В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Германия vs Британия: Франкфурт-на-Майне стремится потеснить Лондон как международный финансовый центр

Франкфурт-на-Майне, один из ведущих городов ФРГ, финансовая столица Европейского союза, родина знаменитой банкирской династии Ротшильдов и один из крупнейших транспортных центров мира уже давно является Международным финансовым центром /МФЦ/. Не самым крупным, но неизменно входящим в первую десятку. Каковы его перспективы удержать свой нынешний статус или повысить его, что предпринимается или планируется в этой связи, как отразился на франкфуртском МФЦ глобальный финансовый и экономический кризис?

Лишь будущее даст ясный ответ на эти вопросы, но многое можно предвидеть уже сейчас. Прежде всего, очевидно, что Франкфурт-на-Майне не собирается останавливаться на достигнутом и стремится укрепить свою роль "финансовой столицы" Евросоюза. В настоящее время "отцы города" активно лоббируют идею размещения в нем надзорного центра за европейскими финансовыми рынками, необходимость создания которого высветил нынешний финансовый кризис. Об этом шла речь на состоявшейся во франкфуртском "Доме финансов" подиумной дискуссии, в который приняли участие ведущие представители банковской индустрии и премьер-министр федеральной земли Гессен Роланд Кох.

"У нас есть шанс стать самым главным центром надзора за европейскими финансовыми рынками", – указал уполномоченный представитель Международного финансового центра Франкфурта- на-Майне Лутц Реттиг.

"Финансовая индустрия также нуждается в рамках для того, чтобы те, кто делает ошибки, несли за это ответственность. Из Франкфурта-на-Майне могут быть даны для этого необходимые импульсы", – отметил в свою очередь Роланд Кох. Премьер-министр Гессена высказался в этой связи за переезд в "метрополию на Майне" из Бонна Федерального ведомства по надзору за оказанием финансовых услуг /БаФин/ и размещение здесь нового комитета ЕС по системным рискам. "В этом случае Франкфурт-на-Майне как финансовый центр будет еще больше признан", – подчеркнул он.

"Премьер-министр Кох и эксперты полностью уверены, что Франкфурт станет в будущем контролирующим центром Европы по финансам", – подвела итог дискуссии газета "Бильд".

Но даже если этого не произойдет, Франкфурт-на-Майне, по мнению иностранных и местных наблюдателей, выйдет из нынешнего кризиса укрепившим свои позиции.

По свидетельству "Файнэншл таймс", "после того, как рыночные условия вернутся к чему-то похожему на нормальные, репутация Франкфурта как международного финансового центра окажется, похоже, не только не пострадавшей, но и, возможно, укрепившейся". Бургомистр 660-тысячного города на берегах Майна Петра Рот также считает, что "сильные стороны Франкфурта-на-Майне, определенно не будут потеряны в результате экономического кризиса".

И хотя в прошлом году число представленных в городе иностранных банков немного сократилось – с 205 до 199 единиц, – а численность занятых во всем банковском секторе персонала – с 75 тыс. до 70 тыс. человек, эксперты считают это временным явлением.

Несмотря на то, что Франкфурт-на-Майне находится в настоящее время по своему "весу" лишь на восьмом месте среди крупнейших финансовых центров мира – далеко позади занимающего пока первое место Лондона, но намного впереди находящегося на 19-м месте Парижа, – его преимущества для желающих вести бизнес в Европе не только остаются неизменными, но и пополнились новыми, хотя, конечно, о желании "догнать и перегнать" Лондон здесь сегодня серьезно никто не мечтает.

К старым и хорошо известным преимуществам относятся глубоко укоренившаяся банковская культура и традиции, а также огромная концентрация банков, прежде всего ключевых германских /по данным Бундесбанка, в стране насчитывается в общей сложности свыше 2,2 тыс. банков различных форм собственности/. Именно здесь размещены штаб-квартиры двух крупнейших частных банков ФРГ – "Дойче банка" и "Коммерцбанка", а также "Дека-банка и "ДЦ-банка", которые венчают мощнейший банковский сектор страны, представленный сберкассами и кооперативными банками. Здесь же находятся штаб-квартиры государственного банка развития "Кредитанштальт фюр Видерауфбау" /КфВ/, Бундесбанка, являющегося моделью для континентальной Европы, Европейского центрального банка /ЕЦБ/, ну, и, конечно, знаменитая Франкфуртская биржа.

Каждую осень Франкфурт-на-Майне принимает Европейскую финансовую неделю, в которой участвуют сотни политиков, финансистов, глав международных организаций, бизнесменов, ученых из десятков стран мира. В таких учебных учреждениях города, как Дом финансов или Франкфуртская школа финансов и менеджмента идет подготовка высококвалифицированных специалистов в финансовой области. Здесь регулярно, практически постоянно проходят, начиная с 1150 года, торговые ярмарки, собирающие экспонентов со всего мира.

Неуклонно растет значение имеющего исключительно выгодное географическое положение Франкфурта-на-Майне и как коммуникационного и информационного центра, что, безусловно, позволяет ему более, чем какому-либо другому городу, претендовать на размещение у себя и новых надзорных финансовых инстанций ЕС, о необходимости создания которых с некоторых пор все чаще говорят на саммитах европейские лидеры.

Город является крупным железнодорожным и автодорожным узлом, ведущим коммуникационным и Интернет-центром ФРГ. И если в электронных технологиях "метрополия на Майне" ничем не превосходит своих ближайших конкурентов, то в плане воздушных и наземных коммуникаций – безусловно. Причем не только благодаря своему более центральному и поэтому транзитному положению в Европе, но и доступности для пассажиров своего единственного, расположенного в самом "сердце" города центрального вокзала и, главное, международного аэропорта, до которого из городского центра можно добраться всего за 15-20 минут. Аэропорт Франкфурт-на- Майне является одними из основных "воздушных ворот" Европы и мира. Нередко крупные международные мероприятия проводятся здесь только потому, что до Франкфурта-на-Майне легче всего добраться их участникам со всех концов мира.

Еще одним очевидным преимуществом Франкфурта-на-Майне как международного финансового центра является относительное невысокая стоимость недвижимости как в самом городе, так и особенно близлежащих районах: здесь можно снять офис и найти жилье значительно дешевле, чем скажем, в Лондоне или Париже, поскольку в силу ряда причин рынок недвижимости не превратился здесь – и вряд ли превратится в обозримом будущем – в спекулятивный "мыльный пузырь".

Однако, все это уже известные ранее преимущества. К недавно появившимся или, скорее, осознанным – следует отнести известный консерватизм франкфуртских банкиров, за что в эпоху бума финансовых рынков их нередко высмеивали, скажем, лондонские коллеги, а также наличие в стране "реальной" экономики, нынешнего лидера мирового экспорта и крупнейшей в Европе, подкрепляющей своей мощью банковскую систему вкупе с присутствием здесь почти 200 иностранных банков.

Консерватизм и осторожность, считают эксперты, могут рассматриваться теперь, скорее, как достоинство, а не как слабость и недостаток амбиций. И в этом смысле Франкфурт-на- Майне представляется сегодня – в эпоху, наступившую после краха "Леман бразерз", – более надежным финансовым центром, чем его давний конкурент Лондон. Феерическая эпоха "финансовых магов", делавших деньги из воздуха и превращавших долги в доходы, если и не прошла совсем, то, во всяком случае, породила у многих серьезное недоверие в способности долговременного ведения таким образом дел, заставив вспомнить о добродетелях "доброго старого банкира", которые вновь становятся популярными, а с ними и "Банкфурт-на-Майне".

До кризиса Франкфурт-на-Майне не имел никаких шансов конкурировать с Лондоном в борьбе за молодые светлые головы в финансовой отрасли, желавших как можно быстрее разбогатеть, поскольку доходность немецких банков – одна из самых низких в Западной Европе и их персонал, соответственно, меньше зарабатывает. Однако теперь, как заметил в интервью "Файнэншл таймс" председатель Ассоциации иностранных банков в Германии Стефан Винтер, более консервативный стиль немецких банкиров может показаться многим в долгосрочной перспективе более привлекательным. "В других местах, банковским делом люди занимались просто потому, что им хорошо платили. Здесь оно больше рассматривается как профессия, шанс сделать карьеру, и это в меньшей степени вопрос денег", – указал он.

"Большой шанс для Франкфурта проистекает из того, что мы стали думать о стране, в которой находится тот или иной банк, как об очень важном деле, чего не было до кризиса, – заявил "Файнэншл таймс" директор базирующегося здесь авторитетного Центра финансовых исследований Ян-Питер Кранен.

Фактически, об этом же говорит в ряде интервью представляющий некоммерческую организацию "Франкфурт Майн Финанс" Лутц Реттиг. Эта организация, тесно взаимодействующая с политическим миром и ведущими профильными научными учреждениями страны, была создана в августе 2008 года по инициативе крупнейших банков и финансовых учреждений ФРГ для продвижения франкфуртского МФЦ на международной арене и конкуренции с другими ведущими финансовыми центрами.

По его мнению, местоположение города, его принадлежность к стране "реальной" экономики привели к тому, что в отличие от Лондона, где в результате кризиса работы лишились 30-50 проц. сотрудников, занятых в финансовом секторе, в "майнской метрополии" лишились своих рабочих мест лишь 5-7 проц. Потери оказались столь небольшими потому, что многие финансовые институты обслуживают в Германии главным образом внутренний рынок и не связаны столь тесно, как в Лондоне, с мировым финансовым рынком. Так, около 70 проц. банковского сектора ФРГ приходится на сберкассы и товарищеские /народные/ банки, пострадавшие от кризиса /за исключением связанных с ними Земельных банков/ очень незначительно и продолжающих выдавать кредиты как частным лицам, так и предпринимателям, которые, как показывает практика, "не интересны" для больших банков, стремящихся к крупной прибыли. Это является положительным фактором для национальной экономики и МФЦ Франкфурта-на-Майне, и сегодня город во многом именно по этой причине находится в достаточно крепкой форме, несмотря на все потрясения в мировой экономике.

"Один из усвоенных уроков заключается в том, – убежден Реттиг, – что если финансовый центр поддерживается сильной экономикой, то это помогает. Это усиливает местный банковский центр, как и присутствие иностранных банков. Поэтому я думаю, что Франкфурт менее уязвим по сравнению с Лондоном. У нас есть реальная экономика".

При этом важным отличием немецкой банковской модели от англо-саксонской является универсальность банков, меньший упор на специализированные банковские структуры, в частности, на особенно сильно пострадавшие от кризиса инвестиционные и ипотечные банки, которые в ФРГ тоже есть, но хорошо защищены законом. Они не раздают кредиты с такой легкостью, как в других странах, но при этом, как, например, в случае с мюнхенским ипотечным холдингом "Хипо Реал Эстейт", могут рассчитывать на быструю и эффективную помощь со стороны государства.

Немецкие эксперты сейчас практически едины в том, что в будущем реальный сектор экономики будет играть большую роль в мире, чем это было до кризиса; финансовые инструменты уже не будут существовать настолько независимо от него, как это было еще совсем недавно, поэтому финансирование банками экспортно-импортных сделок, различных инфраструктурных проектов получит большую значимость, чем до кризиса. И в этой сфере Франкфурт-на-Майне постарается использовать свое главное преимущество – тесную связь с реальной экономикой и тот немаловажный факт, что для 95 млн европейцев немецкий является родным языком, и его достаточно хорошо знают еще миллионы людей в странах Центральной, Восточной и Юго- Восточной Европы.

Не стоит забывать в этой связи, что Франкфурт на Майне – это также центр одного из самых продуктивных и динамичных регионов ФРГ и всей Западной Европы. Франкфуртский регион лидирует в ФРГ по числу штаб-квартир предприятий, работающих по всему миру. Из 100 самых больших индустриальных предприятий Германии 20 имеют здесь свои центральные офисы. В городе на Майне проживает 660 тыс жителей, и он является ядром Рейнско-Майнского региона с населением около 5 млн человек, где также имеются многочисленные промышленные объекты.

Неудивительно поэтому, что именно к Франкфурту-на-Майне Москва обратилась в декабре 2008 года с просьбой помочь становлению российской столицы как крупного международного финансового центра. Это предусмотрено Меморандумом о сотрудничестве в данной области, подписание которого состоялось по завершении круглого стола "Глобальный финансовый кризис: города Москва и Франкфурт-на-Майне: новые вызовы и новые инициативы", в рамках проходивших здесь 10-11 декабря минувшего года Дней экономики Москвы в Гессене. В этом и других мероприятиях Дней принимала участие российская делегация во главе с первым заместителем мэра Москвы в правительстве Москвы Юрием Росляком, руководство Гессена и его крупнейших городов, Франкфурта-на- Майне и Висбадена, известные банкиры, биржевики, бизнесмены, ученые. Данный документ предусматривает совместную проработку следующих направлений: консультации в вопросах законотворчества, регулирование и надзор за финансовыми институтами, инфраструктура и финансовые рынки, организация рынков ценных бумаг, менеджмент рисков, платежный оборот, исследования финансовых рынков, образование и повышение квалификации, информационные и коммуникационные технологии.

Было бы, однако, ошибкой считать, что Франкфурт-на- Майне в качестве МФЦ обладает одними лишь преимуществами, как, впрочем, и страна, где он расположен, в чью жизнь предстоит погрузиться решившему обосноваться здесь иностранному инвестору или финансовому игроку.

По мнению наблюдателей, самыми большими минусами Франкфурт-на-Майне, в частности, и ФРГ в целом являются, во- первых, слабое знание здесь английского языка, на котором умудряются не говорить даже иные работники пресс-служб крупных компаний, не говоря уже о рядовых сотрудниках, а во- вторых, прискорбные недостатки в сфере услуг и отчасти в торговле. Это, возможно, не столь заметно для самих немцев, привыкших жить под девизом "сделайте сами – сэкономьте деньги", однако буквально потрясает не ожидающих столкнуться с этим иностранцев.

Без знания немецкого языка жить и действовать в этом МФЦ весьма проблематично. Беда еще и в том, что английский, главный международный язык, весьма слабо знает современная молодежь, состоящая наполовину из обладающих специфической ментальностью иммигрантов, у которых, кажется, все силы ушли на то, чтобы выучить – в дополнение к родному турецкому, курдскому, афганскому, иранскому или славянским языкам – сложный немецкий язык. При этом у основной массы молодежи, по мнению наблюдателей, не видно желания творчески и упорно трудиться: работа рассматривается как необходимое зло, дающее средства к существованию, и выполняется только в том объеме, – да и то нередко спустя рукава, – за который платят деньги, и что происходит за соседним прилавком мало кого интересует.

Возможно, в это трудно поверить, но здесь являются проблемой, казалось бы, самые невинные вещи. Например, поставить в пустой квартире стационарный телефон, на что может уйти целый месяц, подшить брюки, подбить ботинки, купить без проблем новую мебель, быстро сделать ремонт квартиры или исправить в ней какую-либо поломку...

Отдельного разговора заслуживает немецкая медицина. Застрахованным частным образом иностранцам следует заранее знать, что им придется тратить много времени, терпения и моральных сил на ведение настоящих баталий с жадными до денег врачами, беззастенчиво вписывающих в счета переоцененные или вообще не оказывавшиеся услуги, и страховыми компаниями, старающимися что-нибудь обязательно не заплатить и делающими крайними своих клиентов, которые после некоторого времени начинают сами разбираться в медицине и в законах не хуже врачей и страховщиков.

Живущим здесь иностранцам обычно уже не раз приходилось испытывать произвол коммунальных служб или, скажем, провайдеров Интернета, когда они, запутавшись, обычно из-за собственного головотяпства, в выставляемых ими же счетах, где не сходятся концы с концами, запросто и без предупреждения "вырубают" у клиентов электричество или связь, обрекая тех на бесконечные переговоры, как правило, с некомпетентными, ни за что не отвечающими должностными лицами и хождения по инстанциям, лишь в исключительных случаях признающих свои ошибки и говорящих "данке". Вам могут также упорно навязывать – помимо вашей воли и, разумеется, за плату – какие-то новые сомнительные Интернет- продукты, и все чаще встречаются случаи, когда "отбиваться" от этого приходится с помощью юристов и судов.

Очень запутанной и усложненной является и немецкая налоговая система – настолько, что богатые компании предпочитают платить непонятные для них счета, чем устраивать по этому поводу разбирательства. Кроме того, иностранцы часто жалуются на то, что немцы обожают усложнять жизнь, пытаются заранее – и обычно безуспешно – регламентировать поведение человека во всех случаях огромным количеством правил и запретов, сами же – по причине падения "штабной культуры", столь присущей прошлым немецким поколениям, путаются в них, нередко туго соображают, плохо способны к импровизации, крайне негибки, упрямы, в личном плане – скучны и не испытывают к ближнему человеческого интереса: здесь можно годами прожить в доме и ничего не знать о своих соседях. Все это в целом создает соответствующую ауру, в которой не так просто жить людям, сформировавшимся в иной, более живой культуре.

Разумеется, примеры такого подхода к жизни проявляются не только в быту. Чего стоит, например, происшедшая в конце минувшего года история с банком КфВ, который перечислил "Леман бразерз" после банкротства последнего ... 350 млн евро. С учетом других операций КфВ с заокеанским банкротом общий ущерб оценивается в 536 млн евро. Этой скандальной операции было посвящено специальное заседание правления банка, 80 проц которого принадлежит федеральному правительству, с участием тогдашнего министра экономики и новых технологий ФРГ Михаэля Глоса.

В ходе длительного разбирательства за закрытыми дверями было установлено, что во всем виноват... "компьютер", который "самостоятельно" отправил деньги в соответствии с ранее заложенным заданием. Хотя впоследствии кое-кто все же пострадал по этой причине по служебной части, в тот момент никто из 37 членов совета КфВ, которые обязаны контролировать финансовые потоки, не озаботился о том, чтобы остановить транзакцию. Не подняли тревогу и в министерстве финансов ФРГ, несмотря на то, что уже за сутки до этого главе минфина Пееру Штайнбрюку было известно о банкротстве "Леман бразерз", и он даже публично заверил, что оно не затронет национальную финансовую систему...

Подводя итог обсуждению плюсов и минусов Франкфурта-на- Майне как МФЦ, можно сказать, что его плюсы все же перевешивают минусы, поскольку и в других финансовых центрах мира существует немало своих проблем. Поэтому – с учетом деятельной заинтересованности Франкфурта-на-Майне в дальнейшем развитии своей финансовой специализации – можно предположить, что городу, возможно, удастся улучшить свои позиции, но не радикально, а лишь поднявшись на одну-две ступеньки вверх. Обратного движения также нельзя исключать.

Как бы там ни было, Лондон и Нью-Йорк совершенно не собираются сдавать своих нынешних позиций. Президент Франции Николя Саркози начал активно работать над превращением Парижа в значительно более крупный МФЦ, чем в настоящее время. Значение азиатских финансовых центров будет только расти. Несмотря на развернувшуюся в мире после апрельского саммита "большой двадцатки" борьбу с "налоговыми оазисами", пока рано списывать со счетов и такие финансовые величины как Цюрих и Люксембург. В этой ситуации никому – и, тем более, Франкфурту-на-Майне – нельзя сидеть сложа руки, и надо стремиться к большему, чтобы сохранить хотя бы то, что есть.

Источник: "Компас" ИТАР-ТАСС
При полном или частичном использовании данного материала ссылка на rodon.org обязательна.


 Тематики 
  1. Глобальная экономика   (467)
  2. Германия   (323)