В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Великобритания и ислам: толерантность против свободы слова



История взаимоотношений британских властей с постоянными мусульманскими общинами на своей территории насчитывает уже больше полутора столетий. С течением времени роль и значение ислама в этом государстве возрастали пропорционально увеличению численности мусульманского сообщества. Но лишь в последние десятилетия ХХ века эти факторы стали оказывать заметное давление на британский социум, подвергнув проверке его фундаментальные институты и ценности.

Большую часть второй половины прошлого столетия правительство Великобритании, следуя политике мультикультурализма и принципу толерантности, не вмешивалось во внутреннюю жизнь общин, позволяя мусульманам практиковать их религию, обычаи, традиции и т.д. В то же время государство далеко не всегда учитывало интересы исламского сообщества, нередко попросту их игнорируя. Пересмотреть подобную стратегию власти Соединённого Королевства спровоцировали события начала XXI века: террористические акты в Нью-Йорке, Мадриде и столице страны Лондоне. Интересам этого религиозного меньшинства стало уделяться повышенное внимание. Да и само исламское сообщество страны в текущее десятилетие похоже окончательно перешло от политики самоизоляции и отчуждения к активному участию в государственной жизни.

Вероятно, сегодня сотрудничество британских властей с мусульманскими общинами достигло своего апогея. Правительство поддерживает крупные организации вроде Мусульманского совета Великобритании, выделяет довольно щедрые гранты на различные проекты. В феврале 2009 г. произошло несколько событий, свидетельствующих о том, что в ближайшем будущем взаимодействие государства и исламского сообщества будет только укрепляться.

В частности, в лондонском театре Роял Корт в рамках конференции «Единый Лондон» состоялось вручение премий лучшим проектам, направленным на борьбу с экстремизмом и предотвращение радикализации. Тони МакНалти, один из председателей правительства Лондона, вручил награды от имени Комитета по предотвращению насильственного экстремизма, в состав которого вошли представители местных органов власти и члены организаций, работающих на правительство в рамках программ по предотвращению радикализации. Премии были учреждены в четырёх номинациях: «Лучший молодёжный проект», «Лучший женский проект», «Лучший инновационный проект» и «Лучший глобальный проект».

В первой из них приз достался Фонду активного изменения (Active Change Foundation) из города Брента и проекту «Молодые мусульманские лидеры Брента» (Brent Young Muslim Leaders Project). Проект поддерживает трудных, потенциально уязвимых перед лицом радикального экстремизма подростков. Важное место отводится воспитанию у молодых людей умения дискутировать для того, чтобы они могли отстаивать свою точку зрения в спорах с вербовщиками исламских экстремистов.

Учебный семинар Хэрроуз по электронной безопасности (Harrow's E-Safety Training Workshop), получивший премию за «Лучший женский проект», помогает мусульманкам, работающим с детьми стать уверенными пользователями цифровых технологий, защищая таким образом молодёжь от нежелательных контактов с радикальными организациями посредством сети Интернет. Лучший же инновационный проект носит символичное название «STREET» (англ. – «улица»), что расшифровывается как «Стратегия расширения возможностей и просвещения тинейджеров». Эта программа, также как и проект города Брента, ориентирована на уязвимых и трудных подростков-мусульман. «Стрит» использует спортивные, развлекательные мероприятия, консультации с участием молодых людей, чтобы интегрировать их в жизнь общества. Победителем в последней номинации стало созданное в 2007 г. Партнёрство мусульманских обязательств Барнета (the Barnet Muslim Engagement Partnership). В нём участвуют представители местных общественных органов и мусульманского мультиэтнического сообщества Барнета. Партнёрство проводит инновационную программу взаимодействия, которая учитывает многообразие мусульманских сообществ.

Другим примером тесного взаимодействия властей Соединённого Королевства и мусульманских общин страны является программа, в рамках которой имамы помогут полиции и социальным службам оградить исламскую молодёжь от участия в войне уличных группировок, о чём также было объявлено в феврале. Первый этап проекта начнётся в южных районах шотландского города Глазго, где несколько имамов попытаются повлиять на молодых людей, вовлечённых в азиатские уличные группировки. Предполагается, что подростки отнесутся к имамам с большим уважением, чем к представителям социальных служб или полиции.

Программа начала претворяться в жизнь всего через несколько дней после первых с прошлого лета серьёзных молодёжных беспорядков в Поллокшилдсе (Pollokshields), где располагается крупнейшая в Шотландии мусульманская община. Омар Ансари, один из руководителей Агентства консультационных услуг молодёжи (Youth Counseling Services Agency), поддерживающего программу, говорит следующее: «Главное преимущество заключается в том, что имамы знают лично многих молодых людей, поскольку даже когда последние попадают в неприятности они продолжают поддерживать какую-то связь с мечетью». В программе согласились участвовать имамы из крупной мечети Поллокшилдса Масджид Нур (Masjid Noor). Большинство из них родились в Шотландии и хорошо понимают, что представляют собой шотландские мусульмане пакистанского происхождения в третьем колене, с которыми им предстоит иметь дело.

Такие формы и интенсивность сотрудничества недвусмысленно демонстрирует, что мусульмане стали в последние годы особо опекаемым религиозным меньшинством страны, которому уделяется повышенное внимание со стороны властей Соединённого Королевства. Впрочем, находятся люди, готовые опровергнуть утверждение о том, что гармоничное существование мусульманских общин внутри британского общества является одним из приоритетов для правительства Великобритании. К ним относится Дэйм Стелла Римингтон (Dame Stella Rimington), возглавлявшая в середине 1990-х гг. британскую службу контрразведки Ми-5 и ставшая первой женщиной на этом посту. Стелла обвинила правительство Соединённого Королевства в эксплуатировании страха терроризма и в попытке введения законов, ограничивающих гражданские свободы, в том числе увеличение до 42 дней срока содержания под стражей лиц, подозреваемых в терроризме. В том, что «меры, предпринимаемые службой безопасности являются пропорциональными и не противоречат правовым нормам» стремятся убедиться и члены теневого кабинета министров партии Консерваторов, о чём в феврале заявила баронесса Невилл-Джонс, министр безопасности кабинета. Тогда же газета «Гардиан» напечатала статью, где говорилось, что в ближайшие месяцы правительство обнародует контртеррористическую стратегию, активно обсуждаемую в настоящее время членами кабинета и сотрудниками службы безопасности. Авторы полагают, что следствием внедрения новой стратегии станет признание экстремистами тысяч британских мусульман. Так, согласно проекту, обсуждаемому в правительственных кругах, человек будет признан экстремистом, если он:

• Защищает халифат и панисламское государство, включающее много стран;

• Призывает к установлению законов шариата;

• Верит в джихад и вооружённое сопротивление в любой точке мира. Этот пункт также включает и вооружённое сопротивление палестинцев израильским военным;

• Утверждает, что ислам запрещает гомосексуализм, который является грехом против Аллаха;

• Не осуждает убийства британских солдат в Ираке и Афганистане;

Согласно проекту в число экстремистов также будут включены люди, чьи взгляды входят в прямое столкновение с тем, что правительство называет «общими британскими ценностями». Сторонники этих мер считают, что бескомпромиссная интерпретация Корана исламистами является главной причиной терроризма, с которым сталкивается Великобритания. Противники же говорят, что подобная стратегия приведёт к ещё большему отчуждению мусульман страны. Представители мусульманского сообщества в целом осудили возможное введение подобных мер, однако, нашлись и те, кто поддержал проект. В частности, эксперт Фонда Киллиама (the Quilliam Foundation) Эд Хусейн, когда-то сам бывший экстремистом, сказал следующее: «Насильственный экстремизм распространяется исламистами и потому удар по первопричинам/основам – верное решение».

На фоне этого в Великобритании произошло ещё одно событие, заставившее многих говорить об ограничении одной из фундаментальных свобод, на которой зиждутся устои либерального общества, поборником коих всю новейшую историю выступало Соединённое Королевство.


Речь идёт о запрете на въезд в страну для депутата парламента Голландии Геерта Вилдерса. Он известен тем, что, решив пойти по пути голландских политика Пима Фортайна и режиссёра Тео Ван Гога, резко критикует ислам вообще и европейских мусульман в частности и выпустил документальный фильм «Фитна» (смута), в котором кадры хроник террористических атак на мировые столицы сопровождаются текстом сур из Корана.

Вилдерс, называющий Коран «фашистской книгой» и приравнивающий его к автобиографии Гитлера «Майн Кампф», прилетел в Лондон 12 февраля с тем, чтобы показать в британской столице свой фильм, но ещё в аэропорту был задержан офицерами иммиграционной службы Соединённого Королевства и после часового допроса посажен на ближайший рейс до Амстердама. Депутат парламента Голландии был предупреждён о запрете на въезд в Великобританию заранее посредством письма от британского министра внутренних дел Джеки Смит, в котором говорилось, что высказывания Вилдерса в адрес мусульман и их религии «угрожают гармонии сообщества, а, следовательно, и общественной безопасности в Соединённом Королевстве».

Между тем, показывать свой фильм голландский парламентарий ехал не куда-нибудь, а в Палату Лордов и не сам по себе, а по приглашению одного из пэров – Лорда Малькольма Пирсона, члена Партии Независимости Соединённого Королевства. И самое главное – несмотря на выдворение Вилдерса из страны, показ «Фитны» в верхней палате парламента всё равно состоялся. В то же время, можно не сомневаться в том, что одной из причин решения Джеки Смит стали действия другого британского пэра – Лорда Назира Ахмеда, представляющего лейбористов. Первоначально встреча Геерта Вилдерса с членами парламента была запланирована на 29 января, однако, узнав о том, что его коллеги Лорд Пирсон и Баронесса Каролин Кокс собираются пригласить голландского политика для диспута, парламентарий пригрозил, что лично мобилизует 10 тыс. мусульман, чтобы не допустить присутствия Вилдерса в Палате Лордов.

Эта ситуация породила множество споров в британском обществе и средствах массовой информации. Фактически произошёл раскол на два лагеря, в одном из которых оказались защитники «свободы слова» как одного из фундаментальных принципов демократического общества, а в другом критики нетолерантных действий и высказываний Вилдерса по отношению к представителям мусульманских общин Европы. Кроме ожидаемо выступивших с протестами британских мусульман, позицию большинства которых по традиции выразил Мусульманский совет Великобритании, назвавший Вилдерса «открытым и безжалостным проповедником ненависти», решение Джеки Смит поддержали премьер-министр страны Гордон Браун и министр иностранных дел Дэвид Милибэнд, а также представитель либеральных демократов Крис Хун, заявивший, что несмотря на несомненную необходимость защиты свободы слова «Вилдерс перешёл черту, которая должна охраняться в цивилизованном обществе». Эту точку зрения поддержали и многие британцы, справедливо отмечающие в комментариях к материалам об этом происшествии, что на родине Вилдерсу предъявлены обвинения в разжигании расовой и религиозной ненависти.

Из апологетов прав и свобод демократического общества одним из первых высказался именно Лорд Пирсон, заявивший, что хотя он не согласен с некоторыми взглядами Вилдерса, но пригласил его «исходя из принципов свободы слова». Пэр добавил, что голландец поднимает одну из наиболее важных проблем современности, которой является исламский милитаризм и насильственный джихад.

Пирсон также добавил, что у свободы слова должно быть лишь небольшое количество ограничений, как, например, лексика, призывающая к насилию. Лорд пошёл ещё дальше, заявив, что своё мнение в современной Великобритании должен свободно высказывать и человек типа Гитлера: «Я бы посмеялся над ним. Вы же не смогли бы воспринять его слова всерьёз, не так ли»? Члена Палаты Лордов поддержало и Национальное светское общество, президент которого Терри Сэндерсон заявил, что сколь бы противоречивым ни было мнение Вилдерса, он имеет право его высказать.

Однако именно такая позиция делает очевидным тот факт, что у свободы слова всё-таки есть пределы. Несмотря на то, что Гитлер и его исступлённые речи сегодня могут кому-то показаться смешными, никто из прошедших нацистские концлагеря и Вторую мировую войну смеяться точно не будет. Как не улыбнётся большинство здравомыслящих людей и проповедям радикальных исламистстких проповедников, вроде Абу Хамзы аль-Масри долгое время свободно призывавшего к джихаду против неверных прямо на улицах Лондона. Деятельность подобных лиц вызывает исключительно страх, провоцируя рост анти-исламских настроений в британском обществе. И правительство страны, инвертируя принцип толерантности, понимает, что меры по ограничению свободы слова не могут быть односторонними.

Так или иначе, но в этой истории каждая из сторон получила свои дивиденды. Мусульмане добились реакции властей на свои требования и их удовлетворение. Правительство же в свою очередь продемонстрировало общинам, что прислушивается к их мнению и учитывает их позицию. А голландский парламентарий просто получил в огромных масштабах бесплатную рекламу по обе стороны от Ла-Манша, которой он ни за что бы не добился, сложись всё иначе. Толерантность возобладала над свободой слова, апологеты которой, кажется остались единственными проигравшими.

Впрочем, представители мусульманского сообщества Великобритании нередко сами апеллируют к этому фундаментальному принципу демократии, когда дело касается их непосредственной выгоды или затрагивает насущные интересы. И в самом свежем подобном прецеденте права последователей пророка Мухаммеда попытались ограничить их же единоверцы.

Причиной для этого послужило не что иное, как война в Ираке. Мусульманский совет Великобритании, претендующий на то, чтобы говорить от имени большинства исламского сообщества страны, жёстко осудил действия группировки «Ислам для Великобритании», выразившей протест в отношении парада подразделений британских войск, вернувшихся из Ирака. Члены группировки использовали плакаты, называвшие солдат Соединённого Королевства «трусами» и «мясниками». МСВ настаивает, что «Ислам для Великобритании» не выражает мнения большинства мусульманского сообщества, а лишь предоставляет своими действиями повод для исламофобов, желающих «вбить клин» между британским обществом и этим религиозным меньшинством. Генеральный секретарь Совета, Мухаммад Абдул Бари комментирует эту ситуацию следующим образом: «Хотя мы понимаем глубоко укоренившуюся и широко распространённую оппозицию разрушительной войне в Ираке, Мусульманский совет Великобритании осуждает любые формы протеста, в рамках которых людям причиняется вред или наносятся оскорбления и угрозы. Британские солдаты лишь выполняют приказы действующего правительства. Они многое пережили и многого лишились, и мы рады, что они вернулись домой».

Эксперты считают, что «Ислам для Великобритании» – отколовшееся крыло ранее запрещённой экстремистской организации Аль-Мухаджирун. В пользу этой гипотезы говорит то, что группировкой управляет радикальный проповедник Анхем Чоудари, которого многие считают правой рукой Омара Бакри Мохаммеда, бывшего лидера Аль-Мухаджирун.

В то же время член Консультативного форума Льютона по межрасовым проблемам Абдул Малик утверждает, что сколь бы ни были «чувствительны» подобные демонстрации, они должны быть разрешены в демократическом обществе. С пафосом истинного поборника либеральных ценностей Малик заявляет, что «в демократических системах сколь бы неприемлемым ни было мнение, оно должно быть внимательно выслушано» и даже приветствоваться.

Таким образом, можно сделать вывод, что принцип «свободы слова» стал сегодня в британском обществе своего рода разменной картой, которая пускается той или иной стороной в ход, когда речь идёт о необходимой уступке для соблюдения чьих-либо интересов, или сохранении элементарного status quo. В свою очередь подобные уступки (по крайней мере со стороны правительства) нередко делаются для того, чтобы продемонстрировать мусульманским общинам, что толерантность и взаимоуважение остаются ключевыми элементами в отношениях между властями Соединённого Королевства и этим религиозным меньшинством.

Ф.О.Плещунов
Источник: "Институт Ближнего Востока "


 Тематики 
  1. Британия   (143)
  2. Радикальный исламизм   (241)