В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Индийско-пакистанское ядерное противостояние, его влияние на современную региональную ситуацию и национальные интересы России

1.Ядерное противостояние, существующее между Индией и Пакистаном.

Ядерное противостояние между Индией и Пакистаном продолжает оказывать влияние на южно-азиатскую региональную ядерную ситуацию, и на общее положение дел в области нераспространения ядерного оружия в целом. При этом, продолжающаяся гонка ядерных вооружений между двумя непримиримыми региональными антагонистами – Индией и Пакистаном, оказывает свое влияние на политику великих держав в регионе Южная Азия, прежде всего Китая, России и США.

Динамика межгосударственных отношений между Индией и Пакистаном, их ядерного соперничества и их конфликтного потенциала колеблется между периодическими обострениями и стремлениями к урегулированию спорных вопросов. При этом вопрос о Кашмире продолжает оставаться главным раздражителем в двусторонних отношениях Индии и Пакистана. В последнее время новым элементом этой динамики стали террористические угрозы со стороны радикальных исламистов, (крупномасштабные террористические акции наподобие теракта в Мумбаи в ноябре 2008 г., или террористической атаки на индийский парламент в Дели в декабре 2001 г.), которые способны резко обострить индийско-пакистанское противостояние, в том числе и ядерное, вне зависимости от того, какое правительство находится у власти в обеих странах в этот момент.

Гонка ядерных вооружений с обеих сторон продолжается в условиях индийско- американского соглашения по сотрудничеству в области мирной атомной энергии, а также снятия ограничений Группой ядерных поставщиков (ГЯП) на поставки Индии ядерной технологии и оборудования. У Индии сложилась возможность продолжать наращивать свой ядерный потенциал. Для Пакистана же существует опасность вновь стать ядерным пролиферантом в условиях проблематичности надежного контроля над ядерным оружием Исламабада и возможной вероятности попадания ядерных активов Пакистана в руки исламистов. Доступные факты говорят о том, что группировкой, проявляющей активный интерес к пакистанскому ядерному оружию, является международная террористическая сеть «Аль-Каида». Как показало официальное расследование в Пакистане, ее лидер Усама Бен Ладен неоднократно встречался с пакистанскими физиками-ядерщиками, работавшими в Комиссии по атомной энергии Пакистана (КАЭП), и имевшими доступ к чувствительным ядерным разработкам. Эти события имели место в то время, когда лидер «Аль-Каиды» базировался на территории Афганистана, то есть до падения режима «Талибан» в Афганистане. Однако остается неизвестным, получила ли «Аль-Каида» чувствительную информацию, касающуюся создания ядерного оружия или «грязной бомбы», какие–либо чувствительные ядерные материалы и технологии. Что касается других конкретных исламистских пакистанских групп, то здесь вопрос об их заинтересованности в получении доступа к ядерным активам Пакистана остается открытым.

2. Индийско-американское ядерное соглашение.

Индийско – американское ядерное соглашение, подписанное в июле 2005 года, которое было ратифицировано в 2008 г. Конгрессом США и индийским парламентом, на самом деле крайне негативно сказывается на общем положении дел в области ядерного нераспространения. В мировой политике создан прецедент, когда де-факто ядерная держава Индия, неучастник Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и его активный критик, получила карт-бланш от официально признанной ядерной державы США, на сотрудничество в ядерной области. Хотя речь идет о сотрудничестве в области мирного атома, все же это сотрудничество является легитимацией ядерного статуса Индии. В то время, как ее ядерный антагонист – Пакистан оказался лишенным признания его ядерного статуса и активно пытается добиться подобного к себе отношения, несмотря на свою далеко не блестящую репутацию в деле ядерного распространения (деятельность нелегальной сети пакистанского физика-атомщика А.К.Хана, раскрытая международным сообществом). Кроме того, ядерная деятельность Пакистана вызывает обоснованные опасения мирового сообщества и, прежде всего, США. Дело в том, что его ядерные активы (стратегические средства), в случае реализации наихудшего сценария развития внутриполитической ситуации в стране, могут оказаться в руках исламских радикалов («Талибана») и международных террористов («Аль-Каиды»).В этом сценарии может иметь место тотальная «талибанизация» Пакистана и приход к власти исламистов, или даже угроза распада Пакистана, как государственного образования на «лоскутные квази-государственные образования исламистского толка».

3. Внутриполитическая ситуация в Пакистане.

Внутриполитическая ситуация в Пакистане, в настоящее время, характеризуется заметным ростом исламистской террористической угрозы. Эта угроза исходит, в первую очередь, от боевиков-исламистов, базирующихся в Зоне племен, неконтролируемой центральным правительством, а также в граничащей с ней СЗПП, в пакистано-афганском приграничье. При этом угроза радикального исламизма в стране начинает носить тотальный характер, и внутриполитическое положение в Пакистане вызывает серьезные опасения международного сообщества за его стабильность. Неизвестно, принесет ли положительный результат «мирный политический диалог» правительства с исламистами (согласие руководства страны на введение шариатских судов в Свате). Отмечается также рост симпатий к исламским радикалам, как среди части гражданского населения, так и среди военных, особенно среди младшего офицерского состава и рядовых военнослужащих, где растут случаи отказа от участия в боевых операциях против боевиков «Талибана» и даже дезертирство.

Как очевидно, в настоящее время, гражданское правительство в Пакистане не в состоянии самостоятельно справиться с волной террора и насилия, прежде всего с растущим числом террористических актов со стороны боевиков «Талибана» и «Аль-Каиды». Недавние попытки пакистанского правительства отстранить военных и спецслужбы от решения политических вопросов, в условиях нарастания терроризма и в случае нового острого внутриполитического кризиса в стране, могут обернуться против самого правительства. Есть вероятность принятия решения военными о смещении президента Зардари и правительства Юсуфа Резы Гилани в результате военного переворота. Поскольку, в отличие от демократически избранных гражданских правительств, армия в Пакистане традиционно является единственным инструментом, способным поддерживать определенную политическую стабильность в стране.

Резюме:

В случае неблагоприятного развития внутриполитической ситуации в Пакистане, вероятна нелегальная передача чувствительных ядерных технологий «проблемным», с точки зрения, ядерного распространения странам, таким, как Иран и Северная Корея, и, возможно, Саудовская Аравия и Сирия, что создаст для России угрозу возникновения «исламского ядерного пояса» или «ядерной дуги нестабильности» по периметру южных границ СНГ и РФ.

Также реальную угрозу национальной безопасности России представляют террористические угрозы, исходящие от боевиков-талибов. Поскольку существует реальная опасность «прорыва» исламистских формирований через Афганистан, граничащий с Пакистаном и странами Центральной Азии (Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан) к южному флангу границы РФ и далее на российский Северный Кавказ, что создаст обстановку нестабильности и террористической активности на этой территории.

В случае же возможного перехода контроля за ядерными активами Пакистана в руки исламистски настроенных пакистанских военных, существует большая вероятность того, что Иран ускорит работы по созданию своего ядерного средства сдерживания (атомной бомбы), а Индия продолжит дальнейшее наращивание своего ядерного потенциала, что создаст прямую угрозу национальным интересам РФ в области ядерной безопасности на южном фланге России, и вынудит Россию повысить роль ядерного оружия в национальной военной доктрине и частично пересмотреть планы по сокращению тактических ядерных боезарядов.

4. Влияние индийско-американского ядерного соглашения на положение дел в области нераспространения.

Несмотря на то, что американо-индийское ядерное соглашение создает для Индии возможность пользоваться благами мирного сотрудничества в области атомной энергии, в то же время оно позволяет Индии продолжать наращивание своего военного ядерного потенциала. Это являет собой пример «двойных стандартов» США в подходе к проблеме ядерного распространения, девальвирует значимость ДНЯО и снижает актуальность укрепления режима ядерного нераспространения, которое будет обсуждаться на очередной обзорной конференции по рассмотрению действия ДНЯО в 2010 г. Фактически, глобальный режим ДНЯО оказывается заложником политико-стратегических амбиций США, которые рассматривают укрепление своих взаимоотношений с Индией, как региональной супердержавой, прежде всего, через призму «сдерживания» КНР.

Ситуация, при которой Вашингтон продолжает с Индией свою политическую «игру», включающую область мирного использования атомной энергии, при том, что эта «игра» имеет четко выраженную антикитайскую направленность, что отчетливо понимают и сами индийцы, не снимает для Вашингтона проблемы сдерживания Китая за счет Индии, потому, что Индия, наряду с Китаем – растущая держава глобального уровня в 21-м веке – хочет сама регулировать свои взаимоотношения с Китаем.

Это соглашение также способствует тому, что такие страны, как Иран, ссылаясь на «двойные стандарты» Вашингтона в подходе к ядерному нераспространению, будут продолжать свою деятельность по созданию атомного оружия, мотивируя это слабостью режима ДНЯО, и необходимостью наличия ядерного оружия для защиты от возможного нападения со стороны США и/или Израиля, что существенно затрудняет поиск дипломатического варианта решения иранской ядерной проблемы. Пакистан при этом будет продолжать наращивание своего ядерного потенциала, как гаранта «сдерживания» своего регионального антагониста – Индии.

Резюме:

1. В то же время, тем не менее, индийско-американская ядерная сделка создает определенные выгоды для России, поскольку предоставляет ей возможность существенного расширения коммерческого сотрудничества с Индией в области мирного использования атомной энергии. Имеются в виду поставки ядерного топлива для индийских АЭС, в том числе построенных по американским проектам, строительство новых АЭС в Индии. Как представляется, в этих условиях, для России является коммерчески выгодным также сотрудничество и с Пакистаном, при определенных гарантиях со стороны Исламабада по нераспространению чувствительных ядерных материалов и технологий и постановки под контроль МАГАТЭ всей или части его мирной ядерной деятельности. Россия могла бы осуществлять поставки атомных реакторов, строительство АЭС и т.п. При определенных обстоятельствах, то есть укреплении внутриполитической стабильности в Пакистане, широком сотрудничестве Исламабада с МАГАТЭ, позволившим бы недопустить вновь ситуацию, когда Пакистан являлся бы ядерным пролиферантом, России было бы экономически, коммерчески и политически выгодно пойти на широкомасштабное сотрудничество с Пакистаном в области мирного использования ядерной энергии и заключить с Исламабадом соглашение, наподобие американо-индийского ядерного соглашения, пока это не сделал Китай.

2. Стремление США ограничить доступ России к широкому коммерческому сотрудничеству в области ядерной энергии и ВТС с Дели, противоречит национальным интересам России и сужает политическое поле для российской дипломатии. Для России выход из этой ситуации видится во все более широком привлечении Индии к сотрудничеству, в том числе и в рамках ШОС (включая такие области, как энергетика, атомная энергетика, борьба с терроризмом и сепаратизмом, военно-техническое сотрудничество). В то же время Россия может использовать в своих интересах продолжающееся сотрудничество США с Пакистаном, прежде всего, в области борьбы с международным терроризмом и исламским радикализмом, поддерживая усилия США и Пакистана в этом направлении и, таким образом, создавая обстановку безопасности на своих южных рубежах. К этому так же можно отнести и возможную поддержку Россией новой стратегии президента Б.Обамы по борьбе с терроризмом в Пакистане и в Афганистане, предлагая свое партнерство США по этому вопросу, разумеется, при этом четко соблюдая свои национальные интересы. В целом, политико-дипломатическая «игра» Вашингтона в регионе Южная Азия, в том числе и в ядерной области, пока не создает серьезных проблем для проведения внешнеполитической линии России в этом регионе. Однако при изменении внутриполитической ситуации в Пакистане такие проблемы могут возникнуть. В настоящий момент Пакистан переживает новый острый внутриполитический кризис, связанный с противоречиями между партнерами по правящей коалиции – партией ПМЛ (Н) Наваза Шарифа и ПНП действующего президента Пакистана А.А. Зардари. Продолжение же ядерного соперничества между Индией и Пакистаном, которое может переходить в конфликтные фазы с угрозой использования обеими сторонами (прежде всего – Пакистаном) средства ядерного сдерживания, создает дополнительную проблему для национальной, прежде всего ядерной, безопасности РФ на южных рубежах.

Прогноз:

В прогнозном плане, как представляется, возможны два сценария развития ситуации в ядерной области в Южной Азии, которая напрямую затрагивает национальные интересы России и требует от нее принятия и продвижения соответствующих политико-дипломатических мер.

Сценарий 1. Продолжение ядерного соперничества между Индией и Пакистаном, и гонка ракетно-ядерных вооружений в Южной Азии.

Используя преимущества, которые ей дает американо-индийская ядерная сделка, Индия, скорее всего, в кратко- и среднесрочной перспективе продолжит наращивание своего ядерного потенциала. Не исключено, что в то же время, при этом она будет демонстрировать приверженность декларированному ею принципу неприменения первыми ядерного оружия и воздерживаться от проведения новых ядерных испытаний. Вероятно будет происходить качественное изменение характера ядерных вооружений Индии, прежде всего с упором на тактическое ядерное оружие (на авиационных носителях и ракетах меньшей и средней дальности (РМД/РСД) типа «Притхви» и «Ануш»), направленное против Пакистана и БР большей дальности (типа «Агни-II» и «Агни-III») с ядерными боезарядами, которые могут быть использованы против Китая. Дели ограничится рамками своей заявленной ядерной доктрины, как средства сдерживания потенциального противника, в отсутствие провоцирующих моментов со стороны Пакистана. Этими провоцирующими моментами могут быть:
– 1. крупномасштабный террористический акт против Индии на ее территории, совершенный исламскими радикалами- террористами, прошедшими подготовку на территории Пакистана или подконтрольного Пакистану «Азад Кашмира»;
– 2. резкое обострение внутриполитической ситуации в Пакистане, с захватом власти исламскими радикалами и получением ими контроля над ядерными активами Исламабада, что представляется возможным, но в краткосрочной перспективе маловероятным;
– 3. технически случайный или несанкционированный запуск носителя ядерного боезаряда со стороны Пакистана по территории Индии, что также представляется возможным, хотя и маловероятным, поскольку Пакистаном для своих стратегических активов используется американская система предупреждения подобных случаев PAL.

Пакистан же, в отсутствие указанных негативных моментов будет и далее придерживаться принципа «минимального разумного ядерного сдерживания», который положен в основу «ядерной доктрины» Исламабада. Таким образом, ситуация не выходит из-под контроля, и внешним акторам (США и России) на поле южно-азиатского региона необходимо всемерно поощрять индийско-пакистанские переговоры и принятие мер доверия и контроля в ракетно-ядерной области, учитывая уже ранее достигнутые договоренности в этом вопросе между обеими странами.

Для РФ важно при этом, сохраняя приоритеты сотрудничества с Индией, как основным стратегическим партнером России в этом регионе, не прекращать политического диалога с Пакистаном и подталкивать обе страны в сторону принятия еще более строгих мер доверия и контроля в ракетно-ядерной области. При этом именно для России было бы полезно выдвигать собственные инициативы в области вовлечения обеих стран в содержательный диалог по данной проблематике, с предложением конкретных вариантов мер доверия, безопасности и контроля. А также в рамках своих обязательств по ДНЯО как ядерной державы, выступать в партнерстве с США, поддерживая усилия по снижению угрозы возникновения ядерного конфликта в южно-азиатском регионе.

Сценарий 2. Негативное развитие обстановки в Южной Азии.

Существует определенная вероятность обострения конфликтного потенциала между Индией и Пакистаном, в виде нового вооруженного противостояния между обеими странами, вплоть до возникновения нового конфликта по типу Каргильского (1999 г.) с угрозой применения ядерного оружия, прежде всего Пакистаном, который не брал на себя обязательства о неприменении первыми ядерного оружия. Такая ситуация гипотетична, однако возможна при наступлении вышеописанных провоцирующих моментов. В целом же при негативном развитии обстановки могут наблюдаться разные фазы данного кризиса – затухание и возгорание. Новые крупномасштабные теракты против Индии на ее территории, осуществленные исламскими радикалами из Пакистана или просочившимися из Афганистана в индийский штат Джамму и Кашмир боевиками- талибами, или тотальная «талибанизация» Пакистана способны раскрутить спираль резкого ухудшения отношений между двумя региональными антагонистами. При этом возможны провокационные концентрации войск на пакистано-индийской границе (как это было в ноябре 2008 г. после теракта в Мумбаи), рост числа инцидентов с военными обеих стран, вплоть до переброски ракетно-ядерного тактического оружия к границе, что, соответственно, понижает порог возникновения ракетно-ядерного конфликта.

Возможна временная приостановка действия согласованных мер безопасности, доверия и контроля в ракетно-ядерной области, вплоть до фактической угрозы применения сторонами тактического ядерного оружия. При этом, само применение ядерного оружия обеими сторонами возможно, но, как представляется, маловероятно. Поскольку Вашингтон, со своей стороны, скорее всего, будет проводить «челночную превентивную дипломатию», так как крайне не заинтересован в возникновении нового, хотя бы и ограниченного, вооруженного конфликта между своими двумя южно-азиатскими партнерами (фактически, союзниками по борьбе с терроризмом), тем более с применением ядерного оружия. Несомненна опасность такого конфликта для всего мирового сообщества в смысле окончательного подрыва режима ДНЯО в виде появления новых де-факто ядерных держав. Для России это означало бы серьезную угрозу для ее национальной ядерной безопасности, в непосредственной близости ее южных границ. Фактически, впервые после Второй мировой войны, мог бы возникнуть локальный (региональный) ядерный конфликт, который способствовал бы тому, что Россия вынуждена была бы свернуть программы контроля за вооружениями и ограничения ядерных вооружений в партнерстве с США и придать еще больший вес ядерному оружию в своей национальной военной доктрине. Еще раз подчеркнем, что такой сценарий несколько гипотетичен, но все же возможен, поэтому его необходимо учитывать в нашем анализе влияния ядерной ситуации в Южной Азии на национальные интересы России в данном регионе и в вопросе о роли и месте ядерного оружия в современном глобализированном мире.

Практические рекомендации:

В политической области:

А). Российским ведомствам, занимающимся вопросами внешней политики, следует активно выступать с инициативами по поддержанию режима ядерного нераспространения, с инициативами по борьбе с распространением ОМУ и возможным ядерным терроризмом, как на глобальном, так и на региональном ( в частности, в регионе Южная Азия) уровнях, с учетом негативного влияния, которое оказывает на проблему ядерного распространения американо-индийская ядерная сделка. Следует указывать на это влияние нашим индийским друзьям и американским партнерам по переговорам о сокращении и ограничении ядерных вооружений, при этом выделяя в качестве приоритетного направления деятельности – сохранение и укрепление глобального режима ДНЯО.

Б). При проведении внешнеполитических мероприятий с Индией и Пакистаном, следует указывать им на их особую ответственность за судьбу мира в регионе и глобальную ответственность, как де-факто обладателей ядерного оружия, в условиях неурегулированных вопросов конфликтного потенциала, существующего между ними.

В). При любом развитии внутриполитической ситуации в Пакистане постоянно поддерживать политический диалог с властями в Исламабаде на уровне МИДов обеих стран; сохранять и расширять сотрудничество с Пакистаном в области борьбы с террористической угрозой, исходящей от исламских радикалов. При этом, разумной представляется поддержка новой стратегии США по борьбе с терроризмом в Пакистане и Афганистане, при соблюдении законных национальных интересов РФ в этих странах;

Г). Предложить создать постоянно действующую рабочую группу из старших дипломатов, специалистов по Южной Азии, из России, КНР, США, Великобритании Индии. Пакистана и Японии для проведения регулярных консультаций с дипломатами Индии и Пакистана, с целью обсуждения конкретных мер по укреплению ядерной безопасности в регионе Южная Азия. Причем решения, принимаемые этой рабочей группой, носили бы характер рекомендаций при невмешательстве в процесс принятия «ядерных» политических решений правительствами Индии и Пакистана.

В экономической области:

А) Россия должна продолжать и, по возможности, расширять взаимное сотрудничество с Индией в области мирного использования атомной энергии, используя выгоды от американо-индийского ядерного соглашения и снятия ограничений ГЯП на поставки мирной ядерной технологии, оборудования и материалов в Индию; такое же сотрудничество полезно установить с Пакистаном, при условии гарантий правительства этой страны о невозобновлении деятельности частных лиц и государственных организаций по нелегальному ядерному экспорту.

Е). Всемерно привлекать Индию и Пакистан как стран-наблюдателей в ШОС к обсуждению вопросов региональной ядерной безопасности (nuclear security and safety) в рамках ШОС.

В.И.Сотников
Источник: "Институт Ближнего Востока "


 Тематики 
  1. Индия   (282)
  2. Китай   (645)
  3. США   (938)
  4. Россия   (1207)