В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Что думают в США о России

Возможности для диалога Россия – США ограничены

От редакции. От том, как преломляется образ России в западном общественном и медийном пространстве, "Русскому журналу" рассказал Анатоль Ливен, известный британско-американский политолог, один из ключевых западных экспертов по России и Ближнему Востоку, бывший корреспондентом "The Times" во время боевых действий в Чечне.

Конец СССР был делом рук российского народа и нового российского руководства, которое исходило из того, что Запад и США поддерживают такое развитие событий. За исключением группы радикальных либералов внутри России все понимали, что СССР капитулировал перед Западом. Все же, говоря военным языком, это не была безогоровочная капитуляция русских. Среди условий этого договора было неофициальное обещание остановить расширение НАТО в случае исчезновения СССР. Конечно, это обещание, которое не было сдержано, надо было оформить официально. Это предотвратило бы расширение американского влияния на постсоветском пространстве, которое традиционно является российской сферой влияния.

Михаил Горбачев и его соратники искренне верили в то, что у новой России будет достойное место в мировой политике, что с новой страной будут считаться и что ее будут уважать, что она по-прежнему будет задавать тон в международных отношениях. Как выяснилось, у американцев и европейцев на этот счет было другое мнение.

Вообще, американцы никогда не видели разницы между Советским Союзом и Россией, все годы холодной войны западные аналитики и, конечно же, журналисты, к сожалению, использовали СССР и Россию как взаимозаменяющие понятия. Это привело к тому, что большинство американцев не поняли, чем именно новая Россия отличается от прежнего СССР, для них это та же страна, только в уменьшенном варианте.

Россию по-прежнему продолжают преподносить как уменьшенную версию Советского Союза. Российский политический режим описывается как диктаторский или даже тоталитарный. В США инстинктивно срабатывает враждебное отношение ко всему, что делает Россия, особенно если речь идет о постсоветском пространстве. Причины, которые движут Россией, постоянно преподносятся совершенно однобоко. Никто, например, не хочет вспоминать, что Россия субсидировала Украину многие годы после развала Советского Союза, а это были огромные деньги, которые лились на эту страну в течение почти пятнадцати лет. Но западные средства массовой информации об этом не пишут. Можно привести еще один пример. Автор этих строк проводил опрос среди хорошо осведомленных специалистов, в том числе внешнеполитических экспертов Европы и США. Им задавался вопрос о том, сколько, по их мнению, людей было похищено чеченскими боевиками в период с 1996 по 1999 год. Называлась цифра в пятьдесят–сто человек. Затем был вопрос: «Сколько, по их мнению, погибло местного населения в Чечне, согласно данным «Мемориала», в 1996 году?». Тут мне называли цифры в пять, десять, двадцать тысяч человек, хотя настоящая цифра была – несколько сотен. То есть западные специалисты занижали потери русского населения и завышали потери чеченского населения, причем на несколько порядков. Скорее всего, эти цифры они почерпнули из сообщений западных средств массовой информации. И если специалисты давали такие ответы, что тогда говорить об обычных людях?

Поражение России в холодной войне американцами было записано в один ряд с поражениями Германии и Японии во Второй мировой войне, которые делали все, что им предписывал Запад. 1990-е годы стали также периодом триумфа западной идеологии, который опирался на то, что западная экономическая и политическая система является универсальной и превосходящей другие. Вывод: у двух сторон этой драмы были совершенно разные точки зрения на то, чем именно закончилась холодная война и что последует за этим.

Политика Вашингтона во многом отражает американское мнение в целом. Конечно, есть группы людей в Вашингтоне, которые относятся к России по-другому, но это не основная масса населения. Идеи о России, которые звучат в конгрессе США и высказываются американскими СМИ, разделяет большинство американцев.

Большинство американцев враждебно или отстраненно-нейтрально относятся к России, но тот факт, что они избрали своим президентом Барака Обаму, говорит о том, что они хотят иметь руководство, которое бы действовало осторожно. Сегодня в Америке никто не хочет новых рискованных предприятий.

Нужно смотреть реалистично: возможности для налаживания отношений серьезно ограничены. Для того чтобы произошел реальный прорыв в отношениях, нужно, чтобы Америка поставила крест на расширении НАТО и начала сотрудничать с Россией на постсоветском пространстве. Россия же должна безоговорочно поддержать американскую позицию по Ирану, ближневосточному урегулированию и Афганистану. И то и другое – из области фантастики. Если же посмотреть на реальные возможности, то это в первую очередь сокращение ядерного потенциала. Также если бы Соединенные Штаты смогли прийти к согласию с Тегераном (что, конечно, зависит от действий Ирана) и эта проблема сдвинулась бы с мертвой точки, то тогда появился бы шанс, что США и Россия могут решить проблему ПРО в Европе. Все это будет способствовать улучшению отношений. В том, что касается расширения НАТО, официально Соединенные Штаты очень не скоро откажутся от него, но очевидно, что со временем это станет Америке не по карману. Очевидно также, что Россия не пойдет ни на одну уступку в том, что касается НАТО. Так что возможности для ограниченного сотрудничества есть. Конечно, Россия и США, извините за выражение, никогда не лягут в постель друг с другом. Однако о расширении НАТО можно тихо забыть, не отказываясь от него официально, а Россия могла бы помочь США в Иране, Афганистане и Пакистане. Это не приведет к появлению союза, но позволит вернуться к гораздо более прагматичным отношениям, чем те, что существуют сегодня. Кажется, наконец-то в Америке поняли, что для заключения любого соглашения с Россией необходимо будет идти на компромиссы, что Россия больше никогда не «поведется» на не подкрепленные ничем обещания в отношении НАТО. Так что сегодняшняя задача современных дипломатов – понять, что обе стороны могут друг другу дать.

Немалую роль в налаживании «отношений нового типа» между Россией и Соединенными Штатами может сыграть не только новое руководство Америки в лице Барака Обамы, но и новый президент России – Дмитрий Медведев. В Америке понимают, что он отличается от предыдущего лидера, однако все мучаются вопросом, сколько реальной власти у него в руках. В настоящий момент американское экспертное сообщество все более склоняется к выводу, что Россией управляет тандем Медведев – Путин, однако считают, что премьер-министр Владимир Путин по-прежнему остается самой главной фигурой в российской политике. Однако надежды на прорыв в российско-американских отношениях, которые связывают с фигурой Дмитрия Медведева, конечно, есть, пусть они пока что и довольно ограниченные.

Анатоль Ливен http://www.russ.ru/Mirovaya-povestka/Vozmozhnosti-dlya-dialoga-Rossiya-SSHA-ogranichenyИсточник: " "


* * *


Москва неспособна преодолеть наследие Холодной войны

От редакции. Легендарный «Принц Тьмы» высшей американской бюрократии – Ричард Перл, видный неоконсерватор и один из самых влиятельных чиновников внешнеполитического ведомства США администрации Джорджа Буша-младшего дал нашему изданию эксклюзивное интервью.


Русский Журнал: Уважаемый господин Перл, какими факторами, помимо коньюнктурно-политических, можно объяснить ухудшение российско-американских отношений после падения СССР и крушения коммунистической системы? Возможен ли радикальный прорыв в отношениях между США и Россией?


Ричард Перл: Что касается американской политики в отношении России, то она отражает общее настроение американского общества, действительно, имеющее не только политическое измерение, но и морально-этическое. Американцы постоянно спрашивают себя, почему российские политики до сих пор делают заявления в духе холодной войны, хотя холодная война уже давным-давно закончилась, почему Россия выступает против американских планов разместить в странах Европы небольшие скромные элементы защиты против ракет из третьих стран. Налицо неспособность российского руководства преодолеть мышление холодной войны, когда Москва видела в американской системе ПРО угрозу для своей безопасности.


РЖ: И это позиция всего американского общества? Вы думаете, что людей из американской глубинки так сильно беспокоит недовольство России элементами ПРО в Восточной Европе?


Р.П.: Вряд ли в американском обществе есть группы, придерживающиеся в отношении России иной точки зрения, вряд ли. Есть, конечно, дипломатическое ведомство, которое постоянно старается улучшить отношения с другими странами, в том числе, с Москвой, но это профессиональная обязанность государственного департамента. Но надо заметить – государственные структуры США также демонстрировали свое доброжелательное отношение к новой России, даже вопреки господствующим в обществе настроениям. Вспомните предыдущую администрацию – всем известно, что Джордж Буш был готов тесно сотрудничать с Россией, все помнят его заявления о Владимире Путине про «заглянул в глаза и увидел», они всегда были очень положительными. Он никогда не позволял себе плохо отзываться о российском президенте даже позднее, когда в отношениях между двумя странами возникли существенные проблемы.

Не стоит винить американскую политику в отношении России за ухудшение отношений или наоборот. Во многих частях света можно встретить антиамериканизм, не только в России. США стали сильно непопулярными во многих странах в связи с теми мерами, которые были приняты в ответ на теракты 11 сентября. Одна из причин ухудшения отношений, на мой взгляд, кроется в том, что для Владимира Путина, вышедшего из КГБ, и его ближайшего окружения распад СССР был и остается огромной трагедией, для них это было не освобождение русского народа, а его поражение.


РЖ: Какая роль в создании подобного представления о России играют американские СМИ и на чем, в свою очередь, базируется их представление о РФ?


Р.П.: С распадом СССР в американских СМИ России стало уделяться гораздо меньше внимания, а после терактов 11 сентября основное внимание и вовсе переключилось на темы, связанные с исламским фундаментализмом, Ближним Востоком и распространением антиамериканизма в мире. Отношения с Россией, которые долгое время были магистральной темой в американской журналистике, отошли на второй план. Но я бы не стал говорить, что современная американская журналистика предвзято освещает события в России. Просто западных журналистов волнует состояние свободы слова в России. Десять лет назад американцы были уверены, что Россия стоит на пороге превращения в свободное либеральное государство, сегодня же они полагают, что Россия стала откатываться назад в авторитаризм.


РЖ: И что же тогда надо сделать России, чтобы наладить с США нормальные взаимоотношения и чтобы простые американцы стали относиться к русским благожелательнее?


Р.П.: Самой важной темой сегодня является иранская ядерная программа. Если Иран присоединится к ядерному клубу, это создаст большое количество проблем для США. Это связано с тем, в каких тонах говорит о ядерном оружии современный Тегеран. Так что если вы меня спросите, что могло бы кардинально поменять отношение простых американцев к России – это успешное сотрудничество с США на иранском направлении. И наоборот – создание помех на пути разоружения Ирана со стороны России вызовет отрицательное отношение внутри США.


РЖ: Видят ли в США президента РФ Дмитрия Медведева лидером новой России, с которой можно достичь кардинального прорыва во взаимоотношениях?


Р.П.: В США существует определенный оптимизм в отношении Дмитрия Медведева. Россия долгие годы страдала от того, что власть всегда была сосредоточена в руках одного человека – царя или Сталина. Появление двух или более мнений, начало дискуссии внутри правящей элиты, принятие во внимание мнения населения при принятии решений – это всегда прогресс. Мы рады, что в российской политике появилась такая фигура, два мнения всегда лучше, чем одно.


РЖ: Готова ли администрации Барака Обамы к выводу российско-американских отношений на новый уровень?


Р.П.: Барак Обама готов работать на улучшение отношений с любыми странами, что подтверждается его заявлениями в отношении Ирана и Венесуэлы. В этом смысле новая администрация является очень открытой. Я думаю, она будут продолжать предпринимать попытки улучшить отношения с Россией. Но это произойдет только в том случае, если холодная война наконец-то останется для России в прошлом, мы уже давно не живем в мире, где то, что хорошо для США, обязательно плохо для России. Франция или Англия не опасаются ядерной атаки со стороны США, хотя теоретически у нас есть возможности для этого. И России не стоит.


Беседовали Никита Куркин и Юлия Нетесова
Источник: "Русский Журнал "


 Тематики 
  1. США   (942)
  2. Россия   (1216)
  3. Мир под эгидой США   (1322)