В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Визит Герхарда Шредера в Иран

Неоднозначную реакцию вызвала поездка в Иран бывшего канцлера ФРГ Герхарда Шредера. Он посетил Исламскую Республику как частное лицо по приглашению иранского нейрохирурга Мадшидала Самили, которого знал еще по его жизни в Ганновере. Официальным поводом для визита стало открытие научного фонда и закладка фундамента нейрохирургической клиники.

"Я не участвую в текущей политике, – заявил Шредер перед поездкой в Тегеран. – Однако я политик и надеюсь, что состоится та или иная беседа". По его словам, он приехал без политической задачи, но с надеждой. Тем не менее, в ходе четырехдневного визита он провел встречи с представителями практически всей политической элиты Ирана, включая действующего президента Махмуда Ахмадинежада и его соперника на предстоящих выборах Мохаммеда Хатами. Хатами, который до исламской революции 1979 года был имамом в одной из мечетей Гамбурга, даже говорил со Шредером по-немецки, а в завершение встречи преподнес ему в подарок сборник персидской поэзии.

Частный характер поездки экс-канцлера Германии подчеркивала и иранская сторона. В заявлении МИД Ирана отмечается, что никакого политического наполнения визит не имел. "Естественно, как политик и бывший канцлер, он также имел беседы с представителями иранского правительства о последних политических событиях, – отметил представитель МИД. – Но у него не было ни /политической/ задачи, ни какого-либо послания".

Тем не менее, визит Шредера стал политическим событием заметного масштаба. Отдельные наблюдатели усмотрели в экс- канцлере де-факто посланника нового президента США Барака Обамы или по меньшей мере – неофициального уполномоченного, действующего по поручению главы правительства ФРГ Ангелы Меркель. Сам факт поездки Шредера в Иран трактовался как сигнал улучшения отношений Тегерана с западным миром.

При этом поездка Герхарда Шредера была не столь беспроблемной. В частности, его критическое выступление в торгово-промышленной палате Тегерана поставило под вопрос встречу с Ахмадинежадом. Дело в том, что Шредер призвал руководство Ирана переосмыслить свое отношение к Израилю, признать факт Холокоста и право еврейского государства на существование. "Холокост – это исторический факт, – заявил он. – И нет смысла оспаривать это беспрецедентное преступление, ответственность за которое несла гитлеровская Германия". Если Иран хочет, чтобы его воспринимали всерьез в политическом плане, он обязан признать реалии, следовать международным правилам и идти на уступки, убежден Шредер. Замечания Ахмадинежада о Холокосте, считает Шредер, могут отвлечь внимание от центрального вопроса Ближнего Востока – совместного поиска путей урегулирования конфликта между Израилем и палестинцами.

Два года назад Ахмадинежад называл "сказками" факт массового уничтожение евреев в годы нацистской диктатуры. Более того, он призвал "стереть Израиль с карты мира". Еврейское государство может быть перенесено в Америку или Европу, заявил Ахмадинежад.

Иранская сторона быстро отреагировала на критику Шредера. "В поиске совместных путей урегулирования недопустимо забывать о недавней резне, учиненной /израильской армией/ в секторе Газа, и осудить Израиль на международном уровне", – заявил глава Торгово-промышленной палаты Тегерана Мохаммед Нахавандиан. По его мнению, в оценке ситуации на Ближнем Востоке недопустимо применять двойные мерки.

Далее в своем выступлении Герхард Шредер заявил, что признает за Ираном право на обеспечение своих интересов в сфере безопасности, однако считает необходимым, чтобы Тегеран в свою очередь дал гарантии безопасности Израилю.

Что касается иранской ядерной программы, то экс-канцлер придерживается мнения, что Исламская Республика имеет право на использование атомной энергии в мирных целях. Но при этом он уверен, что расширения круга стран, обладающих ядерным оружием, произойти не должно. Шредер считает необходимым международный контроль за ядерной деятельностью Ирана. "Должна быть абсолютная прозрачность", – подчеркнул экс-канцлер.

Шредер выступил также за прямые переговоры между Ираном и США по ядерной проблеме. Диалог, считает он, должен вестись на высоком политическом уровне. Новый президент США Барак Обама, напомнил Шредер, отчетливо дал понять, что хочет протянуть руку исламскому миру.

Тем не менее, встреча экс-канцлера ФРГ с Ахмадинежадом состоялась и вызвала критику со стороны Центрального совета евреев в Германии, а также ряда видных политиков. Заместитель председателя совета Саломон Корн заявил, что простым повторением прописной истины о недопустимости ставить Холокост под сомнение невозможно переубедить такого антисемита, как Ахманинежад.

Депутат бундестага от партии "зеленых" Омид Нурипур, родившийся в Иране, заявил, что Шредеру следовало бы более активно помогать в предвыборной кампании "лежащей на земле СДПГ", а не оказывать пассивную поддержку Ахмадинежаду. Эту точку зрения разделил и эксперт ХДС по внешней политике Эккарт фон Кледен, который расценил встречу Шредера с Ахмадинежадом как акт повышения престижа тегеранского режима.

Одновременно Шредер получил поддержку от главы МИД ФРГ Франка-Вальтера Штайнмайера /СДПГ/ и бывшего министра экологии ФРГ Юргена Триттина /"зеленые"/, которые заявили, что считают "вполне корректным", что экс-канцлер использует частный визит в Иран также для политических переговоров, ибо это может способствовать выводу взаимоотношений Запада с Ираном из тупика.

Визит в Иран Герхарда Шредера стал предметом газетных комментариев, авторы которых дают ему в целом позитивную оценку, рассматривая его как первый шаг по сближению международного сообщества с Тегераном. "То, что Герхард Шредер не мог делать в качестве канцлера ФРГ, дозволено ему как политическому пенсионеру, – полагает "Нойе оснабрюккер цайтунг". – А именно, публично указывать на недостатки и говорить нелицеприятную правду. И давать импульсы. Он использовал эту возможность для того, чтобы сделать выговор открытому врагу Израиля Ахмадинежаду, отвергающему Холокост. Молчание способствовало бы повышению авторитета исламистского режима и было бы поддержкой в предвыборной борьбе. Шредеру удалось избежать такой болезненной ситуации. И его призывы к обеспечению открытости /иранской/ ядерной программы понравились в Тегеране далеко не каждому. Однако все это вписывается во эпоху, когда характерное для эры Буша мышление категориями "друг-враг" дает трещины. На смену болтовне на тему принадлежности Ирана к "оси зла" приходят терпеливые устремления решать спорные вопросы, а не использовать их в пропагандистских целях. Это требует смены мышления не только в Тегеране, но и в западных столицах. К примеру, когда речь идет об отношении к экстремистам из палестинского ХАМАС. Запреты мыслить и говорить – это самое последнее, что может способствовать разрешению кризисов".

"Так начинается путь по вовлечению в международное сообщество отверженных – будь то политические группы наподобие ООП или такие государства, как Иран, – считает "Берлинер цайтунг". – Переговоры начинаются осторожно, неофициально, с привлечением посредников без прямой связи с конфликтом и без ответственности принимать решения".

"Еще в ходе избирательной кампании, выступая против Маккейна, Барак Обама объявил, что в качестве президента США хочет вести диалог также со своим иранским коллегой Ахмадинежадом, – пишет "Рейнише пост". – Поэтому почему бы бывшему канцлеру ФРГ Герхарду Шредеру в качестве неофициального эмиссара Германии не сделать то, что хочет сделать новое правительство США: протянуть руку мусульманскому миру? С Сирией Вашингтон начинал точно так же. Государства редко имеют друзей, но всегда имеют интересы. Для их продвижения государственные деятели – активные или на пенсии, как Шредер, – садятся за стол переговоров также с сомнительными партнерами. К таковым относится и Ахмадинежад, но их изоляция не сделает мир более прочным. Ахмадинедажу, ненавидящему Израиль и отвергающему Холокост, бывший канцлер сказал то, что является исторической правдой и отвечает политической порядочности. Однако он также отдал должное позитивной роли Ирана в Афганистане. Речи Ахмадинежада могут быть опасными, но его богатая и сильная страна в бурлящем регионе – отнюдь не "империя зла". Тот, кто это стигматизирует, действует не на пользу Германии, а ей во вред".


Корр. ИТАР-ТАСС Олег Артюшин
Источник: "Пульс планеты" ИТАР-ТАСС При полном или частичном использовании данного материала ссылка на rodon.org обязательна.



КОММЕНТАРИЙ

Как уже говорилось в комментарии Родон ранее (см. http://rodon.org/polit-090219120114 ) Для решения иранской ядерной проблемы предлагаются варианты, о которых можно судить по последним заявлениям Генерального директора Международного агентства по атомной энергии /МАГАТЭ/ Мухаммед аль-Барадеи:

"Я считаю, что Иран стремится получить необходимые ему технологии. Однако я не уверен, действительно ли они хотят сделать решающий шаг и приступить к созданию ядерных вооружений", – сказал гендиректор МАГАТЭ.

Аль-Барадеи отметил, что в том случае, если бы Иран или другая страна стала располагать военными ядерными технологиями, она тем самым смогла бы "направить послание соседним государствам и всему миру о том, что способна создать ядерное оружие, но при этом не приступая реально к его созданию".

"Таким образом Иран может остаться в рамках Договора о нераспространении ядерного оружия, но при этом все будут знать, что он способен создать оружие за несколько месяцев", – отметил аль-Барадеи.

"Можно найти различные формулы и различные пути. Необходимо предоставить Ирану гарантии в сфере безопасности, дать ему необходимые импульсы", – подчеркнул гендиректор МАГАТЭ.


Источник: "Пульс планеты" ИТАР-ТАСС

Таким образом, Ирану, как обладателю технологий изготовления ядерного оружия, могут предложить фактический статус ядерной державы, но без создания самого ядерного оружия. Одновременно США предоставляют гарантии Ирану в сфере безопасности, а Иран оказывает содействие в решении палестинского вопроса и общей ситуации на Ближнем Востоке, включая Афганистан. Очень похоже на то, что этот вариант решения иранской проблемы устраивает и Германию и Россию и Китай и США. И продвижение по этому пути мы и наблюдаем в последнее время, следя за политическими событиями вокруг Ирана.

Со стороны России не намечается в этом вопросе ревизии своей политики, т.к. Россия и ранее выступала за мирную ядерную программу Ирана, но против разработки Ираном ядерного оружия. Ревизии, что очевидно, подвергается политика США по изоляции Ирана, а также и политика правых кругов Израиля, направленная на втягивание США в еще одну воронку вооруженного конфликта на Ближнем Востоке.

Положительное решение Ирана будет стимулироваться возможностью участия Ирана в крупных энергетических проектах как с участием России, так и Германии и США. С другой стороны, положительное решение Ирана и его конструктивная роль на Ближнем Востоке позволит России заявить о фактическом отсутствии "угрозы Ирана" и поставить перед США вопрос о свертывании программы ПРО в восточной Европе.

 Тематики 
  1. Германия   (332)
  2. США   (969)
  3. Россия   (1233)
  4. Иран   (284)