В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Саммиты ШОС и БРИК в СМИ Британии и США

Банкротство американской империи ("RINF News", Великобритания)

На этой неделе заканчивается эпоха правления доллара в качестве мировой резервной валюты. Она же знаменует собой начало периода ужасающего экономического и политического упадка Соединенных Штатов. Американская империя испускает последний вздох. Все кончено. Возврата к прошлому не будет. И впереди нас ждет нечто очень, очень болезненное.

Барак Обама, криминальные кланы Уолл-стрит и их помощники – контролируемые большим бизнесом СМИ, выдающие вздорные сплетни и пустую болтовню за новости в тот момент, когда страна переживает жесточайший экономический кризис в своей истории – возможно, сумели одурачить нас, американцев, но остальной мир отлично понимает, что мы – банкроты. И черта с два другие страны будут продолжать поддержку завышенного курса доллара и гигантского дефицита нашего федерального бюджета, уже превысившего 2 триллиона, за счет которого мы оплачиваем экспансию Америки в Евразии и финансовую пирамиду, в которую превратился наш капитализм. Они взяли нас за горло, и теперь начнут сжимать пальцы.

В понедельник и вторник в российском Екатеринбурге (бывшем Свердловске) проходит встреча председателя КНР Ху Цзиньтао (Hu Jintao), российского президента Дмитрия Медведева и других лидеров шести стран-участниц Шанхайской организации сотрудничества. США, обратившиеся с просьбой об участии в саммите в качестве наблюдателя, получили отказ. Советую повнимательнее присмотреться к тому, что там происходит. Это собрание представляет собой, по словам экономиста Майкла Хадсона (Michael Hudson), 'самую важную встречу на высшем уровне с начала 21 века'.

На ней наши крупнейшие торговые партнеры делают первый шаг по пути к замене доллара другой мировой резервной валютой. Если они успешно доведут это дело до конца, курс доллара рухнет, импортируемые Америкой товары, в том числе нефть, резко подорожают, процентные ставки возрастут, а безработица примет такие масштабы, что последние месяцы покажутся нам верхом благополучия. Услуги, предоставляемые населению региональными и федеральными властями, будут сокращены в объеме или просто аннулированы из-за недостатка средств. США станут похожи на Веймарскую республику или Зимбабве. Обама, которого сегодня многие считают чуть ли не Спасителем, вдруг станет выглядеть жалким и никчемным слабаком. Озлобление, ставшее в последние недели причиной нескольких убийств и преступлений на почве нетерпимости, охватит широкие массы обездоленного и растерянного рабочего и среднего класса. Представители этих классов потребуют наказания виновных, радикальных перемен, порядка и нравственного обновления, что не преминет им пообещать разношерстная свора протофашистов – от правых христиан до отморозков, распространяющих риторику ненависти через Fox News.

Я позвонил Хадсону, заинтересовавшись его статьей, опубликованной в понедельник в Financial Times. Она называется 'Екатеринбургский перелом: дедолларизация и конец военно-финансовой гегемонии США' ('The Yekaterinburg Turning Point: De-Dollarization and the Ending of America's Financial-Military Hegemony'). Хадсон отмечает: 'Возможно, Екатеринбург войдет в историю как место, где нашел свой конец не только последний русский царь, но и американская империя'. Его статью стоит прочесть, как и исследование Джона Ланчестера (John Lanchester) о характере международной банковской системы под заголовком 'Все кончено' ('It's Finished'), наводящее на весьма тревожные мысли – оно появилось в выпуске London Review of Books от 28 мая.

'Это означает конец доллара, – пояснил Хадсон в разговоре со мной. – Это означает, что Китай, Россия, Индия, Пакистан и Иран официально создают военно-финансовый блок, чтобы выставить Америку из Евразии. Дефицит платежного баланса связан прежде всего с военными ассигнованиями. Половина избыточных расходов США идет на военные нужды. В конечном итоге это дефицитное финансирование зависит от зарубежных банков, от центральных банков. У них нет другого выбора, кроме как возвращать нам полученные от нас деньги, скупая американские государственные облигации. Получается, что азиатские страны финансируют собственное 'окружение' нашими военными базами. Их вынуждают принимать долларовые обязательства, которые никогда не будут рефинансированы. Они платят за военную агрессию Америки против самих себя. И естественно, им хочется положить этому конец'.

Китай, указывает Хадсон, уже заключил двусторонние торговые соглашения с Бразилией и Малайзией, предусматривающие взаиморасчеты не в долларах, фунтах или евро, а в юанях. Россия обещает перейти на расчеты с другими странами в рублях и их собственных валютах. Председатель китайского Центробанка в открытую призывает отказаться от доллара в качестве резервной валюты, заменив его принятыми в МВФ 'специальными правами заимствования'. Какой будет эта новая система, пока неясно, но 'бегство от доллара' явно уже началось. Цель всех этих шагов, по словам российского президента – создать 'многополярный' миропорядок, который разрушит экономическую, а значит и военную гегемонию Соединенных Штатов. Китай лихорадочно расходует свои долларовые резервы на скупку промышленных предприятий и недвижимости по всему миру, избавляясь от запасов американской валюты. Именно поэтому Aluminum Corp. of China была готова пойти на беспрецедентные уступки в ходе неудачной попытки заключить сделку на 19,5 миллиардов долларов о покупке акций австралийской горнодобывающей компании Rio Tinto. Она отчаянно пытается сбыть с рук имеющиеся у нее доллары.

'Китай пытается потратить как можно больше имеющихся у него долларов, заключая сделки по принципу 'деньги в обмен на ресурсы', – поясняет Хадсон. – Они расплатятся этими долларами со странами, готовыми продавать свои сырьевые ресурсы, поскольку Америка не желает продавать им свои высокотехнологичные активы, даже Unocal, опасаясь 'желтой опасности'. Пекин понимает, что очень скоро его долларовые резервы полностью обесценятся'.

Архитекторы этой новой глобальной системы взаиморасчетов хорошо осознают: сломав хребет доллару, они покончат и с американской гегемонией в военной сфере. Без нынешнего 'замкнутого цикла' постоянных заимствований финансировать наши военные расходы невозможно. Официальный объем военного бюджета США на 2008 финансовый год составляет 623 миллиарда долларов, и это без учета ассигнований на исследования в ядерной области и др. Военный бюджет Китая – страны, стоящей на втором месте в мире по оборонным ассигнованиям, – по данным ЦРУ составляет 65 миллиардов долларов.

Наш дефицит платежного баланса связан с тремя факторами. Во-первых, это торговля: Америка импортирует больше, чем экспортирует. Во-вторых, это движение капиталов: Уолл-стрит и американские корпорации скупают зарубежные компании. Третий, и самый серьезный источник дефицита платежного баланса последние полвека представляют собой расходы Пентагона. Все эти годы наш дефицит связан в первую очередь именно с военными ассигнованиями. Найдите таблицу номер 5 в Отчете о платежном балансе, опубликованном в ежеквартальном бюллетене Survey of Current Business, и взгляните на графу 'военные расходы'. Вы поймете, откуда берется дефицит.

Для финансирования нашей экономики, давно уже и на постоянной основе переведенной на военные рельсы, мы наводняем мир долларами. Иностранные реципиенты передают эти доллары своим Центробанкам, меняя их на национальную валюту. В результате у последних возникает проблема. Если они не потратят полученные доллары в США, курс их национальных валют по отношению к американской поползет вверх. От этого пострадают экспортеры. Таким образом, Америка получает возможность на полную мощность включать печатный станок, финансируя импорт, покупку зарубежных активов и наращивание нашей военной мощи, и одновременно гарантируя дальнейшее приобретение наших государственных облигаций государствами вроде Китая. Теперь, однако, этот 'круговорот', похоже, близится к концу. Когда мы не сможем заваливать долларами иностранные Центробанки, и никто не станет покупать наши облигации, американская империя рухнет. Безудержные военные расходы – до триллиона долларов в год с учетом косвенных ассигнований – станут невозможны.

'Нам придется самим финансировать свои военные расходы, – предупреждает Хадсон, – и сделать это можно только за счет резкого сокращения зарплат. Классовая борьба снова с нами. Уолл-стрит это понимает. Именно поэтому он заставил Буша и Обаму раздать большому бизнесу 10 триллионов долларов: в результате подобного разграбления государства его воротилы получили достаточно денег, чтобы выжить'.

Отчаянные попытки преодолеть финансовый крах за счет заимствований привели к беспрецедентному со времен Второй мировой войны государственному вмешательству в экономику. Кроме того, из-за этого мы оказались в 'неизведанных водах'.

'По сути нам пришлось начать войну, чтобы выбраться из ямы, в которую нас столкнула наша же экономическая система, – пишет Ланчестер в London Review of Books. – Подобные действия не имеют образца или прецедента, и никто не может утверждать, что, мол, все нормально, они вписываются в ту или эту модель капитализма. . . нет такой модели. Капитализм не должен так работать, у нас нет 'дорожной карты', чтобы сориентироваться в происходящем'.

Когда доллар рухнет, стоимость жизни – от питания до медицинских услуг – станет непосильной для подавляющего большинства американцев. Пенсионные фонды региональных и муниципальных органов власти растают как снег, и их придется закрыть. Государство вынуждено будет распродавать объекты инфраструктуры – в том числе дороги и транспортные средства – частным корпорациям. Приватизированные коммунальные службы – помните Enron? – будут постоянно повышать тарифы за услуги населению, прежде регулировавшиеся и субсидировавшиеся государством. Коммерческая и частная недвижимость потеряет больше половины своей нынешней стоимости. Если сегодня рыночная стоимость 25% американских домовладений оказалась меньше взятых под них ипотечных кредитов, то вскоре с такой ситуацией столкнутся почти все собственники жилья. Получить кредит будет трудно, а продать недвижимость без больших убытков – невозможно. Наши городские кварталы будут представлять собой печальное зрелище – пустые магазины, заколоченные дома. По стране прокатится эпидемия выселений за долги. Массы бездомных выстроятся в очереди за бесплатным супом. Контролируемые большим бизнесом СМИ – уже сегодня примитивные и банальные – будут работать день и ночь, отвлекая нас бессмысленными сплетнями и зрелищами, сексом, сценами беспричинного насилия, 'ужастиками' и пустопорожними политическими дебатами. Американское общество будет состоять из гигантского обездоленного 'низшего класса' и крохотной властной олигархии, управляющей жестокой и беспощадной системой 'неофеодализма' из неприступных 'замков'-резиденций. Всякого, кто дерзнет сопротивляться, заставят замолчать – зачастую силой. За гигантские злоупотребления нашей правящей элиты придется заплатить нам – очень дорого и очень скоро.


Крис Хеджес (Chris Hedges)
Источник: "ИноСМИ"



* * *


БРИК или брак? ("Foreign Policy", США)

Эндрю Вайс – директор Центра по изучению России и Евразии при Rand Corporation. Он занимал целый ряд важных постов в Совете национальной безопасности США, в госдепартаменте и министерстве обороны при администрациях Билла Клинтона и Джорджа Буша.

Во вторник 16 июня лидеры стран БРИК (Бразилии, России, Индии и Китая) проводят в российском городе Екатеринбурге свой первый самостоятельный и отдельный саммит. Легко можно представить себе, как экономист из Goldman Sachs Джим О'Нилл (Jim O'Neill), который изобрел в 2001 году термин "БРИК", широко улыбается, стоя возле китайского лидера Ху Цзиньтао (Hu Jintao), и делает наброски для новой версии книги "Присутствовал при создании" ("Present at the Creation" – мемуары бывшего государственного секретаря Дина Ачесона (Dean Acheson), посвященные формированию мирового порядка эпохи "холодной войны").

Выбор времени для проведения саммита БРИК вряд ли был случаен. Он проходит всего за несколько недель до визита американского президента Барака Обамы в Москву и встречи "большой восьмерки" в Л'Аквила, Италия. Данное мероприятие венчает собой месяцы работы с важными и в основном конструктивными политическими шагами и громкими заявлениями представителей БРИК, которые продемонстрировали, что командные высоты мировой экономики больше не принадлежат исключительно членам так называемой "большой тройки" в лице Соединенных Штатов, Евросоюза и Японии.

Но чтобы страны БРИК превратились в архитекторов послекризисной международной финансовой системы, не говоря уже о превращении в хозяев нового мирового порядка, потребуется нечто большее, чем коллективные снимки на память, возвышенные заявления в пресс-релизах и исследовательские доклады Goldman Sachs. Кроме того, совершенно не ясно, достаточно ли готова Россия, которую подкосила мощная рецессия и которая по-прежнему зависит от экспорта энергоресурсов, играть непомерную для нее роль вершительницы судеб будущего.

Страны БРИК вполне правомерно разгневаны безрассудными действиями западных финансовых институтов и государств, которые инициировали беспрецедентное уничтожение материальных богатств, калечащей и далекой от завершения корректировкой глобального дисбаланса, а также болезненным спадом промышленного производства и международной торговли. Переоценка рисков за прошедшие 12 месяцев нанесла ущерб ценности активов стран БРИК (несмотря на последствия недавнего восстановления цен на акции на развивающихся рынках). Она перекрыла выгодный и необходимый для них приток финансов и инвестиций. Страны БРИК, держащие огромные средства в долларовых ценных бумагах и долларовых резервах, особенно обеспокоены резким ростом дефицита бюджета в США и возможностью того, что Вашингтон попытается снизить свою долговую нагрузку, ослабив доллар.

Но сопровождается ли обеспокоенность БРИК своими проблемами, а также стремление этих стран иметь больше прав и веса в таких институтах как "большая двадцатка", МВФ, Всемирный банк и ВТО, весомым и значимым видением перспективы? Это весьма сомнительно.

Грязный секрет Екатеринбурга заключается в том, что у стран БРИК мало общего в плане политических целей и интересов. Россия и Китай выступили с детальными предложениями о снижении зависимости от доллара как главной общемировой резервной валюты. Но ни рубль, ни юань в ближайшее время, да и в более отдаленной перспективе, не станут свободно конвертируемыми валютами, а их ликвидность не идет ни в какое сравнение с долларом. Да, Китай, Россия и Бразилия говорят об использовании ценных бумаг МВФ для диверсификации резервов своих центробанков (за счет казначейских ценных бумаг США). Но они постараются избежать резких шагов, которые в краткосрочной перспективе могут снизить стоимость их вложений.

И это отнюдь не группа равных партнеров. Если русские радуются любой возможности, чтобы ущипнуть Вашингтон, то остальные на самом деле стремятся к сближению с администрацией Обамы. Ху Цзиньтао, который озабочен мировым экономическим кризисом и мощными угрозами внутренней стабильности и экономической жизнеспособности Китая, вряд ли захочет заниматься геополитическими играми в расчете на эффект и на зрителя. (В конце концов, именно Китай помешал выражению одобрения российскому вторжению в Грузию на августовском саммите Шанхайской организации сотрудничества, которая проходила в столице Таджикистана Душанбе.) У бразильского президента Луиса Инасиу Лулы да Силвы (Luiz Inácio Lula da Silva) и премьер-министра Индии Манмохана Сингха (Manmohan Singh) есть свои четко выраженные приоритеты: они хотят сохранить экономический рост, ослабить социальные последствия кризиса и ускорить внутренние реформы. Они не заинтересованы в том, чтобы создавать проблемы.

Россия все больше выглядит в составе БРИК как "четвертый лишний". И вызвано это не только тем, что ее экономика в гораздо худшем положении, чем у остальных (согласно прогнозам МВФ, снижение ВВП в 2009 году составит там 6,5 процента). В значительной мере проблема России в усиливающемся благодушии и самоуспокоенности перед лицом самого тяжелого после августа 1998 года экономического кризиса. Сегодня, когда нефть вернулась к отметке выше 70 долларов за баррель, надежды на запоздалые структурные реформы начинают угасать.

За ярким исключением в лице министра финансов Алексея Кудрина на недавнем Петербургском экономическом форуме доминировали заявления государственных чиновников о том, что экономический кризис достиг своего дна. Они не предлагали почти никаких способов по устранению вопиющих недостатков российского банковского сектора, по выходу из углубляющейся рецессии в главных странах ЕС, которая приводит к снижению спроса на российские энергоресурсы и сырье, а также по противодействию скачку социальной напряженности в таких моногородах как Пикалево, где рабочие в этом месяце перекрыли автодороги.

Пока на российской тарелке лежат все эти нерешенные проблемы, помпезность и пышность церемоний саммита БРИК может принести гораздо больше убытков, чем рассчитывают его устроители.


Эндрю Вайс
Источник: "ИноСМИ"


 Тематики 
  1. ШОС   (51)
  2. БРИК   (81)
  3. Мир под эгидой США   (1322)
  4. США   (942)