В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Иран: трудная дилемма для США

Как и ожидалось, массовые демонстрации протестующих сторонников М-х.Мусави в Иране идут на спад. Зато ровно в геометрической прогрессии растут резкие заявления политических деятелей США и Западной Европы в отношении «нарушения прав иранского народа на высказывание собственного мнения». В самом Иране указанные высказывания, несомненно, идут на пользу правящей сейчас элите, т.е. ортодоксальному духовенству и «ветеранам ирано-иракской войны», которые составляют костяк силовиков. Среди подобного рода «медвежьих услуг» надо особо отметить публичную поддержку оппозиционерам со стороны сына свергнутого иранского шаха, что тут же было "распиарено" в Иране сторонниками нынешнего иранского президента м Ахмадинежада.

На острой фазе возмущения оппозиции в Иране можно ставить точку. Это было громкое, но локальное событие с точки зрения перспектив немедленной трансформации нынешнего режима в Иране. Революция «умеренных» не получилась, да и, если честно говорить, нынешняя фронда М-Х.Мусави и его сторонников (имеются ввиду влиятельные лица среди бизнеса и преподавательского корпуса, а не студенты) такой долгоиграющей цели не преследовала. Важнее постараться спрогнозировать, как эти события смогут повлиять на расклад политических сил в регионе.

Жесткая риторика президента США Б.Обамы в отношении «преследования демократии» в Иране явно запоздала. Это не мудрено, американской администрации в этом случае не позавидуешь. У нее очень сложный выбор по определению тактики в нынешнем «иранском пасьянсе». Начнем с того, что общий курс администрации США до выборов строился на «прямом диалоге» с властями Ирана. Именно с нынешними властями Ирана. Ни на какие революции и трансформации нынешнего режима в Белом Доме не рассчитывали. Расчет делался на договоренности и компромиссы с ортодоксами. Такой сценарий для Б.Обамы был написан добрым десятком научно-исследовательских институтов, работающих на государство. Такой же сценарий предусматривало в своих аналитических записках и американское разведсообщество. Более того, этой же точки зрения большинство вменяемых аналитиков придерживается после прошедших в Иране недавних событий.

Неожиданностью для вышеуказанных лиц явилась, как ни странно, степень ожесточения и противостояния в Иране двух основных политико-экономических элит: условно назовем их «ортодоксами» и «прогрессистами». Сразу оговоримся, что такая терминология очень условна. Основной итог прошедших событий заключается с точки зрения внутрииранского видения проблемы именно в том факте, что разногласия в верхушке политического истеблишмента достигли своей кульминации. Речь идет о серьезной внутренней борьбе, которая обусловлена стремлением «ветеранов войны» получить свой «кусок пирога». А, говоря иначе, занять свое достойное место под иранским «экономическим солнцем». Скромная квартира и два костюма на все случаи жизни нынешнего иранского президента Ахмадинежада не должны никого обманывать в этом отношении. Он, как любой фанатик, лишь проводник идеи, не более.

Такое стремление, мягко говоря, не находит понимания у уже сформировавшейся бизнесэлиты, которая получила свои преференции и сколотила капитал в результате передела собственности шаха и его сторонников. Как всегда и бывает в таких случаях (Россия тому еще один пример), на всех «пряников» не хватило. Причем не хватило очень многим, отсюда такая массовая народная поддержка «ортодоксов». Понять ту истину, что к нынешнему положению вещей в большей степени привела абсолютно неэффективная внешняя и внутренняя экономическая политика клерикалов, в своей основной массе иранцы пока не в состоянии. Зато большинство верхушки духовенства единственный выход в сохранении своей массовой народной поддержки (и право оставаться «у руля») видят в переделе рынка в пользу новой силы, которую мы условно назвали «ветераны». То есть те, кто перенес голодное детство; бурную, полную иллюзий на всеобщее счастье юность; понес колоссальные жертвы в период ирано-иракской войны и «экспорта исламской революции»; и приобрел естественное разочарование к пятидесяти годам от бесцельно прожитой лучшей части жизни.

Собственно, кульминацию этого конфликта мы и наблюдаем в настоящее время. Прекрасно понимая, что дело проиграно, лидеры иранской оппозиции как неплохие стратеги, путем стимулирования демонстраций и волнений в настоящее время разыгрывают карту направления в адрес США и ЕС основного посыла. А именно, в Иране существуют силы, способные на компромиссы и трансформацию. Именно в этом и состоит роль студентов, которые сейчас получают палкой по голове ради того, чтобы на Западе уловили этот посыл и пересмотрели свою стратегию на иранском направлении, т.е. отказались от начала прямого диалога с «ортодоксами». Действительно, начало такого диалога фактически играет на укрепление авторитета ортодоксальной иранской верхушки и ставит оппозицию в предельно непростую ситуации в отношении перспектив своего возвращения во власть и сохранения экономических позиций. Другими словами, контакты М.Ахмадинежада с Западом сторонникам М-Х.Мусави (и главное А.А.Хашеми-Рафсанджани, который умно и дальновидно ушел сейчас в тень) в настоящее время не нужны.

Зато они необходимы «ортодоксам». С их помощью они намереваются получить легитимизацию своей «ядерной программы» на Западе, выйти победителями в «войне нервов» и серьезно укрепить шансы на дальнейшее сохранение власти. Но это должен быть обязательно прямой диалог. По этой основной причине, как представляется, Тегеран пока отказывается от посреднических услуг Анкары по налаживанию контактов с Вашингтоном.

Более того, в Тегеране к такому прямому диалогу морально готовы. Поэтому там с тревогой восприняли жесткую риторику Б.Обамы. Это очень ясно выразил в своем выступлении М.Ахмадинежад 27 июля с.г. Если выбросить пропагандистскую шелуху, то в сухом остатке получается примерно следующее: «Мы же уже договорились, а вы опять за свое».

Но Б.Обама, прекрасно понимая, что его высказывания играют явно не на выбранную им стратегию, вынужден блюсти баланс интересов в Вашингтоне. У него много влиятельных противников, причем не только среди республиканцев. Он вынужден делать уступки, пока, правда, больше символические (резкие публичные характеристики, аннулирование приглашения иранским дипломатам на прием по случаю «Дня независимости», увеличение на час вещания на персидском языке «Голоса Америки» и т.п.). При этом в Белом Доме отчетливо отдают себе отчет в том, что игра М-Х.Мусави и его сторонников серьезно осложняет им жизнь и оттягивает время начала переговоров. Они должны были начаться в сентябре с.г, но теперь все снова «зависло». И для Б.Обамы главное теперь не перестараться «в своей озабоченности».

Выбор у него следующий. С одной стороны, необходимо поддержать «прогрессистов», как наиболее эффективный способ расшатать иранскую вертикаль власти. С другой, необходимо решать краткосрочные стратегические задачи по иранскому ядерному досье с привязкой к Афганистану и Ираку, наведение порядка в которых без поддержки Тегерана невозможно в принципе. Соблюсти равновесие здесь – задача не из легких.

При всей сложности выбора рискнем все-таки предположить, что Афганистан и Ирак в этой шкале приоритетов первые. Действительно, провал администрации США на этих двух направлениях чреват эффектом «домино» на всем Среднем и Ближнем Востоке. И это притом, что в Белом Доме пока не располагают точными данными, насколько сторонники М-Х.Мусави влиятельны в иранском обществе и бизнесе. Каков их реальный потенциал? Такой вывод можно сделать только в зависимости от того, как поведет себя иранская власть в ближайшее время. То, что репрессии коснулись пока лишь «среднего» звена оппозиции, может свидетельствовать о том, что оппозиция недостаточно сильна, чтобы выиграть выборы, но достаточно влиятельна, чтобы не попасть в тюрьму. Так ли это, покажет ближайшее время.

Если наша версия правильная, то американцы, несомненно, будут и дальше разыгрывать «карту М-Х.Мусави», но осторожно и в долгосрочной перспективе, используя ее еще как один из рычагов влияния на Тегеран.

Если иранская власть пойдет «по китайскому сценарию», раздавив оппозицию физически, то это будет означать окончательную смену иранских элит, что потребует необходимых корректировок в стратегии США на «иранском направлении». Это, как ни парадоксально, серьезно облегчит жизнь Вашингтону: всегда легче иметь дело с одним, пусть и «упертым» партнером, чем маневрировать среди разных «полюсов» силы.

В любом случае, ответы на большинство вопросов способно дать только время. Причем, ближайшее.


Е.Е.Кирсанов
Источник: "Институт Ближнего Востока"


 Тематики 
  1. Иран   (284)
  2. США   (942)