В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

К нам приехал! К нам приехал!

Долгожданное событие произошло. Обама к нам приехал. Что ждать от этого визита? Надеяться на что-то, или это всего лишь рабочая встреча? Как интепретирвоать происходящее? Обо всем этом РЖ решил разузнать у экспертов. Русский журнал обратился к Валентину Зорину – политическому обозревателю «Голоса России», профессору Института США и Канады РАН, некогда политическому обозревателю ЦТ СССР, ведущему классических советских телепередач «Сегодня в мире» и «Международная панорама» – за комментарием.


Отношение американской общественности к России в лучшем случае равнодушное, в худшем случае – настороженно-опасливое и, во всяком случае, без особых симпатий. Связано это, во-первых, с тем, что Америка несколько десятилетий жила под страхом ракетно-ядерного нападения России, активно раздуваемого во времена холодной войны. В американских крупнейших городах на каждом шагу были знаки атомных убежищ. В такой психологической атмосфере жило американское общество несколько десятилетий. Сложно сказать, что этой атмосферы совсем нет и сегодня. Тем более что практически все люди, работавшие в администрации президента при Буше, политически сформировались в годы холодной войны. К сожалению, есть такие люди и в нынешней администрации. Во-вторых, имеет место мощная, многолетняя, хорошо дирижируемая антироссийская пропаганда. В новостях всех основных каналов информация о России либо отсутствует, либо проходят сообщения о России крайне критического толка. Кампания августа 2008 года была вообще на грани истерии. Вопрос о свободе американских СМИ получил ответ в ночь с 7 на 8 августа, когда ни один канал американского телевидения не сообщил о том, что происходит на границах Южной Осетии, об обстреле Цхинвала. Сутки хранилось молчание, а потом была обрушена мощная пропагандистская кампания, которая вряд ли полностью затихла и сегодня.

Но, очевидно, и Россия не делает всего того, что можно было бы сделать. Между тем на протяжении XIX и части XX века американское общество относилось к России очень положительно. Американцы изучали в школах, какую поддержку оказала Россия Америке во время войны за независимость, как помогала Аврааму Линкольну.

Взрыв симпатий по отношению к России произошел во время Великой Отечественной войны. Москва сумела разумно это использовать. В США были посланы очень влиятельные люди. Наш замечательный режиссер Михаил Калатозов два года жил в Голливуде и вместе с Чарльзом Чаплином осуществлял сбор средств в помощь Российской армии. Учитывая влиятельность еврейского лобби, в США была направлена делегация во главе с Михоэлсом и писателем Хейфером, которые полгода ездили по городам Америки и собрали огромные средства в фонд обороны России. Сразу после войны были делегации Эренбурга, Симонова, Фадеева.

В общем, тогда активно работали с американским общественным мнением, чего сегодня практически не делается. Всю тяжесть рассказа американцам о политике России взяли на себя наш президент и наш премьер-министр. Их интервью доходят до американского телевидения. Но на этом все и заканчивается.

Контрастирует с отношением к России восприятие американским общественным мнением Китая. Связано это с двумя обстоятельствами. Во-первых, с мощной китайской диаспорой в США. В одном Нью-Йорке Чайна-таун – это примерно миллион китайцев, а ведь Чайна- таун есть и в других крупнейших городах Америки. Это реальный политический фактор. Нельзя не вспомнить и о массовом направлении китайской молодежи в американские университеты, которые опираются на поддержку диаспоры и своего правительства. Во-вторых, американские магазины забиты китайскими товарами легкой промышленности, причем часто это товары высококачественные. Недооценивать этот фактор не стоит.

Ждать от июльской встречи двух президентов слишком много пока не следует. Велика инерция предыдущего десятилетия, когда позицию США по отношению к России определяли рыцари холодной войны. И хотя Обама действительно представитель поколения политиков, политическое мировоззрение которых формировалось не в годы холодной войны, как говорится, короля играет свита. А свита Обамы большого оптимизма не внушает. Хилари Клинтон говорит о «перезагрузке». И хорошо улыбается. Но она была первой леди, а по сути – главным советником президента в период, когда ее муж отдал приказ о бомбежке Югославии, когда Россию отодвинули в сторону и не считались с ее позицией. Полагать, что г-жа Клинтон готова к настоящей «перезагрузке» российско-американских отношений, можно, но я бы поостерегся.

Однако беда не в этом. Беда в том, что если наши действия по просвещению американского общества касательно России не изменятся, то те, кто приходит и будет приходить в американскую политику, так и останутся носителями многих предрассудков и взглядов предыдущего политического поколения.


Валентин Зорин
Источник: "Русский Журнал "



* * *


Челюсти реализма
Борис Межуев

Мне хотелось бы указать на два очевидных фактора, которые вызывают это явление под названием "перезагрузка", но при этом часто не обращается внимание на какую-то определенную подоплеку и последствие этих факторов. Действительно, смена американской администрации, здесь уже говорилось, что пришли более прагматичные люди, но здесь нужно более жестче.

Действительно, пришли реалисты, поскольку Америка традиционно задает моду в дискуссиях международных отношений, она оказывает большое влияние и на нас. Так кто такие реалисты? Пришли люди, у которых нет постоянных врагов и постоянных друзей, люди, которые совершенно спокойно могут разменивать дружбу с Ираном на дружбу с Россией, люди, которые совершенно чужды тому ценностному напору, который был характерен для администрации Буша. И мы, мне кажется, пока немножко не готовы встроиться в эту новую игру, в которой односторонний ценностный напор будет уравновешен нашим собственным ценностным сопротивлением.

Кризис. Здесь много говорили о кризисе, но часто в экономике и мировой политике кризис приводит к следующему: геоэкономические союзы, геоэкономические временные альянсы в процессе кризиса перерастают в геополитические альянсы. Часто обращалось внимание на то, что это будет, но пока этого не происходило. Что имеется в виду? Имеется в виду, что та геоэкономическая связка, например, США-Китай, которая в предшествующие годы не имела такой явной проекции в сфере безопасности, совершенно спокойно в результате кризиса может обрести такую проекцию. Для России это совершенно новый вызов и новая игра, которая, к сожалению, не может быть компенсирована односторонней игрой на некие собственные ценностные усилия: создадим новый проект, разработаем новую великую идею, захватим небо и т.д. и т.п. Здесь необходимо постоянная и довольно нехарактерная для нашего менталитета хитроумная челночная игра между Пекином и Вашингтоном, нацеленная на то, чтобы такой альянс не возник, ибо с появлением такого альянса, с появлением такой геополитической связки будет уже не молот и наковальня, это уже будутнекие челюсти, которые могут разжевать Россию, в том числе как целостное государство.

Челюстями может быть и то, на что даже Сталин много обращал внимание, а именно превращения в аналогичный альянс России и Европы. Существует в России довольно много сторонников такой идеи, что союз России и Европы может компенсировать аналогичный союз США и Китая. Для России это тоже не самый выгодный подход, потому что это связано с определенными ценностными издержками, у России и Европы все-таки не одинаковые ценности. Чем дальше Европа развивается по своему пути, чем дальше Россия развивается по своему пути, эта дивергенция ценностей явно возникает, да и Европа не в полной мере заинтересована в сильной и экономически мощной России, в индустриальной России. Наконец, существует целый ряд противоречий в области международного права, самым известным из которых является ситуация в Косово.

Таким образом, чтобы не занимать много времени, хочется еще раз сказать, что нынешняя ситуация для России характеризуется тем, что ей необходимо осваивать язык реализма, язык не глобальных ценностных подходов, которые были неплохо разработаны в предшествующее время: многими вещами оттуда вполне можно воспользоваться, скорее иногда более мелочной, иногда более крупной торговлей с разными игроками для недопущения их союза, направленного против нас.


Борис Межуев
Источник: "Русский Журнал "


 Тематики 
  1. США   (942)
  2. Россия   (1216)