В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

"Угроза Китая" для США

Джон Миршаймер и Стивен УолтОт редакции. Джон Миршаймер (род. в 1947 году) – американский политолог, историк. Один из ведущих специалистов по внешней политике, профессор политических наук университета Чикаго, считающийся негласным интеллектуальным лидером движения реалистов в США. Скандальная слава в масштабах планеты пришла к Миршаймеру в 2006 году, когда он (в соавторстве со Стивеном Уолтом) выпустил доклад «Израильское лобби и внешняя политика США», в котором содержалась жесткая критика неоконсерватизма и чрезмерного влияния лоббистских структур еврейского государства на американскую политику. Миршаймер – автор доктрины «агрессивного реализма», согласно которой крупные державы борются не за достижение баланса сил, а за региональную гегемонию, и государство, от этой борьбы отказывающееся, автоматически является проигравшим. Миршаймер полагает, что главная угроза интересам США в долгосрочной перспективе исходит от Китая, что и делает его одним из самых жестких и влиятельных антикитайских мыслителей в Штатах.


РЖ: Господин Миршаймер, какие новые угрозы глобальной безопасности возможны в связи с нынешним экономическим кризисом?


Д.М.: Сегодня глобальной угрозой номер один является состояние международной экономики. Этот кризис имеет все шансы перерасти в новую Великую депрессию. Эта угроза гораздо серьезнее, чем, скажем, терроризм или угроза, исходящая от какого-либо конкретного государства.

Вместе с тем я не считаю, что кризис усугубил существовавшие ранее проблемы безопасности. Пока, во всяком случае. Для Вашингтона сегодня существует четыре крупных международных проблемы: арабо-израильский конфликт – раз, война в Ираке – два, война в Афганистане – три и ядерная программа Ирана – четыре. Я не вижу, каким образом кризис повлиял на эти четыре основные «очага напряжения».

РЖ: Возможна ли новая конструкция глобальной безопасности в изменившихся политико-экономических условиях?


Д.М.: Принципиальный момент: никакой «новой конструкции глобальной безопасности» не существует. Это изысканное мифотворчество, которым так любят заниматься в Европе и Америке. Государства по-прежнему преследуют свои сугубо национальные интересы и по-прежнему поступают аморально. За примером далеко ходить не надо, достаточно лишь обратить внимание на то, как израильтяне поступают с палестинцами, и задать себе очень простой вопрос: «Где международное сообщество, когда его вмешательство так необходимо палестинцам?» Ответ прост: «Нигде».


РЖ: Какова будет роль США в посткризисном мире?


Д.М.: Сейчас это очень сложно определить. В результате кризиса пострадали все, не только США. Но одно можно сказать точно: из-за экономического кризиса США уже не смогут так непринужденно начинать войны, как они это делали во время правления Буша. Американцы, всерьез ощутившие на себе последствия кризиса, вряд ли захотят финансировать военные операции, по масштабам подобные тем, которые ведутся в Ираке и в Афганистане.


РЖ: Могут ли новые обстоятельства привести к появлению неожиданных альянсов?


Д.М.: Баланс сил в мире меняется постоянно. По мере того как он меняется, меняется и структура союзнических отношений. Между США и Россией совершенно иные отношения, нежели были между США и СССР, и это связано, прежде всего, с тем, что баланс сил между США и Россией серьезно изменился.

Я бы выделил две главные тенденции развития событий в будущем.

Первая – это ослабление НАТО, которая создавалась для того, чтобы противостоять советской угрозе. Советского Союза уже давно нет, и в Европе просто нет угрозы, аналогичной советскому блоку. В связи с этим совершенно непонятно, зачем вообще нужен альянс в Европе. Идея о том, что НАТО может принимать участие в операциях за пределами территории стран-участников, как это происходит сейчас в Афганистане, подрывается тем, что эти операции были малоуспешными. Не секрет, что США очень недовольны своими союзниками, вернее, тем, какую форму участия в операции в Афганистане они избрали. И со временем это недовольство будет все больше и больше расти. Очевидно, что НАТО – устаревшая организация.

А вторая тенденция – это появление коалиции, которая бы уравновешивала Китай на международной политической арене. В такую коалицию могут войти Россия, Япония, США, Индия, Южная Корея, Вьетнам и Сингапур.


РЖ: Какие регионы мира сейчас наиболее уязвимы и должны пользоваться приоритетным вниманием крупнейших стран мира?


Д.М.: Этот вопрос предполагает, что в мире существует или возникает некий клуб крупных стран, которые занимаются наведением порядка в мире, но это очередная красивая мысль модных политологов, за которой – пустота. На мой взгляд, крупные державы взаимодействуют друг с другом и с остальными странами иначе.

Что касается важных зон, то я бы выделил два региона, имеющих большое значение для США. Это Северо-Восточная Азия, там расположен Китай, и Ближний Восток, потому что там расположены основные запасы нефти. Более того, Ближний Восток как зона влияния представляет интерес не только для США, но и для Китая, Индии и т.д. Так что, если США и Китай и вступят в противостояние друг с другом, это будет связано именно с Ближним Востоком. Европа же, которая раньше имела самое большое значение для США, уже не так важна.


РЖ: Возможно ли в какой-то форме взаимодействие России и США, осуществление совместных проектов?


Д.М.: Новая администрация вряд ли будет уделять особое внимание отношениям с Россией, потому что у нее есть более важные проблемы. Более того, я уверен, что в Москве не считают, что помощь США в ее интересах. Многие страны опасаются, что США развяжут еще какую-нибудь войну, и в результате рады тому, что США завязли в Ираке и Афганистане, потому что это значит, что других войн не будет. В случае с Россией ее интересом является предотвращение дальнейшего расширения НАТО, а значит, Москва заинтересована в том, чтобы США настолько увязли на Ближнем Востоке, чтобы на НАТО и на ее расширение в принципе времени и сил уже не осталось. Более того, такое развитие событий создает ситуацию, когда США, увязшие на Ближнем Востоке, нуждаются в России. Примером может быть Иран, где, если США хотят оказать давление на Тегеран и остановить иранскую ядерную программу, им с этим просто не справиться без России. У России есть серьезные причины не помогать США.


РЖ: В каком виде будет сформулирована доктрина общеевропейской безопасности?


Д.М.: Сегодня все – и европейцы, и американцы – должны, прежде всего, залатать дыры в международной экономике. Это самая главная проблема. Что касается сугубо европейских проблем безопасности, то я таких не вижу. Заявления об угрозе российской экспансии и новой холодной войне просто смешны. Никакой новой холодной войны не будет, Россия – это держава, находящаяся в упадке, которая не может толком объяснить даже себе собственные стратегические интересы. С течением времени она будет становиться все слабее и слабее. Русская нация продолжает сокращаться, а страны с сокращающимся населением будут в будущем иметь меньше власти и влияния в мире. Россия просто не сумеет вернуть себе те позиции, которые она занимала во время биполярного противостояния с США.


Беседовали Никита Куркин и Юлия Нетесова
Источник: "Русский Журнал"


 Тематики 
  1. Мир под эгидой США   (1331)
  2. США   (968)
  3. НАТО   (232)