В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Геополитический вызов саммита "G20"

Начавшийся с падения Берлинской стены и распада СССР период либеральной глобализации, получившей также название Вашингтонского консенсуса, закончился 15 сентября 2008 года. В этот день пал известный инвестиционный американский банк "Леман Бразерз". Под его обломками была похоронена финансовая мощь Соединенных Штатов – система инвестиционных банков, фактически представлявших собой мировой финансовый рынок.

С 15 сентября 2008 года начался отсчет новой эпохи, очертания которой еще не столь ясны. Впереди борьба за будущее, которое во многом будет зависеть от расклада мировых сил.

Открывающийся в Лондоне саммит "большой двадцатки" является тем рингом, на котором произойдет одна из первых и поэтому исключительно важная схватка. Главным мировым державам еще предстоит определить свои собственные возможности и силы, а также силы и возможности своих оппонентов и возможных союзников.

При этом Соединенные Штаты и Великобритания ведут оборонительную борьбу: для них важно сохранить как можно большую часть своего бывшего тотального контроля над мировым финансовым рынком. А новым, быстро растущим державам из группы, которая получила название БРИК /Бразилия, Россия, Индия, Китай/, предстоит занять в мире новое и еще не совсем понятное даже им самим геополитическое и экономическое положение. Идет смена эпох, мир вступает в новую стратегическую и геополитическую реальность.

Кризис замедлился, но стал шире

Спустя 4,5 месяца после вашингтонского саммита "большой двадцатки" лидеры входящих в нее государств снова проводят свою встречу в верхах. На этот раз – 2 апреля в Лондоне, так как председателем "двадцатки" в нынешнем году является Великобритания.

Что же изменилось между двумя саммитами?

Встреча в Вашингтоне была подготовлена в спешке, в период быстрого развития финансового кризиса. После банкротства 15 сентября 2008 года американского инвестиционного банка "Леман Бразерз" финансовая система США и всего мира была поставлена под угрозу системного краха.

Центральные банки ведущих индустриальных стран мира вынуждены были немедленно вмешаться в ситуацию, так как оказались единственными кредитоспособными банковскими учреждениями во всей финансовой системе. Правительства открыли государственные резервы, откуда широким потоком на счета частных банков хлынули гигантские средства.

Осенью минувшего года в мировой экономической повестке дня главным был вопрос о скорейшей стабилизации мировой банковской системы, восстановлении ее кредитоспособности.

Вторая ключевая проблема, обсуждавшаяся в деталях на вашингтонском саммите "двадцатки", – недопущение появления в мировой экономике протекционизма.

Сейчас, спустя почти четыре месяца, ситуация изменилась.

Во-первых, в целом была достигнута задача стабилизации мировой банковской и финансовой системы. Сейчас ей не угрожают неожиданный крах или полная потеря ликвидности, хотя многочисленные ведущие западные банки на сегодняшний день являются банкротами и только гигантская государственная финансовая помощь удерживает их на плаву.

Что касается второй проблемы, обсуждавшейся в Вашингтоне, то за прошедшее время значительного движения мира к протекционизму не наблюдалось. Есть отдельные решения правительств ряда стран, которые могут интерпретироваться как протекционистские, однако они эпизодичны и подвергаются критике со стороны международных организаций и отдельных государств.

Между тем, за прошедшие с ноября недели изменилась экономическая ситуация, и лондонский саммит проходит в более тяжелой ситуации с точки зрения положения в мировой экономике.

Хотя кризис и потерял скорость своего развития, он разросся и вовлек в свою орбиту как новые регионы и страны, так и новые секторы мировой экономики. Вслед за финансовым рынком удар кризиса пришелся по фондовому рынку и промышленности.

В четвертом квартале 2008 года во многих государствах произошло значительное падение как ВВП, так и объемов промышленного производства. В результате впервые за десятки лет в период экономического спада вошли сразу все ведущие индустриальные центры Запада – США, Евросоюз и Япония.

Сократился до 6,5 проц. годовых и экономический рост Китая, где сильно пострадало промышленное производство, ориентирующееся на экспорт.

В результате главной задачей нынешнего Лондонского саммита "большой двадцатки" является недопущение превращения нынешнего экономического спада в депрессию, отметил в беседе с корр.ИТАР-ТАСС представитель председателя встречи.

Отсюда, в отличие от Вашингтонского саммита, на встрече в Лондоне в качестве основной вынесена проблема стимулирования роста мировой экономики. Хотя между странами "двадцатки" и есть понимание необходимости скорейшего выхода из нынешнего кризиса и восстановления экономического роста, имеются однако и расхождения относительно методов стимулирования и сроках.

Если Соединенные Штаты и Великобритания, использовав все классические рычаги монетарной политики и опустив учетную банковскую ставку по доллару и фунту стерлингов до практически нулевого уровня, сейчас приступили к накачиванию денежной массы за счет увеличения оборотов печатного станка, то государства зоны евро Евросоюза придерживаются более консервативного подхода. По их мнению, которое громче других выражает Германия, нынешние отчасти лихорадочные и противоречивые действия Вашингтона и Лондона по многократному увеличению государственных расходов и безбрежной эмиссии долларов закладывают основу для нового и еще более мощного кризиса, который рискует разразиться лет через пять. "Нельзя тушить пожар бензином, нынешний кризис возник из-за раздачи в США и Евросоюзе компаниям и потребителям дешевых кредитов. А сейчас эти кредиты вообще стали бесплатными", – передает слова финансового советника канцлера Германии Ангелы Меркель Кристофа Шмидта лондонская газета "Файнэншл таймс". "В результате уже к 2015 году мы получим такой кризис, по сравнению с которым нынешний покажется умеренным", – цитирует издание его высказывание.

Организаторы Лондонского саммита предсказывают, что по вопросу о стимулах на встрече произойдет "серьезный разговор". Практически все страны "двадцатки" выработали и реализуют программы, призванные поддержать экономический рост.

Однако США, которые предпринимают наиболее активные усилия, хотя, как считают независимые обозреватели, и не всегда адекватные создавшейся ситуации, настаивают на новых, более крупных и носящих экстренный характер стимуляционных программах.

Особому давлению со стороны Вашингтона подвергаются страны зоны евро. По мнению американской стороны, Европейский центральный банк проводит излишне консервативную политику по оживлению спроса и ему следует более решительно использовать монетарные методы для расширенного кредитования рынка. В свою очередь, как показал прошедший 19 – 20 марта саммит ЕС, Германия, которая в целом высказывает мнение стран-членов зоны евро, выступает решительно против новых программ по стимулированию экономического роста.

Как заявила канцлер Германии Ангела Меркель, прежде чем создавать новые программы, необходимо удостовериться, что уже запущенные действуют и дают результаты. При этом следует учитывать, что в ряде стран ЕС стимулирующие пакеты еще только начали реализоваться.

Германия также считает, что подлинным залогом выхода из кризиса является полное восстановление нормальной работы мирового банковского сектора, а не стимуляционные программы.

Позиция Берлина победила на состоявшемся брюссельском саммите, когда Евросоюз отверг призывы Вашингтона увеличить финансовые вливания и расширить меры по экономическому оживлению.

Расхождения между США и странами зоны евро в этом плане весьма значительны, и едва ли на нынешнем саммите их удастся преодолеть.

Это дает основания уже сейчас говорить о возможной неудаче лондонской встречи для Соединенных Штатов: ведь поддержки со стороны Евросоюза в виде новых триллионов евро на запуск экономики и потребительского рынка не будет.

Противоречия во многом вызваны различными моделями социально-экономического развития США и Евросоюза, а также тем фактором, что американская экономика больше европейской пострадала от нынешнего кризиса.

Есть и еще один аспект, который расколол позиции блоков, расположенных по обеим сторонам Атлантического океана – это вопросы социальной стабильности общества.

Эта тесно связанная с рецессией новая тема, которая выносится на Лондонский саммит, носит сложный и многоплановый характер. По мнению лидеров ЕС, в союзе сложилась опасность социального взрыва в результате углубления кризиса. В первую очередь, социальной стороной нынешней ситуации обеспокоены ведущие индустриальные страны Евросоюза, где на волне роста новой безработицы усиливается недовольство широких слоев населения угрозой падения уровня жизни.

Евросоюз даже принял решение провести нынешней весной специальный социальный саммит, чтобы попытаться снизить социальную напряженность.

Между США и Евросоюзом налицо широкие расхождения, связанные с различиями в социальных моделях. Если Вашингтон мало обеспокоен влиянием кризиса на социальные аспекты жизни общества, то для Евросоюза данная тема носит ключевой характер. Именно поэтому Германия и Франция заявили накануне предстоящего саммита "двадцатки", что финансирование стабилизационных программ в социальной области, смягчение последствий безработицы являются не менее важным делом, нежели попытки реанимировать экономический рост.

При этом Евросоюз начал включать в программы стимулирования отдельные суммы, которые направляются в качестве дополнительных на социальные программы в странах ЕС. В результате сейчас общий уровень расходов ЕС на оживление экономики достигли 400 млрд евро или 3,3 проц. ВВП Евросоюза, заявил на днях глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу.

Между тем главные вопросы Вашингтонского саммита – мировая банковская система и финансовый рынок также будут фигурировать в качестве приоритетных в Лондоне. Однако они представлены теперь уже в иной плоскости.

В отличие от задачи стабилизации и спасения мировой финансовой системы от краха, которая стояла в вашингтонской повестке дня, в Лондоне стоит задача согласовать пути реформы архитектуры этой системы. Здесь также сохраняются серьезные разногласия между США, с одной стороны, и Германией и Францией, с другой.

Первоначально в ходе подготовки Лондонского саммита США и Великобритания действовали вместе, чтобы не допустить такой реформы финансового рынка, при которой произойдет утрата основных принципов так называемой англосакской системы либерального капитализма. Она основывается на примате рынка и свободного предпринимательства при минимальном контроле и вовлеченности государства.

Ей противостоят другие модели, в первую очередь германская, так называемый рейнский капитализм, и вариант французского капитализма, получивший название "дирижизма", который представляет собой одну из форм госкапитализма.

В течение последних 30 лет англосакская модель была господствующей в мировой финансовой системе, а с конца 90-х годов вообще стала абсолютной.

Однако по причине присущих ей недостатков доведенная до абсолюта эта модель и стала причиной нынешнего тяжелейшего кризиса.

Вашингтон и Лондон в течение последних месяцев предприняли ряд шагов, чтобы добиться от стран "двадцатки" гарантий относительно того, что основные положения англосакской финансовой модели будут сохранены в ходе предстоящей реформы. Но этого не получилось по ряду причин. Главная из них состоит в том, что в мире наблюдается огромное недоверие и даже обида на Вашингтон и Лондон, которые в течение десятилетий "учили других", как следует управлять экономикой, а сейчас не только вызвали тяжелейший кризис, но и не готовы взять на себя вину за него.

В результате, как отмечает британская газета "Таймс", на предстоящем саммите позиции США многократно ослабли в части, касающейся сохранения Вашингтоном контроля над мировым финансовым рынком. Практическую невозможность оставить без существенных изменений англосакскую модель косвенно признал и Лондон.

В последние месяцы Великобритания и США обсуждали вариант общей позиции на саммите в противовес попыткам Евросоюза в лице Германии и Франции кардинальным образом изменить архитектуру мирового финансового рынка и поставить его под международный контроль.

Однако неожиданно для всех на саммите Евросоюза 19 – 20 марта британский премьер-министр Гордон Браун "сдался" и "подписался" под франко-германским планом финансовой реформы, которая предусматривает высокую степень регулирования рынка.

Как отметила в этой связи 21 марта "Файнэншл таймс", британский премьер был вынужден принять положения этого плана, против которых он резко выступал в бытность министром финансов. При этом он фактически признал, что был не прав, превознося достоинства англосакской версии капитализма.

Весенний саммит Евросоюза одобрил введение более жесткого контроля на всем пространстве финансового рынка, включая хеджфонды, частные акционерные фонды, а также любые институты, действия которых способны вызвать системный риск.

Гордон Браун также поддержал создание общеевропейской системы установления правил работы на финансовых рынках, хотя надзор за отдельными компаниями остается в руках национальных органов.

Неожиданное изменение Лондоном своей позиции по вопросу о контроле со стороны межгосударственных органов было с энтузиазмом встречено лидерами Франции и Германии.

Таким образом, по мнению аналитиков, единый фронт Великобритания и США относительно подходов к реформе мирового финансового рынка перестал существовать. Однако это только усложнило ситуацию: Соединенные Штаты, по словам источников в Белом доме, не пойдут на демонтаж мирового финансового рынка, который ослабил бы позиции американских банков. Это фактически открыто дал понять в середине марта президент Барак Обама, заявив, что Вашингтон на Лондонском саммите "большой двадцатки" не будет брать на себя никаких конкретных обязательств.

Как представляется, Великобритания отошла от США именно по причине фактической бесперспективности принятия на нынешнем саммите каких-либо конкретных глобальных решений по реформе архитектуры мирового финансового рынка. Видимо, за общей декларацией о желательности и необходимости такой реформы и ее общих направлениях ведущие финансово- экономические блоки – США и ЕС будут реализовывать собственные варианты, пытаясь согласовать те положения, которые их в одинаковой степени касаются.

На саммит выносится и еще один ключевой вопрос, по которому между основными участниками есть широкое взаимопонимание – альтернативная и зеленая энергетика. Великобритания делает упор на эту тему, так как она затрагивает исключительно важные аспекты экономического развития страны.

Как считают ведущие западные аналитики, одним из итогов выхода мировой экономики из нынешнего кризиса станет постепенный и ускоряющийся отказ ведущих индустриальных государств от традиционных источников энергии, в первую очередь нефти и природного газа.

Им на смену на первом этапе, как ожидается, придет ядерная энергетика. Так, Гордон Браун заявил недавно о необходимости строить в мире в обозримом будущем ежегодно 30 новых реакторов, – а затем и новое поколение альтернативной энергетики.

Сокращение потребления нефти в мировой экономике происходит, однако пока это вызвано кризисом. В текущем году оно составит 85 млн баррелей или на 1 млн меньше, нежели в прошлом году.

С точки зрения исторического опыта это не столь значительное падение: во время первого нефтяного шока в 1979 году уменьшение потребления нефти составило в мировой экономике в первые 12 месяцев 2,5 млн баррелей. Оно продолжало падать и в последующие два года.

В результате сейчас ведущие аналитики делают вывод, что нефтяные цены будут продолжать оставаться на низком уровне еще определенное время, возможно до 2011 года.

Сокращение потребления сопровождается ростом свободных мощностей по производству нефти. На сегодняшний день они достигли у Саудовской Аравии 2 млн баррелей в сутки, у Бразилии – 500 тыс. баррелей. Увеличились и нефтеперегонные мощности, в первую очередь в Китае и в странах Персидского залива.

В результате закладывается основа для того, чтобы не повторилась ситуация начала нынешнего века, когда в мировой нефтяной промышленности образовалась серьезная нехватка добывающих и перерабатывающих мощностей. Это, в свою очередь, создает условия для сдерживания цен на нефть в момент, когда мировая экономика выйдет из нынешнего кризиса.

Однако самым значительным фактором, который в предстоящие десятилетия определит структуру спроса на нефть, являются происходящие изменения в модели потребления энергоресурсов. Последнее исследование банка "Креди Сюисс" показывает, что уже принятые предыдущей администрацией США меры приведут к сокращению по крайней мере на 2 проц. размеров потребления бензина в транспортной системе США.

Учитывая новые стандарты США на автотранспорт и защиту экологической среды, мировой спрос на нефть сократится в обозримом будущем на 6 млн баррелей в сутки. Это огромный объем, равный 75 проц. от нынешней добычи нефти Саудовской Аравией.

В результате, делает вывод газета "Файнэншл таймс", нефтяные цены грозят оставаться на низком уровне более продолжительное время, нежели это многие сейчас себе представляют.

В этих условиях поставленная Гордоном Брауном задача мобилизации поддержки саммитом "двадцатки" форсированного перехода мировой экономики на новую модель потребления энергии, а также альтернативные источники энергетики способна еще больше подорвать стратегические позиции ведущих нефтедобывающих стран, отмечают в Лондоне.

Ключевым вопросом открывающегося саммита является также и проблема реформы Международного валютного фонда.

МВФ назначен спасти мир, но для этого ему нужны деньги из Китая

Еще два года назад в политическом и финансовом истеблишменте обсуждался вопрос о том, чтобы ликвидировать Международный валютный фонд /МВФ/ за его ненадобностью. При тотальном господстве инвестиционных банков, работавших в условиях низких учетных банковских ставок, стабилизационные кредиты МВФ, обусловленные жесткими бюджетными, социальными и отчасти политико-идеологическими требованиями, казались анахронизмом.

Однако сейчас МВФ выбран в качестве ключевой структуры, которая призвана сначала спасти, а затем и реформировать мировой финансовый рынок.

МВФ сразу же оказался в поле зрения лидеров пораженных нынешним кризисом ведущих индустриальных стран. Базирующийся в Вашингтоне, находящийся под контролем государств Запада, составленный из сотрудников, закончивших лучшие американские университеты, Международный валютный фонд всегда рассматривался в качестве экономического и идеологического бастиона либеральной западной мысли.

Иными словами, МВФ является "своим" и для США и для Евросоюза. Более подходящую структуру, которая возглавила бы процесс создания новой архитектуры мирового финансового рынка, Вашингтону и Лондону придумать было бы трудно.

В результате МВФ избран тем органом, где будут разрабатываться основные положения предстоящей реформы.

В этих условиях нынешний председатель "большой двадцатки" – премьер-министр Великобритании Гордон Браун, очевидно, сделает на открывающемся саммите все, чтобы закрепить ключевое положение МВФ. Тем более, что Браун хорошо знает Международной валютный фонд: в течение длительного времени он возглавлял его Промежуточный комитет – высший надзирающий орган. В какой-то момент тогдашний премьер-министр Великобритании Тони Блэр, когда хотел избавиться от Гордона Брауна, рассматривал возможность назначения его на пост главы МВФ.

Для того, чтобы МВФ реально возглавил или хотя бы вошел в группу лидеров по реформе мировой финансовой и экономической системе, ему необходимы новые, причем крупные, свободные финансовые средства.

Между тем, среди специалистов нет полной уверенности в том, что МВФ способен выполнить миссию лидера в выводе мировой экономики из нынешних трудностей. Если организация и пользуется полной поддержкой и доверием ведущих стран Запада, то развивающиеся страны относятся к МВФ с повышенным недоверием.

Они отмечают, что МВФ, придерживающийся прозападной модели, находится под контролем США и Евросоюза. Вся история фонда подтверждает, что он был инструментом западной финансовой экспансии и навязывания западных моделей развития. При этом МВФ не смог предвидеть и предупредить нынешний кризис.

Особое раздражение фонд вызывает в странах Азии, которые пережили после кризиса 1998 года сложный период жесткой стабилизационной политики, наложенной на них МВФ.

Перспективы того, что МВФ получит ясный мандат от нынешнего саммита "двадцатки" на лидерство в реформе мировой финансовой системы, не очевидны. Лучшим итогом заседаний станет согласие ведущих стран на кардинальную реформу МВФ. Однако и она может состояться только при условии, что США и европейская тройка – Великобритания, Франция и Германия сохранят свой контроль над МВФ, хотя, возможно, и в уменьшенном виде.

Таким образом, перед Гордоном Брауном стоит сложная задача: убедить развивающиеся страны в реальности и неизбежности реформы МВФ и одновременно добиться под эти достаточно зыбкие гарантии предоставления странами с новой экономикой, прежде всего Китаем и нефтедобывающими государствами, крупных финансовых средств.

Ведущие западные страны уже взяли на себе ряд обязательств в отношении МВФ. Япония объявила о выделении 100 млрд долларов в стабилизационную программу МВФ, на мартовском саммите Евросоюз заявил о предоставлении 75 млрд евро /102 млрд долларов/.

В результате имеющийся дефицит в размере от 50 до 450 млрд долларов в зависимости от конечной цифры должны покрыть остальные участники МВФ, за исключением ЕС и Японии.

Страны БРИК в середине марта выступили с заявлением о том, что новые взносы в МВФ должны сочетаться с перераспределением квот, так как они являются основой механизма заимствования фонда. В результате Гордону Брауну предстоит использовать все свое умение, чтобы добиться от стран БРИК, в первую очередь от Китая, обещания о выделении средств в программу МВФ. Однако реально деньги от Пекина поступят только тогда, когда будет принято решение о реформе квот МВФ.

"Китай опасается, что на "двадцатке" он попадет под мощное давление стран, добивающихся от него крупных и четких гарантий "по спасению мировой экономики", заметил бывший глава отдела Китая в МВФ Эсвар Прасад. Пекин постарается всеми силами избежать формулы "сначала деньги, а реформы – потом".

От того, будет ли способен Гордон Браун добиться подлинного, а не эфемерного компромисса по данному вопросу, во многом зависит успех саммита "двадцатки".

Конец рая, пока еще только налогового

Еще до начала своей работы Лондонский саммит добился результата, которого мировое сообщество безуспешно добивалось в течение последних почти 30 лет – начала процесса ликвидации "налогового рая". Таким образом, с этой точки зрения саммит можно считать уже успешным.

За три недели до его начала обязательства по выполнению норм прозрачности Организации экономического сотрудничества и развития /ОЭСР/ взяли на себя Швейцария, Австрия, Лихтенштейн, Андорра. О готовности предпринять необходимые шаги заявило и княжество Монако.

Как заявил премьер-министр Великобритании Гордон Браун, мир является "свидетелем начала конца налогового рая". "Уходить от налогов, что ежегодно стоит глобальной экономике миллиарды долларов, отныне будет труднее", – подчеркнул он.

Начавшийся процесс имеет далеко идущие последствия как для отдельных стран, так и для мировой финансовой системы в целом. Его смысл – ужесточение контроля международных организаций и государств за денежными потоками и укрепление мировой системы, затрудняющей попытки ухода от налогов.


На пороге новой эпохи и геополитической революции

Открывающийся саммит "двадцатки", по мнению его председателя – Великобритании, должен сыграть ключевую роль с тем, чтобы закрыть главу, начавшуюся с краха банка "Леман Бразерз".

Ведущие аналитики сейчас пытаются понять смысл этого нового времени, которое наступит после завершения нынешнего кризиса. Как считает известный британский политолог Ниал Фергюсон, наступившая эпоха будет отличаться повышенной нестабильностью всей системы международных отношений.

По его мнению, сейчас в мире сложились три мощные и опасные деструктивные тенденции. Первая – этническая дезинтеграция. Она характеризуется тем, что насилие имеет повышенный уровень в тех регионах, где этническое большинство проживает вместе с религиозным или культурно- лингвистическим меньшинством. Второй фактор – упадок империй. Когда рушатся столь крупные и некогда стабильные политико-социальные структуры, то борьба за власть в них отличается особой отчаянностью и интенсивностью. И, наконец, это экономическая нестабильность, кризисные шоки, которые усиливают различные конфликты.

Если наложить описанные выше кризисные блоки на карту мира, то наиболее уязвимым регионом является Ближний и Средний Восток. Этническое противостояние, вынужденный уход США из Ирака и, видимо, Афганистана, что интерпретируется местным населением региона как поражение империи, а сейчас и экономический кризис заставляет опасаться быстрого и худшего сценария развития в этой части мира.

При этом наиболее уязвимой страной региона является Израиль, который не может позволить себе проиграть ни одной войны или конфликта. При этом длинная тень Ирана через движение Хезболла и ХАМАС достигает границ Израиля.

Однако самыми нестабильными странами региона являются Пакистан и Афганистан, отмечает Фергюсон. С усилением нынешнего экономического кризиса позиции правящего класса в обеих странах резко ослабли, а увеличивающееся количество безработной молодежи становится все более благоприятным объектом работы экстремистов.

Увеличилась в последние месяцы уязвимость и таких новых региональных индустриальных держав Азии, как Южная Корея, Тайвань и Таиланд, утверждает Фергюсон. При этом наибольшее беспокойство вызывает развитие ситуации в Таиланде, где усиливается внутренний хаос.

Разрастаются кризисные тенденции и в странах Восточной Европы и Балтии. Быстрый рост стран этого региона в последнее десятилетие, вызванное мечтой политического класса и населения превратиться почти мгновенно в процветающую Западную Европу, привел сначала к привлечению огромного количества зарубежных кредитов, а с приходом кризиса – к краху экономик и социальных структур этих государств.

В орбите деструктивных тенденций оказались не только восточноевропейские государства ЕС, но и Украина, где до предела обострилась борьба в правящей элите, отмечает британский аналитик.

По мнению Фергюсона, нынешняя ситуация в мире повторяет на новом витке ту, что существовала в момент Великой депрессии и последовавшей за ней эпохой, предшествовавшей Второй мировой войне.

Сегодняшняя ситуация характеризуется еще и тем, что большинство стран мира, включая Соединенные Штаты, поглощены внутренними проблемами и им некогда уделять внимание внешнему миру, который вошел в фазу кризиса. При этом США уже не имеют воли и желания взять на себя ответственность за противодействие деструктивным процессам за пределами своих непосредственных границ.

Более того, учитывая, что нынешний тяжелейший экономический кризис будет сказываться на США по меньшей мере в течение ближайших 10 лет в виде сохранения гигантского дефицита федерального бюджета, то едва ли от Вашингтона следует ожидать отчетливого и, главное, действенного мирового лидерства.

Экономическая нестабильность, этнические конфликты и разделы территорий, закат империй – таковы геополитические реальности новой эпохи. Мир, а вместе с ним и все мы вошли в период повышенной нестабильности, отмечает Фергюсон.

Британский аналитик в целом подтверждает вывод многих западных политологов, которые считают, что с нынешним кризисом произошел закат не только англосакской модели капитализма, но и в долгосрочной перспективе оказались подорванными стратегические и геополитические позиции США.

Более того, ставки в новой эпохе настолько велики, что часть ведущих специалистов говорит о том, что закончилась 500-летняя эпоха экономического и политического господства сначала христианской Европы, а затем США, и что им на смену идет новая цивилизационная модель – азиатская. При этом происходит ее исторический реванш, так как до 15 века именно азиатская или китайская модель была наиболее успешной и эффективной. Однако, по пока еще не совсем понятным причинам она неожиданно затормозилась в своем развитии, и ей понадобилось 500 лет и мощная прививка западноевропейской и американской цивилизации, чтобы вновь претендовать на мировое лидерство в качестве лучшей модели развития человечества.

Тем не менее, в такой трактовке развития событий есть и свои недостатки: произошедшие в последние несколько десятилетий изменения в мире привели к созданию новых условий взаимозависимости всех без исключения регионов мира друг от друга. Правда, степень этой зависимости различна. Одна из самых высоких – между экономиками США и Китая.

В последние месяцы в мировой политологии даже появился термин для обозначения новой экономической реалии Чайнамерика – совмещение английского названия Китая – Чайна и США – Америки.

По мнению ряда ведущих аналитиков, стратегическая пара – США и Китай выйдут из нынешнего кризиса с более высокой степенью экономической конвергенции. Но при этом, скорее всего, произойдет изменение ролей: США в данной связке будут находиться в процессе падения влияния, Китай – роста.

Китай продолжит наращивать свои государственные резервы в долларах, будет бороться всеми силами за американский рынок сбыта. Одновременно он продолжит развитие и своего национального потребительского рынка в целях обеспечения внутренней стабильности.

В этих условиях перед США остается единственный и тяжелый путь, чтобы попытаться сбалансировать отношения с Китаем: провести очередную промышленную революцию и создать новое поколение наукоемкой экономики.

Альтернативой этого является быстрое превращение США сначала в потребительскую, а затем и экономическую колонию Китая, предсказывают западные аналитики.

Безусловно, есть и альтернативный путь: использование США сохраняющейся геостратегической и военной мощи с тем, чтобы остановить процесс попадания под финансовую и экономическую зависимость от КНР. Эти варианты лишь глухо обсуждались минувшим летом на страницах американского политологического издания "Атлантист" и не получили в открытой печати продолжения. Хотя, по имеющимся в Лондоне данным, подобный сценарий дальнейшего хода событий продолжает рассматриваться в различных подразделениях правительства Соединенных Штатов.

Все говорит о том, что нынешний Лондонский саммит "двадцатки" станет точкой отсчета нового времени и новой эпохи.


Источник: Компас ИТАР-ТАСС
При полном или частичном использовании данного материала ссылка на rodon.org обязательна.


 Тематики 
  1. Глобальная экономика   (467)
  2. Мировой финансовый кризис   (265)