В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Российская ближневосточная политика не востребована самим Ближним Востоком

Арабская пресса (вне зависимости от той или иной стране арабского региона) далека от того (об этом стоит лишь пожалеть), чтобы широко и подробно комментировать российскую политическую линию в регионе Ближнего Востока. Разумеется, порой из этого правила бывают исключения, связанные с необходимостью осветить какое-либо чрезвычайное событие, какую-либо действительно важную новость, которая в силу причин профессионального характера не может быть проигнорирована журналистами. В этом случае речь может идти, например, об одном из таких информационных поводов – официальном визите российского президента Д.А. Медведева в Каир.

Однако и в этом случае знакомство с публикациями, в частности, основных египетских газет вызывает странное ощущение того, что и это, несомненно, важное политическое событие (переговоры Д.А. Медведева с его коллегой египетским президентом Хосни Мубараком, выступление российского президента в штаб-квартире Лиги арабских государств – ЛАГ в преддверии проведения там совещания министров иностранных дел стран-членов этой организации) отнюдь не оказалось в центре внимания местной прессы. Если официальная «Аль-Гумхурийя» и сообщила о переговорах между главами двух стран (конечно же, на первой странице этого издания), то сам информационный повод – пресс-конференция обоих президентов – был включен в более широкий контекст египетской внешнеполитической деятельности, включавший, в том числе, и сообщение о переговорах с находящимся в египетской столице спикером иракского парламента. Ни «Аль-Гумхурийя», ни «Аль-Ахрам», не говоря уже об изданиях партийных группировок (исламистов или вафдистов), не уделили сколько-либо существенного внимания ни вопросам, связанным с экономическим взаимодействием между обеими странами, ни выступлению российского президента перед главами внешнеполитических ведомств государств-членов ЛАГ. Впрочем, и египетские левые, представленные газетой «Аль-Ахали», откликнулись на визит главы российского государства в Каир только письмом своей сторонницы, обращенным к Д.А. Медведеву, в котором она призывала его содействовать (во имя «исторической глубины египетско-российских отношений», как и «надежд на то, что они будут развиваться на благо обоих народов») поиску убийц проживавшего в Москве ее сына.

Одновременно, если в немногочисленных и скупых сообщениях (окрашенных в той или иной мере оттенками официальной позиции или партийных предпочтений) каирской прессы о египетской части африканского турне Д.А. Медведева что-либо и говорилось о перспективах египетско-российского экономического сотрудничества (включая и аспект «стратегического партнерства» обеих стран), то анализ этих перспектив, в сущности, сводился к следующему – почему бы этому сотрудничеству не развиваться, поскольку египетская экономика, естественно, нуждается в иностранных инвестициях, необходимых для ее дальнейшего роста, но российский бизнес еще должен доказать свою способность работать в условиях жесткой конкуренции с иными (разумеется, западными и, прежде всего, европейскими) инвесторами. Важнее была политика, а эта политика связана с проблемой ближневосточного урегулирования, как и всеми его внутренними аспектами, в том числе, и палестино-палестинским примирением, где Египет, проводя курс на восстановление доверия между ФАТХ и ХАМАС, действует на основе тесного взаимодействия с другими региональными игроками и, в первую очередь, Саудовской Аравией.

Все египетские газеты времени, предшествовавшего визиту российского президента в египетскую столицу, а также последующих дней, продолжали широко обсуждать детали ближневосточного визита Барака Обамы и, разумеется, его выступление в Каирском университете, как и последовавшую за этим выступлением реакцию израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху. Это было тем более важно, что каирская встреча министров иностранных дел государств-членов – Совет ЛАГ – должна была выработать (что, в конечном итоге, и произошло) общеарабский подход к позиции президента Б. Обамы по всему комплексу вопросов, касающихся ближневосточного урегулирования. Суть этого подхода заключается в том, что ЛАГ (как это вытекает из заключительного коммюнике ее Совета) «приветствовала содержащиеся в речи американского президента Барака Обамы в Каирском университете позитивные элементы, позволяющие открыть новую страницу в отношениях с арабским и мусульманским миром».

ЛАГ считала необходимым подчеркнуть «важность приверженности американской администрации ее серьезному стремлению к установлению справедливого и всеобъемлющего мира в регионе на основе существования двух государств (Израиля и Палестины – Г.К.)». Вместе с тем, эта организация заявила о своем желании увидеть в ближайшее время «американский план мира на всех направлениях урегулирования, включающий временные сроки и механизмы контроля над тем, в какой мере заинтересованные стороны придерживаются взятых ими на себя обязательств в отношении усилий, направленных на установление мира в регионе». Естественно, что ЛАГ подчеркивала свое стремление «не допускать проведения Израилем политики проволочек» в отношении реализации «американского плана мира». Она подтверждала свою приверженность положениям «арабской мирной инициативы», требуя от палестинцев «не-медленного достижения примирения». Наконец, делегация ЛАГ во главе с ее генеральным секретарем Амром Мусой уже 26 июня 2009 г. должна встретиться в итальянском Триесте с представителями международного ближневосточного «квартета», которым будет изложен подход ее членов к позиции президента Б. Обамы и, в целом, мирному урегулированию на Ближ-нем Востоке. Каких-либо упоминаний в документах последнего совещания Совета Лиги о московской конференции по Ближнему Востоку (несмотря на то, что об этом, выступая в штаб-квартире ЛАГ, говорил российский президент) не содержалось. Скорее всего, если для ЛАГ этот вопрос и приобретет какую-либо степень актуальности (впрочем, это вытекало и из позиции президента Х. Мубарака на его совместной с Д.А. Медведевым пресс-конференции), то лишь как один из технических элементов реализации процесса урегулирования арабо-израильского конфликта.

Но стоило бы, однако, вернуться к информационному поводу – визиту российского президента в египетскую столицу и обратиться, в этой связи, к относительно значимому комментарию по этому поводу, опубликованному не в одном из региональных арабских изданий (несмотря на весомость египетских изданий, они все же региональны), а в одной из двух ведущих общеарабских газет – лондонской (но саудовской) «Аль-Хайят». 25 июня 2009 г. в ней был опубликован (по сути дела, единственный, если говорить об арабоязычных изданиях в целом) комментарий, касающийся российской ближневосточной политики – статья известного журналиста «Аль-Хайят» (работающего, вместе с тем, и на другие арабоязычные издания) Хисана Хейдара «Российские “птицы”». Каковы основные положения этой статьи, в название которой присутствует намек на известную арабскую пословицу – «одна птица в руке лучше, чем десять – на дереве» (ей соответствует ее русский аналог – «синица в руке лучше, чем журавль в небе»)?

Итак, ее автор пишет: «Россия стремится до конца текущего года созвать международную конференцию по мирному урегулированию на Ближнем Востоке, в работе которой приняло бы наибольшее число участников конфликта, включая движение ХАМАС, и, может быть, «Хизбаллу». Но идея этой конференции встречает много препятствий. Речь идет не только о том, что различные стороны выдвигают свои условия и контрусловия, примирить которые Москва не в состоянии, что, собственно, и является причиной постоянного переноса сроков проведения этой конференции, но также и о том, а это – основное, что участники конфликта смотрят в другую сторону, в направлении Соединенных Штатов, держащих в своих руках основные ключи и проявляющих решимость их использовать». Тем не менее, по мнению автора цитируемой статьи, проблема состоит не только в этом обстоятельстве, – «важнейший фактор, определяющий новый перенос сроков проведения этой конференции (в выступлении Д.А. Медведева в штаб-квартире ЛАГ, в частности, отмечалось, что Россия впервые выступила с инициативой ее созыва в 2005 г. – Г.К.), состоит в том, что российская политика в регионе – не убедительна».

Суть используемого Х. Хейдаром применительно к российской ближневосточной политике понятия «неубедительность» сам этот автор поясняет: «Российская политика более опирается на принцип реакции на политику других, чем на свойственные желающему быть эффективным игроку субъективные и объективные характеристики. Каждый раз, когда это государство стремится укрепить свое международное положение в своем противостоянии американцам или в создании для них препятствий, оно обращает свои взоры на Ближний Восток, едва ли не единственную сегодня арену, где все еще возможны политические махинации, поскольку арабо-израильский конфликт и порожденные им ответвления все еще остается реальностью».

Жесткий вывод! Но почему его не может сделать журналист, публикующийся в издании, претендующем на «свободу высказываемых на его страницах мнений» и никак не связанным системой каких-либо обязательств и лояльностей по отношению к российской столице? Тем более, что этот журналист, конечно же, знаком с текстом выступления российского президента в штаб-квартире ЛАГ, где, в частности, упоминание о «недавнем выступлении в Каирском университете Президента США Барака Обамы» было поставлено в контекст того, что в отношении арабского мира «абсолютно недопустимы» те формы поведения, которые Д.А. Медведев назвал «менторством» и «демократизаторством». Наверное, его спичрайтеры имели здесь в виду, например, Ирак, – но можно ли сегодня решать его проблемы (как проблемы палестинцев, Ливана и общей региональной нестабильности), вспоминая про это «менторство» и «демократизаторство», хотя и делая замечание о том, что «понимание» недопустимости таких подходов «в мире растет»?

Тем не менее, далее Х. Хейдар в своей статье отмечал: «Иные международные сферы предстают для Москвы “закрытыми” или, по крайней мере, не нуждающимися в ее роли». Тем более, что, по его словам, эта роль в «лучшем случае оборонительная», а «в худшем – враждебная», что проявило себя в отношении расширения Европейского Союза и НАТО, а также в «провоцировании газового конфликта с Украиной», призванного «доказать европейцам, что экономическое партнерство с Москвой не отделимо от ее политических претензий». Эта позиция России, по мнению журналиста «Аль-Хайят», привела лишь «к сомнениям европейских государств в возможности их опоры на постоянные источники энергии в стране, которая смешивает экономику и политику так, что это угрожает Европе». В его случае симпатия к Европе оправданна, – Европейский Союз (ЕС) – важный игрок на ближневосточной арене, где ЕС действует в направлении смягчения той позиции Израиля, которую в арабском мире в последнее время постоянно называют «вызывающей». С другой же стороны, не менее существенно и то, что автор ведущей арабоязычной газеты тесно связывает экономику и политику в рамках его анализа российской политики, – в конце концов, если следовать его логике, Россия имеет интересы и в арабском мире.

Но этот автор пишет также и о том, что арабская пословица «птица в руке лучше, чем десять – на дереве» полностью применима и к отношениям России с ближайшим кругом постсоветских государств. Если однажды, по его словам, Кыргызстан и «поддался российскому давлению, заявив о закрытии базы “Манас” и получив обещания, что ему будут предоставлены займы в размере двух миллиардов долларов», то в дальнейшем «Бишкек заявил о сохранении американской базы, используемой для снабжения сил Соединенных Штатов и НАТО в Афганистане, когда Вашингтон согласился заплатить ему за сохранение этой базы 180 млн. долларов». Действительно, реальные, а не мнимые деньги («синица в руке») Кыргызстану с его дегра-дирующей экономикой важнее туманных обещаний («журавль в небе»)!

Собственно, как пишет Х. Хейдар, так же действуют и непосредственные участники ближневосточного конфликта, – к ним «в полной мере может быть применен принцип выбора между разными “птицами”». Они «прекрасно понимают», что то, «что они могут получить от американцев, абсолютно несравнимо с тем, что им туманно обещает Москва». Далее он продолжает: «Арабы считают, что только Соединенные Штаты, имеющие стратегические отношения с Израилем в сфере финансов, вооружений и политики, способны оказать давление на еврейское государство в интересах создания предпосылок, необходимых для мирного процесса, включая остановку поселенческой деятельности и принятия Израилем принципа двух государств. А, кроме того, – продолжает он, – только Соединенные Штаты способны предоставить гарантии безопасности и финансовую помощь и арабским странам, и Израилю в условиях вероятного развития мирного процесса».

Что ж, это опять комментарий автора статьи в «Аль-Хайят» к одному из разделов речи российского президента в штаб-квартире ЛАГ, когда Д.А. Медведев, следуя за его спичрайтерами, говорил о «разбалансированности глобальных механизмов», о «резком» возрастании «роли региональных и субрегиональных структур», о бурном развитии «процессов регионализации», что было всего лишь новой формой (тем более, когда чуть ли не была проведена параллель между ЛАГ, с одной стороны, ШОС и почти мифическим БРИК, с другой) бесконечного российского призыва к (давно уже, на самом деле, существующему) многополярному миру. Да и если внимательно взглянуть на текст статьи Х. Хейдара и на каирскую речь российского президента, то таких внутренних комментариев и внутренней полемики будет слишком много.

Тогда возникает вопрос, – а на что же способна Россия? Х. Хейдар дает на него, конечно же, свой ответ: «Россия может предложить государствам региона только продаваемое ею оружие. Но региональный рынок оружия вступит в период стагнации, если американцы продемонстрируют серьезность своего стремления добиться окончательного урегулирования». Но не совпадает ли ответ хорошо осведомленного журналиста, публикующего свои статьи в очень информированном издании, с куда как более значимым мнением арабских политиков?

Для России это пессимистический вывод, поскольку ее «журавль», если исходить из этого вывода, остается невостребованным. Но этот вывод подкреплен, в том числе, и тем, как египетская пресса освещала визит российского президента, как и позицией (не отвергающей, но и не видящей в ней особой необходимости) ЛАГ по вопросу о московской конференции.

Впрочем, и автор этой статьи, скорее (пусть против своего желания, вынужденно), склоняется к арабской точке зрения, выраженной цитировавшейся им статьей. Но, наверное, это происходит потому, что с арабской прессой он знакомится чаще и детальнее, чем с прессой на родном для него языке.


Г.Г. Косач
Источник: "Институт Ближнего Востока "


 Тематики 
  1. Ближний Восток   (499)
  2. Россия   (1216)