В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Гибельное наследство Бреттон-Вуда ('Asia Times online ', Китай)

Мартин Хатчинсон, автор книги «Великие консерваторы»

Министр финансов США Тим Гайтнер (Tim Geithner) на прошлой неделе призвал утроить объемы кредитования МВФ. Для тех из нас, кто все еще надеялся на то, что эта организация исчезнет из-за длительного невнимания к ней, это тревожный поворот событий. Может ли быть, чтобы организации, созданные в Бреттон Вуде (Бреттон Вуд – место, где были приняты договоренности, определяющие современные правила мировых финансов – прим. пер.), которые играли в мировой экономике бессмысленную и иногда вредную роль в течение шестидесяти лет, наконец, нашли истинный смысл своей жизни?

Мировой банк (он же Всемирный банк, далее ВБ – прим.пер.) и международный валютный фонд были созданы на основе Бреттон – Вудского соглашения 1944 г., по предложениям неподражаемого Джона Мэйнарда Кейнса (John Maynard Keyens) и советского шпиона, помощника министра финансов США Гарри Декстера Уайта (Harry Dexter White). 60 лет они осуществляли контроль и руководство процессами мирового развития, выкидывая Лондонские коммерческие банки с развивающихся рынков, рекомендуя к осуществлению и обеспечивая финансирование только модных финансовых рецептов.

В середине 2000-х, когда во главе ВБ стоял назначенец Джорджа Буша, а в МВФ был здравомыслящий бывший министр финансов Испании Родриго Рато (Rodrigo Rato), показалось, что Бреттон-Вудские организации могут быть очищены от их наиболее вредных политических предпочтений. Еще лучше было то, что МВФ убыточный с того момента, как Аргентина выплатила свои долги, мог быть избавлен от своих невзгод. Увы. Борьба с коррупцией в ВБ была заброшена после того, как Роберт Зеллик (Robert Zoellick) занял место раскритикованного Пола Вулфовица (Paul Wolfowitz), а разочарованнй Рато покинул МВФ, чтобы вернуться в испанскую политику, оставив МВФ под контролем зловещего французского социалиста Доминика Стросс-Кана (Dominique Strauss-Kahn).

Финансовый кризис придал Бреттон-Вудским институтам новый жизненный импульс. Источники частного финансирования развивающихся стран сократились практически впятеро, по сравнению с их объемом в 2007 г., в то время, как ВБ остался сравнительно ликвидным, а МВФ очень ликвидным из-за недостаточного спроса на его услуги в прошлые годы. Из-за этого они оказались способны побороться против растущего недоверия и усилили свою роль в мировых финансах.

К тому же их балансы оставались практически неподвижными, что могло выглядеть как хороший признак – кого беспокоят свободные деньги? Между тем, когда эти Бреттон-Вудские институты активно давали в долг, они вызывали одни и те же проблемы вытеснения частных кредиторов с развивающихся рынков и частного сектора за счет значительно возраставшего бюджетного дефицита Запада. Более того, увеличение их вовлеченности вызывало трудности для их же рецептов в области валютной политики, которые, в общем, вредоносны.

В прошлом году, МВФ выделил 33,2 миллиарда специальных прав заимствования (SDR) на сумму 49 миллиардов долларов США, странам, испытывающим трудности в связи с глобальным экономическим кризисом, но только одна треть их них была выдана. SDR, или специальное право заимствования, это международные финансовые авуары, созданные МВФ в 1969 для пополнения официальных резервов стран-участников. США предложили обеспечить МВФ доступ к ресурсам еще более чем на 500 миллиардов долларов. Однако стоит изучить, как МВФ распорядился уже имеющимися средствами.

Самое большое вливание МВФ сделал в прошлом ноябре, выделив 16 миллиардов долларов Украине, однако только 4,5 миллиарда было выдано. Попытка МВФ ограничить дальнейшую выдачу условиями, оказалась безуспешной, и задержка привела страну на грань банкротства. Жесткие условия МВФ в этом случае ведут только к тому, что шаткое прозападное правительство премьер-министра Юлии Тимошенко не выиграет будущие президентские выборы и отдаст страну в руки коммунистов и Владимира Путина.

Второе по масштабу вливание (15,5 миллиардов), это Венгрия, страна, которая управлялась безответственным социалистическим правительством, премьер-министр которого, Ференц Гюрчань (Ferenc Gyurcsany), сам сказал «Ни одно европейское правительство не сделало ничего настолько тупого, как мы». Венгерская тупая политика продолжается с 2006 года. В предыдущие пять лет страна наслаждалась почти полным отсутствием экономического роста, в то время как даже ее восточноевропейские соседи рванули вперед. Венгрия нуждается во всеобщих выборах и новом, несоциалистическом, правительстве. Давать ей денег до этого – это просто обеспечивать неудачу.

Третья по размеру сумма, около 7,5 миллиардов, выделена Пакистану. Стране, которая резко деградировала из, несомненно, многообещающей экономики, которой она стала под руководством бывшего президента Первеза Мушаррафа (Pervez Musharraf). Снова МВФ подталкивает к неудаче, но, честно говоря, в этом случае у него нет особого выбора.

Четвертая по размеру выделенная сумма – 2,3 миллиарда, направлена совершенно не реформированной коммунистической диктатуре Беларуси. Деньги слиты в унитаз.

Пятая сумма – 2,2 миллиарда, для Латвии, более ли менее рыночной экономики, которая наслаждалась значительным успехом в прошлом десятилетии. МВФ выдал треть своего пакета в декабре. Его неспособность выдать остальные две трети привела к отставке правительства в феврале. Новый премьер-министр назвал условия МВФ «нежизнеспособными» и страна движется к банкротству в июне.

Шестая по размеру сумма в 2,1 миллиарда, предназначена Исландии. Это еще по 10000 на каждого исландца, поверх кучи долгов, которые страна уже взяла. Замечательное место, но хватит уже.

Эти шесть случаев покрывают более 90% сделок, заключенных МВФ в прошлом году. Общая выплаченная сумма около 17 миллиардов, это менее 10% от доступных МВФ средств, не считая утроения к которому призвал Гейтнер. В паре случаев, МВФ может быть, принес какую-то пользу, но большая часть его действий или усиливает недееспособный режим, который должен быть устранен, либо вызывает серьезную нестабильность из-за нереальных и диктаторских требований бюрократов МВФ.


Должен быть другой путь.


Он состоит в системе истинно свободной торговли. Страны, попавшие в трудное положение, могут получать финансирование из двух источников: частной банковской системы, которая захочет получить за это плату и от их геополитических друзей, которые могут от такой платы отказаться.

Страны с богатыми друзьями не нуждаются в МВФ. Беларусь может поддерживать свою диктатуру, используя деньги российских налогоплательщиков и российские прибыли от нефти. Латвия и Исландия могут ожидать получить значительные объемы помощи от их соседей в Скандинавии и Германии. Если ЕСовские социалисты в Брюсселе хотят поддержать продажных социалистов в Будапеште, они могут сделать это, хотя в нормально управляемой Европе Венгрия была бы отрезана от всех источников финансирования до проведения выборов.

Пакистан является предметом стратегических интересов США и НАТО в целом. Его экономическое состояние слабо связано с нами. Только Украина не имеет близких друзей с деньгами, которыми они могут поделиться, но содействие МВФ Украине приносит больше вреда, чем пользы.

В глобальной финансовой системе после 1980-х, частное финансирование не слишком доступно для стран, испытывающих трудности. Слишком много таких стран, как, например, Аргентина в 2001, кинули своих частных кредиторов в пользу МВФ и ВБ. В любом случае, финансовая система, основанная на банковской биржевой торговле на основе кредитных рейтингов, не имеет механизма для столь трудоемких и требующих квалификации задач, как содействие странам в преодолении экономических трудностей.

До 1914 существовал простой механизм решения таких проблем. Лондонские торговые банки были назначены советниками для развивающихся рынков, они размещали квалифицированный персонал в столице государства для предоставления советов по государственным финансам, экономическому развитию и инфраструктурным инвестициям. Они делали деньги на управлении большей частью финансов для страны. Другие банки обычно не конкурировали с «внутренними» советниками за эти финансы. Если страна попадала в трудную ситуацию, финансовые и экономические политики менялись, чтобы преодолеть трудности.

В краткосрочной перспективе местные правительства не имели особого выбора, кроме как принять данные им советы, поскольку дефолт полностью отрезал страну от источников международного финансирования. В долгосрочной перспективе было возможно сменить советников и получить доступ к другому, но тоже осмысленному набору правил.

Система была сломана в 1920-е, поскольку ставшие мощными нью–йоркские банки пренебрегали существующими советническими отношениями, особенно в Латинской Америке и предоставляли займы без разбора, что создало кредитный пузырь и последовавший за ним коллапс. Затем, после второй мировой войны, торговые банки не были способны к международному финансированию еще целое поколение, после чего они обнаружили, что их роль советников была узурпирована ВБ и МВФ. В 1980-х и 1990-х, торговые банки были распроданы и их место заняли биржевые бегемоты.

В мире, находящемся в состоянии финансовой катастрофы, бегемоты в их предыдущей форме ушли в прошлое. Банки «слишком большие, чтобы умереть» будут (и хорошо, что будут) со всех сторон огорожены правилами и ограничениями, вынуждающими их стать слишком тупыми для крайне рискованных операций с деньгами налогоплательщиков. Их место будет занято средними по размерам структурами, похожими на старые лондонские торговые банки, в случае если их роль, в основном консультационная, и хедж-фондами, если их роль в первую очередь в торговле и инвестициях. Также «бутики», такие как Greenhill Partners возьмут на себя многие консультационные задачи, ранее захваченные крупными домами.

В идеальной международной финансовой системе, такие консультационные «бутики» будут консультировать развивающиеся страны, помогая им получить финансирование на международных рынках. Частные банки и инвестиционные структуры возьмут на себя большую часть займов развивающихся стран, в то время как хедж фонды и частные инвестиционные фонды предоставят финансирование конкретных проектов и корпораций в случае необходимости.

Во время периодов финансового напряжения, как сейчас, бутики будут консультировать по поводу налоговых, монетарные и других правил, необходимых для возвращения роста и кредитоспособности. Бутики также будут привлекаться, на основе результатов своих работ по помощи другим странам и привлекательности их рекомендаций в целом.

Страны, нанявшие слишком агрессивные дома, будут не в состоянии получить финансирование и будут вынуждены заменить их совершенно другими специалистами. В этом не будет конфликта интересов. Бутики должны будут ставить экономические интересы клиентов во главу своих рассуждений. Клиенты будут знать, что они получают наилучшие из возможных рыночно-ориентированные советы из независимого источника. Международные банки и организации будут знать, что они предоставляют финансирование стране, чья экономическая и финансовая политики разработаны взрослыми людьми.

Бегемоты уже в прошлом, или могут быть туда отправлены. Все, что надо, чтобы построить прекрасную финансовую архитектуру, это устранение динозавров 1940-х годов – ВБ и МВФ. Застрелите их, г-н Гейтнер, не продлевайте им жизнь.

Мартин Хатчинсон, автор книги «Великие консерваторы»
Источник: "ИноФорум "


 Тематики 
  1. Глобальная экономика   (467)
  2. Мировой финансовый кризис   (265)