В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Лондонский саммит G20 - символ начала эпохи "многополярного мира"

Предстоящий саммит "большой двадцатки" может занять в современной истории совершенно особое место. Дело в том, что в течение нескольких последних десятилетий на планете не проводилось ни одной совместной встречи мировых лидеров, которые имели бы столь насущную и затрагивающую интересы каждого жителя планеты повестку дня. По большому счету, эта повестка в виде необходимости принятия пакета незамедлительных антикризисных мер и явилась причиной для принципиального изменения формата встречи в верхах, когда место "восьмерки" заняла "группа двадцати". Ведь в странах, входящих в эту группу, проживает две трети населения планеты, на них приходится приблизительно 90 проц. мирового ВВП и 80 проц. мировой торговли.

Этот международный институт, во главе которого, согласно ротации стран-участниц, в нынешнем году встала Великобритания, был создан в декабре 1999 года по инициативе глав финансовых ведомств промышленно развитых стран "семерки" с целью налаживания диалога со странами развивающейся экономики по ключевым вопросам экономической и финансовой политики. В состав группы входят Австралия, Аргентина, Бразилия, Великобритания, Германия, Канада, Китай, Республика Корея, Индия, Индонезия, Италия, Мексика, Россия, Саудовская Аравия, США, Турция, Франция, Южная Африка, Япония и Европейский союз.

В заседаниях Группы от Евросоюза ранее всегда участвовали представитель страны, председательствующей в ЕС, и президент Европейского центрального банка. Кроме того, в них традиционно принимают участие президент Всемирного банка /ВБ/, директор-распорядитель Международного валютного фонда /МВФ/ и председатели совместных органов ВБ и МВФ.

До осени теперь уже минувшего года наивысшим уровнем работы группы был формат ежегодных встреч министров финансов и глав Центробанков. При этом подобные встречи всегда проводились в стране, которая была председателем группы. В этой роли уже успели побывать Канада /с конца 1999 по 2001 год включительно/, Индия /2002 г./, Мексика /2003 г./, ФРГ /2004 г. /, КНР /2005 г./, Австралия /2006 г. /, Южная Африка /2007 г./ и Бразилия /2008 год/.

Однако 14-15 ноября 2008 года в Вашингтоне впервые прошел саммит "двадцатки", главной целью которого стал поиск выхода из глобального экономического кризиса и путей реформирования мировой финансовой системы. Острота темы и необходимость выработки в кратчайшие сроки скоординированной антикризисной политики потребовали участия в этой встрече глав государств и правительств стран- членов группы. Россию на этом форуме представлял президент Дмитрий Медведев. В саммите также принял участие генеральный секретарь ООН, глава Еврокомиссии и руководители ведущих международных организаций. Встреча ставила перед собой задачу провести подробный анализ причин кризиса и создать рабочие группы для выработки нового международного финансового соглашения.

Подготовка к проведению очередного, лондонского саммита "Группы 20", намеченного на 2 апреля, а также участие в скоординированных действиях мирового сообщества в его борьбе с последствиями глобального кризиса являются нынче определяющим вектором британской внешней политики. В программе правительства Гордона Брауна, основные положения которой были зачитаны осенью прошлого года в тронной речи королевы Елизаветы II, сказано, что участникам предстоящего саммита "большой двадцатки" предстоит решить четыре главные задачи.

Во-первых, им надлежит оценить уровень прогресса в исполнении плана действий по усилению регулирования деятельности финансовых рынков.

Во-вторых, обсудить воздействие уже принятых макроэкономических решений на мировую экономику.

В-третьих, обозначить ясные пути реформирования международных финансовых институтов.

И, в-четвертых, сфокусировать свое внимание на путях генерирования глобального экономического роста и увеличения рабочих мест.

7 января министр финансов Великобритании Алистер Дарлинг направил всем странам-членам "двадцатки" письмо, в котором от имени страны-председателя призвал всех участников предстоящего саммита достичь соглашения об ужесточении регулирования финансовых рынков.

"Мы нуждаемся в более жестком финансовом регулировании. Предназначение финансовой системы, состоящее в том, чтобы играть ключевую роль в экономике, распределяя капитал, управляя рисками и облегчая финансовые операции, было существенно подорвано", – отметил Дарлинг в письме, которое, помимо стран-участниц саммита, было одновременно отправлено в Международный валютный фонд и во Всемирный Банк. "По этой причине, – продолжал глава британского казначейства, – нашей первостепенной целью будет возврат доверия на финансовые рынки".

По мнению Дарлинга, в наступившей на планете кризисной ситуации мировому сообществу необходимо достичь согласованного изменения в системе работы международных регулирующих институтов и форм сотрудничества национальных структур, которые занимаются регулированием финансовых рынков.

19 февраля Браун представил британской и мировой общественности разработанный правительством лейбористов план "Дорога к лондонскому саммиту", который можно назвать своеобразной повесткой дня саммита большой "двадцатки". Документ представляет собою пакет скоординированных на международном уровне мер по возвращению обстановки стабильности на мировые рынки. Как утверждается, эти меры призваны заложить курс устойчивого восстановления глобальной экономики.

Основной задачей, которую ставит перед собой Великобритания как организатор саммита "двадцатки", является стимулирование активизации глобальной экономики и содействие уменьшению как глубины, так и продолжительности общемировой рецессии.

План включает три главных постулата. В первом из них заявлено о необходимости принятия всех надлежащих мер для стабилизации ситуации на финансовых рынках, чтобы дать возможность населению и бизнесу пережить период рецессии. Прежде всего, речь здесь идет о быстрой активизации работы финансовых институтов, чтобы население могло снова получить доступ к займам, а у деловых структур, благодаря предоставленным им кредитам, появились бы ресурсы для инвестирования в перспективные проекты.

Второй постулат гласит, что сегодня возникла наглядная необходимость реформирования и укрепления глобальной финансовой и экономической систем для восстановления необходимого к ним доверия.

В третьем постулате утверждается прямая необходимость перевода глобальной экономики на путь устойчивого роста, при условии, что это найдет отражение не только в экономической, но также в социальной и природоохранной сферах, причем таким образом, чтобы эти позитивные моменты могла бы ощутить на себе и беднейшая часть населения планеты.

В документе также заявлено, что мировому сообществу надлежит отказаться от протекционизма и создать прозрачный механизм мониторинга исполнения обязательств по облегчению доступа к торговому капиталу.

В плане также содержатся призывы к устранению существующих недостатков в системе международного регулирования, реформированию международных финансовых институтов, созданию системы быстрого предупреждения об угрозе возникновения кризисов, которая предусматривает усиление роли Международного валютного фонда.

Чтобы все эти инициативы получили поддержку новой администрации США, в самом начале марта Браун отправился в Вашингтон. Показательно, что там он не только встретился с президентом Бараком Обамой, но и выступил на совместном заседании обеих палат конгресса США.

Как информировала газета "Таймс", главным моментом речи британского премьера был "обращенный к Америке призыв отказаться от протекционизма и защитить планету". Браун также призвал мировых лидеров "воспользоваться моментом" и углубить международное сотрудничество, направленное на борьбу с кризисом. Британский премьер также предложил принять на лондонском саммите "двадцатки" новые правила и стандарты банковской отчетности и прозрачности. По мнению Брауна, США и еще несколько стран не могут, как он выразился, "нести все бремя", связанное с сокращением учетных ставок в целях оживления кредитных рынков.

Привычный для последних десятилетий прочный союз Вашингтона и Лондона сохранился не только на политическом и военном, но и на экономическом поле. И тем контрастнее выглядит на этом фоне позиция ведущих держав континентальной Европы, что четко продемонстрировали два события середины марта: визит в британскую столицу канцлера Германии Ангелы Меркель и встречи министров финансов "двадцатки" в английском Хоршеме.

Меркель прибыла в Лондон 13 марта. И хотя она и провела консультации с Брауном с целью согласования позиций сторон в рамках подготовки к предстоящему саммиту, однако британские обозреватели не преминули заметить, что случилось это уже после того, как Германия уже согласовала свою позицию по повестке дня саммита G20 с Францией и теперь ведет работу в этом направлении с другими странами "двадцатки". Как известно, Берлин и Париж выступают против новых программ государственной поддержки экономической конъюнктуры в Европе, на чем настаивает официальный Вашингтон. Британская же позиция в этом вопросе куда ближе к американской.

Ангела Меркель сдержанно высказалась в отношении целесообразности принятия дополнительных мер финансового стимулирования на предстоящем саммите. Она намекнула на отсутствие необходимости – по крайней мере, у Германии – прибегать к дополнительным финансовым инъекциям помимо тех, что ее страна уже сделала или обязалась сделать.

Аналогичной позиции придерживалась и министр экономики Франции Кристин Лагард. На состоявшейся параллельно с визитом Меркель в английском Хоршеме встрече глав финансовых и экономических ведомств стран "двадцатки" она, с одной стороны, заявила, что оптимистически смотрит на возможность достижения министрами прогресса, но при этом заявила, что позиция Парижа состоит в том, чтобы дать странам возможность оценить эффективность уже принятых антикризисных мер прежде, чем приступать к новым бюджетным вливаниям в экономику.

По мнению газеты, высказывания Меркель и Лагард "уничтожили предложения", которые совместно выдвинули Браун /как лидер страны, председательствующей в "двадцатке"/ и президент США Барак Обама с надеждой возродить активность на мировых рынках.

Вместе с тем, на саммите финансовой "двадцатки" в Хоршеме глава британского минфина Алистер Дарлинг дал понять , что странам-участницам G20 надлежит не выносить имеющиеся противоречия на первый план и объединиться в вопросе о выработке общей стратегии преодоления последствий глобального кризиса. При этом он признал, что по ряду моментов единства в позициях США и стран ЕС не наблюдается.

Во встрече в Хоршеме принял участие и министр финансов РФ Алексей Кудрин. В рамках визита в Великобританию он также принял участие в заседании министров финансов стран БРИК /Бразилия, Россия, Индия и Китай/. По завершении этой встречи российский вице-премьер заявил, что страны БРИК готовы к более смелым и решительным действиям по реформе МВФ и международных финансовых институтов.

Есть в целом желание ускорить реформу международных финансовых институтов. БРИК готова на более смелые решения, чем мы можем ожидать от других стран", – подчеркнул Кудрин.

По итогам заседания "финансовой двадцатки" было обнародовано коммюнике, в котором участники встречи заявили о своей приверженности оказанию помощи новым и развивающимся экономикам в условиях изменения потоков капиталов. Главы министерств финансов и экономики указали на "крайнюю необходимость использовать все возможности для мобилизации ресурсов, рекапитализации банков, инфраструктуры, финансирования торговли и социальной поддержки". Они также заявили о "необходимости значительно повысить ресурсы Международного валютного фонда". Главы финансовых ведомств приветствовали включение всех стран- членов G20 в Финансовый форум стабильности. Министры обязались предпринять дальнейшие решительные шаги по восстановлению глобальной экономики, кредитного потенциала банков и осуществлению реформ в целях укрепления мировой финансовой системы.

По итогам финансовой "двадцатки" в Хоршеме приняты решения по регулированию инструментов финансового рынка и недопущению возникновения инструментов типа американских ипотечных бумаг второго эшелона, которые выступили катализатором нынешнего финансового кризиса.

Министры финансов "двадцатки" приняли решение по разработке новых инструментов учета рисков, отражения их на балансе компаний, мониторинг этих рисков и их регулирование, "чтобы они не накапливались и не взрывались как мыльные пузыри". Такие механизмы уже практически выработаны и вскоре будут закреплены в требованиях регуляторов.

Британский министр по делам международного развития Дуглас Александер дал понять, что противоречия в позициях, с одной стороны, США и Великобритании, а, с другой, стран континентальной Европы, не столь велики, как многие пытаются это преподнести. "Мы получили согласие каждого, кто сидел за круглым столом, что они будут делать все, что необходимо, и столь долго, сколько это будет необходимо, и это посылает важный сигнал рынкам", – подчеркнул он. Британский министр также сообщил, что участники встречи сошлись во мнении, что каждая страна-участница саммита будет самостоятельно определять размеры помощи своим экономикам.

Как заметил президент российского Фонда "Политика" Вячеслав Никонов, Соединенные Штаты, которые породили кризис и в то же время ощутили сильные его удары, нынче переживают перемены, которые по американским меркам сродни революционным.

По его мнению, сейчас в мире наблюдается волна серьезных политических и геополитических сдвигов. И важнейший из них – "заметный рост влияния крупных развивающихся стран при очевидном кризисе "западноцентричного" взгляда на мир и политики однополярного доминирования".

Источник: по материалам ИТАР-ТАСС
При полном или частичном использовании данного материала ссылка на rodon.org обязательна.






КОММЕНТАРИЙ

Экономика не перестает быть главным инструментом, продвигающим процессы глобализации. Выход на политическую арену международной организазации G20 вносит в процессы интеграции изменения, призванные придать процессам глобализма новый импульс. Этот импульс будет предан за счет активного включения в процессы экономической интеграции уже не только развитых государств западного мира, но и большой группы развивающихся стран. Развивающиеся страны и ранее принимали участие в экономических саммитах G7, но их права и возможности влияния на принимаемые решения были крайне ограничены. Теперь же, благодаря кризисным явлениям в мировой экономике, включение развивающихся стран в процессы мировой экономической интеграции на правах активных игроков, а не наблюдателей, происходит ускоренными темпами.

Но претерпит ли какие-то серьезные изменения существующуя система либеральной рыночной экономики, лежавшая в основе докризисных интеграционных процессов? Из того, что очевидно уже сегодня, можно сделать вывод, что развернувшаяся полемика в предверии саммита G20 происходит не по вопросам кардинального изменения существующей системы, а лишь вокруг возможностей ее частичного реформирования. Причем наиболее активную позицию занимают западные государства. США и Великобритания выступают за то, чтобы сохранить максимум возможного в существующей мировой экономической системе, европейские же страны, Германия, Франция настроены на реформирование системы в сторону большей роли государств и большей социализации мировой экономической системы.

Очевидно, что любые радикальные предложения (если они прозвучат от кого-либо, что маловероятно) по ограничению роли таких паразитарных экономических институтов мировой рыночной экономики, как фондовые биржи, будут заблокированы совместно и США и Британией и Германией и Францией. И уж совсем нет никаких оснований надеяться на то, что в основу мировых интеграционных процессов, хоть в какой-то мере, будет положена этика, а не внеэтичная экономика. Так что ожидать смены устоев существующего либерал-космополитического мироустройства не приходится. Частичное ограничение роли западных государств, за счет включения в процессы формирования мировой экономической системы государств с развивающейся экономикой, придаст процессам глобализации большую политическую устойчивость и будет являться существенным продвижением в деле объединения мира на внеэтичных основах.

Роль США как мирового лидера может в этом случае уменьшаться (также как и роль доллара, как мировой валюты), но фактически оказывается, что это уменьшение роли происходит ровно настолько, насколько это содействует, а не препятствует становлению глобального мироустройства на существующих основах. В случае же необходимости, или реальных угроз либерал-космополитическому мироустройству военная и геостратегическая мощь американской государственности будет задействована в соотвествующей этим угрозам мере.

С т.з. метаистории, как видится, происходит продвижение планетарных планов по объединению мира на внеэтичных основах либерал-космополитизма, но с изменением тактики этих процессов. Если ранее в эти планы входило постепенное уничтожение тех государств, за которыми стоят мощные трансфизические силы (Югославия, Ирак), то теперь, в целях хоть какого-то соотвествия декларируемым принципам либерал-космополитизма, происходят процессы включения всех государств в либерал-космополитическое мироустройство, с целью придания максимально возможной устойчивости и необратимости этих процессов. В этом случае вопрос о том какие трансфизические силы, когда и каким образом будут устраняться, по мере становления и укрепления глобального мироустройства, может быть решен в русле этих планов, даже и без применения военной силы.

Реальной альтернативой этих процессов могут быть не споры о новой роли тех, или иных государств в меняющейся конфигурации глобального мироустройства, а утверждение приоритета этики, как в вопросах экономического, так и политического строительства объединяющегося мира.

 Тематики 
  1. G8   (33)
  2. Многополярный мир   (366)
  3. Глобальная экономика   (467)
  4. Мировой финансовый кризис   (265)