизложенных правил задерживаются.

Последние волнения в Урумчи стали продолжением массовых беспорядков, вспыхнувших в городе 5 июля, и были спровоцированы "этническими сепаратистами". С таким заявлением, выступил прибывший 5 сентября в Синьцзян министр общественной безопасности КНР Мэн Цзяньчжу.

"Создавая хаос, преступники рассчитывали подорвать стабильность и единство", – сказал он, подчеркнув, что "поддержание стабильности в Синьцзяне – ныне самая важная задача". "Социальная стабильность – гарантия и предварительное условие для развития Синьцзяна. Без этого ничего не будет выполнено и все, чего мы достигли, будет потеряно", – заявил министр. Он также сообщил, что те, кто принимал участие в акциях вандализма, нападениях и нарушал общественный порядок будут наказаны в соответствии с законом, независимо от их национальности.

Наконец, последовали явно запоздавшие "оргвыводы", призванные хоть как-то успокоить людей. Со своей должности был снят секретарь парткома города Урумчи Ли Чжи. За ним последовал и глава местной полиции.

Нападавшим с иглами пригрозили "суровым наказанием" – от трех лет тюрьмы до пожизненного заключения и смертной казни. Одновременно местные партийные власти мобилизовали около семи тысяч чиновников и полицейских, которых отправили "в массы" – вести разъяснительную работу, прежде всего, среди уйгурского населения. Выступивший на партхозактиве секретарь Синьцзянского парткома Ван Лэцюань признал, что "атаки с иглами" спорадически продолжаются, и обвинил в их организации уйгурских сепаратистов в Синьцзяне и за рубежом.

На момент написания данного материала власти вновь заявили о том, что жизнь в Урумчи "вернулась в нормальное русло". Как сообщило агентство Синьхуа, "заметно оживилось движение транспорта" на улицах города. Напротив одного из торговых комплексов в центре Урумчи, отмечает агентство, утром можно было наблюдать, как несколько десятков человек под музыку кружили в ритме испанского народного танца пасодобль. Мелкие лавочки, торговые центры, а также банки открыли свои двери для клиентов. "Жизнь вновь очень скоро станет нормальной и мне не придется волноваться за безопасность", – процитировало Синьхуа одного из горожан. В доказательство "нормализации" патрули пропустили свадебный кортеж. Была ли это инсценировка или действительно кто-то решил пренебречь "отравленными иголками" и прочими опасностями – неизвестно.

Однако усиленные наряды Вооруженной народной полиции, которые продолжают патрулировать улицы, не позволяют забыть о возможных провокациях и беспорядках. Учебные заведения по- прежнему закрыты.

Судьба Ван Лэцюаня будет решаться, скорее всего, на сентябрьском пленуме ЦК КПК. Скорее всего, ему придется уйти. Но кадровые перемещения вряд ли позволят решить синьцзянскую проблему. С уверенностью можно сказать одно: Китай от Синьцзяна не откажется ни в коем случае. Значит, придется искать пути разрядки ситуации наряду с военно- полицейскими мерами.


Источник: "Компас" ИТАР-ТАСС
При полном или частичном использовании данного материала ссылка на rodon.org обязательна.


 Тематики 
  1. Китай   (646)