В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Военно-политическая ситуация в Иране (часть 1)

1. ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА

Главным событием февраля в Иране стало празднование 30-летия исламской революции, которое послужило поводом для развертывания мощной пропагандистской пиар-акции как внутри страны, так и за рубежом.

Выступая на многочисленных митингах и собраниях, а также в средствах массовой информации, официальные иранские лица пытались доказать абсолютную ценность исламской революции и исламского правления не только для Ирана, но и для всего человечества.

Вот основные доводы президента Исламской Республики Иран Махмуда Ахмадинежада. Исламская революция — это революция всех свободолюбивых народов, несмотря на то что произошла она в Иране… Тридцатилетнее запугивание страны мировыми державами не смогло повлиять на иранский народ. Резолюции и экономические санкции не помешали Ирану в достижении поставленных целей… Революция принесла народу множество достижений и, помимо национальных и исламских свобод, создала условия, благодаря которым стали возможны успехи и в других сферах…

Если до исламской революции только 50% населения было грамотным, то сейчас этот показатель составляет 86%. Если до исламской революции в стране было 176 тыс. студентов, то в 2004 г. их число составляло 2 млн 600 тыс. человек, а в 2008 г. — 3 млн 572 тыс. человек…

Если до революции люди из Ирана отправлялись на лечение за рубеж, то сейчас из других стран поступают обращения для лечения в республике. В стране налажено производство различных лекарственных препаратов…

Если до революции Иран производил 25 млн тонн алюминия, то в 2003 г. эта цифра составила 83 млн, а в настоящее время достигла 457 млн…

Иран также развивается с точки зрения инвестиций. За прошлый год в «Промышленный проект» было инвестировано 27 млрд долларов…

Научная база, созданная в Иране, достигла небывалых высот. Исламская Республика превращается в ведущую научную державу не только региона, но и всего мира. Молодые иранские ученые проделали огромную работу. Благодаря этому Иран вошел в число ограниченного количества стран, обладающих замкнутым циклом от создания спутника до его вывода на орбиту…

Сейчас уже никто не может проводить враждебную Ирану политику в регионе, ни одно важное событие в нем не обходится без участия Исламской Республики…

Сегодня недруги ИРИ признают, что страна стала мощной региональной державой, однако на самом деле она уже является мировой сверхдержавой. Правота позиции Исламской Республики была доказана не только в секторе Газы, но и по многим другим направлениям — будь то Ирак, Афганистан или же ядерная программа…

Мировые державы проиграли Ирану: Барак Обама намерен вести переговоры с Ираном, Соединенные Штаты вынуждены изменить свою политику…

В свою очередь, министр иностранных дел Ирана Манучехр Моттаки отметил: Иран — однозначно демократическая страна, где существует свобода слова… За прошедшие 30 лет население ИРИ активно участвовало в избрании властей… Это свидетельство демократии, которая играет важную роль в строительстве иранцами своей собственной судьбы…

Результаты прошедших выборов доказали миру, что свобода слова и демократия нашли свое отражение в Иране…

Иранцы всегда доказывали готовность защитить свое правительство и исламскую революцию…

Быть может, это просто совпадение, но именно в дни празднования юбилея исламской революции ветеран ирано-иракской войны 14 февраля поджег себя перед зданием иранского парламента. Бывшему военнослужащему не позволили встретиться с депутатами меджлиса, чтобы доказать необходимость обсуждения и решения насущных вопросов ветеранов. В качестве протеста он устроил акт самосожжения. Неудавшегося самоубийцу доставили в больницу с сильными ожогами. Правда, по информации из парламента мужчина является бывшим заключенным.

При всем этом новым показателем иранской демократии, по мнению Тегерана, станут и намеченные на июнь президентские выборы, которые продолжают оставаться в центре всеобщего внимания.

В феврале выяснилось, что бывший президент Мохаммад Хатами еще на перепутье и, возможно, уйдет с дистанции, призвав сторонников поддержать бывшего (и последнего) премьер-министра страны Мир Хосейна Мусави. В этом случае нынешний президент Махмуд Ахмадинежад будет в фаворитах в борьбе за должность президента ИРИ. В список кандидатов (еще, конечно, не прошедших сито отбора Наблюдательным советом (или Совет хранителей Конституции — «Шоурайе негяхбане кануне асаси»), включены, кроме Мусави, экс-министр внутренних дел в правительстве Ахмадинежада Мостафа Пур-Мохаммади, генеральный секретарь Иранской партии национального доверия Мехди Кярруби, министр труда и социальных вопросов Мохаммад Джахроми и первый вице-президент времен президентства Мохаммада Хатами Мохаммад Реза-Ареф.

По-прежнему возможно появление в этом списке и таких политиков, как мэр Тегерана Мохаммад Багир Галибаф; бывший министр иностранных дел ИРИ, а ныне советник духовного лидера Али Акбара Вилайяти; бывший генеральный секретарь Высшего совета национальной безопасности Хасан Рухани; один из лидеров авторитетной партии «Каргозаран» («Созидатели») Мохаммад Хашими — брат Али Акбара Хашеми Рафсанджани.

Однако и в феврале полной ясности с кандидатами нет. Она, пожалуй, появится лишь незадолго до выборов. Причем вполне вероятно, что некоторые из утвержденных Наблюдательным советом (НС) кандидатов на финишной прямой президентской кампании снимут свои кандидатуры.

В феврале борьба за президентское кресло велась прежде всего подковерная, скрытая от глаз общественности. Пожалуй, она будет иметь такую форму вплоть до мая.

Правда, из-под ковра время от времени доносятся отголоски этой борьбы Так, 22 февраля представители Мохаммада Хатами сообщили, что в Иране заблокировано два веб-сайта этого видного политического деятеля страны. Сайты были закрыты представителями властей, что может служить негативным сигналом в преддверии президентских выборов. На территории Ирана доступ к сайтам был запрещен, тогда как за пределами ИРИ страницы открывались.

В феврале в Иране велась не только политическая борьба. Все также остается сложным положение на востоке и юго-востоке страны. Юго-восток Ирана, в частности, провинции Систан и Белуджистан и Керман, является наиболее криминогенным районом ИРИ. Через него проходят маршруты переброски наркотиков из Афганистана на юг — в страны Персидского залива, на запад — в Европу, на север — в кавказские и центрально-азиатские государства и дальше в Россию и Европу. Кроме того, в Систане и Белуджистане действуют боевики суннитской экстремистской группировки «Джунудалла» («Воины Господа»).

Справка. Суннитская экстремистская группировка «Джунудалла» («Солдаты Аллаха») действует против властей ИРИ и шиитов в юго-восточной иранской провинции Систан и Белуджистан (на границе с Пакистаном) и имеет связи с «Аль-Каидой».

Группировка является международной и внесена рядом стран, в том числе и Россией, в список запрещенных для просветительской и другой деятельности. Ее филиалы ведут подрывную деятельность в Иране, Пакистане, Афганистане, Палестине, Сирии, Ливане, Ираке, Египте, Алжире, Мавритании, Судане, Сомали и Малайзии. Действия группировки отличаются крайним экстремизмом, нежеланием идти на любые компромиссы и стремлением к достижению своих целей, не взирая ни на какие жертвы. Основными средствами борьбы являются террористические и диверсионные акты.

«Джунудалла» требует от правительства защиты прав народа балуч (белуджей) — мусульман-суннитов.

12 февраля также недалеко от границы с Пакистаном произошло боестолкновение Сил охраны правопорядка (СОП) с боевиками «Джунудалла». Последствия — четыре представителя СОП погибли в перестрелке, двое полицейских получили ранения.

14 февраля на пакистано-иранской границе в районе Сараван произошел взрыв противопехотной мины, в результате которого погибли, по разным данным, от четырех до десяти военнослужащих Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Ответственность за произошедшее взяла на себя группировка «Джунудалла».

18 февраля в мечети Аль-Кадр в главном городе провинции Систан и Белуджистан Захедане прогремел взрыв. Данных о человеке, совершившем диверсию, и о пострадавших нет. Хотя до сих пор ни одна группировка не взяла на себя ответственность за взрыв, мало кто сомневается, что это дело рук «Джунудалла», поскольку эта группировка неоднократно осуществляла в Захедане теракты против власти и шиитов.

Правоохранительные органы ИРИ продолжают активную борьбу с наркобизнесом. В начале февраля на ирано-афганской границе при попытке незаконного перехода на территорию Ирана убиты десять наркоторговцев. На месте боестолкновения обнаружено более 1 тонны наркотических веществ, в основном опиума. Это, можно сказать, был ответ иранских спецслужб на убийство наркоторговцами 12 иранских пограничников в конце января.

16 февраля пришло сообщение, что в результате 48-часовой операции, проведенной иранскими спецслужбами в пограничном с Афганистаном районе Тэйбад иранской провинции Хорасан, была разгромлена наркобанда. Уничтожены десять членов банды. Конфискованы 1284 кг героина и опиума. Изъято огнестрельное оружие и боеприпасы.

18 февраля в тюрьме иранского города Исфаган казнены пять человек. Смертный приговор был вынесен на основе обвинения в реализации наркотиков в крупном размере.

В продолжение арестов последователей веры бахаи, осуществленных иранскими властями в январе, в феврале пришло новое сообщение о том, что семь руководителей религиозной общины бахаи были арестованы по обвинению в шпионаже в интересах иностранных государств. В ближайшее время уголовное дело в отношении них будет завершено и передано в суд. Представитель Министерства юстиции Ирана Алирза Джамшиди сказал, что они были задержаны за шпионаж в пользу иностранных государств, их виновность доказана. В этой связи генеральный прокурор Ирана Корбанали Дори Наджафабади направил письмо министру безопасности Ирана Голямхосейну Мохсини Ажеи, в котором заявил, что деятельность бахаитов во всех сферах в Иране незаконна и запрещена. Г-н Наджафабади отметил, что по конституции Ирана каждый человек имеет право придерживаться какой-то религии, но провокации, агитация, обман общественности — это противозаконно. В ответ представитель общины бахаи в ООН Дейан Элайи распространил заявление, в котором говорится, что арестованные невиновны, и потребовал их немедленного освобождения.

Справка. Бахаизм — религия, вышедшая из недр шиизма. Другие названия — бехаизм, вера Бахаи. Основана в 40-х гг. XIX в. в Иране. В мире насчитывается 6 млн бахаистов, их центры есть более чем в 200 странах. В Иране, где бахаисты преследуются, их число составляет около 300 тыс. человек.

Как бы подтверждая официальный тезис о свободе вероисповедания в Иране, 15 февраля депутат меджлиса Ирана Геворг Варданян выступил перед армянской общиной ИРИ. Он рассказал о положении армянской общины Ирана и развитии армяно-иранских отношений и констатировал, что армянская община Ирана пользуется уважением и любовью населения страны. Говоря об эмиграции армян из Ирана, Г. Варданян отметил, что в течение последних десятилетий из страны эмигрировали около 50 тыс. армян, многие из которых обосновались в Армении. Свыше 1500 армян — граждан Ирана обучаются ныне в университетах Армении. При таких обстоятельствах, по мнению г-на Варданяна, армянской общине Ирана, которая насчитывает около 100 тыс. человек, опасность исчезновения не грозит. Геворг Варданян также отметил важную роль иранской армянской общины в деле укрепления и расширения отношений между Ереваном и Тегераном.

В феврале иранские власти продолжали давить на британские организации, действующие в стране. Так, 5 февраля глава британского Форин-офиса Дэвид Милибанд сообщил, что с начала февраля Британский совет вынужден приостановить свою деятельность в Иране из-за «неприемлемого давления, которое оказывает на его сотрудников иранское правительство». В частности, иранские власти заставили добровольно уволиться всех иранцев, работавших в представительстве совета в Тегеране. Шестнадцать иранских сотрудников британской культурно-образовательной организации в декабре прошлого года были вызваны в администрацию президента Ирана, где им было предписано уйти со своих постов. У двух сотрудников при попытке выехать из Ирана были изъяты паспорта. Ранее глава Британского совета Мартин Дэвидсон рассказал, что два года назад иранские власти перестали выдавать визы для работы в стране сотрудникам из Соединенного Королевства.

В ответ на эти обвинения официальный представитель правительства ИРИ Голямхоссейн Эльхам заявил, что «правительство Ирана не чинило никаких препятствий деятельности Британского совета. Он сам закрыл свой офис в Тегеране». По поводу давления на иранских граждан — сотрудников совета г-н Эльхам сказал, что «в отношении своих граждан правительство может пользоваться своими полномочиями и действовать в соответствии с установленными внутренними правилами». Все эти действия вынудили Британский совет объявить о приостановке работы в Иране.

В целом, иностранцам трудно живется в Иране. В феврале иранская полиция арестовала дипломата из секции интересов США посольства Швейцарии в Тегеране за незаконную сексуальную связь с местной гражданкой. Дипломат, имя которого не было названо, занимает должность первого секретаря посольства. Он был уличен в интимных отношениях с иранкой в своем служебном автомобиле. Инцидент произошел на севере Тегерана на автостоянке горнолыжного курорта «Точал» — излюбленного места тегеранской молодежи. Парочку заметили полицейские, которые регулярно патрулируют зону отдыха. Дипломат и иранка отпущены под залог.

Сексуальная связь вне брака в первой в мире исламской республике считается тяжким преступлением. Граждане Ирана за преступления сексуального характера могут быть приговорены к забрасыванию камнями до смерти.

В Иране ведется борьба и с экономическими преступлениями, в частности с «фирмами-пирамидами». Так, в середине февраля один из судов Тегерана вынес приговор в отношении 20 сотрудников фирмы «Рахгошаян Ходро», обвиняемых в мошенничестве. Согласно решению суда, обвиняемые приговорены к лишению свободы сроком от 15 до 19 лет, возмещению материального ущерба пострадавшим и выплате штрафа государству. Они также лишены права на учреждение новой фирмы в течение десяти лет.

Фирма «Рахгошаян Ходро» в общей сложности присвоила миллиарды туманов (десятки миллионов долларов) населения, обещая приобрести для них легковые автомобили. До 2006 г. эта фирма передала своим клиентам 3500 автомобилей, однако после этого она не выдала им ни одной машины.

В феврале иранские преступники получили радостную весть. Духовный лидер Ирана Аятолла Али Хаменеи издал указ о помиловании 1167 политических, военных и гражданских заключенных. Министр юстиции Хашими Шахруди в связи с 30-летним юбилеем исламской революции обратился к Али Хаменеи с письмом, в котором просил о помиловании 1167 заключенных.

В феврале также была опубликована интересная информация о том, что российский гроссмейстер и 12-й чемпион мира по шахматам Анатолий Карпов, который по приглашению Федерации шахмат Ирана находился в Тегеране, согласился возглавить национальную сборную этой страны. Однако г-ну Карпову еще нужно согласовать последние детали его контракта.

Иран, действительно, стремится стать «самой-самой продвинутой страной». В Кермане — главном городе иранской провинции Керман — будет создан самый большой в мире искусственный пляж. В аквапарке «Ашкан» появится пляж площадью 60 тыс. кв. м, что больше, чем у нынешнего рекордсмена Японии — 56 тыс. кв. м (комплекс «Океанский купол» в Миядзаки). Средства в размере 160 млрд реалов, вкладываемые частными инвесторами из Ирана, Китая и Индии, окупятся в течение двух лет. Срок создания пляжа — 7 месяцев. Керман находится в 1000 км к югу от Тегерана и является популярным местом отдыха.

2. ОСНОВНЫЕ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ СОБЫТИЯ

17 февраля, выступая по национальному телевидению, президент Ирана Махмуд Ахмадинежад сделал свои замечания по текущему «политическому моменту» в международных отношениях. Он сказал, что ни одна сила, ни одно движение и ни одна угроза не могут помешать прогрессу Ирана, которому радуется весь мир. Иранский народ, продолжая свой путь, вел борьбу с мировой гегемонией, заставив силы, пытающиеся ее установить, постепенно отступить. «Международные сверхсилы считают, что иранская революция не дойдет до второго и третьего поколения, иранские народ перестанет поддерживать революционные ценности», — сказал иранский президент. Но они — эти силы — ошиблись. Президент Ирана подчеркнул, что мировые сверхсилы, которые долгие годы под предлогом экономических реформ пытались навязать свои идеи народам мира, в настоящее время утратили свой авторитет. По словам г-на Ахмадинежада, с политической точки зрения Запад оказался в безвыходной ситуации, примером этого служат события в Ираке, Ливане, Палестине, Афганистане, Африке и Южной Америке. «Эти силы не способны решить существующие политические проблемы, а теперь они столкнулись и с экономическими проблемами. Их идеи не способны разрешить кризис», — утверждал президент ИРИ. Разрушение мировой гегемонии неизбежно, и сейчас этот процесс находится на стадии реализации. Так охарактеризовал нынешний этап мировой истории президент Исламской Республики Иран.

Надо полагать, что под подобной реализацией Махмуд Ахмадинежад не в последнюю очередь имел в виду и ситуацию в палестино-израильских отношениях. Недаром в начале февраля Тегеран посетила делегация палестинского радикального движения ХАМАС во главе с председателем базирующегося в Сирии политбюро этой организации Халедом Машалем. Высокопоставленные «хамасовцы» встретились с духовным лидером Ирана аятоллой Али Хаменеи, иранским президентом Махмудом Ахмадинежадом, министром иностранных дел ИРИ Манучехром Моттаки. Напомним, что Иран одним из первых поддержал ХАМАС после начала израильской военной операции в секторе Газы 27 декабря 2008 г. В течение всех 22 дней военных действий из Ирана и Сирии раздавались голоса в поддержку этой палестинской группировки.

Война в секторе Газы завершилась односторонним прекращением огня со стороны Израиля. ХАМАС формально не принял перемирия, однако вступил на путь дипломатии.

Тесные связи руководства ИРИ с группировкой ХАМАС совершенно естественно и логично дали возможность директору Второго департамента Азии МИДа РФ Александру Марьясову отметить, что Россия надеется на то, что Иран поспособствует мирному процессу на Ближнем Востоке, в частности, достижению мирных договоренностей между ХАМАСом и Израилем: «Несомненно, Иран — влиятельный игрок на Ближнем Востоке, поэтому в условиях новой фазы обострения ситуации в секторе Газы мы рассчитываем, что Иран использует свой авторитет для работы с ХАМАСом в целях достижения долгосрочных мирных договоренностей между конфликтующими сторонами».

Однако у Тегерана свои представления о мирном процессе на Ближнем Востоке. На встрече с делегацией ХАМАСа Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи предупредил руководство этой группировки о возможности возобновления боевых действий с Израилем в секторе Газы. Он сказал: «Исламское сопротивление (в Палестине) со всей его мудростью должно быть полностью готово к любому развитию ситуации, в том числе, вероятно, новой войне в секторе Газы». Иранский лидер призвал ХАМАС также быть готовым к противодействию пропагандистской кампании «врагов, которым не удалось достичь результатов на военном фронте».

Руководитель ХАМАСа Халед Машаль, согласившись с аятоллой Хаменеи, отверг возможность в ближайшем будущем объявления его организацией постоянного перемирия с Израилем. «Мы согласились на временное перемирие, а не на постоянное. Пока оккупация будет продолжаться, ни о каком постоянном перемирии речи быть не может», — сказал Машаль.

В феврале по обе стороны океана продолжились дискуссии о перспективах восстановления американо-иранских отношений. Как известно, новая американская администрация во главе с президентом Бараком Обамой выдвинула идею о прямом диалоге Вашингтон – Тегеран.

Официальные лица в Тегеране откликнулись на эту инициативу. Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад в ходе своего выступления по случаю 30-летия исламской революции заявил, что его страна готова к переговорам, но только в рамках взаимоуважения. При этом он подчеркнул: «Барак Обама намерен провести переговоры с Ираном. США обязаны изменить свою политику, и эти изменения могут быть поддержаны. Мы готовы к переговорам, если они будут иметь стратегический характер».

Председатель меджлиса ИРИ Али Лариджани в рамках международной конференции по безопасности в Мюнхене поддержал своего президента, отметив, что политика США в отношении Ирана и стран Ближнего Востока провалилась. Вашингтону необходимо полностью пересмотреть свой подход к отношениям с Тегераном. При этом г-н Лариджани назвал предложение американской стороны о начале прямых переговоров с Ираном хорошим знаком и «золотой возможностью» для Вашингтона. Тем не менее, по его словам, настоящей инициативы США недостаточно для того, чтобы забыть всю «боль», причиненную иранскому народу «необдуманной политикой Вашингтона в регионе». Спикер меджлиса подчеркнул, что в Тегеране пока не увидели практических изменений в отношении США к Ирану и проблемам региона Ближнего Востока, о которых ранее заявлял новый американский президент Барак Обама. «Если новый президент США стремится к переменам, то ему следует вместо притворных любезностей осуществить реальные и справедливые шаги в отношении Ирана», — сказал Лариджани.

Глава МИДа Ирана Манучехр Моттаки высказал официальное мнение, что руководство ИРИ рассчитывает на нормализацию американо-иранских отношений. «У обеих сторон есть согласие повернуть связи в позитивное русло. Одна сторона говорит о переменах, а другая, иранская, согласилась на это».

В свою очередь, официальный представитель МИДа ИРИ Хасан Кашкави, советуя Белому дому не упустить шанс и начать переговоры с Тегераном, заметил: «Конечно, мы рассчитываем, что в своей политике господин Обама использует возможность для кардинальных изменений. Мы не хотим делать какие-то прогнозы, но президенту США следует воспользоваться этим шансом».

Посол ИРИ в РФ Махмуд Реза Саджади на пресс-конференции в Москве также подчеркнул: «Мы заинтересованы в выстраивании сотрудничества с Соединенными Штатами. Надеемся, что это позволит рассеять прежние недоразумения между нашими странами». Иран, отметил он, также надеется, что администрация нового президента Барака Обамы будет отличаться от администрации Джорджа Буша, которую посол назвал «агрессивной». «В отношениях с новой администрацией мы рассчитываем на равноправный подход и надеемся, что она (администрация) не будет смотреть на нас свысока», — добавил посол.

Но все же, несмотря на положительный в целом отклик в Тегеране на инициативу Вашингтона, в иранской столице преобладает скепсис. В своем телефонном разговоре с другом и соратником по антиимпериалистической борьбе президентом Венесуэлы Уго Чавесом президент Ирана Махмуд Ахмадинежад сказал, что Израиль не даст президенту США Бараку Обаме реализовать «политику перемен». «Новый американский президент пришел к власти под лозунгом «Перемены!», но я сомневаюсь, что сионистские руководители (руководство Израиля) и высокомерные державы позволят ему осуществить задуманное», — констатировал президент ИРИ.

Прямые официальные ирано-американские переговоры еще не начались, а Иран уже почувствовал некоторое разочарование. В Тегеране разочарованы личностью Денниса Росса, назначенного президентом Обамой специальным советником государственного секретаря США, курирующего отношения с государствами зоны Персидского залива и Юго-Западной Азии. Как считают в иранской столице, г-н Росс — ветеран американской дипломатии, — выполнявший в 1990-х гг. роль координатора по ближневосточному урегулированию, принадлежит «к школе, которая близка к доктрине бывшей вашингтонской администрации». Он является сторонником сохранения санкций и противником иранской ядерной программы. По мнению некоторых иранских политиков, это плохой выбор, который негативно скажется на перспективах американо-иранских связей. Такое послание Обамы, полагают в Тегеране, говорит о том, что ожидания перемен были напрасны. Кроме того, иранские СМИ обращают внимание на то, что в официальном сообщении о назначении Росса было преднамеренно опущено географическое название залива — «Персидский». По их мнению, «это первая и показательная ошибка новой администрации».

Справка. В арабских странах всем известный залив принято называть Арабским или просто Заливом. Этот топонимический казус был и остается причиной длительных споров или даже ссор между Ираном и его арабскими соседями.

Недовольство Тегерана вызывает и позиция США в ООН. Выступая 26 февраля на открытом заседании СБ ООН по Ираку, новый постоянный представитель США при ООН Сюзан Райс обвинила Иран в том, что он поддерживает терроризм и по-прежнему стремится к тому, чтобы завладеть ядерным оружием. По словам г-жи Райс, политика Вашингтона направлена на то, чтобы «положить конец иранскому стремлению незаконно расширить свои ядерные возможности, а также его поддержке терроризма».

В ответ постпред Ирана при ООН Мухаммед Хазаи подверг резкой критике выступление Сюзан Райс. В обнародованном в тот же день послании на имя председателя Совета Безопасности ООН иранский дипломат подчеркнул, что Райс использует те же аргументы, которые выдвигала предыдущая американская администрация. В своем послании иранский дипломат назвал заявления американского посла «необоснованными и абсурдными». «Вместо того чтобы выдвигать обвинения против других, Соединенным Штатам следует предпринять конкретные и целенаправленные шаги по исправлению своей неправильной прежней внешней политики.., в том числе в отношении Ирана», — отметил г-н Хазаи.

Однако, несмотря на скептицизм иранской стороны (и не только иранской), администрация президента Обамы пытается создать основы для прорыва на иранском дипломатическом направлении. Тем более что, судя по результатам социологических исследований, новую иранскую политику Белого дома поддерживают большинство американцев. Так, опрос общественного мнения, проводившийся службой Гэллапа, показал, что 56% респондентов заявили о том, что Вашингтону следует вести прямой дипломатический диалог с Ираном, и только 38% участников исследования сочли, что этого делать нельзя.

К мерам по созданию таких основ аналитики относят, в частности, решение США о внесении Партии свободной жизни Курдистана («Пежак») в список террористических организаций.

Справка. Партия свободной жизни Курдистана является иранской ветвью сепаратистской Рабочей партией Курдистана (РПК). Группировка «Пежак», действующая на ирано-турецкой и ирано-иракской границах, контролируется, финансируется и направляется РПК. «Пежак» борется за создание независимого Курдского государства и соответственно угрожает национальному суверенитету Ирана, где проживают много этнических курдов и в состав которого входит провинция Курдистан. Лагерь и штаб-квартира «Пежак» находятся на севере Ирака — в горах Кандил. «Пежак» постоянно осуществляет на территории Ирана террористические акты — взрывы и убийства иранских военных и полицейских.

Безусловно, этот шаг Вашингтона можно рассматривать как жест доброй воли не только по отношению к Ирану, но и по отношению к Турции. Как отмечают политологи, США не преследовали этим единственную цель — улучшить американо-иранские отношения, но все же этот шаг может сыграть позитивную роль в их развитии.

Следует напомнить, что иранские официальные лица неоднократно делали заявления о том, что Соединенные Штаты оказывают «Пежак» (как антииранской силе) финансовую поддержку. Так, один из председателей группировки «Пежак» Бабрйар Гябяр в интервью New York Times сказал, что организация получает финансовую поддержку от США. Посол Турции в США Наби Шансой в 2007 г. отметил, что Вашингтон снабжает вооружением представителей РПК, однако американские официальные лица опровергли эти заявления.

По мнению иранских экспертов, признавая «Пежак» террористической группировкой, Вашингтон хочет объяснить Тегерану, что Соединенные Штаты не желают конфронтации с Ираном и используют все возможности для улучшения американо-иранских отношений, что Вашингтон настроен дружественно к Тегерану.

В рамках новой американской политики на иранском направлении можно рассматривать и возобновление контактов на официальном уровне, как это произошло в Германии на 45-й Международной мюнхенской конференции по безопасности в начале февраля. В столице Баварии официальные представители США встретились с председателем меджлиса ИРИ Али Лариджани. Иран считает, что проведение обсуждений с США наиболее целесообразно с участием именно Лариджани.

США, по всей вероятности, показали пример Европе, которая взялась укреплять дипломатические связи с Ираном. Так, премьер-министр Италии Сильвио Берлускони лично благословил смену итальянского дипломатического курса в отношении Тегерана. Сейчас Италия работает над вопросом об участии Ирана в расширенном совещании министров иностранных дел стран «большой восьмерки», которое состоится в конце июня в Триесте. Об этом 25 февраля заявил министр иностранных дел Италии Франко Фраттини. «Мы совместно с иранцами оцениваем сейчас характеристики, возможности и условия, связанные с участием Тегерана в совещании в Триесте», — сказал глава МИДа.

Одновременно, по словам г-на Фраттини, это «итальянское предложение» обсуждается и с западными партнерами Рима. Данный вопрос был затронут в ходе его визита в Вашингтон, где 26 февраля состоялась его первая встреча с госсекретарем США Хилари Клинтон. Участие Ирана в совещании в Триесте «стало бы очевидным для всех политическим шагом вперед», отметил Франко Фраттини.

Расширенное совещание министров иностранных дел стран «большой восьмерки» в Триесте будет посвящено ключевым международным проблемам. Помимо представителей G8 в нем должны принять участие главы министерств иностранных дел Китая, Индии, Бразилии, Мексики, Пакистана, Афганистана, Саудовской Аравии, Египта и Турции.

В качестве примера активизации Европой своей иранской политики показателен неожиданный четырехдневный визит в 20-х числах февраля экс-канцлера Германии Герхарда Шредера в Тегеран, который дал почву для сенсационных догадок. Причем планы своей поездки Шредер согласовал с руководством ФРГ. Конечно, этот визит Шредера был отнюдь не частным.

В иранской столице бывший немецкий канцлер встретился и провел беседы с президентом ИРИ Махмудом Ахмадинежадом, председателем меджлиса Али Лариджани, министром иностранных дел Манучехром Моттаки. Г-н Шредер посетил и бывшего президента Мохаммада Хатами, который вместе с Ахмадинежадом входит в число наиболее вероятных кандидатов на победу на предстоящих в июне президентских выборах.

Все переговоры были закрытыми. Но находясь в Тегеране, Герхард Шредер неоднократно высказывал мысль о том, что после 30 лет изоляции следует принять предложение администрации Барака Обамы о начале диалога в интересах новых отношений Ирана с Западом. По словам Шредера, Иран может сыграть позитивную роль как в стабилизации положения в Афганистане, так и в решении проблем Ирака и всего Ближнего Востока.

По этой причине иранские СМИ посчитали г-на Шредера «посланцем» Барака Обамы. Или, по меньшей мере, деятелем, прибывшим с поручением от канцлера ФРГ Ангелы Меркель. Однако сам Шредер, а также посольство Ирана в Берлине опровергали эти предложения, объясняя уровень контактов немецкого гостя в Тегеране авторитетом и значением такой политической фигуры, как Шредер.

Все же иранская сторона представила визит как сигнал к улучшению отношений с Германией и Западом в целом. Герхард Шредер же в конце своего визита лишь обмолвился, что хотя он и заметил в Тегеране готовность к новым отношениям, «но не в той степени, как хотелось бы».

Такое сложное политическое явление, как восстановление американо-иранского диалога, считают аналитики, требует посредников. В последние месяцы в их число журналистами было записано много стран. Но, например, информация о возможном посредничестве Франции не оправдалась. Она основывалась на том факте, что президент Франции Николя Саркози 10 февраля провел в Багдаде переговоры с официальными лицами Ирака о ирано-американских перспективах. Практически сразу после завершения визита президента Саркози в Ирак 11 февраля Багдад посетил министр иностранных дел Ирана Манучехр Моттаки. Однако член комиссии по внешней политике и национальной безопасности иранского меджлиса Мухаммад Кярим Абиди заявил: «Сообщения о посредничестве Франции в переговорах между Ираном и США — ложь. Визит Моттаки в Ирак никак не связан с визитом в эту страну Саркози».

В число посредников была записана и Россия. Тем более что Москва приветствовала новое направление иранской политики Вашингтона. Кроме того, РФ имеет хорошие отношения с ИРИ и готова на расширение и углубление своих связей с США. Но все же, как полагают эксперты, российское посредничество уж слишком зависит от состояния отношений между Россией и США.

Поэтому наиболее приемлемым вариантом для выполнения посреднической миссии могла бы стать Турция. К тому же, по заявлению премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, «Иран хочет, чтобы Турция была посредником между Тегераном и Вашингтоном, и в связи с этим Исламская Республика уже обратилась к Турции».

Действительно, если выбирать посредника в таком сложном деле, как восстановление ирано-американских связей, то лучше Турции кандидата найти трудно. Турция — член НАТО, так сказать, закрепленный юридически военно-политический союзник США, имеющий тесные деловые связи с Америкой. Но в то же время Турция — мусульманская страна. Более того, приверженность нынешнего руководства Турции к исламским принципам создает духовную основу для взаимопонимания между Анкарой и Тегераном, не говоря уже о тесных финансово-экономических связях двух стран. Поэтому и из Вашингтона смотрят на Анкару с надеждой, и в Тегеране придают добрососедству с ней огромное значение. Правда, по некоторым данным официальные лица в Иране уже отвергли идею турецкого посредничества в отношениях США – ИРИ.

А жаль. Шанс был неплохой. Многие политики выступают за ирано-американскую разрядку напряженности. Ведь всем уже чрезвычайно надоела эта «холодная война» между США и ИРИ, которая, во-первых, чревата превращением в «горячую» со всеми катастрофическими последствиями, а во-вторых, сдерживает решение многих региональных, да и глобальных проблем.

Россия, как мы знаем, всегда выступала и выступает за нормализацию отношений США с Ираном. Об этом неоднократно говорил и министр иностранных дел РФ Сергей Лавров.

Но… Как всегда шайтан скрывается в мелочах. Пойдут ли Вашингтон и Тегеран на взаимные компромиссы, несмотря на стену враждебности, существующую между ними? Хорошо известно, что просто переговоры без итоговых решений неэффективны, так же как и решения без обоюдных компромиссов малопригодны и даже невозможны.

Поэтому сегодня пока не ясно, как, каким путем и с какой скоростью будут развиваться ирано-американские отношения. Ведь нет уверенности в том, что даже прямые переговоры побудят Тегеран отказаться от тех политико-идеологических принципов, в частности и по ядерной программе, которые так беспокоят Вашингтон.

Что касается Ирака и Афганистана, то здесь Иран в диалоге (даже прямом) с США будет проводить политику на вывод всех иностранных войск с территории этих стран. Осуществление этих планов, безусловно, даст козыри в руки иранцев в большой игре за доминирование в этом стратегическом регионе мира. Хотя в ходе промежуточных, тактических решений иракских и афганских проблем между США и ИРИ вполне возможны договоренности.

По вопросам израильско-палестинского урегулирования позиции США и Ирана вообще диаметрально противоположны. И здесь искать консенсус при любых форматах переговоров абсолютно бесполезно.

Но в любом случае, инициатива Турции выступить в качестве посредника между США и Ираном вызывает только одобрение.

Многие политологи и эксперты полагают, что для успеха инициатив президента Обамы необходимо, чтобы первым шагом к нормализации отношений между Соединенными Штатами и Ираном стало налаживание связей с духовным лидером Ирана аятоллой Али Хаменеи, а не с президентом Махмудом Ахмадинежадом.

Справка. Аятолла Али Хаменеи стал духовным лидером Ирана в 1989 г. после смерти лидера исламской революции и основателя Исламской Республики Иран аятоллы Хомейни.

Система государственной власти в ИРИ состоит из двух структур — теократической, основанной на шиитском принципе «велаяте-факих» и свойственной только ИРИ, и общепринятых республиканских, несущих в то же время отпечаток исламских принципов.

Как в любой республиканской государственной системе, Конституцией ИРИ провозглашается разделение законодательной (парламент), исполнительной (правительство) и судебной ветвей власти. Однако на основании статей 107–112 Конституции ИРИ над ними стоит выбранный узким кругом исламских клерикалов-экспертов из среды высшего шиитского духовенства Верховный руководитель, лидер страны. Ему принадлежит вся полнота власти в Иране — духовной, государственной, политической и военной. В качестве духовного лидера нации его называют Факих — глава шиитской общины; в качестве общегосударственного политического вождя — Рахбар — руководитель страны; в качестве военного лидера — Верховный главнокомандующий всеми вооруженными силами ИРИ. В руках духовного лидера — определение всей политики Ирана.

Политологи полагают, что для начала переговоров с Ираном президент США должен напрямую обратиться к духовному лидеру страны, потому что в истории Ирана было несколько случаев, когда иранское правительство пыталось начать переговоры с США, но эти попытки пресекались духовными лидерами.

В первый раз это произошло в то время, когда Али Акбар Хашими Рафсанджани был председателем меджлиса, однако духовный лидер аятолла Хомейни приостановил переговоры. Президент Ирана Мохаммад Хатами, который правил с 1997 по 2005 гг., также пытался наладить отношения с Вашингтоном, однако аятолла Али Хаменеи выступил против этих переговоров.

Говоря о перспективах американо-иранских контактов, можно согласиться с американским экспертом по Ирану Мохсеном Сазегара, который отметил, что «переговоры между Ираном и Соединенными Штатами начнутся тогда, когда обе стороны ясно и конкретно изложат свои условия и Тегеран будет уверен в том, что США не хотят смены правительства в Иране».

Как уже было отмечено, Афганистан и Ирак в будущих диалогах Вашингтона и Тегерана займут одно из основных мест.

Что касается Афганистана, то в НАТО уже проявляется что-то новое в отношении к Ирану. Генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер заявил, что в будущем Иран сможет сыграть роль в стабилизации обстановки в Афганистане. Напомним, что президент Барак Обама намерен свернуть операцию в Ираке, но численность американских и британских военнослужащих в Афганистане будет существенно увеличена.

Справка. Членами НАТО являются 26 стран. В 2001 г., после начала военной операции США в Афганистане, силы НАТО вошли в Афганистан. Сейчас 47 тыс. военнослужащих из 40 стран — натовских и некоторых других — действуют под эгидой альянса в Афганистане.

Однако спикер иранского меджлиса Али Лариджани отметил по этому поводу, что сотрудничество с НАТО в Афганистане возможно при условии, если альянс будет относиться к Афганистану «по-новому». Вместе с тем официальный представитель иранского МИДа Хасан Кашкави приветствовал сотрудничество НАТО и Ирана в Афганистане.

Правда, член комиссии по безопасности при меджлисе ИРИ Исмаил Косари напомнил, что командование НАТО до сих пор не направило Ирану официального обращения по вопросу о сотрудничестве в Афганистане. А представитель Ирана в Кабуле Фада Хосейн Малики разъяснил, что альянс должен огласить условия и сферы предполагаемого сотрудничества.

Одновременно Иран поддержал решение Киргизии о выводе военной базы США Манас. Министр обороны ИРИ Мостафа Мохаммад Наджар заявил: «Мы поддерживаем решение Киргизии,.. очень рады этому и принимаем как добрую весть». «Иран исходит из того, что там, где присутствуют оккупанты, всегда создается головная боль для жителей региона, — добавил министр. — Поэтому когда мы слышим, что оккупанты покидают регион, мы это всегда приветствуем».

Естественно, уход американцев из Киргизии повышает роль Ирана в регионе и, в частности, в разрешении конфликта в Афганистане. Ведь уже сейчас для военного контингента США и НАТО в этой стране возникают трудности с обеспечением войск всем необходимым. Президент Обама тем временем намерен увеличить контингент на 17 тыс. человек. Поэтому вопрос с поставками военных и гуманитарных грузов силам коалиции становится одним из главных. Ныне, как известно, три четверти грузов проходит через Пакистан, однако там участились случаи нападения на конвои, а также диверсии на дорогах, особенно в районе пограничного Хайберского прохода. Таким образом, остается лишь наземный путь через Россию и страны Центральной Азии — все они уже дали понять, что не возражают, однако это даст им рычаг влияния. Возможно, по этой причине в Вашингтоне рассматривают немыслимый прежде вариант — обратиться к Ирану с просьбой об использовании его территории для обеспечения поставок. Здесь, вполне вероятно, и кроется ответ на вопрос об «иранской инициативе» НАТО.

Быть может, варианты возможного содействия ИРИ силам НАТО в Афганистане в числе всех прочих проблем и обсуждались в Кабуле во время однодневного рабочего визита первого заместителя президента Исламской Республики Иран Парвиза Давуди в афганскую столицу.

В феврале прослеживалась активность Ирана и на иракском направлении. 11 числа министр иностранных дел Ирана Манучехр Моттаки начал свой официальный четырехдневный визит в Ирак. Глава иранского МИДа встретился с президентом Ирака Джалалом Талабани, премьер-министром Нури аль-Малики и министром иностранных дел Хошияром Зебари, другими официальными лицами страны. Стороны обсудили расширение политических и экономических связей между двумя странами.

Уже после окончания визита Манучехра Моттаки в Ирак глава МИДа Ирака Хошияр Зебари заявил, что проведение ирано-американских переговоров в Ираке составляет основу внешней политики багдадского правительства. Касаясь вопроса о влиянии отношений между Тегераном и Вашингтоном на ситуацию в Ираке, Зебари отметил, что Иран — самый важный сосед Ирака. ИРИ намерена строить хорошие отношения с Ираком. Что касается влияния США, то воздействие Соединенных Штатов на Ирак неопровержимо. «Между Ираном и США существует ряд вопросов, которые должны быть разрешены. Для стабильности в Ираке мы предлагаем создать треугольник Иран–Ирак–США и поддерживаем любую инициативу в этом направлении», — сказал Зейбари.

Однако, еще находясь в Багдаде, министр иностранных дел ИРИ Манучехр Моттаки заявил, что необходимости в продолжении переговоров Ирана с США по вопросам безопасности Ирака больше нет в связи с улучшением ситуации в этой стране. Он сказал: «В свое время наши иракские друзья заявляли, что проведение трехсторонних переговоров (Иран, США и Ирак) будет очень полезным, мы приняли приглашение участвовать в таких переговорах… Мы полагаем, что нынешняя ситуация отличается от прежней. Сегодня благодаря усилиям властей Ирака мы наблюдаем заметное улучшение обстановки в этой стране. Правительство Ирака способно сделать страну безопасной, поэтому больше нет необходимости в продолжении подобных консультаций с США». Манучехр Моттаки подчеркнул, что скорейший вывод иностранных войск из Ирака будет способствовать полной стабилизации ситуации в стране.

В феврале из Тегерана пришло сообщение, что Иран уже в текущем году рассчитывает получить статус полноправного члена Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) во время председательства в этой структуре России. Об этом заявил министр иностранных дел ИРИ Манучехр Моттаки.

Справка. ШОС объединяет Россию, Китай, Казахстан, Киргизию, Таджикистан и Узбекистан. Иран наряду с Индией, Монголией и Пакистаном обладает при ней статусом наблюдателя. На прошедшем в августе минувшего года в Душанбе саммите ШОС Россия приняла председательство в организации на 2008-2009 гг. Следующий саммит ШОС пройдет в июне в Екатеринбурге.

Для того чтобы принять Иран в ШОС, нужно согласие всех государств. На данный момент мнения о вступлении Ирана в ШОС расходятся; за принятие Ирана в члены организации четко выступает только Таджикистан. При этом другие небольшие страны ШОС опасаются негативной реакции Соединенных Штатов и европейских стран, особенно в связи с ядерной программой Ирана, которая, несомненно, станет препятствием для вступления Ирана в эту организацию. В свою очередь, Казахстан не поддержит членство ИРИ в ШОС ввиду того, что ему предстоит возглавить ОБСЕ и он четко прислушивается к мнению Запада.

Но все же главное решение останется за Россией и Китаем и их желанием иметь или не иметь третьего сильного игрока в организации. Китаю вряд ли нужен Иран в ШОС, тем более если учесть его тесные связи с США. Настороженное отношение России к Ирану, вероятно, приведет к тому, что Москва не поддержит инициативу Тегерана. Для России более приоритетным вопросом является установление более теплых отношений с Соединенными Штатами.

Февраль стал знаменательным месяцем в долгой истории строительства АЭС в Бушере. 25 числа произошел тестовый пуск АЭС, то есть начался этап подготовки к физическому пуску этой станции. Строительство закончилось. Осталась наладка оборудования. Однако меджлис выразил некоторую обеспокоенность по этому поводу. Член комиссии меджлиса по вопросам энергетики Асгар Джалалиян, упомянув о состоявшейся на Бушерской АЭС загрузке в реактор топливных имитаторов, отметил, что, по его мнению, ничего особенного на станции не произошло. Фактически это явилось продолжением прежних усилий, и так называемый тестовый пуск не дал конкретных результатов. Пока нет ответа на главный вопрос — о сроках пуска электростанции. Как сказал г-н Джалалиян, российские специалисты также оказались не готовыми сообщить о том, когда они хотят ввести Бушерскую АЭС в эксплуатацию. В Иране все же надеются, что в августе – сентябре этого года Бушерская АЭС начнет свою работу.

Но, по всей видимости, российско-иранское сотрудничество в ядерной энергетике на этом не закончится. Вице-президент ИРИ, руководитель Организации по атомной энергии (ОАЭ) Исламской Республики Голямреза Агазаде заявил, что Иран заинтересован в продолжении сотрудничества с Россией в сфере мирного атома. «Мы заинтересованы в подписании контрактов с другими государствами на сооружение новых атомных электростанций в Иране. Думаю, что иранский рынок останется привлекательным для России», — отметил вице-президент ИРИ.

Справка. В начале 2005 г. меджлис ИРИ ратифицировал законопроект о строительстве в стране атомных электростанций общей мощностью 20 тыс. мегаватт. В декабре того же года на заседании правительства было принято решение о строительстве второй иранской АЭС мощностью 360 мегаватт в провинции Хузестан. В Тегеране планируют завершить строительство в течение семи лет.

На переговорах главы Росатома Сергея Кириенко и Голямреза Агазаде было подтверждено, что Россия и Иран планируют в ближайшее время заключить контракт на поставку для АЭС «Бушер» ядерного топлива минимум на десять лет. Также было заявлено, что начались российско-иранские переговоры по созданию совместного предприятия по эксплуатации Бушерской АЭС. Эти два заявления еще раз свидетельствуют о том, что Россия стремится не допустить возможности бесконтрольного использования Ираном возможностей Бушерской атомной станции. Кроме того, заинтересованность Тегерана в заключении новых атомно-энергетических контрактов с другими государствами, возможно и с РФ (при этом, безусловно, новые АЭС будут обеспечиваться ядерным топливом странами — создателями этих АЭС), подтверждает несостоятельность утверждений иранской пропаганды о крайней необходимости для ИРИ самообеспеченности в обогащенном уране — ядерном топливе для электростанций.

18-19 февраля в Тегеране замминистра иностранных дел России Алексей Бородавкин провел со своими иранскими коллегами консультации по линии МИДов двух стран. Алексей Бородавкин сообщил, что по многим вопросам у РФ и ИРИ наблюдались созвучие в подходах и позитивная близость, что Россия и Иран по многим актуальным вопросам международной и региональной политики имеют схожие позиции.

Однако в феврале к «несхожим» позициям журналисты прибавили несогласие Тегерана на создание Москвой оперативных сил безопасности на Каспии (KASFOR). Эта идея была выдвинута российской стороной еще в 2004 г. Как считает иранский эксперт Хасан Бехиштипур, создание подобных военно-морских сил может быть выгодно России, но не отвечает интересам других прикаспийских стран. Министр иностранных дел Ирана Манучехр Моттаки отметил, что «конечно, каждая страна может претворять в жизнь свои идеи. Но, по нашему мнению, страны, имеющие выход к Каспию, должны отдавать предпочтение совместному сотрудничеству».

Иран также не готов признать независимость Южной Осетии и Абхазии. 6 февраля посол ИРИ в РФ Махмуд Реза Саджади отметил: «Мы полагаем, что к вопросу об объявлении независимости территорий, которые находятся в сложных районах, надо подходить с разумом, чтобы не вызвать кровопролития в этих регионах… Мы не исключаем этот вопрос, но и не пойдем на этот шаг в ближайшем будущем».

В феврале у Ирана продолжались сложности в отношениях с некоторыми арабскими государствами. Так, бывший председатель меджлиса, советник духовного лидера ИРИ известный политик Али Акбар Натек-Нури заявил, что Бахрейн является 14-й провинцией Ирана. Это заявление вызвало бурю возмущения и негодования в Бахрейне, в странах Персидского залива и во всем арабском мире. В итоге президент ИРИ Махмуд Ахмадинежад был вынужден дезавуировать заявление г-на Натек-Нури и подготовить специальное послание королю Бахрейна Хамаду Бен Исе Аль Халифу. В нем г-н Ахмадинежад выразил приверженность своей страны выстраиванию добрососедских отношений с Бахрейном. «Мы никогда не позволим кому-то нанести ущерб отношениям Тегерана с Манамой. Иран выступает за укрепление дружеских отношений со странами Персидского залива, в особенности с Бахрейном», — говорится в послании, которое 24 февраля вручил бахрейнскому королю прибывший с визитом в Манаму министр внутренних дел Ирана Садек Махсули.

Однако ирано-арабская напряженность не исчерпывается проблемой Бахрейна. Как известно, активно действовавшие против иранских властей Организация моджахедов иранского народа (ОМИН) и ее вооруженные отряды под названием «Национальная армия освобождения Ирана» были выдворены из Ирака. Именно здесь при Саддаме Хусейне и позже находились штаб-квартира этой организации и ее многочисленные базы.

Практически сразу Египет вычеркнул эти группировки из своего списка террористических организаций. Это открывает юридическую возможность для создания базы движения на египетской территории, что стало поводом для большого количества скандальных статей в арабской прессе. Иранское агентство новостей Mehr со ссылкой на анонимные иракские источники утверждает, что египетские власти согласились предоставить убежище представителям движения. Если данная информация соответствует действительности, считает профессор Американского университета в Каире Валид Каззиха, это означает, что на всех попытках урегулирования напряженных отношений между Египтом и Ираном поставлен жирный крест.

Добавим сюда и практически абсолютное расхождение Тегерана и Каира по вопросу о ХАМАСе и палестинском урегулировании.

19 февраля президент Азербайджана Ильхам Алиев принял делегацию во главе с министром иностранных дел Ирана Манучехром Моттаки. На встрече было высказано удовлетворение развитием отношений между двумя странами в различных областях и выражена уверенность в том, что двусторонние отношения между Азербайджаном и Ираном будут развиваться и впредь. Глава МИДа ИРИ заявил, что Иран готов к отмене визового режима с Азербайджаном. По его словам, «если наши азербайджанские друзья захотят, мы полностью отменим визовый режим, если нет, то мы отменим его для людей, использующих воздушный транспорт».

В середине февраля Иран посетил с визитом президент Туркмении Горбангулы Бердымухамедов. Он встречался с духовным лидером ИРИ аятоллой Хаменеи, президентом Ахмадинежадом, министром иностранных дел Ирана. Во время визита обсуждался широкий круг двусторонних, региональных и мировых проблем, в частности, связанных с урегулированием правового статуса Каспийского моря. Было также принято решение о создании совместного комитета по борьбе с терроризмом, экстремизмом и наркоторговлей. Стороны подписали также ряд межправительственных документов.

В феврале столицу Таджикистана посетил председатель Организации по телевидению и радиовещанию Ирана Изатолла Заргоми. Он был принят таджикским президентом Эмомали Рахмоном. На встрече подробно обсуждался проект создания совместного телеканала Ирана, Таджикистана и Афганистана — трех персоязычных стран. Иранский гость проинформировал, что возглавляемая им организация — одна из крупнейших телерадиокомпаний мира. Она включает более 110 теле- и радиоканалов, многие из которых вещают по всему миру на персидском, английском и арабском языках. Изатолла Заргоми отметил: «У нас много планов относительно двустороннего сотрудничества между комитетами по телевидению и радиовещанию Таджикистана и Ирана, в частности, в сфере обучения кадров, поскольку в Иране есть университет телевидения и радиовещания. Мы также можем наладить сотрудничество в области производства теле- и радиооборудования и реализации совместных телепроектов».

Нет сомнения, что Иран готовит агитационно-пропагандистский ответ на идеологическое наступление американских и британских радиотелевизионных каналов, в последние месяцы резко увеличивших часы вещания на Иран и персоязычные страны.

Таким образом, в феврале наблюдалась многовекторная активность иранской внешней политики. Главная ее цель — вырваться из политического окружения, куда завела Иран деятельность Тегерана в ядерной сфере и в деле поддержки экстремистских движений на Ближнем Востоке.

Продолжение

 Тематики 
  1. Иран   (283)